0
1659
Газета Армии Интернет-версия

02.03.2007 00:00:00

Шаг ненужный и опасный

Алексей Арбатов

Об авторе: Алексей Георгиевич Арбатов - руководитель Центра международной безопасности РАН.

Тэги: рсмд, иванов, путин, вашингтон, пентагон


В последнее время на высшем уровне российского политического и военного руководства неоднократно ставился вопрос об одностороннем выходе России из Договора о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД), подписанного между СССР и США в 1987 году и унаследованного Россией. Поскольку вопрос этот по своим возможным последствиям весьма серьезный, он представляет собой тему для открытой профессиональной дискуссии, как и подобает в демократической стране.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Исторически этот договор уходит истоками в размещение в начале 1980-х годов на территории ряда европейских государств – членов НАТО американских баллистических ракет средней дальности (РСД типа «Першинг-2» дальностью до 1800 км) и крылатых ракет наземного базирования (КРНБ дальностью до 2500 км) с ядерными боевыми частями. Этот шаг США обосновывался как ответ на развертывание с конца 1970-х годов советских баллистических ракет типа РСД-10 (СС-20 по западной классификации) с разделяющейся головной частью (РГЧ). Американские ракеты могли наносить удары в глубь советской территории, а советские не могли достать до США. Еще хуже, что ракеты «Першинг-2» имели примерно втрое более короткое подлетное время, чем межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) с территории США, а КРМБ было трудно засечь радарами из-за их малой высоты полета и технических характеристик. Поэтому Москва была крайне заинтересована в запрещении этих ракет специальным договором. Вашингтон, напротив, ничуть не стремился к соглашению, но испытывал сильное давление союзников по НАТО, испугавшихся роста ядерной напряженности на континенте.

В итоге трудных, с перерывами, пятилетних переговоров был достигнут бессрочный Договор по РСМД о полной ликвидации двух классов баллистических и крылатых ракет в глобальном масштабе. Ввиду асимметричной заинтересованности сторон (и из-за того, что советский генералитет перестарался в запугивании коммунистической геронтократии коротким подлетным временем американских ракет) было ликвидировано вдвое больше ракет СССР, чем США (соответственно 1836 и 859), включая 200 новых оперативно-тактических советских ракет ОТР-23 («Ока»), имевших меньшую дальность, чем согласованные пределы (500–1000 км для ракет меньшей дальности и 1000–5500 км для ракет средней дальности).

Договор был полностью выполнен в намеченные сроки и остается в силе. И вот 20 лет спустя правопреемница Советского Союза Россия заявила о своем возможном выходе из него. Это допускается по статье XV.2 с уведомлением за 6 месяцев в случае, если одна из сторон решит, «что связанные с содержанием настоящего договора исключительные обстоятельства поставили под угрозу ее высшие интересы». Рассмотрим подробнее мотивы возможного выхода РФ из договора и вероятные последствия такого шага.

ВЗАИМНЫЕ ОШИБКИ

Начать следует с того, что нет полной ясности с характером угрозы «высшим интересам» России. Президент Путин в своей мюнхенской речи указал на создание ракет средней дальности рядом третьих стран (Иран, Пакистан, Индия, КНР, Северная и Южная Корея), тогда как только России и США запрещено иметь системы этого класса. О том же несколько раз говорил бывший министр обороны, а ныне первый вице-премьер Сергей Иванов. А вот начальник Генерального штаба Вооруженных сил РФ генерал армии Юрий Балуевский несколько позже мотивировал возможный шаг России планами развертывания к 2012 году объектов ПРО США в Польше и Чехии. Отвлекаясь пока от существа мотивировок, отметим, что абсолютно разные и не связанные между собой обоснования не добавляют ясности относительно истинных причин столь серьезного шага, как денонсация одного из немногих оставшихся важных договоров по ядерному разоружению.

Что касается существа, то создание РСД некоторыми третьими странами – это естественный промежуточный этап развития их ракетной техники на пути к межконтинентальным ракетам и космическим носителям. Если Россия, по заявлениям ее высшего политического руководства, не собирается соревноваться с США «ракета к ракете», а будет при необходимости отвечать асимметричными мерами, то тем более странно выглядит идея вступить в соревнование с третьими странами по ракетам средней дальности. Если такая угроза воспринимается всерьез, то у России есть возможность и на нее ответить гораздо более эффективными асимметричными шагами, нацелив на эти страны соответствующие средства. Среди них: МБР, которые могут наносить удары по укороченным траекториям на среднюю дальность; баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ); средние и тяжелые бомбардировщики с крылатыми ракетами в ядерном и обычном оснащении; против некоторых стран – ударная тактическая авиация и ракетное оружие кораблей и подводных лодок с ядерными и обычными боезарядами.

При необходимости вместо запуска новой программы РСД можно развернуть с гораздо меньшими затратами несколько дополнительных полков МБР «Тополь-М» или разработать высокоточную обычную боевую часть для оснащения имеющихся баллистических и крылатых ракет, не запрещенных Договором по РСМД.

Планы развертывания радара и базы антиракет американской ПРО в Европе имеют ярко выраженный дестабилизирующий и даже провокационный характер в отношении России, прежде всего в политическом смысле. Вероятно, инициаторы этой затеи предполагают именно такой эффект. Более того, как и вся нынешняя программа стратегической ПРО США, этот проект будет иметь сомнительную военно-техническую эффективность против официально заявленной угрозы (в частности, перехват ракет Ирана с помощью ПРО в Европе), но повлекут гораздо большие военно-политические издержки в отношениях с Россией и Китаем. Наконец, данный план, который Вашингтон не потрудился своевременно согласовать с Москвой, является нарушением духа российско-американской Декларации от 2002 года «О новых стратегических отношениях», в которой прямо предусматривалось сотрудничество двух держав в развитии таких систем оружия.

Но в военно-техническом отношении – как по количеству планируемых антиракет, так и по траекторно-скоростным характеристикам – эта система очень мало затрагивает российский потенциал ядерного сдерживания. Все базы МБР России расположены далеко севернее и северо-восточнее предполагаемого объекта в Польше (и тем более это относится к морским ракетам Северного Флота), а их трассы запрограммированы на северные азимуты через полярный круг. Американские противоракеты типа ГБИ (GBI), о которых идет речь, не могут перехватывать МБР на активном (разгонном) участке траектории и не приспособлены выходить на цель «вдогонку», даже если бы это позволяла их скорость и дальность действия.

Посему выход из Договора по РСМД, который позволил бы России создать ракеты средней дальности, не очень сообразуется с угрозой, которую может создать американская ПРО в Европе. На крайний случай, если понадобится поставить под удар эти объекты, то на них могут быть нацелены МБР «Тополь-М», о чем недавно официально было заявлено на уровне командования российских Ракетных войск стратегического назначения. Кстати, даже полетное испытание МБР на средней дистанции не было бы формальным нарушением Договора по РСМД, поскольку дальностью ракет «считается максимальная дальность, на которую она была испытана» (статья VII.4).

Еще один, неофициальный довод состоит в том, что американские противоракеты с радиусом действия до 4000 км могут быть использованы как наступательные ракеты средней дальности, тем более что, как указывается, они размещаются в пусковых шахтах. В этом отношении статья VII.3 Договора по РСМД прямо гласит, что баллистическая ракета типа, «созданного и испытанного исключительно для перехвата и борьбы с объектами, не находящимися на поверхности Земли┘ не рассматривается как ракета, на которую распространяются ограничения настоящего Договора». Что касается шахтного базирования, то современные стратегические противоракеты (в том числе в России) имеют именно такие пусковые установки. А ракеты средней дальности уже в 1970–1980-е годы размещались на наземно-мобильных стартовых комплексах и скорее всего будут мобильными и впредь в случае денонсации Договора по РСМД.

ЕСЛИ СЛЕДОВАТЬ ЛОГИКЕ...

Единственное соображение в пользу выхода России из договора и создания РСД может состоять в символическом военно-политическом «наказании» европейских стран, приглашающих к себе американскую ПРО сейчас и могущих сделать это в будущем. Однако возможный эффект такого российского шага, как представляется, будет перевешен целым рядом негативных последствий для безопасности РФ и международной стабильности. В подтверждение этого можно привести пять главных доводов.

Первое. При всем стремлении руководства Польши и Чехии огорчить Россию, главный инициатор развертывания ПРО в целом и в Европе в частности находится за океаном – вне досягаемости российских РСД, которые можно будет создать после денонсации договора. Эти ракеты будут накрывать цели в Европе и Азии. Наказывать за политику США европейские страны, в том числе ФРГ, Францию, Италию, Великобританию и прочие, с которыми у России хорошие отношения и которые не выступают за ПРО, – это уж слишком «асимметричный» ответ.

Если уж на то пошло, то в качестве более достойной ответной меры лучше было бы избрать выход из московского Договора по стратегическим наступательным потенциалам (СНП) от 2002 года, что было бы гораздо логичнее и в политическом и в военном отношении. Вопреки изначальной договоренности США не пошли на согласование для этого договора правил зачета боезарядов на стратегических силах, мер проверки и процедур ликвидации. А планы строительства ПРО в Европе, как отмечено, не соответствуют духу «Совместной декларации», подписанной в связи с Договором по СНП. К тому же, поскольку многие в России все-таки считают ПРО в Европе потенциальной угрозой ее силам стратегического сдерживания, более широкая свобода рук именно в этой области была бы больше оправданна в военном смысле.

Второе. Разработка, испытания, производство и развертывание новой ракетной системы средней дальности потребует большого объема финансирования. Вероятно, некоторым военно-промышленным фирмам это выгодно. Но, по известной ломоносовской формуле, «если чего-то где-то прибудет, то чего-то где-то убудет». Иначе говоря, откуда будут взяты деньги на РСД? Из программы развития стратегических ядерных сил или технического оснащения сил общего назначения, от повышения материального уровня офицеров или перевода армии на контракт, из фондов строительства жилья или улучшения боевой подготовки?

Все эти статьи расходов не менее, а гораздо более важны. Если же возможно выделить на РСД дополнительные средства, то не лучше ли их пустить, скажем, на расширение программы развертывания ракет «Тополь-М» с 5–6 хотя бы до 10–20 единиц в год? Тем более что эта система способна выполнить все задачи РСД и одновременно лучше всего укрепляет стратегическое сдерживание.

Третье. Уровень любого шахматиста оценивается по количеству ходов и вариантов, просчитываемых наперед. В случае развертывания новых российских ракет средней дальности в европейской части территории (в Азии это было бы направлено против Китая, что совсем уж экзотично) скорее всего следует ожидать ответных мер другой стороны. А именно, возобновления программ «Першинг-2» и КРНБ или создания новых, улучшенных систем средней дальности США.

Если размещение РСД в начале 1980-х годов прошлого века воспринималось Советским Союзом как огромная угроза, то для нынешней России ситуация будет выглядеть много хуже. Сейчас другое соотношение ядерных и обычных сил, другое состояние военных союзов, иное геостратегическое положение сторон. Если американские ракеты «Першинг-2» тогда едва достигали Московской области, то в будущем при размещении на территории новых членов НАТО аналогичные системы с укороченным подлетным временем будут перекрывать всю территорию до Урала, а то и далеко за ним. Вот это действительно поставило бы под угрозу российский потенциал ядерного сдерживания (не в пример объектам ПРО в Польше и Чехии), вынудило бы полностью перестраивать ядерные силы РФ, ее системы предупреждения и управления с огромными затратами.

Четвертое. Выход из Договора по РСМД снова сплотил бы НАТО на антироссийской основе, в том числе по вопросам расширения на постсоветское пространство, увеличения военных расходов и координации развития наступательных и оборонительных вооружений, включая, возможно, расширение системы ПРО на всю европейскую зону блока.

Пятое. Политика Вашингтона по демонтажу системы договоров по ядерному разоружению в предшествующие годы сделала их объектом жесткой критики большинства государств ООН, прежде всего стран – членов Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Жертвой этой политики стали Договор по ПРО, Договор по запрещению ядерных испытаний, СНВ-2, рамочное соглашение СНВ-3, соглашение о разграничении стратегической и тактической ПРО, Договор о прекращении производства делящихся материалов в военных целях и др. Выход России из Договора по РСМД неминуемо переведет стрелки на нее как на «козла отпущения» и выдаст индульгенцию США. Кроме того, это еще больше подорвет ДНЯО, поскольку будет воспринято как прямое нарушение обязательств ядерных держав по ядерному разоружению, предусмотренному статьей VI этого договора. Дальнейшее распространение ядерного оружия серьезно подорвет национальную безопасность России.

Видимо, по некоторым из указанных причин реакция Пентагона на российский зондаж в отношении выхода из Договора по РСМД была внешне совершенно равнодушной. Но внутренне, как можно предположить, нынешнее американское руководство весьма приветствовало бы этот шаг. Хочется надеяться, что приведенные аргументы будут еще раз тщательно взвешены при принятии кардинально важного решения.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Вилла за миллион может поставить крест на политической карьере главы Минздрава ФРГ

Вилла за миллион может поставить крест на политической карьере главы Минздрава ФРГ

Олег Никифоров

Перспективный немецкий министр оказался в поле зрения Фемиды

0
1027
Представители гражданского общества могут вывести российско-германские отношения из нынешнего тупика

Представители гражданского общества могут вывести российско-германские отношения из нынешнего тупика

Олег Никифоров

Инициатива развития двусторонних отношений в различных видах спорта между Федеративной Республикой Германия и Российской Федерацией поступила от немецких спортсменов

0
363
Предчувствие новой глобальной войны

Предчувствие новой глобальной войны

Дмитрий Литовкин

Американский корабль проверил на прочность российскую границу

0
1508
Китайский «Барсук» обзавелся гиперзвуковым «Кинжалом»

Китайский «Барсук» обзавелся гиперзвуковым «Кинжалом»

Владимир Карнозов

В Сети появилась съемка бомбардировщика с гигантской аэробаллистической ракетой

0
1006

Другие новости

Загрузка...