0
5459
Газета Концепции Интернет-версия

23.11.2023 20:41:00

Арктика превращается в театр мировой гибридной войны

США разрабатывают военные стратегии, Китай предпочитает мягкую силу

Александр Бартош

Об авторе: Александр Александрович Бартош – член-корреспондент Академии военных наук, эксперт Лиги военных дипломатов.

Тэги: концепции, арктика, россия, сша, китай, интересы


концепции, арктика, россия, сша, китай, интересы Российская военная база «Арктический трилистник» на острове Земля Александры (архипелаг Земля Франца-Иосифа). Фото с сайта www.mil.ru

В рамках стратегии «нерегулярной гибридной войны» за мировое господство с Россией и Китаем США наращивают усилия по противоборству в Арктике.

Вашингтон энергично внедряет в жизнь комплексы гибридных угроз, направленных на подрыв экономических проектов России в Арктике. В Пентагоне и Госдепартаменте США разработана стратегия так называемой нерегулярной, или гибридной, войны, которая представляет собой «кампанию по принуждению государств или других групп посредством косвенных, неавторизованных и асимметричных действий».

Основные идеи такой войны изложены в ряде недавних докладов американской аналитической корпорации РЭНД, в числе которых «Победа в нерегулярной войне» (The American Way of Irregular War) и некоторые другие работы.

Предложения аналитиков получают действенную поддержку со стороны официальных лиц американской администрации. Помощник госсекретаря США по вопросам энергетических ресурсов Джеффри Пайетт в ноябре нынешнего года на заседании Сената представил предложения о введении санкций против российского проекта «Арктик СПГ-2» и структур, задействованных в нем. «Наша цель – убить этот проект. И мы делаем это, вводя санкции, работая с нашими партнерами по G7», – без обиняков заявил помощник госсекретаря.

Напомним, что «Арктик СПГ-2» – крупный проект российской компании НОВАТЭК по экспорту сжиженного природного газа. Газ добывается и сжижается рядом с северо-западным побережьем полуострова Гыданский на Ямале. Нельзя исключить проведения диверсий на объектах НОВАТЭК, сравнимых по масштабам и последствиям с терактами против газопроводов «Северный поток – 1» и «Северный поток – 2».

Мировая гибридная война предъявляет повышенные требования к стратегии действий России в Арктике

АРКТИКА И СЕВМОРПУТЬ

Особое геополитическое положение Арктики как важнейшей коммуникационной артерии, богатство ее сырьевых месторождений, включая нефтегазовые, запасы черных, цветных, редких и благородных металлов и биоресурсов превратили Арктику в одну из главных точек притяжения. Причем не только для арктических государств, но и для весьма отдаленных стран Северного и даже Южного полушария – поскольку наиболее короткие и экономически выгодные воздушные маршруты между Америкой и Азией проходят через Северный полюс.

Регионы Российской Арктики – это область транспортно-экономического влияния Северного морского пути (СМП), продвинутая вглубь материка, как правило на сотни километров, в зависимости от конфигурации речной сети и других путей сообщения, связанных с существующими и потенциальными грузопотоками СМП.

В пределах Арктики расположены территории, континентальные шельфы и исключительные экономические зоны восьми арктических государств: России, Канады, США (Аляска), Норвегии, Дании (Гренландия и Фарерские острова), Финляндии, Швеции и Исландии.

Максимальную протяженность границ в Арктике имеет Россия (22 тыс. км).

С военной точки зрения объявление акватории Северного Ледовитого океана нейтральными международными водами – даже с учетом 200-мильной (370,4 км) исключительной экономической зоны – фактически открывает российскую береговую черту для ударов крылатыми и гиперзвуковыми ракетами с надводных кораблей, подводных лодок и переоборудованных коммерческих судов стран НАТО. Напомним, что около 70% ядерных боеприпасов России находится на наземных носителях, остальное – ракеты морского базирования и авиация.

Перечисленные и некоторые другие факторы обусловливают одно из приоритетных мест Арктического региона в планах Запада по ведению Мировой гибридной войны (МГВ) для установления своего доминирования в ключевых регионах планеты.

Стратегия МГВ включает три круга участников противоборства в Арктике.

В первый круг входят прибрежные арктические государства (США, Россия, Норвегия, Дания, Канада). Во второй – субарктические государства (Финляндия, Швеция, имеющие только заполярные территории, но не выход к Северному Ледовитому океану) и Исландия (формально находящаяся в Арктическом регионе). Третий круг образуют страны, расположенные в Европе или вообще вдалеке от Арктики (Китай, Япония, Индия, Сингапур, Республика Корея, Австралия и др.), но желающие принять участие в разработке арктических ресурсов.

ОТВЕТ РОССИИ НА ВЫЗОВЫ В ПРИПОЛЯРНОМ РЕГИОНЕ

Стратегическая значимость Арктического региона для национальной безопасности Российской Федерации и ее экономического развития очевидна. Недопустима утрата Россией ее несомненного лидерства в Арктике, в основе которого лежат усилия многих поколений русских и советских полярников, государственный контроль над Арктикой и необходимость ускорения ее экономического и инфраструктурного освоения.

С начала нового тысячелетия ВС РФ развернули формирование новых военных частей и соединений в Арктическом регионе. В поселке Тикси-3 (Якутия) заступил на боевое дежурство вновь сформированный 414-й гвардейский зенитно-ракетный полк 3-й дивизии ПВО. При помощи зенитных ракетных комплексов (ЗРК) С-300ПС он должен прикрывать аэродром Тикси-3 и близлежащий район. Весьма вероятно, что в ближайшем будущем в Арктике появятся новые части разного назначения.

В недавнем прошлом было завершено строительство новых военных баз, выполненных с применением всех современных технологий. Так, на Земле Франца-Иосифа появилась база «Арктический трилистник», а на острове Котельный начал работу «Северный клевер». В их задачи входит обеспечение противовоздушной и береговой обороны, а также эксплуатация аэродромов и иной инфраструктуры.

Из всех текущих проектов строительства приоритет отдается работам на аэродроме Нагурское (острова Земля Александры и Земля Франца-Иосифа). В апреле 2020 года Министерство обороны РФ сообщило о завершении основного этапа работ и сдаче взлетно-посадочной полосы (ВПП) в эксплуатацию. Полоса длиной 2,5 км позволяет принимать большинство боевых и транспортных самолетов российских ВКС. Соответственно появляются новые возможности по развертыванию и присутствию Вооруженных сил РФ в Арктике.

Нагурское является самым северным аэродромом в распоряжении Российской армии. После завершения реконструкции и удлинения ВПП до 3,5 км он сможет принимать любые самолеты в любое время года. Благодаря аэродрому Нагурское появляется возможность развернуть истребители и обеспечить более надежное прикрытие границ. Защита островных баз от нападения возлагается на местную ПВО и береговые ракетные комплексы.

При необходимости Нагурское может стать аэродромом подскока для стратегических бомбардировщиков. Возможность посадки и дозаправки в 1000 км от континента существенно удалит допустимые рубежи пуска ракет и увеличит боевой радиус.

На Земле Александры развернуты радиотехнические комплексы ПВО, контролирующие значительную часть Арктики – северные подходы к российским рубежам.

Важнейшим фактором российского могущества в Арктике является наш ледокольный флот – самый большой в мире. Он насчитывает около 40 дизельных ледоколов. Кроме того, в составе российского флота на конец 2022 года находилось семь атомных ледоколов и лихтеровоз «Севморпуть» – крупнейшее и единственное на сегодняшний день грузовое судно с ядерной энергетической установкой. Начата работа по созданию суперледокола, который будет в два раза больше и мощнее всех существующих.

44-5-1480.jpg
Ледокол «Хили» Береговой охраны США –
один из двух тяжелых ледоколов, которыми
американцы располагают в Арктике. 
Фото с сайта www.dvidshub.net
СЕВЕРНЫЕ МОРЯ В ПЛАНАХ США

В октябре 2022 года президент США Джозеф Байден утвердил новую Национальную стратегию США для Арктического региона, согласно которой Соединенные Штаты намерены в течение ближайших 10 лет усилить влияние в регионе. А также «управлять напряженностью» в связи с «растущей стратегической конкуренцией в Арктике», якобы усугубленной спецоперацией России на Украине и «активными усилиями КНР по укреплению влияния в регионе». Основное внимание в документе уделено сдерживанию России и Китая в Арктике по четырем направлениям: безопасность, устойчивое экономическое развитие, международное сотрудничество, изменение климата.

В сфере безопасности стратегия предполагает сдерживание угроз для США и их союзников «путем наращивания возможностей, необходимых для защиты американских интересов в Арктике», и в то же время «согласование общих подходов с союзниками и партнерами и снижение рисков непреднамеренной эскалации». Для этого потребуется «присутствие правительства США в Арктическом регионе с целью «защиты американского народа и суверенной американской территории».

Министерство обороны США создало новое управление арктической стратегии и глобальной устойчивости для защиты интересов в регионе.

Ранее в докладе начальника штаба ВМС США адмирала Джонатана Гринерта «Дорожная карта для Арктики 2014–2030» были определены конкретные цели и задачи для различных служб и ведомств ВМС США по комплексным исследованиям изменений в ледовой обстановке, оценке потребностей сил американского флота в спутниковых коммуникациях, разведке и сбору информации в регионе, оценке уровня готовности действующих портов, аэродромов и ангаров в прилежащей к арктическому театру военных действий.

Для выполнения арктических миссий США разместили две эскадрильи самолетов F-35 (по 27 самолетов в каждой) на авиабазе Эйельсон на Аляске – в дополнение к дислоцированным на этой базе истребителям F-16, штурмовикам А-10 и заправщикам КС-135. Авиабаза расположена рядом с объединенной базой Элмендорф-Ричардсон, где размещается штаб Объединенного командования ВС США на Аляске (ALCOM) и дислоцируется 40 истребителей пятого поколения F-22 Raptor. Этот комплекс рассматривается военным командованием как опора в Арктическом регионе и в зоне ответственности Индо-Тихоокеанского командования США.

Строятся две новые передовые базы Береговой охраны США на Аляске – в Барроу и Номе. Рассматриваются возможности обеспечения постоянного присутствия в Арктике авианосной группы и выделения дополнительных патрульных кораблей. Наращиваются усилия по противолодочной обороне и обеспечению глубоких десантных операций.

Пентагон уже на практике готовит подразделения сухопутных войск к действиям в Арктике: начались поставки в войска специально адаптированных для действий в суровых климатических условиях многоцелевых вертолетов «Блэк Хок».

Сегодня США имеют лишь два тяжелых ледокола (Polar Star и Healy), способных выходить в открытое море и содействовать работе ВМС в Арктике. К 2027 году планируется построить еще три ледокола. Ледоколы пока все дизельные, лишь на перспективу рассматривается строительство ледоколов с ядерной энергоустановкой, а также проработка темы оснащения таких судов вооружением.

США разместили в Норвегии батальон морских пехотинцев численностью 330 человек на военной базе в Вернесе на условиях ротации. В основном в подразделение будут входить военнослужащие спецназа, предназначенного для выполнения диверсионных задач в тылу потенциального противника.

В последние годы возросла масштабность и интенсивность мероприятий оперативной и боевой подготовки Объединенных вооруженных сил НАТО в Арктике. Ежегодно в Арктику выполняется три-четыре похода многоцелевых атомных подводных лодок ВМС США и ВМС Великобритании, в том числе один-два в район полюса. Еженедельно совершается не менее трех вылетов самолетов базовой патрульной авиации.

Активизация военных приготовлений сопровождается попытками оказать давление на Россию в дипломатической и информационной сфере. В арктическом секторе государственной границы и на приграничной территории Российской Федерации активизировалась деятельность спецслужб США и их союзников по НАТО.

В целом Соединенные Штаты в рамках стратегии мировой гибридной войны с Россией как главным соперником в Арктике проводят деятельность, направленную на расширение форм и методов противоборства, осуществляют своеобразную гибридизацию вызовов и угроз, стремятся расширить базу для формирования возможной антироссийской коалиции для действий в Арктике с привлечением других стран.

Наряду с военной деятельностью в северных широтах Вашингтон наращивает разнородные усилия в информационной сфере, использует средства традиционной и публичной дипломатии для консолидации союзников и подрыва позиций России, привлекает неправительственные организации, готовит силы специальных операций для действий в Арктике, рассматривая регион как серую зону мировой гибридной войны.

США ДЕЛАЮТ СТАВКУ НА СИЛОВЫЕ СТРАТЕГИИ

Военно-стратегическому освоению Соединенными Штатами Арктического региона посвящена новая работа корпорации РЭНД «Арктические возможности Вооруженных сил США» (Arctic Capabilities of the U.S. Armed Forces, RAND, 2023). Корпорация пытается дать ответ на следующие волнующие Пентагон и Госдеп вопросы:

– чем возможности Вооруженных сил США отличаются от возможностей других стран, действующих в Арктике, включая Российскую Федерацию, Китайскую Народную Республику и различных союзников США и партнеров-единомышленников;

– в какой степени инфраструктура иностранных военных и коммерческих организаций, действующих в некоторых частях Арктики, пока остается недоступной для воздействия со стороны ВС США, особенно в надводной морской сфере;

– какие потенциальные риски могут представлять существующие в этом контексте ограничения и к чему ведет нарушение баланса в региональном доступе в Арктику для ВС США и национальных интересов Америки;

– как противостоять активным шагам России по модернизации крупномасштабного военного потенциала в Арктике, а также растущей экономической и научной деятельности Китая в регионе, направленной на расширение там своего влияния и возможностей.

Соединенные Штаты уже сегодня обладают серьезным военным потенциалом в Арктике. Однако наряду с этим ВС США все еще испытывают нехватку сил и средств в области коммуникаций, в добывании разведывательной информации и по части логистики.

С целью удовлетворения наиболее насущных потребностей Вооруженных сил США в Арктике рекомендуется сосредоточить усилия на развитии следующих возможностей:

– наращивать военные силы и средства, находящиеся поблизости от Арктического региона;

– развивать в регионе многодоменную осведомленность и коммуникации, инфраструктуру реагирования и логистику;

– готовить кадры, обладающие знаниями и навыками работы в этой суровой среде;

– отрабатывать стратегию и тактику реагирования, внедрять в войска необходимое оружие и военную технику для противоборства в военных конфликтах, которые могут иметь значительные последствия для интересов США в регионе;

– расширять географию дислокации ВС США в Арктике.

Стремясь приглушить военную направленность своих планов по освоению Арктического региона, к числу потенциальных вызовов, рисков, опасностей и угроз для региональных интересов США американцы относят:

– потенциальную неспособность проводить гуманитарные операции – например по поисково-спасательным работам и реагированию на разливы нефти и другие нарушения целостности окружающей среды;

– предотвращение потери союзниками США жизни, имущества, экономического потенциала;

– появление ограничений для США в работе с партнерами.

Особое место отводится предотвращению роста российского контроля в регионе и недопущению развития китайского регионального влияния. Декларируется стремление не допустить случайной эскалации напряженности между НАТО и Россией. А также предотвратить возможный негативный эффект от восприятия союзниками Вашингтона якобы недостаточного военного присутствия американцев в регионе, что может породить у них сомнения в соразмерности вклада США в обеспечение безопасности и усугубить некоторые другие риски.

КИТАЙ: МЯГКОЕ ПРОДВИЖЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ

Растущий интерес Пекина к укреплению своего присутствия в Арктике, несмотря на географическую удаленность от региона, обусловлен многими факторами. Таяние льдов, вызванное глобальным потеплением, открывает двери для новых экономических возможностей в регионе, включая эксплуатацию подводных нефтегазовых месторождений и создание новых торговых путей.

«Арктическая ситуация на самом деле шире, чем территория государств, входящих в регион. Она также жизненно важна для других членов международного сообщества», – говорится в документе китайского правительства, так называемой Белой книге «Арктическая политика Китая» (2018), где впервые была подробно изложена стратегия КНР в Арктике. В документе подчеркивается заинтересованность Китая в научных исследованиях и охране окружающей среды в Заполярье, а также стремление воспользоваться экономическими возможностями, обусловленными полярной оттепелью.

Документ характеризует КНР как «околоарктическое» государство, постоянного наблюдателя в Арктическом совете, подчеркивая право Пекина участвовать в реализации арктических проектов.

При этом в «Арктической политике Китая» указано, что это государство не ведет агрессивную арктическую политику; не нарушает норм применимого международного права – как его обычных норм, так и договорных; уважает суверенитет, суверенные права и юрисдикцию прибрежных арктических государств.

Также отмечено, что процессы, происходящие в Арктике сегодня, оказывают влияние на интересы не только прибрежных арктических государств, но и всего международного сообщества в целом.

В документе подчеркивается: несмотря на то что государства, расположенные за пределами Арктического региона, не имеют территориального суверенитета в Арктике, у них есть права в отношении научных исследований, судоходства, пролета, рыболовства, прокладки подводных кабелей и трубопроводов в открытом море и других морских районах Северного Ледовитого океана. А также права на разведку и разработку ресурсов международного района морского дна в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года и общим международным правом.

Белая книга определяет направления политики Китая в Арктическом регионе. Так, приоритетами для Китая являются:

– научные исследования в Арктике;

– охрана окружающей среды и противодействие изменениям климата;

– использование ресурсов Арктики правомерным и рациональным способом;

– развитие арктических морских маршрутов;

– разведка и разработка нефти, газа, минеральных и других неживых ресурсов;

– сохранение и использование рыбных и других живых ресурсов;

– международное сотрудничество в Арктике;

– содействие миру и стабильности в регионе;

– развитие туризма и т.д.

Кроме того, в документе отмечен давний интерес Китая к проблемам Арктики:

– в 1925 году Китай присоединился к Договору о Шпицбергене;

– в 1996 году Китай стал членом Международного научного комитета по Арктике;

– с 1999 года Китай организовал ряд научных экспедиций в Арктику, используя в качестве платформы научно-исследовательское судно «Сюэлун» («Снежный дракон»);

– в 2004 году Китай построил арктическую станцию «Хуанхэ» на архипелаге Шпицберген;

– к концу 2017 года Китай провел восемь научных экспедиций в Северном Ледовитом океане.

Арктическая политика Китая рассматривается западными аналитиками как угроза сложившемуся в Арктике правопорядку. По их мнению, «Китай стремится к доминированию» в Арктике и преследует цель «расколоть Арктический совет»; при этом Китай провоцирует другие неарктические государства к созданию сепаратных правовых документов о режиме Северного Ледовитого океана.

К 2020 году китайский оборонно-промышленный комплекс уже разработал образцы техники и боевую экипировку военнослужащих НОАК для действий в условиях экстремально низких температур. Кроме того, Пекин намерен обзавестись постоянно действующим полярным флотом, ускоренные работы по формированию которого уже ведутся. КНР также планирует обладать полярной авиацией, самолеты которой смогут приземляться даже на укороченные ВПП.

Вопреки опасениям многих западных исследователей и политиков, в настоящее время КНР не ведет в Арктике агрессивной политики и не нарушает норм применимого международного права – как обычных, так и договорных. Отношения России с КНР носят характер всеобъемлющего партнерства и многоуровневого стратегического взаимодействия. Пекин демонстрирует уважение прав и интересов прибрежных арктических стран, выражает готовность к тесной координации и сотрудничеству с Россией.

Похоже, Пекин не скрывает своего экономического интереса к Арктике. Но также верно и то, что Китай намеревается действовать ответственным образом со странами региона, следуя международно-правовым нормам. Москва, в свою очередь, делает ставку на развитие экономического сотрудничества с Пекином и некоторыми другими странами ШОС и БРИКС в Арктическом регионе.

В рамках стратегического партнерства с Китаем вышеупомянутая российская энергетическая компания НОВАТЭК ввела в эксплуатацию завод по производству сжиженного природного газа на полуострове Ямал, который финансируется примерно на 30% Национальной нефтяной корпорацией Китая и Китайским государственным инвестиционным фондом (французская компания Total имеет 20% акций в этом проекте). Ожидается, что завод будет ежегодно подавать в Китай 4 млн т сжиженного природного газа.

Некоторые китайские компании также участвуют в добыче полезных ископаемых в Канаде и Гренландии. При этом западные страны высказывают опасения, что намерения китайцев имеют не экономическую, а геополитическую подоплеку. И приписывают Пекину планы создания плацдарма на арктических территориях якобы «для дальнейшего захвата Севера».

ВЫВОДЫ

Россия открыта для всестороннего международного экономического и научного сотрудничества в Арктике.

В то же время намерения США под надуманными предлогами наращивать свое военное присутствие в Арктике требуют сохранения набранных Россией темпов освоения региона, включая дальнейшее развитие военных и экономических проектов. Важно разработать всеобъемлющую стратегию территориальной обороны Арктического региона. Одновременно необходимо привлекать к сотрудничеству в Арктике заинтересованные страны ОДКБ, СНГ, ШОС и БРИКС.

У противника не должно быть сомнений в том, что сохранение контроля над Северным морским путем имеет для России экзистенциальное значение и что любая попытка нарушить наше суверенное право будет рассматриваться Москвой как акт агрессии. Возможный ответ на такую агрессию достаточно ясно изложен в утвержденных российским президентом Владимиром Путиным «Основах государственной политики в области ядерного сдерживания». 


Читайте также


Угрожает ли миру финансовый "нейропузырь"

Угрожает ли миру финансовый "нейропузырь"

Анастасия Башкатова

Стоимость крупнейших IT- и техногигантов больше, чем ВВП целых стран

0
1476
Трампа отстранили от выборов в третьем штате

Трампа отстранили от выборов в третьем штате

Данила Моисеев

Экс-президенту США остается уповать на решения судов  

0
2843
Поездка китайского дипломата напоминает хождение по канату

Поездка китайского дипломата напоминает хождение по канату

Владимир Скосырев

Ли Хуэй прощупает почву в России, Украине и Евросоюзе

0
1527
Россия в гонку вооружений не втянется, но оборонное производство нарастит

Россия в гонку вооружений не втянется, но оборонное производство нарастит

Владимир Мухин

Рост военных расходов позволил РФ в отличие от Украины добиться прогресса на фронте

0
1735

Другие новости