0
4456
Газета Геополитика Интернет-версия

10.02.2022 20:34:00

От обороны – к наступлению

Как победить в информационной войне

Юрий Юрьев

Об авторе: Юрий Васильевич Юрьев – ветеран ВС РФ

Тэги: геополитика, россия, гибридные войны, информационные войны


геополитика, россия, гибридные войны, информационные войны Русская православная церковь должна четче заявить свою позицию в развернувшемся информационном противостоянии. Фото Reuters

Важнейшей составной частью войны гибридной является информационная война (ИВ). Против нашей страны, будь то дореволюционная Россия, Советский Союз или сегодняшняя Российская Федерация, война последовательно велась и ведется как минимум два столетия. После Второй мировой войны она приобрела специфический характер, став одним из ключевых факторов, способствовавших падению СССР. После некоторого затишья в конце девяностых и в начале нулевых война возобновилась с еще большим ожесточением. С массовым распространением новейших технологий под прицельными ударами нового «дранг нах остен» оказались буквально все слои российского общества, его история, культура, духовное наследие, сами граждане и все органы и структуры государства.

К сожалению, в ИВ мы наступаем на те же грабли, и провалов у нас больше, чем значимых побед. Такое положение абсолютно недопустимо, и особый смысл приобретают сказанные в 1941 году слова политрука Клочкова: «Велика Россия, а отступать некуда».

Понятие и концепция ИВ

Пропагандистская война была предшественницей ИВ, а само понятие ИВ сформировалось в США в начале 1990-х годов. Учитывая тогдашнее превосходство США в радиоэлектронике и компьютерной технологии, ИВ выглядела уникальным вариантом, позволявшим выиграть войну без собственно войны. Опьяненные недавней бескровной якобы «победой» над СССР, деятели военно-промышленного истеблишмента США встретили концепцию «на ура», их рьяно поддержали политики. У американских военных ИВ стала «новой большой идеей», которая вскоре материализовалась в военной структуре. В сентябре 1993 года Центр радиоэлектронной войны ВВС США в Сан-Антонио был переименован в Центр ИВ ВВС, позднее аналогичные центры возникли в сухопутных войсках и ВМС.

Заокеанские теоретики считают ИВ стратегией, эволюционировавшей, в частности, из управленческой (Command and Control Warfare, C2W) и управленческо-коммуникационной войны (Command, Control and Communication Warfare, C3W). Задачи C2W и C3W заключались в радиоэлектронных операциях, маскировке и дезинформации, психологических операциях, физическом уничтожении сетей управления противника и оперативной безопасности. ИВ добавила к ним еще три: атака на компьютерные сети, вмешательство в гражданские дела и вмешательство в общественные дела.

В 1998 году правительство США одобрило термины «информационные операции» (ИО, Information Operation) и «информационная война» (ИВ, Information Warfare). Первый термин определялся как «действия по доступу и/или воздействию на информационные системы противника для защиты собственной информации и информационных систем». Второй – как «ИО, проводимые во время кризиса или конфликта для достижения конкретных задач против конкретного противника». Как и военная разведка, ИО являются частью непрерывного процесса, идущего как на войне, так и в мирное время, и делятся на наступательные и оборонительные.

Проводимые на наших глазах ИО и ИВ не есть что-то новое. Ведь на протяжении веков и тысячелетий воюющие стороны на суше и на море стремились разными способами проникнуть в замыслы друг друга, сорвать или повлиять на них. Принципиально новым в ИВ является конечный кумулятивный эффект, многократно усиленный новейшими достижениями в науке и технике.

Неотложные задачи

Есть ли противодействие ИВ и ИО со стороны России? Да, есть, но оно запоздалое, вялое и неадекватное. Практически отсутствуют упреждающие действия (свежий пример – события в Казахстане), инициатива отдана противнику. Мы постоянно оправдываемся и доказываем «партнерам», что мы не «бэд бойз» и играем по правилам. Наши объяснения вроде бы вразумительны, но поезд ушел. Мы отпираемся, но нас просто не желают воспринимать. Наши слова не доходят до основной массы западной публики либо доходят в искаженном виде и не подкреплены вескими материальными аргументами.

Сейчас, когда аргументы появились и «партнеры» об этом прекрасно знают, требуется от обороны перейти к наступлению. Успех наступлению обеспечивает надежный тыл. Поэтому крайне важно собраться с духом и сказать себе и народу России несколько вещей о своей истории во избежание катастрофы в будущем. Главная вещь: как могло случиться, что самое страшное за тысячу лет поражение страны было предопределено преступными и целенаправленными действиями ее высшего руководства?

Вторая, не менее серьезная: как можно было три десятилетия пассивно созерцать («дурью маются, у них сроду государства не было, пусть перебесятся» и т.п.) и допускать превращение «братской» Украины в откровенно враждебное государство? Чей это провал – дипломатов, разведки, руководства?

Третья вещь – предельно честно сказать о роли И.В. Сталина в истории нашей страны вообще и Великой Отечественной в частности. И вернуть городу-герою на Волге известное миру имя. Сталинград был, есть и будет символом силы духа и несгибаемого мужества нашего народа и вечным напоминанием-предупреждением любому агрессору. Наконец, надо безотлагательно начать наводить порядок в своем тылу, во внутреннем информационном пространстве, плотно усеянном сомнительными или откровенно враждебными источниками. Привлечь к борьбе «за веру русскую» и РПЦ. К тому же: если бог создал человека по своему образу и подобию, пусть РПЦ озвучит свою позицию относительно методично внедряемого у нас «производственного брака» типа ЛБГТ. И не могла бы РПЦ найти в этом вопросе союзника в лице Ватикана?

Определиться с интернетом – чего в нем больше, пользы или вреда? Пагубное влияние интернета на детей и подростков не является секретом, и, как показали митинги в поддержку так называемого «лидера оппозиции», грозит нам бомбой замедленного действия. В этой связи неплохо бы вспомнить подзабытый опыт октябрят-пионеров-комсомольцев и перенести его в наши дни.

Много вопросов к телевидению и кино. О каком патриотизме можно говорить при полном засилье иностранных, преимущественно американских фильмов на ТВ-каналах и в кинозалах? Еще больше вопросов к образованию – кого оно готовит на государственные деньги? Патриота и русака, как говорил А.В. Суворов, или раздолбая-космополита-пацифиста, слышавшего про Мидуэй и не ведающего о Сталинградской битве? Есть и другие проколы, но они устраняемы, было бы желание.

Одновременно надо переходить к наступательной ИВ на внешнем фронте. И если для аудитории внутри страны почти эталоном можно считать программы Никиты Михалкова и Владимира Соловьева, то для забугорной публики надо что-то попроще, пожестче, с яркими красками.

Выразительный рассказ о первом министре обороны США Джеймсе Форрестоле, выбросившимся из окна госпиталя ВМС США 22 сентября 1949 года с паническим воплем «Русские идут!», стал бы неплохой затравкой в серии передач для аудитории по обе стороны Атлантики. Уместным к рассказу стал бы короткий комментарий Марии Захаровой или Маргариты Симоньян: «Извините, но русские только собираются…» 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Два спасательных круга российской школы

Два спасательных круга российской школы

Игорь Аглицкий

Добровольность образования приведет к возникновению гигантской детской асоциальной массы

0
432
Долгая дорога к «Ясеню»

Долгая дорога к «Ясеню»

Владимир Щербаков

Субмарины с крылатыми ракетами решают задачи мирового масштаба

0
2420
От Карелии до Кавказа, от Якутии до Донбасса

От Карелии до Кавказа, от Якутии до Донбасса

Сергей Васильев

Боевой путь заполярной гвардии военно-морского флота России

0
2510
НАТО расползается по планете

НАТО расползается по планете

Владимир Иванов

Альянс хочет стать глобальным и вездесущим

0
1079

Другие новости