0
7756
Газета Концепции Интернет-версия

21.09.2023 20:26:00

Информационно-психологическая борьба приобретает новое качество

Как создаются искусственные предпосылки к агрессии

Александр Бартош

Об авторе: Александр Александрович Бартош – член-корреспондент Академии военных наук, эксперт Лиги военных дипломатов.

Тэги: концепции, военный конфликт, информационно психологическая борьба


концепции, военный конфликт, информационно психологическая борьба Бомбардировки Сербии в 1999 году начались по сфабрикованному информационному поводу. На снимке: результат удара по телецентру в Белграде 25 апреля. Фото Reuters

Сегодня мир живет в условиях международного хаоса, предсказанного в трудах англичанина Томаса Гоббса (1588–1679), одного из основателей политической философии. «Война всех против всех»: так Гоббс характеризовал «естественное состояние общества» до заключения обязывающих договоров.

В условиях полного пренебрежения международным правом пышным цветом расцвели стратегии гибридной войны и циничные способы ведения противоборства в информационной сфере. Цель такого противоборства – завоевать контроль над сознанием населения государства противника и представить себя защитником свободы и справедливости в глазах международного сообщества и собственных граждан.

История противоборства в информационной сфере насчитывает не одну сотню лет и представляет собой обширный материал для анализа и прогнозирования международной политики в период подготовки и ведения войны.

ПРЕДПОСЫЛКИ И ПОВОДЫ К ВОЙНЕ

Приведем несколько примеров военно-дипломатических ухищрений, к которым еще со времен Древнего Рима прибегали политики для создания «казус белли» – формального повода для объявления войны.

В своем первоначальном виде понятие casus belli – это действие или событие, которое либо провоцирует войну, либо используется для ее оправдания.

Государству необходимо публичное оправдание для нападения на другую страну – как для мобилизации внутренней поддержки войны, так и для получения поддержки потенциальных союзников (при одновременном создании правовой платформы для такой поддержки или хотя бы понимания со стороны организаций, созданных для обеспечения международной безопасности). Вот несколько примеров.

Эпизод первый. В середине XIX века состоялась битва при форте Самтер: бомбардировка, осуществленная 12 и 13 апреля 1861 года армией Конфедеративных Штатов Америки с целью изгнать федеральные войска северян, занявшие форт Самтер – укрепление, расположенное у входа в залив Чарльстон в штате Южная Каролина. Казалось бы, незначительный эпизод в истории США. Но значение этого сражения, умело спровоцированного президентом Авраамом Линкольном, заключается в том, что оно явилось спусковым крючком для дальнейших событий, знаковым инцидентом, повлекшим за собой гражданскую войну (1861–1865): самый кровопролитный конфликт, происходивший на территории Америки.

В глазах международной общественности того времени вину за развязывание боевых действий, спровоцированных хитрым маневром Линкольна, несли южные штаты, которые начали стрельбу первыми. Таким образом, легитимность оказалась на стороне Линкольна, а действия его противников подлежали осуждению. Что было умело использовано северянами для оправдания своих действий – военных сражений внутри страны и информационных баталий за ее пределами.

Эпизод второй. 27 июня 1914 года стал днем, который перевернул всю карту мировой политики. Франц Фердинанд, наследник австро-венгерского престола, был убит в Сараево молодым сербским националистом по имени Гаврило Принцип. Этот инцидент стал информационным поводом для начала Первой мировой войны.

Сразу после убийства австро-венгерское правительство обвинило Сербию в организации теракта и предъявило ей унизительные требования, которые Сербия отказалась удовлетворить, что привело к цепной реакции, контроль над которой был вскоре утерян правительствами ведущих европейских государств.

Австро-Венгрия объявила войну Сербии, что привело к активации системы военных союзов. Россия, союзница Сербии, начала мобилизацию своих войск. Затем Германия объявила войну России и Франции. Англия тоже присоединилась к конфликту. Так началась Первая мировая война, вину за развязывание которой Запад сегодня пытается возложить на Сербию. Хотя известно, что именно Австро-Венгрия в течение длительного времени заблаговременно готовила агрессию против Сербии и первой подожгла фитиль «пороховой бочки Европы».

Эпизод третий. В августе 1939 года, реализуя политику экспансии в Восточную Европу, нацистское правительство Германии под руководством Адольфа Гитлера инсценировало инцидент в Гляйвице для использования в качестве «казуса белли» для вторжения в Польшу.

31 августа года нацистские войска использовали заключенных концентрационного лагеря, выдававших себя за поляков, для нападения на немецкую радиостанцию Sender Gleiwitz в г. Гляйвиц в германской Верхней Силезии (с 1945 года он носит польское название Гливице: город оказался в числе других германских территорий, переданных Сталиным Польше). События в Гляйвице стали формальным поводом для Гитлера развязать Вторую мировую войну. Уже 1 сентября 1939 года немцы начали обстрел полуострова Вестерплатте близ Данцига (нынешнего польского Гданьска) и вторглись на территорию Польши.

Главной целью германской операции под кодовым названием «Бабушка умерла» была попытка разубедить правительства Франции и Великобритании выполнять международные договоры, гарантирующие Польше военную помощь. Логика этой демонстративной провокации была проста: если поляки первыми напали на немцев, то Франция и Великобритания не должны выступать на стороне «польского агрессора».

УСЕРДНЫЕ УЧЕНИКИ

В современной истории по части создания искусственных «казусов белли» неоднократно отличались американцы. Можно вспомнить знаменитый инцидент в Тонкинском заливе в августе 1964 года, использованный Вашингтоном для агрессии против Вьетнама. Показательным является и умело режиссированный Соединенными Штатами и руководством НАТО предлог для уже спланированной агрессии Запада против Югославии.

Эпизод четвертый. В январе 1999 года на всех форумах в штаб-квартире НАТО и в мировых СМИ обсуждалось леденящее кровь известие: сербы якобы продолжают зверствовать в Косово, они вырезали мирных жителей в селе Рачак. Вывод был ожидаемым: сербы заслуживают сурового наказания. В роли борца за справедливость должен выступить Североатлантический блок.

В соответствии с планом развития провокации 16 января в селе Рачак внезапно появился руководитель Контрольной миссии ОБСЕ в Косово и Метохии американец Уильям Уокер. Он обнаружил «расправу» над мирным населением, созвал западных журналистов и запретил появляться в Рачаке сербским следователям и корреспондентам. После чего сделал широко распространенное в НАТО и мировых СМИ заявление об обнаруженных «горах тел» в гражданской одежде, многие из которых были убиты с близкого расстояния. Это событие на пресс-конференции для иностранных и албанских журналистов он назвал «преступлением против человечности», которое совершили сербские силы полиции. Уже тогда опытные журналисты удивлялсь, что на одежде «зверски убитых мирных жителей» нет следов от пуль и крови…

Впоследствии было обнародовано мнение авторитетных международных экспертов, однако оно увидело свет только через год после событий в Рачаке. Большинство убитых оказались военными, переодетыми после гибели в гражданскую одежду. На пальцах многих из них были обнаружены следы пороха. Пулевые отверстия были найдены на телах, но не на одежде. Как говорилось в докладе, подготовленном финскими специалистами, «в 39 случаях из 40 невозможно говорить о расстреле безоружных людей». Главный вывод: ни массовых расстрелов, ни тем более «кровавой резни» в Рачаке не было.

В дальнейшем развитие созданных западными режиссерами «убедительных доказательств» и надувание информационных мыльных пузырей придало мощный импульс натовской агрессии против Югославии. 24 марта 1999 года начались ракетно-бомбовые удары по территории страны.

Эпизод пятый. Для агрессии против Ирака был выбран шитый белыми нитками предлог о наличии якобы в этой стране оружия массового поражения. 5 февраля 2003 года государственный секретарь США генерал Колин Пауэлл пронес в зал заседаний Совета Безопасности ООН некую пробирку с белым порошком. Потрясая ею, он утверждал, что в пробирке содержатся образцы возбудителя сибирской язвы.

Гораздо позднее, 15 мая 2003 года, отвечая на прямой вопрос, Пауэлл сказал: «Там, разумеется, не было ничего опасного, я бы ничего опасного в ООН не принес, это был просто муляж, который должен был выглядеть как биологическое или химическое оружие, которое, как мы знаем, разрабатывал Ирак. И мы хотели проиллюстрировать, насколько могло быть опасным небольшое количество этого препарата, если бы это действительно было».

Таким образом, для оправдания агрессии сегодня не требуются ни оружейные залпы, как в начале гражданской войны в США, ни террористический акт против государственного деятеля, как в Сараево, ни переодевание немецких уголовников в форму польских солдат, как это было в провокации против Польши, ни раскапывание воинских могил и театральные обмороки генералов, как в югославском Рачаке.

На Западе разработаны новые, чрезвычайно циничные информационно-психологические технологии влияния на мировое общественное мнение и на взгляды собственного населения для маскировки и оправдания самых подлых и бесцеремонных вторжений.

ПРЕДПОСЫЛКИ К ВОЕННЫМ КОНФЛИКТАМ: ОБЩЕЕ И ОСОБЕННОЕ

Анализ требований к формированиям предпосылок для так называемой «обычной», конвенциональной агрессии приводит к следующим выводам:

– событие или действие, положенное в основу предпосылки, должно быть понятным для союзников, партнеров и организаций обеспечения международной безопасности; это событие должно позволить выставить организатора провокации в качестве невинной жертвы и/или защитника справедливости и закона;

– предпосылка должна служить публичным оправданием для развязывания военных действий, объявления экономических санкций, ведения информационной кампании и принятия других рестриктивных мер против страны – объекта насилия;

– предпосылка должна позволить провести внутреннюю мобилизацию собственного населения страны – организатора провокации, а также потенциальных союзников для совместных действий.

Особенности гибридной войны, которая не объявляется, обыкновенно не требуют формирования предпосылки для начала агрессии. Вместе с тем переход к использованию таких инструментов гибридной войны, как цветная революция и прокси-война, в обязательном порядке начинается с формирования определенной предпосылки, инициирующего импульса, который придает событиям толчок для развития в нужном направлении.

Такая предпосылка должна быть запоминающимся событием, масштабы и содержание которого позволят наращивать действия против страны-жертвы в течение длительного времени. Например – осуществить переход в процессе цветной революции к государственному перевороту и затем к прокси-войне. Подобные знаковые предпосылки были реализованы на Украине. Подобные предпосылки разрабатываются сегодня в отношении России, Китая, КНДР, Сербии, Ирана, ряда африканских стран.

35-5-1480.jpg
Встреча президента Владимира Зеленского
с украинскими раввинами
и военными-евреями накануне иудейского
праздника Рош ха-Шана – пример
пропагандистской работы Киева. 
Фото с сайта www.president.gov.ua
ЧТО БЫЛО? ЧТО ЕСТЬ? ЧТО БУДЕТ?

Джордж Оруэлл написал в знаменитом романе «1984», моделируя идеологию тоталитарной страны Океании: «Кто контролирует прошлое, тот контролирует будущее. Кто контролирует настоящее, тот контролирует прошлое».

Приведенный выше краткий исторический экскурс в события давно минувших дней и недавней истории приводит к ряду весьма важных для современной России, ее союзников и партнеров выводов.

Прежде всего сегодня США и НАТО, учитывая сдерживающий фактор ядерного оружия, отказались от откровенно прямолинейных попыток, практикуемых в прошлом, создать предпосылки для применения военной силы против России и Китая как главных противников на поле геополитического противоборства.

При этом на обозримую перспективу Украина была определена Западом как ключевое, решающее звено воздействия на Москву в политической, экономической, военной и информационно-политической сферах. Соединенными Штатами и блоком НАТО был спровоцирован конфликт на Украине, по поводу которого администрация американского президента Джозефа Байдена постоянно и облыжно утверждает, что он начался с якобы с неспровоцированной «агрессии» России против Украины 24 февраля 2022 года.

К сожалению, на эту очевидную американскую провокацию поддались несколько десятков государств, в их числе и ряд «союзников» и партнеров нашей страны. Часть из этих государств явно хотели быть обманутыми с целью заслужить благосклонность мирового гегемона и получить доступ к финансово-экономическим и военно-техническим «кормушкам» ЕС и НАТО.

На самом деле для разжигания прокси-военного конфликта на территории Украины Вашингтон совместно с руководством НАТО в течение нескольких десятилетий в полном соответствии со стратегиями гибридной войны осуществлял против Москвы провокационную подрывную деятельность по следующим направлениям:

– во-первых, заявил о намерении расширить Североатлантический альянс на восток и отверг требования России о предоставлении ей гарантий безопасности;

– во-вторых, использовал финансово-экономические и информационно-психологические рычаги влияния для установления откровенно русофобского режима в Киеве и полного контроля над сознанием значительной части украинского населения (сегодня эта работа продолжается в Центральной Азии и в Закавказье);

– в-третьих, организовал системную накачку Украины современным оружием и военной техникой, подготовку военнослужащих Вооруженных сил Украины;

– и, наконец, в результате майдана, государственного переворота и гражданской войны на Украине спровоцировал геноцид русскоязычного населения Донбасса и прокси-войну против России руками Украины.

Уже сегодня для многих наблюдателей в мире очевидно, что прокси-войну на Украине спровоцировали Соединенные Штаты и что в дальнейшем они намерены использовать наработанные технологии гибридной войны против России, Китая, КНДР, Сербии, Ирана и ряда других государств многополярного мира. Названные государства – те, кто выступает против американской гегемонии и неослабевающих попыток США расширить Североатлантический альянс не только на страны Европы, но и включить в сферу его действий другие регионы (прежде всего Азиатско-Тихоокеанский и Индо-Тихоокеанский) с очевидной антикитайской и антироссийской направленностью.

Здесь открывается обширное поле для совместных дипломатических и экономических усилий государств ШОС и БРИКС в противовес попыткам создания военных блоков как опорных структур глобального доминирования Запада.

КАК РАЗВИВАЛОСЬ ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОТИВОБОРСТВО

Информационное противоборство представляет собой использование специальных (политических, экономических, дипломатических, военных, технических и иных) методов, способов и средств для воздействия на информационную среду противостоящей стороны и защиты собственной информационной среды в интересах достижения поставленных целей.

С незапамятных времен и в течение многих веков воюющие стороны использовали различные формы и способы информационного противоборства.

Например, в Европе информационные подметные письма в виде памфлетов впервые появились еще в XV столетии. В России они получили хождение в Смутное время, в правление Василия Шуйского, и исходили от поляков, Ватикана и внутренней «оппозиции». В Москве умножились подметные письма, призывавшие народ восстать на царя Василия за якобы истинного государя Димитрия Ивановича. «У дворян и детей боярских зашевелилась зависть к высшим чинам – стольникам, окольничим, боярам; у мелких промышленников и торговцев – к богатым гостям. Воевод и дьяков вязали и отправляли в Путивль; холопы разоряли дома господ, убивали мужчин, насиловали женщин и девиц» (статья «Василий Шуйский», словарь Брокгауза и Ефрона, т. XIII). Позднее имели хождение подметные письма Емельяна Пугачева и другие подстрекательские заявления и листовки.

Развитие психологической науки, появление новых технологий и средств связи в XX-XXI веках сформировали эффективные организационные формы и способы информационно-психологического воздействия на людей.

Первая мировая война стала поворотным пунктом в развитии теории и практики информационно-психологического противоборства. В самом начале Первой мировой правительства воюющих стран, за исключением Германии и России, пришли к выводу о необходимости создания специальных органов для оказания информационно-психологического воздействия на войска и население противника, а также для воздействия на общественное мнение в нейтральных странах и внутри своих стран.

В 1914 году при Министерстве иностранных дел Великобритании было создано бюро военной пропаганды, позднее – управление военной информации, которое в дальнейшем было преобразовано в Министерство информации. Оно осуществляло пропаганду среди военнослужащих и населения зарубежных стран.

В августе 1915 года в Министерстве обороны Франции был создан отдел службы военной пропаганды, задачей которого являлось воздействие на противника с помощью листовок.

Информационно-пропагандистские возможности того времени ограничивались главным образом печатной пропагандой. За годы войны над немецкими позициями и в тылу с самолетов, воздушных шаров и дирижаблей распространили десятки миллионов листовок. На передовой в окопах выставлялись плакаты с призывами сдаваться, с карикатурами на политических и военных руководителей Германии.

По сравнению с Британией и Францией ряд других стран – Россия, Германия, Италия – на первых порах довольно вяло пытались оказывать информационно-психологическое воздействие на войска и население противника. Но уже в 1915 году в расположении неприятельских армий стали появляться германские прокламации, газеты и брошюры. В среде русских войск усиленно распространялись воззвания и обращения, призывавшие к миру.

Особое рвение проявляли австрийцы, прибегавшие к распространению прокламаций, исходивших якобы от царя Николая I, который сетовал на преграды своим мирным начинаниям, чинимые ближайшим окружением и враждебными политическими силами. Такие материалы находили отклик среди солдатской массы, порождали недоверие к правительству и военному командованию. Для подрывной пропаганды умело использовались дворцовые интриги и сообщения источников об окружении императора и настроениях в столицах.

Одновременно Берлин достаточно эффективно занимался разложением тыла противника. Так, при поддержке Германии в 1916 году вспыхнуло восстание против английских оккупантов в Ирландии. А в России Берлин активно содействовал свержению царского правительства. Для информационно-психологического воздействия на Россию в Берлине была разработана и профинансирована программа подрывных информационно-пропагандистских операций, что позволило реализовать грандиозный план ведения информационной войны против противника на Востоке «невоенными средствами». При поддержке внутрироссийских сил была разложена Русская армия, спровоцированы волнения в крупных городах. За этим последовали унизительный Брестский мир 1918 года, выход России из войны с Германией и потеря всех прав страны-победительницы, которая кроме всего прочего понесла самые большие потери в войне.

Но и сама Германия стала жертвой информационно-психологических операций противника по разложению ее тыла. Страны Антанты активно поддерживали германских социалистов, которые хотели свергнуть власть кайзера. В Германии, как и в России, вспыхнула революция. И в итоге немцы проиграли Первую мировую войну.

Информационно-пропагандистские усилия США особой интенсивностью не отличались. В 1917 году американский президент Вудро Вильсон создал Комитет по общественной информации в поддержку военного призыва. Первая американская дивизия прибыла во Францию в июне 1917 года, а к моменту заключения перемирия в 1918-м более 2 млн американских солдат находились на французской земле.

После появления американцев в Европе при разведывательном отделе штаба экспедиционных войск США была создана психологическая секция. Психологические операции сосредоточились на распространении листовок, поскольку радио еще не использовалось в качестве средства массовой информации, а громкоговорители оставались несовершенными.

Американские пропагандистские листовки были предназначены для разложения боевого духа противника с применением «здравого смысла» в его американской трактовке в качестве основной темы. Данная тактика показала свою эффективность к подталкиванию противника к сдаче в плен. Основными средствами распространения листовок были воздушные шары и самолеты.

После окончания войны немецкие военачальники неоднократно заявляли, что Германия потерпела поражение не на поле боя. Что «ее армия никогда не была разбита», а исход войны был предрешен тем, что рухнул тыл, поскольку «чужеродные и радикальные элементы стали легкой добычей иностранной пропаганды». Представляется, что подобное утверждение во многом было приложимо и к Русской армии.

Сразу после окончания Первой мировой власти и исследователи западных стран проявили повышенный интерес к опыту информационно-психологического воздействия на противника и на собственное население. Были созданы специальные кафедры во многих университетах, которые приступили к подготовке специалистов по информационной борьбе. Обобщенный опыт и теоретические познания в области информационного противоборства были объединены в единую теорию, которую немецкий ученый Фуллер в 1921 году назвал «Теорией психологической войны».

КЛАССИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ ВОЕННОЙ ПРОПАГАНДЫ

Развитию теории и практики информационно-пропагандистской работы способствовали принципы, изложенные в книге британского политика Артура Понсонби «Falsehood in war time» («Ложь во время войны», 1928). В числе ставших классическими принципов военной пропаганды следует упомянуть следующие.

Первое: убедить всех, что мы против войны и за мир во всем мире. Вина в развязывании войны возлагается целиком на противника.

Второе: показывать, что противник – воплощение всех зол, а руководит вражеской страной порочный преступник.

Третье: все совершаемые в ходе войны преступления объявлять делом рук противника.

Четвертое: максимально преуменьшать свои потери и преувеличивать потери противника.

Пятое: свои неудачи по возможности замалчивать, неудачи противника – раздувать до невероятных масштабов.

Шестое: повторять, что многие выдающиеся люди на нашей стороне, в том числе политики, деятели культуры, ученые, писатели и т.д.

Седьмое: говорить о священности нашей миссии, о правом деле, за которое воюем.

И наконец, последнее: всякий сомневающийся в нашей пропаганде – предатель.

Многие из этих принципов работают и сегодня, нужно научиться творчески их применять в современной военной пропаганде.

За пределами этой статьи остались как уже известные и давно опробованные, так и новейшие приемы и технологии информационно-психологического противоборства начиная со Второй мировой войны и до наших дней. Они станут темой следующей статьи в одном из ближайших номеров «НВО». 


Читайте также


«Физики и лирики» на фронтах гибридной войны

«Физики и лирики» на фронтах гибридной войны

Александр Бартош

Как обеспечить баланс интересов в образовательных программах

0
461
США делают ставку на мировую гибридную войну

США делают ставку на мировую гибридную войну

Александр Бартош

Вашингтон разрабатывает стратегии и тактики нерегулярных конфликтов

0
3032
Самолеты одного вылета

Самолеты одного вылета

Александр Храмчихин

0
4204
Арктика превращается в театр мировой гибридной войны

Арктика превращается в театр мировой гибридной войны

Александр Бартош

США разрабатывают военные стратегии, Китай предпочитает мягкую силу

0
4423

Другие новости