1
3792
Газета Образование Интернет-версия

29.07.2015 00:01:00

Знать историю школьников научит сама жизнь

Какая страна захочет строить образовательную систему, разрушающую основы государства?

Тэги: образование, история, программы, учебники, школа, педвуз


Удалось ли уйти от единого учебника по истории, будут ли дети лучше знать историю с введением новых стандартов, корреспонденту «НГ» Кристине АНИСЕНКО рассказывает профессор кафедры отечественной истории Московского городского педагогического университета, автор учебников по истории издательства «Дрофа» Игорь АНДРЕЕВ.

Игорь Львович, многие говорят, что историко-культурный стандарт – это все тот же пресловутый «единый учебник». Дескать, просто в министерстве придумали новый термин для прикрытия большой и серьезной проблемы. Так ли это?

– Мне кажется, что подобное утверждение идет от непонимания темы. Это абсолютно разные вещи. Если мы возьмем во внимание идеологический аспект нашей темы, то заметим, что никакое государство не станет строить образовательную систему, разрушающую основы общества, строя и государства. А то, что учебники могут разрушать и даже «стрелять», убедительно показали события в Украине. Так что всем, кто отвергает саму идею создания историко-культурного стандарта, не следует забывать об ответственности и о последствиях своих призывов – как ваше слово отзовется.

Что касается конкретного историко-культурного стандарта, предложенного нам сегодня, то он действительно не идеален. Тем не менее он, с одной стороны, обеспечивает необходимое единство и единое образовательное пространство, с другой – создает достаточно широкое поле для творчества как авторов, так учителей и учеников. Здесь остается и возможность выбора методики, подходов, оценок, имен и фактов, включая их развитие и т.д. Выходит, что те, кто ратует за один учебник или, напротив, утверждает, что стандарт и есть один учебник, вольно или невольно, но хотят лишить нас этого выбора. Так что тезис ошибочен, и ошибка здесь принципиальная.

Сегодня часто говорят о том, что нынешнее поколение детей очень сильно отличается от предыдущего. Каким образом вы, например, как автор учебников, учитываете это? Используете ли какие-то особенные формы подачи материала?

– Во-первых, учебники нового поколения плотнее «заселены» живыми людьми, участниками и творцами истории, причем речь идет не только об исторических личностях. Человек в истории, история в судьбе человека это то, что делает новые учебники ближе и понятнее, исключая обычную отстраненность, свойственную прежним пособиям. Конечно, до идеала учебника и здесь далеко. Надеемся, что соучастие учителей, их советы помогут в дальнейшем улучшить учебники.

Второй момент – методисты стали равноправными соавторами  наряду с «чистыми» историками. Более того, они нередко «задают тон» – вопросы и методические задания вытекают не из того, что написал историк, а, наоборот, текст написан в соответствии с методической задумкой и требованиями. Такой подход удалось выстроить  благодаря достаточно жесткой методической структуре каждого урока, которая обеспечила общую содержательную и понятийную преемственность.

В-третьих, что касается содержания, то оно в значительно большей степени выстраивалось в свете современных подходов к историческому процессу. Особенно в разделах культуры и повседневности, характеристики исторических личностей, ответов на извечные познавательные вопросы – почему и как.

Вы не только работаете в педагогическом вузе, но и преподаете старшеклассникам. А значит, реально наблюдаете, как с течением времени меняется отношение школьников к предмету. Как вы оцениваете уровень знаний современных школьников? Действительно ли все так плохо?

– Это вопрос дискуссионный. Могу здесь сослаться лишь на собственные ощущения. Знание истории, скажем так, событийной стороны исторического процесса в целом резко упало. Но этого можно было ожидать. Существовавшая ранее линейная система изучения материала отводила значительно большее количество часов на каждую тему. Так, Великую Отечественную войну в 10-м классе в советское время изучали 17 часов, и это только в курсе истории СССР. Плюс была единая методология, упрощенная настолько, что хорошо укладывалась в головах старшеклассников. А она, что ни говори, систематизировала материал. 

В целом же заставить ребенка знать историю лучше может только сама жизнь. В этом смысле современные ребята, осознавшие высокую себестоимость образования для своего будущего, – а таких становятся все больше, показывают неплохие знания по истории.

Магистерские программы в основном  более специализированы и учитывают интересы времени. Какие программы по истории востребованы, например, в вашем педагогическом вузе?

– В магистратуре люди получают возможность дальнейшей профессионализации в связи с о своими интересами и ... рынком труда.  В МГПУ четыре магистерские программы, отражающие эти запросы: «Отечественная история», «Политические элиты в истории российской государственности», «История религиозных и этических учений» и «История международных отношений: европейские и азиатские исследования».


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Центробанк оценил вред нефтяного эмбарго независимо от правительства

Центробанк оценил вред нефтяного эмбарго независимо от правительства

Ольга Соловьева

Минфин обещает увеличить расходы в последние дни 2022 года

0
824
Принятый на Западе раздельный бюджет не принимается в России

Принятый на Западе раздельный бюджет не принимается в России

Анатолий Комраков

Муж и жена совместно контролируют расходы в половине российских семей

0
672
Банковской системе угрожает демографический шок

Банковской системе угрожает демографический шок

Анастасия Башкатова

Пенсионеров обвинили в глобальной разбалансировке экономики

0
758
Партии присматриваются к полевым командирам и военкорам, а те – к партиям

Партии присматриваются к полевым командирам и военкорам, а те – к партиям

Дарья Гармоненко

Неожиданные результаты спецоперации проявляются в российской политике

0
612

Другие новости