0
1437
Газета Геополитика Интернет-версия

25.11.2021 21:05:00

НАТО в трехполюсном мире

Альянс перед лицом новой геополитической реальности

Александр Бартош

Об авторе: Александр Александрович Бартош – член-корреспондент Академии военных наук, эксперт Лиги военных дипломатов.

Тэги: геополитикика, сша, нато, австралия, россия, китай


геополитикика, сша, нато, австралия, россия, китай Джулиана Смит при утверждении в Сенате ее кандидатуры на пост постоянного представителя США при НАТО без обиняков заявила, что Россия в ближайшие 10 лет будет основной военной угрозой для стран альянса. Кадр из видео с канала CNAS на YouTube

На предстоящем заседании Совета НАТО на уровне министров иностранных дел блока 30 ноября – 1декабря в Риге предстоит дать политическую оценку изменениям в мире и продолжить выработку новых целей альянса на среднесрочную перспективу до 2030 года. Для последних заседаний высших руководящих органов НАТО характерна растерянность на фоне осознания Западом драматических изменений конфигурации мировой политики, связанных с формированием трехполюсного мира.

К СТРАТЕГИЧЕСКОЙ КОНЦЕПЦИИ

Министры уделят главное внимание проекту новой Стратегической концепции (СК) блока, которую планируется утвердить на саммите в Мадриде в конце июня 2022 года. На выработку предложений по новой СК оказывает решающее влияние комплекс следующих факторов:

– резкое обострение международной обстановки по ряду направлений обеспечения безопасности, которые США и НАТО считают для себя чувствительными. Министры согласовали всеобъемлющий План защиты Евро-атлантического региона. Одной из фундаментальных задач в нем остается сдерживание России;

– новые масштабы внешних угроз и вызовов НАТО, список источников которых, по мнению альянса, возглавляют Россия и Китай. А также усиление внутренних угроз единству альянса, в частности, спровоцированных решением о создании военного блока AUKUS, принятом англосаксонскими странами втайне от союзников по НАТО;

– предстоящий в 2022 году пересмотр доктринальных военно-политических документов США – новой редакции Стратегии национальной безопасности и Обзора ядерной политики. С учетом крайнего обострения международной обстановки союзники требуют от Вашингтона подтвердить в этих документах и СК надежность ядерных гарантий государствам НАТО. Немалых дополнительных затрат потребует от НАТО заявленное Вашингтоном намерение наращивать возможности сил специальных операций для борьбы в «серых зонах»;

– ставка США и НАТО на достижение победы над Россией с опорой на технологическое преимущество. Она влечет за собой разработку новых подходов к инновационному развитию НАТО в сфере искусственного интеллекта, кибернетических и квантовых технологий, когнитивной войны.

Для этого НАТО создает Международный фонд инноваций, в который планируется инвестировать 1 млрд евро. Подписано также Соглашение о намерениях в областях противовоздушной обороны и радиационной, химической и биологической защиты. Существенным дополнением в новую СК послужит предложение Вашингтона приравнять инциденты в космическом и кибернетическом пространствах к актам вооруженного нападения, требующим задействования статьи 5 Вашингтонского договора 1949 года. Однако можно предположить, что государства НАТО скорее всего выскажутся за отсутствие автоматизма в принятии альянсом решений по военно-политическим вопросам, способным поставить мир на грань масштабного военного конфликта.

ПЛАНЫ КОГНИТИВНОЙ ВОЙНЫ

В планах инновационного развития НАТО особое внимание уделяется когнитивной войне (КВ), которая в рамках общей стратегии гибридной войны НАТО против России становится шестой сферой боевых действий Североатлантического альянса.

Суть КВ состоит в том, чтобы, используя формы и методы «мягкой силы», захватить контроль над группами правящих элит, населением и государством-мишенью в целом. А также над международными организациями, нанося удары по сознанию и мировоззрению их персонала как гражданского, так и военного.

Особая опасность КВ определяется тем, что человеческий разум рассматривается как новая область войны. С ростом роли технологий и информационной перегрузки индивидуальных когнитивных способностей будет недостаточно для обеспечения обоснованного и своевременного принятия решений. Это и привело к появлению концепции когнитивной войны, в последние годы часто упоминающейся в военной терминологии.

Как составная часть стратегии гибридной войны, КВ имеет универсальный охват от отдельного человека до государств, их коалиций и международных организаций. В планах инновационного развития НАТО ставка делается на опережающее развитие нанотехнологий, биотехнологий, информационных технологий, когнитивных наук и науки о мозге.

Вопросы когнитивной войны и ее взаимодействия с другими средствами планируется рассмотреть 30 ноября на конференции Североатлантического альянса.

МНИМАЯ УГРОЗА

В отношении России американский политический истеблишмент при поддержке НАТО продвигает модель поведения, которая применялась в период холодной войны. Эта модель предполагает, что есть свободный, демократический мир, где доминируют США, а за его пределами – глобальные противники американской политики.

Встречи Йенса Столтенберга в Вашингтоне показали, что сегодня Европа через посредство НАТО следует в русле политики США. Поэтому в новой концепции альянса, безусловно, будет сделан акцент на угрозе, которую якобы представляют Россия и Китай.

Тон заявлений генсека НАТО на Капитолии и в Пентагоне во время его октябрьского визита в полной мере совпал с прозвучавшими в американском Сенате высказываниями Джулианы Смит при утверждении ее кандидатуры на пост постоянного представителя США при НАТО. Она без обиняков заявила сенаторам, что Россия в ближайшие 10 лет будет основной военной угрозой для стран альянса, что «российская агрессия продолжается» и что Вашингтон должен привлечь Москву к ответственности за ее действия.

Джулиана Смит изложила свое видение новой СК альянса: «Этот документ должен отражать современные меняющиеся условия в сфере обеспечения безопасности, особенно российскую агрессию, угрозы в киберпространстве, а также злонамеренные действия КНР в Евроатлантическом регионе». Таким образом, США в НАТО будет представлять политик, жестко ориентированный на противоборство с Россией и Китаем.

В целом в деятельности США и НАТО развивается тренд на реидеологизацию внешней политики Запада и перенос акцентов на противостояние «демократий» и «автократий». Это долгосрочная стратегия Соединенных Штатов, призванная консолидировать государства, готовые поддержать их бинарное видение мировой политики. К числу автократий в Вашингтоне относят Китай, Россию, Иран и некоторые другие государства. Для действий против них и был согласован всеобъемлющий план защиты Евроатлантического региона.

Однако возможности такой консолидации у США и их союзников могут оказаться ограниченными, поскольку многие европейские государства НАТО предпочитают действовать в рамках собственных национальных интересов и оценок угроз.

ЭВОЛЮЦИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ США

Прошедший год администрации Байдена позволяет сделать некоторые выводы об изменениях внешнеполитических установок президента. В момент прихода к власти Байден предполагал строить свою внешнеполитическую стратегию вокруг трех ключевых тем – коронавирус, климат и Китай. Однако в течение года наметились признаки выстраивания определенной иерархии приоритетов в этом треугольнике.

В частности, на направлении борьбы с изменениями климата Байден постепенно начал несколько отыгрывать назад. Позиция, основанная на жесткой критике Дональда Трампа, начинает корректироваться. В том числе меняется отношение к сланцевым углеводородам. Энергетический кризис в Европе дает основания полагать, что в реализации климатической повестки США будут скорее выступать в роли ведомого, тогда как ведущая роль будет принадлежать европейским странам – прежде всего Германии и России – а также союзникам США в Восточной Азии.

Тема соперничества с Китаем, напротив, вышла на передний план. Вашингтон по-прежнему в высокой степени фокусируется на противостоянии с Пекином. Характерно, что в тексте декларации Брюссельского саммита НАТО летом 2021 года Китай упоминается десять раз (тогда как двумя годами ранее упоминался лишь единожды). При этом КНР обвиняется в быстром и непрозрачном наращивании ядерного арсенала, слиянии гражданского и военного секторов, проведении совместных с Россией военных учений и т.д.

Очевидную направленность против России и Китая можно усмотреть в решении США и ЕС о создании Американо-Европейского совета по торговле и технологиям с целью ужесточения контроля над передачей технологий. Сделан еще один шаг в воссоздании атмосферы холодной войны, в годы которой против СССР сходные функции выполнял Координационный комитет по экспортному контролю, более известный как КОКОМ (Coordinating Committee for Multilateral Export Controls).

Однако добиться полной мобилизации Европы на борьбу с Китаем не получается. Европейским странам – членам НАТО гораздо привычнее, удобнее и дешевле противопоставлять себя России, а не КНР. Именно «агрессивные действия» РФ рассматриваются в Брюссельской декларации как угроза № 1.

Попытки США плотнее привязать европейцев к своим планам укрепления экономического и военного присутствия в Азии встретили достаточно прохладное отношение. Брюссель вежливо дал понять, что среди стран НАТО интерес к активизации усилий в Индо-Тихоокеанском регионе есть по сути лишь у Франции и Великобритании.

ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ ПОВЕСТКА РОССИИ И США

На встрече президентов России и США в Женеве, которая прошла в июне в предельно деловом, предметном ключе, стороны продемонстрировали готовность, признавая объективно существующий «ценностный разрыв», искать пути решения проблем, представляющих взаимный интерес. Было сделано заявление о стратегической стабильности, подчеркнута взаимная заинтересованность в специальном двустороннем диалоге о кибербезопасности.

Пребывание 2–3 ноября в Москве директора ЦРУ Уильяма Бернса стало уже четвертым визитом в Россию высокопоставленных делегаций США после встречи президентов двух стран. Похоже, контакты между Москвой и Вашингтоном постепенно восстанавливаются, несмотря на взаимное недоверие и внушительный список разногласий.

Среди разногласий наиболее существенные связаны с российскими кибератаками на цели в США, поддержкой Москвой режима Башара Асада в Сирии, различными оценками событий на Украине и др. Глава ЦРУ поднял вопрос о российских кибератаках на переговорах с секретарем Совета безопасности РФ Николаем Патрушевым и главой Службы внешней разведки Сергеем Нарышкиным.

Быстрого прогресса на каждом из этих направлений ожидать вряд ли стоит. США остаются верными своей политике поиска односторонних уступок.

Создается впечатление, что на треке отношений между Россией, США и НАТО Вашингтон проводит политику, рассчитанную, с одной стороны, на поддержание с Москвой профессионального двустороннего диалога по представляющим взаимный интерес некоторым проблемам международной безопасности. А с другой стороны, нынешняя администрация США стремится максимально обострить отношения Брюсселя и Москвы с целью сплотить государства – члены НАТО, создать манипулируемый из-за океана единый фронт европейцев против восточного соседа и не допустить развития партнерства России и НАТО даже на минимальном уровне.

США: СТАВКА НА СИЛУ

В отношениях между Россией и США вновь по инициативе Вашингтона приходится возвращаться к Договору о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД).

Спецпредставитель президента США по ядерному нераспространению Джеффри Эберхардт предъявил России «ядерный ультиматум» и потребовал убрать из Калининградской области ракеты, по мнению американской стороны, нарушающие ДРСМД. Сделав это голословное заявление, американский дипломат, видимо, забыл, что именно США стали инициатором разрыва договора.

Новым стратегическим фактором, обостряющим обстановку в Европе, стало недавнее решение США впервые со времен холодной войны восстановить 56-е артиллерийское командование со штабом в Германии, в западном округе Майнц-Кастель. И в перспективе поставить на вооружение его подразделений гиперзвуковые ракеты «Темный орел» (Dark Eagle). Когда ракеты будут полностью разработаны и размещены, они смогут развивать скорость 6500 км/час, а подлетное время до Москвы составит около 20 мин.

ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

Важное место в дискуссии министров займет вопрос трехполюсности современного мира и места НАТО в стратегическом треугольнике Россия–США–Китай.

Впервые на тенденцию создания трехполюсного мира обратил внимание председатель Объединенного комитета начальников штабов (КНШ) генерал Марк Милли, который в начале ноября произнес на Аспенском форуме по вопросам безопасности речь с геополитическими выводами. Главный из этих выводов: началась эпоха трехполярного мира, в которой США вступают в конфигурацию «трехполярной войны». И должны быть готовы противостоять не только России, как во времена холодной войны, но и Китаю.

Фактически председатель КНШ признал, что стратегический предел однополярности достигнут и США не могут более в одиночку править миром. Более того, никаких ресурсов для сохранения и укрепления однополярности больше нет.

Между этими тремя центрами силы находится НАТО, поставленная на грань раскола поражением в Афганистане и формированием втайне от союзников блока АУКУС. Между ними находится и дезориентированный, разрываемый противоречиями Евросоюз, стоящий на грани энергетической катастрофы из-за послушного следования в фарватере политики Вашингтона. А также методично наращивающие свой потенциал многие другие страны и регионы мира.

Характерно, что американский генерал заявил о согласии с формулой многополюсного мира вскоре после встречи в Хельсинки с начальником Генерального штаба ВС РФ.

Подобные военно-политические «сюрпризы и находки» прагматичной и бесцеремонной американской дипломатии, которая никогда не отличалась учетом мнений союзников, еще не раз аукнутся при разработке новой СК НАТО, превратив процесс обсуждения проекта документа в аналог усилий лебедя, рака и щуки.

AUKUS – ДАЛЬНИЙ ПРИЦЕЛ США

Англосаксонские державы самым бесцеремонным образом проигнорировали интересы НАТО (допустили публичное унижение Парижа, и не только его) при подписании соглашения о новом альянсе между США, Великобританией и Австралией.

Сделан еще один шаг от разношерстного Североатлантического блока к созданию гибкой «коалиции желающих», фундаментом которой служит цивилизационная, культурная и ценностная близость англосаксонских народов. У нового блока вполне расистская подоплека: азиатов, пусть даже связанных с США военно-политическими договорами, имеющими антикитайскую направленность (тех же Японию и Южную Корею), в AUKUS не пригласили.

Впрочем, несмотря на шумиху о повороте Вашингтона к Азии, многие азиатские государства осторожничают, не хотят портить отношений с Китаем и предпочитают занять позицию наблюдателей за геополитическими упражнениями США. Далеко не все страны АТР верят заклинаниям Вашингтона о том, что нынешний век станет веком Азии и Тихого океана.

Проблема AUKUS не на шутку взволновала далекое от АТР НАТО и фактически вбило мощный англосаксонский клин в единство альянса. Но хотелось бы указать на еще одну «мину замедленного действия», заложенную в AUKUS и касающуюся всего международного сообщества. Заключение сделки AUKUS наряду с очевидными военными угрозами Китаю и другим государствам создает серьезную опасность Договору об Антарктиде, подписанному в Вашингтоне 1 декабря 1959 года.

Договор предусматривает демилитаризацию Антарктиды, использование ее в исключительно мирных целях и превращение в зону, свободную от ядерного оружия. Статья I гласит: «Антарктика используется только в мирных целях. Запрещаются, в частности, любые мероприятия военного характера, такие как создание военных баз и укреплений, проведение военных маневров, а также испытания любых видов оружия».

Важно помнить, что ряд стран, среди которых Австралия, Франция, Великобритания, Новая Зеландия и некоторые другие, предъявляют претензии на различные районы в Антарктиде. Территориальные претензии государств были урегулированы пунктом Договора о недопустимости любой деятельности, направленной на упрочение позиций одной страны и ослабление других стран или способной привести к возникновению новых претензий.

Пока Антарктида покрыта льдом, такие претензии носят скорее виртуальный характер. Многие государства, в том числе Россия и США, занимаются в Антарктике проведением научного мониторинга и исследованиями процессов, имеющих как глобальное, так и региональное значение. Однако по мере таяния ледового покрова обнажатся значительные части суши и споры перейдут в плоскость претензий на минеральные ресурсы.

В такой ситуации блок AUKUS станет серьезным инструментом для продавливания попыток трех стран-участниц закрепить за собой значительные части Антарктиды. Таким образом, Вашингтон заблаговременно создает площадку для дипломатических, экономических и военных маневров вокруг Антарктического материка.

Не прибавляют доверия у государств Азиатско-Тихоокеанского региона и маневры Вашингтона в рамках четырехстороннего диалога по безопасности США, Японии, Индии и Австралии (Quad). Они направлены на размывание многолетних форматов сотрудничества в АТР под эгидой Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Четырехсторонний диалог также затрагивает интересы Китая, России, Франции и многих других государств.

Более того, можно предположить, что по примеру АУКУС внутри НАТО будет предпринята попытка сформировать «мини-блок» в составе Польши и стран Балтии, интересы которых совпадают в политике вокруг Украины и на Балтийском море.

Такой блок может группироваться вокруг вооруженных сил четырех государств, включая многонациональную литовско-польско-украинскую бригаду, созданную в 2015 году. Дальнейшим развитием «мини-блока» может стать подключение к нему Швеции и Финляндии, что создаст «мостик» для втягивания этих государств в НАТО.

ВЫВОДЫ

Авантюризм и непредсказуемость внешней политики США, пошатнувшиеся отношения Америки с союзниками в Европе и Азии на фоне внутреннего хаоса свидетельствуют, что Вашингтону нужно сбавить свои гегемонистские амбиции, которые становятся непосильной ношей. Правящие элиты должны понять, что США стоят на пороге раскола и страна требует внимания к своим внутренним делам.

В отношениях с НАТО Москва не будет продолжать делать вид, что какие-то перемены в обозримой перспективе возможны. Своими действиями альянс продемонстрировал, что ни в каком равноправном диалоге, ни в какой совместной работе он не заинтересован. От декларированного альянсом «двухвекторного подхода» – сдерживание и диалог – в отношении России сохранилась ставка на сдерживание со все большим упором на военно-силовые формы.

Отношения блока НАТО с Россией прерваны и оснований для оптимизма не просматривается. Наступил серьезный кризис. Разрешение его потребует политической воли и усилий двух сторон. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


КНР начинает производство водорода на солнечной энергии

КНР начинает производство водорода на солнечной энергии

Анатолий Комраков

Россия теряет свои энергетические преимущества

0
2717
Телохранитель «Ясеня», профиль Европы в прицеле «Арматы»

Телохранитель «Ясеня», профиль Европы в прицеле «Арматы»

В армию начались серийные поставки перспективной боевой техники

0
3058
Россия идет на восток

Россия идет на восток

Александр Широкорад

Откуда возьмутся «новые сибиряки»

2
2195
Какие корабли нужны на море

Какие корабли нужны на море

Владимир Пучнин

Морскую деятельность страны спасет долгосрочное планирование

0
1711

Другие новости

Загрузка...