0
3549
Газета Геополитика Интернет-версия

03.06.2021 22:02:00

Отрицание отрицания

США совершенствуют свою теневую военную доктрину

Александр Бартош

Об авторе: Александр Александрович Бартош – член-корреспондент Академии военных наук, эксперт Лиги военных дипломатов.

Тэги: геополитика, россия, сша, взаимоотношения


геополитика, россия, сша, взаимоотношения В Мюнхенской речи в феврале 2007 года Владимир Путин недвусмысленно указал западным оппонентам, что в современном мире однополярная модель вообще невозможна. Фото Reuters

В первое десятилетие после окончания холодной войны в оборонных и политических кругах США доктрине сдерживания уделялось мало внимания. Однако мюнхенская речь президента Путина в феврале 2007-го напомнила западным оппонентам, что «для современного мира однополярная модель не только неприемлема, но и вообще невозможна». И что «Россия – страна с более чем тысячелетней историей, и практически всегда она пользовалась привилегией проводить независимую внешнюю политику».

Обнаружив, что Россия выходит из безвременья 90-х, политики США и стран НАТО принялись изобретать мифы о возрождающейся «агрессивной» России, которую необходимо сдерживать и контролировать.

ВСЕ БОЛЬШЕ ЦЕЛЕЙ, ВСЕ МЕНЬШЕ СИЛ

Дальнейшее развитие событий показало, что проблема сдерживания выходит на центральное место в политике великих держав. Вашингтон к такому курсу подталкивает необходимость консолидации союзников против усиления России и модернизация Китая, деятельность Ирана по обогащению урана. Американцы по-прежнему участвуют в военных конфликтах, что создает нагрузку на вооруженные силы. В этих условиях стратегия сдерживания противников превращается в заметный компонент американской национальной безопасности.

По оценкам США, решающий фактор – наращивание Москвой и Пекином военной мощи. Рост этот оказался более значительным, чем прогнозировали американские стратеги, что бросает вызов традиционным американским методам сдерживания путем наказания. В США исходят из того, что снижению эффективности этого вида сдерживания будут способствовать следующие факторы.

Во-первых, это количество конкурентов, которых нужно сдерживать. Вместо того чтобы вести борьбу с одним крупным идеологическим противником, каким являлся СССР, Соединенные Штаты должны бороться с несколькими могущественными соперниками. Двое из них (Россия и Китай) обладают внушительными ядерными арсеналами, располагают значительными обычными вооруженными силами. КНР быстро набирает экономическую и политическую мощь. Это снижает военное превосходство США и ставит под сомнение часть ресурсов американского расширенного сдерживания.

Во-вторых, противники США быстро наращивают военную мощь, совершенствуют вооружения, в том числе ракеты большой дальности, истребители нового поколения, средства РЭБ и гиперзвуковые системы поражения. Хотя появление таких средств у противников практически не влияет на ядерное сдерживание США, эти изменения в целом подрывают эффективность сдерживания путем наказания. И вселяют неуверенность, что США смогут справиться с эскалацией и сделать неприемлемой цену возможных актов агрессии.

В-третьих, что наиболее важно, соперники Америки якобы разрабатывают тактику уклонения, рассчитанную на то, чтобы в ограниченной войне избежать пусковых механизмов расширенного сдерживания. По оценкам американцев, для России такая ограниченная война может быть связана с вторжением на суше, а для Китая это ползучая милитаризация морских зон. Оба метода действуют ниже порога сдерживания наказанием и рассчитаны на то, чтобы поставить противника перед свершившимся фактом захвата определенных территорий.

В условиях ограниченных военных действий доктрина сдерживания наказанием быстро переходит в принуждение, когда приходится не просто «отговаривать» агрессора, но и вытеснять его и вынуждать отступить от свершившегося завоевания. Как утверждал Томас Шеллинг, исследователь теории сдерживания, лауреат Нобелевской премии 2005 года, «принуждение как угроза, направленная на то, чтобы заставить противника что-то сделать» по сути сложнее сдерживания, построенного на «угрозе помешать ему начать что-либо».

Так ограниченная война смещает психологическое бремя конфликта с агрессора (опасение возмездия) и перекладывает его на плечи защитника (опасение вызвать эскалацию конфликта). Оба варианта нежелательны («оба хуже»), и выбор происходит по принципу «меньшего зла». Это ставит обороняющегося в положение, когда он либо недостаточно реагирует на провокации (и теряет контроль над стратегически важными пространствами), либо реагирует чрезмерно (и рискует войной).

ДВА ВИДА СДЕРЖИВАНИЯ

До сих пор реакция Америки на ухудшение ее военного положения была в основном технологической, направленной на укрепление своих конкурентных преимуществ за счет военно-технологической мощи. Но перед лицом создания новых систем оружия Россией и Китаем лидерство Америки сужается на фоне продолжительного сокращения расходов на оборону. В результате США могут столкнуться с ограничениями в использовании технологий для расширенного сдерживания своих соперников.

В этих условиях Вашингтон рассматривает два основных способа сдерживания противника.

1. Традиционное стратегическое ядерное и неядерное сдерживание наказанием, основанное на угрозе причинения противнику ущерба. Эта форма сдерживания зависит от опасения, что защищающийся в состоянии причинить ущерб, превышающий выгоды, полученные с помощью агрессии. Оружие, используемое в интересах сдерживания, должно быть известно, оно должно обладать способностью достигать атакующего, преодолевать его защиту и наносить поражение его силам либо уничтожать его население (либо делать и то и другое).

2. Сдерживание путем отрицания рассчитано на то, чтобы создать физические препятствия противнику, затруднить ему достижение цели. Оно рассчитано на то, чтобы сделать агрессию невыгодной, затруднить захват цели и усложнить ее удержание. Образно говоря, дать ему проглотить горькую пилюлю, которую невозможно переварить.

Эффективность такой формы сдерживания зависит от возможности применить средства сдерживания в вероятном месте агрессии или рядом с ним (в нашем случае это все граничащие с Россией государства от Финляндии до Центральной Азии), чтобы продемонстрировать, что победа будет невозможной либо труднодостижимой. Сдерживаемому должны быть известны возможности защитника по причинению ущерба. Сдерживание путем отрицания может эффективно использоваться небольшими государствами. Но оно может принимать и расширенную форму в случае использования великой державой для защиты ключевых участков местности или более слабых союзников – либо как отдельная стратегия, либо в тандеме со сдерживанием наказанием. Важное место отводится многоуровневому сдерживанию отрицанием в киберпространстве.

ТРИ ФОРМЫ

В отношениях с Россией США рассматривают три способа, с помощью которых рассчитывают добиться расширенного сдерживания путем отрицания.

Первая форма состоит в том, чтобы создать условия, при которых территорию союзника или ее часть будет труднее захватить. Сегодня Вашингтон под предлогом якобы растущей агрессивности России стремится достичь этого путем расширения НАТО, придания альянсу наступательных способностей, поставок летальных вооружений союзникам и партнерам.

Вторая форма состоит в том, чтобы усложнить задачу пересмотра границ. Это лучший вариант, когда рассматриваемый союзник слишком слаб, чтобы обеспечить надежную защиту, но обладает достаточной силой воли, чтобы сделать агрессию неудобоваримой для атакующего. Применительно к Украине, которая якобы является объектом агрессии со стороны России, этот подход включает в себя предоставление Киеву американского оружия такого типа и количества, которое позволит вести партизанскую войну против нападающего и сорвать длительную оккупацию.

Третья форма – сделать союзника или территорию, о которой идет речь, в социально-экономическом отношении сильнее, чем атакующий. Эта форма сдерживания является долгосрочной и в основном построена на экономических факторах. Расширенное сдерживание наиболее эффективно, когда военные отношения между двумя государствами подкрепляются экономическими связями, особенно в стратегических отраслях, предоставлением инвестиций для создания стратегических отраслей промышленности и коммуникаций, а также для стимулирования экономического роста.

Американские военные теоретики (корпорация РЭНД, политологи Митчел А.В., Герсон М.С., Вилнер А.С. и Венгер А. и ряд других) считают, что если сдерживание путем наказания оставляет некоторую передовую территорию без защиты и, таким образом, допускает определенную жертву, то сдерживание путем отрицания стремится сделать завоевание совершенно непривлекательной перспективой.

Две формы сдерживания не исключают друг друга, а их сочетание укрепит доверие к обеим. Вашингтон исходит из того, что способность наказывать при использовании местных средств сопротивления создает благотворный цикл, сообщая союзнику, что самооборона небезнадежна. А агрессору – что ему, возможно, придется заплатить двойную цену за выгоды, которые может принести агрессия.

СОЮЗЫ КАК ИНСТРУМЕНТ СДЕРЖИВАНИЯ

В рамках интеграции методов отрицания в более широкую систему сдерживания наказанием США используют альянсы с небольшими государствами, у которых есть мотивация противостоять гегемонии других держав. С этой целью США стремятся задействовать НАТО и союзы в Азии. Стратегия Вашингтона может включать все три формы сдерживания, направленные прежде всего против России и Китая.

Азиатские союзники Америки на архипелаге могут использовать морские мины, подводные лодки и все более совершенные ракетные комплексы, чтобы превратить узкие водные пути региона в механизмы закупорки, препятствующие развертыванию ВМС Китая.

Союзников и партнеров в Восточной Европе в полосе между Балтийским и Черным морями, а также страны СНГ на Кавказе и в Центральной Азии следует превратить в «горькие пилюли». Довооружить их средствами ПВО, противотанковыми и противокорабельными ракетами, чтобы распылить усилия России. На границах стран Балтии могут быть установлены наземные мины, которые автоматически приводятся в боевое положение при первых признаках агрессии.

Как в Европе, так и в Азии организация сетей внутри- и межрегионального сотрудничества в стратегических отраслях промышленности и НИОКР в долгосрочной перспективе сделает ткань союзнических границ более плотной и труднопроницаемой.

ВЫГОДЫ

Включение отрицания в расширенную систему сдерживания может дать США важные преимущества. В стратегическом плане это позволит сосредоточить ограниченные ресурсы в тех местах, где вероятно возникновение конфликта. Технологически это сыграет важную роль в совершенствовании новых областей – например, ракет воздушного и морского базирования, которым отдается предпочтение в третьей форме сдерживания путем отрицания. С точки зрения защиты это дает инструменты, которые в случае неудачи легче использовать для борьбы и победы в конфликте, чем используемые для наказания.

Укрепляя союзников, США получают дополнительную возможность сконцентрировать собственные ресурсы на разработке более совершенных систем оружия сдерживания путем наказания. Усиление возможностей союзников помогло бы сделать расширенное сдерживание в целом более устойчивым против угроз гибридной войны.

Усиление акцента на сдерживании путем отрицания также несет политическую и дипломатическую выгоду для НАТО. Не секрет, что союзники по НАТО (и особенно прифронтовые государства в Европе) испытывают недоверие к США, которые чрезмерно полагаются на сдерживание угрозой возмездия. В отличие от возмездия, которое может оказаться неподконтрольным, отрицание отвечает очевидным интересам союзника, который получает сильные стимулы для противоборства агрессору. Никто не хочет быть просто козырем на переговорах великих держав. Совместные инвестиции США и союзника в создание потенциала сдерживания путем отрицания укрепляют единство альянса.

УРОКИ ДЛЯ РОССИИ

Доктрина сдерживания путем отрицания от Восточной Европы до Западной части Тихого океана направлена против России и Китая под надуманными предлогами. Фактически использование такого механизма направлено на укрепление военно-политической гегемонии США за счет более плотного привлечения союзников и партнеров к американским внешнеполитическим авантюрам.

Вашингтон сделал ставку на доведение американо-российских отношений до состояния максимальной напряженности на всех фронтах и направлениях: политическом, дипломатическом, экономическом, социально-идеологическом (приобретающем национал-расистские черты), агрессивном киберинформационном, русофобско-пропагандистском, разведывательно-подрывном, военно-силовом. При этом США сохраняют тенденцию количественного и качественного наращивания войск и усиления других видов давления в непосредственной близости от границ Российской Федерации.

На страны СНГ, государства Балтии и Восточной Европы делается главная ставка США в применении доктрины сдерживания отрицанием. Не случайно Вашингтон делает щедрые долларовые вливания в государства СНГ под предлогом «поддержки демократии и культуры». Фактически они идут на создание в странах серой зоны антироссийских плацдармов «когнитивной войны» (по терминологии НАТО). Некоторым государствам достаются и американское оружие, советники, биолаборатории, офицеров приглашают на учебу в США и страны НАТО.

Правящие элиты этих государств, похоже, не задумываются над известной русской пословицей «Коготок увяз – всей птичке пропасть». Стоит поступиться чем-то, начать предосудительное дело, как, втянувшись, уже не сможешь выпутаться.

Синергия доктрин сдерживания, принуждения и сдерживания отрицанием рассчитана на то, чтобы одолеть нас по возможности без непосредственного крупномасштабного вооруженного столкновения, распылить и ослабить потенциал России, добиться ее развала и перехода под внешнее управление.

Угрожающая реальность новых вызовов и угроз России делает необходимой разработку комплексной программы противодействия, разработанной на основе единой методологии оценки и анализа синтеза доктрин сдерживания, принуждения и сдерживания отрицанием, воплощенных в стратегии гибридной войны, ставшей одним из важных факторов межгосударственной борьбы и связанной с комбинированным применением силовых и несиловых методов. Шагом в правильном направлении является инициатива президента Путина о поддержке изучения русского языка в странах СНГ.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Узбекистан расширяет сотрудничество с Россией, но в ЕАЭС не спешит

Узбекистан расширяет сотрудничество с Россией, но в ЕАЭС не спешит

Виктория Панфилова

Премьер-министры двух стран обсудили совместные проекты – от атома до вакцины

0
1211
Китай может отправить в Вашингтон дипломатического волка

Китай может отправить в Вашингтон дипломатического волка

Владимир Скосырев

Имя и тактика нового посла КНР остаются для американцев загадкой

0
1517
Талибы взяли под прицел границу с Таджикистаном

Талибы взяли под прицел границу с Таджикистаном

Игорь Субботин

Боевики расширяют наступление на фоне ухода США

0
1694
Акция "Свеча памяти" прошла у Музея Победы

Акция "Свеча памяти" прошла у Музея Победы

0
73

Другие новости

Загрузка...