0
5262
Газета Геополитика Интернет-версия

21.04.2022 20:22:00

Арабское золото против иранского булата

Тегеран и страны Персидского залива поборются за влияние в Сирии

Лариса Шашок

Об авторе: Лариса Александровна Шашок – преподаватель МГИМО(У) МИД РФ.

Тэги: геополитика, иран, объединенные арабские эмираты, сирия, влияние, конфликт


геополитика, иран, объединенные арабские эмираты, сирия, влияние, конфликт Арабские страны богаче, но у них нет таких мотивированных бойцов, как иранские стражи исламской революции. Фото Reuters

Вмешательство Ирана в гражданскую войну в Сирии позволило ему укрепить свои позиции в этой стране. Иран направил в страну иностранных боевиков и завербовал сирийцев в ополчения, связанные с Корпусом стражей исламской революции (КСИР).

Однако в последние годы ряд арабских государств активизировали усилия по нормализации отношений с Сирией. Предполагается, что Сирия в конечном итоге вернется в арабскую региональную дипломатию.

Возникает вопрос: каким образом Иран попытается сохранить достигнутые в Сирии завоевания, учитывая, что некоторые арабские страны могут использовать укрепившиеся связи с Сирией, чтобы подорвать и оттеснить своего конкурента в лице Тегерана?

ИРАНСКОЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО

С самого начала гражданской войны в Сирии КСИР играл жизненно важную роль в поддержке режима президента Башара Асада. Лидер сил «Аль-Кудс» генерал Касем Сулеймани возглавлял консультативную миссию КСИР в Сирии еще в 2011 году. Эта поддержка была невероятно важна, учитывая большое количество дезертирств, с которыми силы Асада столкнулись в начале конфликта.

В последующие годы Иран поддерживал участие в конфликте «Хезболлы» и иракских ополченцев, а генерал Сулеймани исполнял ведущую роль в координации их деятельности. Порой КСИР даже принимал непосредственное участие в боевых действиях против сирийских повстанцев.

Поддержка России, подкрепленная иранским военным вмешательством, изменила ход конфликта в пользу Башара Асада. Сегодня значительная часть северо-западной и северо-восточной Сирии остается вне контроля Асада, но густонаселенный запад, где сосредоточено большинство крупных городов, находится под жестким контролем правительственных сил.

Иран, со своей стороны, контролирует более 300 военных позиций в Сирии. А доверенные лица КСИР – как иностранные, так и внутренние – по-прежнему сосредоточены в стратегических точках по всей территории страны.

ДЕЙР-ЭЗ-ЗОР И ДОСТУП К СРЕДИЗЕМНОМУ МОРЮ

Первоначально вмешательство Ирана в сирийский конфликт носило оборонительный характер. Иран хотел лишь удержать своего союзника Башара Асада у власти. Свержение Асада поставило бы под угрозу ключевые стратегические интересы Тегерана – в том числе доступ через Сирию к Средиземному морю, который позволяет Ирану поддерживать связь с «Хезболлой» в Ливане.

Опасения Тегерана оправдались в 2013 году с усилением влияния террористической организации «Исламское государство» (ИГ, запрещено в РФ), которая взяла под контроль большую часть восточной Сирии. Под влияние ИГ попала провинция Дейр-эз-Зор на границе с Ираком, что прямо угрожало сухопутному маршруту из Ирана в Сирию.

Сирийские силы при участии ополченцев, поддерживаемых КСИР, вернули себе контроль над Дейр-эз-Зором в 2017 году. КСИР и контролируемые им группировки остались в провинции после победы. Причем первые создали военную базу Имама Али. А вторые установили фактический контроль над несколькими небольшими городами вдоль западного берега Евфрата, включая приграничный Аль-Букамаль, а также обеспечили безопасность дорог, соединяющих провинцию с Хомсом, Раккой и другими районами.

Таким образом, Иран добился прямого влияния на основные пограничные переходы из Сирии в Ирак, укрепив наземный маршрут из Ирана через Ирак и Сирию в Ливан и тем самым усилив свое влияние в регионе.

ОПОЛЧЕНЦЫ ДЕЙР-ЭЗ-ЗОРА

Один из способов, с помощью которых Иран стремится контролировать районы Дейр-эз-Зора и влиять на ситуацию в Сирии, – это создание сети заручившихся его поддержкой ополченцев.

Крупнейшей военизированной организацией в Сирии являются Национальные силы обороны (NDF), созданные при участии генерала Сулеймани в 2012 году. NDF представляют собой зонтичную организацию, объединяющую множество проасадовских военизированных формирований. На пике своего расцвета силы NDF насчитывали до 100 тыс. боевиков.

В Дейр-эз-Зоре ополченцы NDF наиболее показательно продемонстрировали лояльность Ирану. Тегеран наводнил провинцию иностранными боевиками, одновременно вербуя местных сирийцев для формирования новых группировок. В Дейр-эз-Зоре находились ополченцы из существовавшей ранее проиранской «Хезболлы» и иракских организаций, таких как «Катаиб-Хезболла» и «Бригады Бадра». Иран способствовал созданию новых ополчений, таких как «Фатимиюн» и «Зайнабиюн», состоящих из иностранных боевиков, завезенных из Афганистана и Пакистана.

На местном уровне Иран дополнительно создал ополчения, полностью состоящие из сирийских наемников. К ним относятся основанная в 2019 году «Джейш аль-Кура» и основанная в 2021 году «Хашемиюн». Вербовка в эти ополчения осуществлялась через иранскую шиитскую правовую школу «Вилаят аль-Факих».

ШИИТИЗАЦИЯ ДЕЙР-ЭЗ-ЗОРА

В мае 2011 года жители города Аль-Букамаль в Дейр-эз-Зоре, большинство населения которого составляют сунниты, сожгли фотографии лидера «Хезболлы» Хасана Насраллы, скандируя антииранские лозунги.

С тех пор на протяжении 10 лет иранские культурные и гуманитарные организации прочно закрепили свое присутствие в провинции, восстанавливая поврежденную инфраструктуру и открывая школы, в которых преподаются фарси и история Ирана. Стремлению шиитов обратить других в свою веру способствуют выделение стипендии для студентов, желающих изучать религию в Иране. Шейхам местных племен предлагается финансовая поддержка в распространении шиитского ислама. Прозелитизм Ирана усилился до такой степени, что в провинции были построены две шиитские святыни – источник Айн-Али и Купол Али, что позволяет шиитам совершать паломничества и придает региону новую религиозную идентичность.

Тем не менее в данной ситуации не обошлось и без прямого принуждения: неоднократно сообщалось об арестах суннитских имамов за отказ от выполнения призыва к молитве в шиитских традициях. Больницы в некоторых городах отказывались принимать сирийских жителей без предварительного согласования с КСИР или связанными с ним организациями.

Наряду с распространением шиитского течения ислама Иран также способствует демографическим изменениям в регионе. Иранские предприниматели и компании приобрели масштабные площади в Аль-Букамале и Маядине, предоставив жилье мигрировавшим в этот район иностранным шиитским семьям. В открытом доступе не имеется детальной статистики по демографической ситуации в Дейр-эз-Зоре. Но, учитывая приток иноземных шиитских боевиков и членов их семей наряду с сотнями местных жителей, которые присоединились к связанным с КСИР ополченцам, вполне вероятно, что Иран добился значительных успехов в изменении ситуации в провинции в свою пользу.

Таким образом, Тегеран заложил благоприятную основу для долгосрочного иранского влияния в одном из наиболее жизненно важных для его интересов районов Сирии.

СИРИЯ И АРАБСКИЕ СОСЕДИ

Для комплексного преодоления последствий многолетнего конфликта в Сирии правительству Башара Асада как минимум необходимо обрести легитимность на региональном уровне и привлечь иностранные инвестиции. Нормализация связей с региональными державами, ведущая к возвращению в Лигу арабских государств, предоставит Асаду возможности, которые он ищет.

Иордания, Египет и Алжир недавно продемонстрировали признаки углубления дипломатической активности с Сирией. Тем не менее самой крупной целью для Асада остается нормализация отношений с богатыми и передовыми странами Персидского залива. Президент Сирии уже добился определенных успехов в восстановлении связей с ОАЭ и Бахрейном посредством привлечения ограниченных инвестиций. Но устойчивые инвестиции стран Персидского залива в Сирию и нормализация связей с ведущей региональной державой – Саудовской Аравией – вероятно, будут зависеть от того, сузит ли Сирия присутствие Ирана на своей территории. Учитывая угрозу безопасности, которую представляет для стран Персидского залива иранское влияние в Ираке и Йемене, мотивация ОАЭ и Саудовской Аравии противостоять Ирану в Сирии только возрастает.

К концу 2021 года Сирия продемонстрировала, что готова к уменьшению иранского влияния в стране, по крайней мере внешне. Всего через несколько дней после визита министра иностранных дел ОАЭ в Дамаск в ноябре Башар Асад приказал командующему иранскими силами «Аль-Кудс» в Сирии покинуть страну по причине нарушения ее суверенитета. Однако в ближайшие годы Дамаск, по всей вероятности, будет проявлять осторожность в действиях против Ирана. В конце концов Асад, для которого сохранение власти превыше всего, осознает, что вмешательство Ирана помогло сохранить его режим в целости и сохранности. На территории страны остаются активными многочисленные проиранские ополчения, и их вытеснение сделало бы режим Асада более уязвимым.

ДАЛЕКИЕ ВЫГОДЫ И СЕГОДНЯШНИЕ ОПАСЕНИЯ

Несмотря на отсутствие открытого интереса к нормализации отношений между Сирией и остальным арабским миром, Иран может получить от этого политическую, экономическую и военную выгоду – в том числе за счет сокращения своего прямого военного присутствия на территории страны. Если Тегеран посчитает, что созданных им ополчений и начатых социальных изменений достаточно для защиты его интересов в Сирии, он может значительно сократить свое военное присутствие, которое обходится недешево.

На международном уровне возвращение Сирии в Лигу арабских государств также дало бы Ирану некоторое преимущество на уровне региональной дипломатии. Экономически Тегеран получит больше выгоды от менее изолированной Сирии, которая будет способна погасить накопленные за время войны долги, в том числе и перед Ираном.

Кроме того, передача военных задач доверенным руководителям ополчений высвободит ресурсы самого КСИР. Иранские военные базы могут быть переданы под контроль ополченцев, а не сирийской правительственной армии, что позволит КСИР быстро вернуться на прежние военные позиции, если они когда-либо решат это сделать.

Однако, несмотря на видимые преимущества подобного разворота, масштабный вывод войск КСИР из Сирии в краткосрочной перспективе маловероятен. Ситуация в сфере безопасности по-прежнему слишком нестабильна для Ирана – особенно в таких стратегических точках, как Дейр-эз-Зор, где все еще действуют ячейки ИГ и сохраняют военное присутствие США. Тегеран скорее всего попытается подорвать позиции обоих соперников до того, как начнет сокращение собственного присутствия. Для достижения этой цели Иран совершил ряд атак на военные базы США в конце 2021 года, продолжая при этом контртеррористические операции против ИГ.

Еще одна причина, по которой Иран не торопится сокращать присутствие войск КСИР на территории Сирии, – недоказанная долгосрочная лояльность созданных им ополчений.

ВЫВОДЫ

Хотя Иран, вероятно, поддержит попытки Сирии нормализовать отношения с арабским миром, риски для него очевидны. Экспансия арабского присутствия способна серьезно подорвать влияние Ирана, особенно в районах с преобладающим суннитским населением. Это может спровоцировать острую конкуренцию между Ираном и государствами Персидского залива за лояльность Сирии и создать ситуацию, в которой каждая сторона будет вкладывать все больше финансовых ресурсов для привлечения сирийцев под свое влияние. Это, в свою очередь, может способствовать фрагментации и без того ослабленной сирийской национальной идентичности.

Более того, может увеличиться и вероятность возобновления конфликта. Особенно если инфраструктурные проекты государств Персидского залива в Сирии будут основываться на поддержке суннитской исламистской идентичности в противовес созданной Ираном шиитской. На этом фоне ИГ сможет воспользоваться обострением внутренней напряженности для расширения вербовки, что еще больше подорвет стабильность в Сирии. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Израильские премьеры ударились в многочасовые интервью

Израильские премьеры ударились в многочасовые интервью

Игорь Субботин

Риск гражданского конфликта подогрел аппетиты оппозиции

0
411
Перемирие Аддис-Абебы и Мэкэле укрепляется

Перемирие Аддис-Абебы и Мэкэле укрепляется

Данила Моисеев

Полной капитуляции Эфиопия от штата Тыграй не требует

0
360
Северный Ирак превращается в капкан для турецкой армии

Северный Ирак превращается в капкан для турецкой армии

Игорь Субботин

Проиранские группировки угрожают Анкаре ударами по ее территории

0
2482
Россия–Финляндия: счеты старые и новые

Россия–Финляндия: счеты старые и новые

Борис Подопригора

Инвентаризация отношений должна быть жесткой и прагматичной

0
1084

Другие новости