0
12076
Газета Армии Интернет-версия

23.11.2023 20:40:00

Катар – маленький игрок большой политики в Персидском заливе

Доха закупает столько вооружений, что не в силах их освоить

Василий Иванов

Об авторе: Василий Иванович Иванов – журналист.

Тэги: армии, катар, вооруженные силы, авиация, состав, развитие


армии, катар, вооруженные силы, авиация, состав, развитие Вооруженные силы Катара составляют чуть больше 12 тыс. человек с учетом резервистов, но вооружений у них хватит на все население страны. Фото с сайта www.diwan.gov.qa

К 2024 году количество самолетов в ВВС Катара достигнет 96. Создание столь внушительного воздушного арсенала было связано с дипломатическим кризисом в Персидском заливе 2017 года. После недавней разрядки в отношениях с региональными партнерами Катар оказался в интересном положении: с внушительным военно-воздушным флотом и очень небольшим персоналом для его использования.

Питер Веземан, старший научный сотрудник института SIPRI (Стокгольм), описывает эволюцию ВС Катара как «полную трансформацию небольшой армии небольшой страны в вооруженные силы, которые будут одними из крупнейших по размеру и технологиям и самыми мощными на душу населения по сравнению с любой страной в мире».

Катар – одна из самых маленьких стран в регионе Персидского залива. Однако по уровню военной мощи она занимает 65-е место в мире (согласно американскому рейтингу Global Firepower (GFP) за 2023 год) – рядом с Белоруссией, Кубой, Сирией, Азербайджаном. Эта мощь опирается в основном на импорт вооружений и военных технологий.

КРИЗИС ДИПЛОМАТИИ В ПЕРСИДСКОМ ЗАЛИВЕ

Географическая уязвимость Катара и отсутствие стратегической глубины обусловливают увеличение расходов на военную технику для защиты своей территории от региональных противников. Территориальные споры с соседями (Бахрейном, Саудовской Аравией, Ираком) привели к росту вооружений. Особым потрясением для Катара стало вторжение Ирака в Кувейт и отсутствие защиты от притязаний Саудовской Аравии.

Катар вступил в конфронтацию с Бахрейном и Саудовской Аравией в 1996 году, когда они якобы предприняли попытку переворота против эмира Хамада бен Халифы аль-Тани. С тех пор катарские власти стали считать, что Саудовская Аравия представляет для них угрозу.

Однако Катар не стал наподобие Бахрейна искать защиты у Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), а, напротив, стал проводить более жесткую и независимую оборонную политику. Катар инвестировал значительные средства в свою внешнюю политику и поддержал движения арабской весны в 2011 году и «Братьев-мусульман» (организация запрещена в РФ). В 2014 году такая позиция спровоцировала первый дипломатический конфликт с Саудовской Аравией и ОАЭ, которых раздражала активная политика Катара в Ливии, Сирии и Египте. Дерзкая дипломатия Катара опиралась на план масштабного наращивания военной мощи, поддержанный Западом и Турцией.

В 2017 году кризис в отношениях между ССАГПЗ и Катаром привел к новому этапу перевооружения страны. Дипломатический конфликт подтолкнул к расширению программы вооружений с помощью Соединенных Штатов, Великобритании, Франции и Турции. Катар значительно увеличил свои ВВС и с тех пор заказывает еще больше оружия. Миллиарды долларов были потрачены на защиту его небольшой территории.

По мнению Гавдата Бахгата, профессора Центра стратегических исследований Ближнего Востока и Южной Азии (Вашингтон, США), «причина наращивания катарских вооруженных сил заключается главным образом в оправданной или неоправданной уверенности в том, что саудовские войска (возможно, при поддержке других союзников) собирались вторгнуться в Катар в 2017 году и осуществить смену режима». Дипломатический кризис был обусловлен катарско-саудовским соперничеством. Катализатором стали влиятельный катарский медиаканал «Аль-Джазира» и политика Катара в отношении Турции.

Энтони Кордесман, заведующий кафедрой стратегии в Центре стратегических и международных исследований (Вашингтон, США), рассказывает, что «растущая роль Катара как союзника США, изгнание из страны тысяч катарских граждан саудовского происхождения за последние два года и растущий гнев Катара по поводу гегемонии и доминирования Саудовской Аравии в ССАГПЗ» также стали камнями преткновения в саудовско-катарских отношениях. Кульминацией этой напряженности стала блокада Катара соседними государствами и приостановка его дипломатических отношений с саудовско-эмирато-египетским блоком.

МАЛЕНЬКИЙ БОГАТЫЙ ЭМИРАТ

Катарская стратегия по части военных закупок заключается в опоре на иностранную помощь. Эта концепция теоретически позволяет лучше подготовиться к большему количеству возможных оперативных ситуаций путем обмена военной техникой, оборонными технологиями и разведывательными данными с координирующими странами. Кроме того, это дает Катару возможность выстроить долгосрочную оборонную дипломатию с иностранными державами, выступающими в качестве гарантов безопасности.

Катар не готов остановить свои оборонные закупки. Природные ресурсы небольшого государства дают достаточно средств для оплаты дорогостоящих технологий западных партнеров. Несмотря на низкие цены на нефть, страны региона начиная с 2016 года продолжали заказывать все больше вооружений, считая их важнейшим инструментом для решения конфликтов и борьбы с региональной напряженностью.

По прогнозам ЦРУ, уровень добычи нефти в Катаре останется неизменным в течение следующих 23 лет. В том же докладе говорится, что по запасам природного газа Катар занимает третье место в мире наряду с Ираном. В последнее время Катар вступил в фазу военной модернизации, чтобы конкурировать со своими региональными соперниками.

Остается неясным, как Катар будет осваивать такое количество военной техники. Начиная с 2017 года оборонные закупки Катара были настолько масштабными, что Катар, по словам Риада Хаваджи, эксперта по региональной безопасности из Дубая, «внезапно оказался с кучей снаряжения и без четкого пути вперед».

В 2017 году в состав катарских ВВС вошли 12 самолетов Mirage 2000, 18 транспортных самолетов и 46 новых вертолетов. Тогда же Катар заказал новую партию авиатехники – в том числе 36 истребителей F-15QA и 24 вертолета Apache у США, 24 истребителя Eurofighter Typhoon у Великобритании, 36 истребителей Rafales у Франции, 28 вертолетов NH-90 у Италии. С учетом поставок заказанного вооружения к 2024 году флот Катара увеличится вдвое. Остается выяснить, чем обусловлены такие суммы и насколько они соответствуют задачам региональной безопасности.

АМЕРИКАНСКОЕ ПРИСУТСТВИЕ

Взаимодействие с внешними акторами закреплено в катарской доктрине военного строительства, разработанной в 1996 году. Цель – продемонстрировать, что Катар не одинок в регионе и что региональные противники не могут атаковать его, не ставя под угрозу свои отношения с США, Францией и Великобританией и не рискуя вступить в конфронтацию с Турцией.

Езид Сайег, старший научный сотрудник Ближневосточного центра Карнеги, рассказывает, что «на протяжении десятилетий государства ССАГПЗ заключали крупные сделки на поставку оружия с США и другими западными странами в качестве страховки: ССАГПЗ помогает сохранить рабочие места в ВПК стран Запада, а Запад, в свою очередь, защищает государства ССАГПЗ от внешних угроз». Катар хочет получить такие же преимущества от военного сотрудничества со своими западными партнерами.

Катар приветствовал постоянное иностранное военное присутствие на своей территории; дислокация американских войск на катарской земле стала основой оборонного сотрудничества двух стран. Ратификация в 1992 году Соглашения об оборонном сотрудничестве позволила Катару и США осуществлять военное взаимодействие на высоком уровне.

В 2002 году американские войска были размещены на катарских военных объектах. В лагере Ас-Сайлия в Дохе появился штаб сил CENTCOM (Центрального командования ВС США), а авиабаза Аль-Удейд прератилась в крупнейшую базу США на Ближнем Востоке, где лислоцированы 8 тыс. американских военных, принимавших участие в войнах в Ираке, Сирии, Афганистане, а также в операции «Непоколебимая решимость», направленной против «Исламского государства» (запрещено в РФ). Авиабаза Аль-Удейд имеет стратегическое значение еще и потому, что на ней осуществляется 80% дозаправок американской авиатехники.

Стратегический диалог между США и Катаром расширил прежнее сотрудничество за счет базы Аль-Удейд – при щедром катарском финансировании и экспорте все большего количества американского оружия, одобренного Госдепартаментом США. Размещение американских войск на катарской территории существенно дополнило небольшие собственные ВС Катара, которые составляют 12 400 человек (с учетом резервистов).

Безопасность Катара в первую очередь зависит от американского присутствия, которое играет роль страховки, сдерживающего фактора против возможного военного нападения со стороны Саудовской Аравии. Еще одним преимуществом является опыт подготовки, проведения учений и планирования, которым силы США делятся с Катаром. Впрочем, американский опыт передается и другим соседям по региону, что способствует потенциальной региональной оперативной совместимости. По словам Энтони Кордесмана, «государства ССАГПЗ также получают доступ к американским системам управления, связи, разведки, наблюдения и рекогносцировки, которые они не могут позволить себе даже коллективно, а также опыт США в реальном использовании таких систем в боевых действиях».

ПУТЬ КАНАТОХОДЦА

Одной из главных задач такой политики Дохи является балансирование между различными партнерами по обороне. Внешняя политика Катара пытается соблюдать неустойчивое равновесие. По словам Кордесмана, «положение Катара остается шатким, поскольку его стратегия зависит от балансирования между многими конкурирующими силами – религиозным экстремизмом, Западом, ССАГПЗ, Ираном и интересами самой страны. Будущая траектория Катара зависит от того, насколько хорошо ему удастся проложить свой курс, не позволив ни одной из этих сил встать на пути. Насколько хорошо Катар сможет справиться с этими противоречиями, не позволив ни одной из них выйти из-под контроля, остается пока неясным».

С 2012 года катарское руководство резко активизировало сотрудничество с Турцией. Союз с региональной державой, соперничающей с Саудовской Аравией и ОАЭ и придерживающейся схожих идеологических взглядов, помог Катару преодолеть дипломатическую изоляцию во время кризиса 2017 года. По мнению Гавдата Бахгата, «единственным способом справиться с угрозой был союз с другой крупной региональной державой – Турцией».

Турецкие войска присутствуют на территории Катара с октября 2015 года, когда в Дохе была построена турецкая военная база Тарик бен Зияд. А после дипломатического кризиса в Катаре было размещено 5 тыс. турецких военнослужащих. С 2017 года Катар заказал у Турции большое количество новых вооружений: 100 танков, 585 боевых бронированных машин, 25 самоходных гаубиц и шесть беспилотных летательных аппаратов.

Недавно Катар вроде бы достиг договоренности с Турцией о временном размещении на турецкой территории 36 своих боевых самолетов (Rafales и Mirages). Параллельно Катар заключил сделки по обучению своих пилотов в США и Италии. Параллельные сделки с разными контрагентами могут быть очень сложными на политическом уровне. Франция, один из важных военных союзников Катара, может выступить против размещения французских самолетов в Турции в то время, когда ведутся переговоры о поставках аналогичных истребителей Греции и Индии. Такие тонкие балансировки между разными союзниками и их интересами могут поставить под угрозу политику оперативной совместимости Катара, который пытается сотрудничать со слишком разными партнерами в военной области.

Таким образом, катарское руководство пытается использовать военное сотрудничество с западными державами для наращивания собственного оборонного потенциала и совершенствования навыков эксплуатации вооружений. Кризис 2017 года продемонстрировал катарскому руководству необходимость развития национальной военной мощи и достижения большей независимости от иностранных союзников. 


Читайте также


Путин перекраивает администрацию президента под своих помощников...

Путин перекраивает администрацию президента под своих помощников...

Иван Родин

Регионы уходят от референдумных выборов

0
1699
Берлин и Париж осваивают территорию Молдавии

Берлин и Париж осваивают территорию Молдавии

Светлана Гамова

В республику завезли новую партию вооружения из ЕС

0
7926
Ползучее омоложение КПРФ начинает ускоряться

Ползучее омоложение КПРФ начинает ускоряться

Дарья Гармоненко

Секретарем горкома Барнаула стал 24-летний депутат Заксобрания Алтайского края

0
3195
"Хезболла" расставляет сеть для израильской авиации

"Хезболла" расставляет сеть для израильской авиации

Игорь Субботин

Ливанская группировка хочет удивить соседа новым арсеналом

0
2725

Другие новости