0
4120
Газета Геополитика Интернет-версия

14.12.2023 20:35:00

Исламабад: терпение лопнуло

Раскол между правительством Пакистана и режимом в Афганистане углубляется

Лариса Шашок

Об авторе: Лариса Александровна Шашок – эксперт Института перспективных стратегических исследований ВШЭ.

Тэги: безопасность, пакистан, афганистан, отношения, напряженность, терроризм


безопасность, пакистан, афганистан, отношения, напряженность, терроризм Афганские беженцы в Пакистане, город Азакель, 30 ноября 2023 года. Фото Reuters

Пакистан решил занять жесткую позицию в отношении режима афганского движения «Талибан» (запрещено в РФ). Исламабад не будет поддерживать талибов на международном уровне и оказывать режиму какую-либо помощь. Такое решение было принято после отказа талибов ликвидировать убежища террористической группировки «Техрик-е-Талибан Пакистан» (ТТП, запрещена в РФ) в Афганистане. Временный премьер-министр Пакистана Анвар-уль-Хак Какар обвинил талибов в укрытии боевиков и содействии ТТП. Какар заявил, что «уровень терроризма в Пакистане вырос на 60%, а количество атак террористов-смертников – на 500%, в результате чего погибло более 2300 человек». Он отметил, что из 24 терактов смертников в Пакистане в 2023 году 15 были совершены афганцами.

Заявление было сделано сразу после решения Пакистана выслать около 1,7 млн «нелегальных афганских беженцев» в октябре. С тех пор страну покинули 375 тыс. афганцев. Фактически депортируют даже тех, у кого есть документы, разрешающие нахождение на территории страны. Большинство изгнанных афганцев – те, кто покинул Кабул, спасаясь от режима талибов. «Талибан» осудил политику принудительной депортации как несправедливую и бесчеловечную. Отвергая обвинения в поддержке ТТП, представитель талибов Забихулла Муджахид заявил, что Кабул «не несет ответственности за поддержание мира в Пакистане» и что Исламабад «должен решать проблемы внутренней безопасности, а не обвинять Афганистан».

Прежняя политика Пакистана была частично основана на стремлении настроить «Талибан» против ТТП. Если это было стратегической ошибкой Исламабада, то выбранный им новый политический курс – еще большая катастрофа. Решение выдворить афганских беженцев подорвет остатки дипломатического влияния Исламабада на Кабул и обострит антипакистанские настроения в Афганистане. Депортация афганцев лишь увеличит радикализацию и усугубит проблему насилия в Пакистане. Новое поколение афганцев будет ненавидеть Исламабад за то, что он не препятствовал приходу к власти в их стране репрессивного режима талибов в августе 2021 года. Тогда премьер-министр Пакистана Имран Хан написал в социальной сети, что «афганцы разорвали цепь рабства». Но за два года первоначальный оптимизм себя исчерпал. Практически ежедневные убийства сотрудников сил безопасности в приграничных районах привели к беспрецедентному давлению на руководство Пакистана. Отсутствие желания сотрудничать со стороны «Талибана», внутренние беспорядки и ухудшение экономической ситуации поставили Исламабад между молотом и наковальней. У него нет политических и финансовых возможностей для крупномасштабной военной операции. К тому же война внутри Афганистана с целью ликвидации ТТП будет рассматриваться как посягательство на суверенитет соседней страны.

По иронии судьбы Пакистан поддержал талибов, предоставив им убежище и помощь после вторжения США в Афганистан в октябре 2001 года. Тогда Исламабад преследовал тройную цель: создать дружественный режим в Кабуле; ограничить влияние Индии в Афганистане; нейтрализовать антипакистанские сети боевиков на территории Афганистана. Однако необоснованные предположения привели к обратным результатам. Приход к власти движения «Талибан» стимулировал ТТП. Ее ряды пополнили тысячи боевиков, освобожденных из тюрем Баграма и Пули-Чархи, а также более 40 экстремистских формирований. Ныне группировка насчитывает, по разным оценкам, от 4000 до 6000 боевиков.

После возвращения к власти режим талибов не игнорировал требования Пакистана в области безопасности. Напротив, талибы способствовали заключению двух краткосрочных соглашений о прекращении огня с ТТП в ноябре 2021 года и в июне–сентябре 2022 года. Но эти меры лишь предоставили ТТП время для перегруппировки сил. Позволение Исламабада некоторым боевикам ТТП тайно вернуться в приграничные районы на условиях мирной жизни, оказалась фатальной ошибкой. Как только боевики вернулись в провинцию Хайбер-Пахтунхва, местное население выступило с протестом, предостерегая государство от разрушительных последствий такой политики. Пакистанским стратегам стоило вспомнить, что основатель «Талибана» мулла Мухаммад Омар бросил вызов США и пожертвовал своим режимом, но не отрекся от главаря «Аль-Каиды» (запрещена в РФ) Усамы бен Ладена.

ТТП является идеологическим продолжением «Талибана» в Пакистане и стремится создать в стране аналог самопровозглашенного Исламского Эмирата. Опорные пункты ТТП в бывшем регионе федерально управляемой территории племен (ныне объединенном с провинцией Хайбер-Пахтунхва) обеспечивают талибам своего рода буферную зону. Группировка также разделяет притязания талибов на территории Пакистана, на которых преобладает пуштунское население. Талибы считают «линию Дюранда» колониальным пережитком. По их мнению, прочерченная британцами граница расколола пуштунскую общину, живущую по обе ее стороны. Руководство ТТП присягнуло на верность верховному лидеру талибов Хайбатулле Ахундзаде.

Ныне «Талибан» проявляет крайнюю осторожность в вопросах организационной слаженности и идеологического единства. Любой шаг по изгнанию ТТП из Афганистана может обнажить и усугубить раскол между сторонниками жесткой линии и политическими прагматиками. Более того, действия против ТТП могут спровоцировать исход ее боевиков в террористическую группировку «ИГ-Хорасан» (запрещена в РФ) – заклятый враг «Талибана». Похоже, Пакистан не смог предвидеть последствия захвата Афганистана талибами и объективно оценить глубину их связей с ТТП.

На протяжении двух десятилетий Пакистан поддерживал талибов в ущерб своей репутации и внутренней безопасности. Хотя многие призывали Пакистан без разбора бороться с религиозными экстремистами, в стране сохранялось негласное деление на «хороших» и «плохих». Двадцать лет спустя, когда ряд государств начинает рассматривать возможности контактов с талибами, Исламабад, напротив, решает разорвать связи ними и пойти по другому пути.

Недавнее заявление спецпосланника Пакистана по Афганистану Асифа Дуррани, что «мир в Афганистане стал кошмаром для Пакистана», подводит итог двум десятилетиям терпимости Исламабада. Пакистанское правительство уже не считает религиозный аспект эффективным инструментом продвижения своих региональных интересов. Но таковым не является и притеснение афганских беженцев. Создание целостной системы борьбы с терроризмом, нацеленной на нейтрализацию экстремистских группировок , – вот, что действительно поможет Пакистану стабилизировать напряженность в сфере безопасности.


Читайте также


КНР и США борются за превосходство в космосе

КНР и США борются за превосходство в космосе

Владимир Скосырев

В Вашингтоне вызывают тревогу новейшие технологии Пекина

0
474
Константин Ремчуков. В Китае число пользователей сотовых сетей 5G превысило 850 млн абонентов

Константин Ремчуков. В Китае число пользователей сотовых сетей 5G превысило 850 млн абонентов

Константин Ремчуков

Мониторинг ситуации в КНР по состоянию на 08.04.24

0
3748
Карлес Пучдемон разрывается между шансом на власть и угрозой тюрьмы

Карлес Пучдемон разрывается между шансом на власть и угрозой тюрьмы

Данила Моисеев

Трудности принятия закона об амнистии ставят под сомнение амбиции лидера каталонских сепаратистов

0
1767
Индийская разведка использует опыт MОССАД

Индийская разведка использует опыт MОССАД

Владимир Скосырев

Дели будет преследовать террористов на территории Пакистана

0
1692

Другие новости