0
20649
Газета Геополитика Интернет-версия

11.01.2024 17:55:00

Эволюция взглядов политического руководства КНР на военное строительство

«На войне побеждают благодаря спокойствию»

Василий Иванов

Об авторе: Василий Иванович Иванов – журналист.

Тэги: китай, кнр, армия, ноак, вооружения, политика, власть


китай, кнр, армия, ноак, вооружения, политика, власть Отряд Вооруженного полицейского корпуса Синьцзяна совершенствует боевые навыки. Фото с сайта www.mod.gov.cn

Учитывая сложившуюся международную обстановку, политическое руководство Китая ведет непрерывную работу по совершенствованию военно-доктринального базиса в интересах национальных Вооруженных сил. Учитывая существующие вызовы и угрозы национальной безопасности, руководство КНР разработало комплекс военно-политических стратегий. Учитывая низкую вероятность развязывания в ближайшей и среднесрочной перспективе крупномасштабной войны с участием Китая, политическое руководство КНР в своих взглядах на применение Вооруженных сил основывается на «стратегии активной обороны» и «концепции локальной войны».

АКТИВНАЯ ОБОРОНА ПО-КИТАЙСКИ

Под «стратегией активной обороны» в КНР понимается следующий комплекс действий:

– ведение стратегической обороны на заранее подготовленных рубежах с целью сорвать наступление противника, предотвратить его прорыв в глубь территории страны и обеспечить своевременный перевод государства на режим военного времени;

– создание стратегического равновесия;

– переход в стратегическое контрнаступление.

Вместе с тем указанный подход не исключает решительных наступательных действий в начальный период войны. Основными целями таких наступательных действий считаются упреждение противника в поражении ключевых элементов боевых систем и лишение его военно-технического превосходства над Вооруженными силами КНР.

Учитывая военно-политическую активность США, руководство Китая с 1996 года начало реализовывать стратегию асимметричного «регионального блокирования». В качестве вероятного противника в ней рассматриваются Соединенные Штаты и их союзники (Япония, Республика Корея, Филиппины, Тайвань, Малайзия и Австралия).

Основная цель – не допустить блокирования морских линий снабжения КНР. Приоритеты стратегии выстроены следующим образом: постройка авианосцев; ввод в строй новых десантных кораблей; наращивание количества палубных истребителей и вертолетов; увеличение количества современных подводных лодок.

ЯДЕРНАЯ СТРАТЕГИЯ

Важнейшим элементом военной политики КНР является ядерная стратегия, которая до начала 1990-х годов прошлого века включала идею применения ядерного оружия в случае крупномасштабного вооруженного противостояния с противником. Однако после событий 1991 года в районе Персидского залива («Война в Заливе», или «Война за освобождение Кувейта») доктрина стала меняться в сторону возможности применения неядерных боеприпасов с ракетных носителей.

Составные части стратегии ядерного сдерживания КНР следующие:

– демонстрация «угрозы ответного ядерного удара» для обеспечения внутри- и внешнеполитической безопасности;

– защита от ракетного удара сил противника путем проведения тщательной подготовки противовоздушной обороны, маскировки потенциальных целей;

– использование ядерных ракетных ударов как меры ответных действий;

– сочетание как централизованного управления, так и рассредоточенного базирования подчиненных сил и средств.

Ядерное оружие расценивается Пекином прежде всего как инструмент повышения роли и значимости Китая в международных делах, усиления его влияния на военно-политическую обстановку в мире, а также как стратегическое средство «сдерживания любых противников от попыток военно-силового давления на КНР».

В связи с этим китайское руководство считает, что страна должна обладать эффективными ядерными стратегическими наступательными силами, включающими в себя наземный, воздушный и морской компонент.

Официально выступая за всеобщее запрещение и полное уничтожение ядерного оружия, Пекин фактически не допускает принятия на себя каких-либо конкретных обязательств, ограничивающих развитие ядерного потенциала КНР.

В Китае выделяют ряд факторов, препятствующих его подключению к ядерному разоружению. В их числе – развертывание Вашингтоном и его союзниками глобальной системы противоракетной обороны (ПРО), а также недостаточный, по китайским оценкам, уровень сокращения ядерных боезарядов и их носителей США и Россией. Считается, что скрытие истинного состояния ядерного потенциала КНР способствует решению НОАК задач стратегического сдерживания.

НОРМАТИВНАЯ БАЗА

Достоверно известно, что к факторам, активизирующим военное строительство в КНР, китайские военные специалисты и политологи относят следующие:

  • включение территории восточного Китая и его акваторий в зону ответственности объединенного командования ВС США в Тихоокеанской зоне;

  • выход США в 2002 году из Договора об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО) от 1972 года;

  • создание США элементов системы ПРО с привлечением Японии и Южной Кореи;

  • развитие американскими военными стратегами теории и практики воздушно-морских операций.

В соответствии со ст. 29 Конституции КНР 2004 года Вооруженные силы КНР принадлежат гражданам Китая. Нормативно-правовым документом закреплено, что к задачам национальных ВС относятся: обеспечение национальной безопасности, противодействие внешней агрессии, защита родины, охрана людей. Государство обеспечивает модернизацию Вооруженных сил для усиления своих возможностей по защите национальных интересов Китая.

Закон о национальной обороне (в редакции от 2015 года) дает исследователям общее представление об основном направлении применения ВС КНР – «защите Родины от агрессии». Решение о применении НОАК в случае агрессии является исключительным правом Центрального военного совета (ЦВС) Китая. Механизм перехода национальных Вооруженных сил к конкретным действиям регламентируется планами соответствующих штабов. Однако их содержание по причине закрытого характера такого рода информации является недоступным.

В соответствии с Законом о территориальной целостности (принят в 2005 году) объявление Тайванем независимости может быть расценено китайским руководством в качестве угрозы национальной безопасности. В законе содержатся нормы и принципы юридического характера, которых государственное и военное руководство Китая будет придерживаться в ходе подобной проблемной ситуации. В документе заявлена возможность применения КНР военной силы.

В законе отмечено, что проблема Тайваня является исключительно внутренним делом КНР, и ее решение не подлежит вмешательству со стороны «внешних сил». Это дает китайским должностным лицам, принимающим решения, значительное пространство для субъективного толкования ситуации с учетом политической конъюнктуры конкретного исторического момента.

ВОЕННО-ДОКТРИНАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

Основным военно-доктринальным документом КНР является издание «Направления военной стратегии» Центрального военного совета. Документ этот обновляется примерно раз в десятилетие. Для широкой общественности он засекречен, однако по решению ЦВС могут публиковаться его отдельные выдержки и положения.

В документе описываются основные угрозы, с которыми сталкивается китайское государство. Излагаются взгляды руководства страны на характер современных войн, военных конфликтов, тенденции в развитии военного искусства. Определяются ближнесрочные и долговременные цели военного строительства.

За всю историю КНР «Направления военной стратегии» впускались девять раз по итогам расширенного заседания ЦВС. В прошлом эти документы не размещались публично, однако начиная с 1998 года пресс-канцелярия Минобороны КНР начала публикацию Белых книг по национальной обороне, где излагаются текущие приоритеты военной политики в адаптированном для общественности виде.

В Белой книге «Национальная оборона КНР в 2008 году» заявлено о расширении сфер национальных интересов в мире: «Развитие Китая не может быть отделено от изменений в мире. Благополучность и стабильность в мире нельзя отделить от развития Китая».

В соответствии с Белой книгой «Национальная оборона КНР в 2010 году» китайское правительство намерено создать «с некоторыми дружественными странами» межправительственные структуры, курирующие вопросы международного военного и военно-технического сотрудничества. В военно-доктринальном документе особое внимание уделено углублению «добрососедской дружбы и прагматичного сотрудничества» с зарубежными странами.

В 2013 году пресс-канцелярия Министерства обороны КНР обнародовала Белую книгу «Диверсификация применения вооруженных сил Китая». В военно-доктринальном документе изложены тезисы, в полной мере отражающие внешнеполитические приоритеты официального Пекина: трансформация региональной обороны в «трансрегиональную мобильность» и расширение спектра национальных интересов Китая по мере его интегрирования в мировую экономику.

В данном документе особо подчеркнута возрастающая роль военно-морского компонента НОАК в обеспечении национальных интересов официального Пекина. Также в документе обнародованы меры по модернизации национальной обороны КНР: создание авианосного флота полностью национального производства, ускоренное развитие боевой авиации, совершенствование механизированных подразделений и сил специальных операций НОАК.

В нормативно-доктринальном документе «Китайская военная стратегия» (2015) внимание акцентировано на том, что «в новый исторический период армия Китая должна эффективно решать возложенные задачи по защите мира в различных регионах; активно расширять сотрудничество в области военной безопасности с другими странами».

Особо подчеркнуто, что «для выполнения своих обязательств Китай будет поддерживать мирные инициативы под эгидой ООН, пользоваться правом в Совете Безопасности (СБ) ООН, разрешать конфликты мирными способами, содействовать защите региональной безопасности. Укрепляя национальную мощь, ВС КНР будут еще активнее участвовать в миротворческих операциях и организации помощи в рамках международных организаций».

Изложенные положения получили дальнейшее развитие в Белой книге по национальной обороне «Политика Китая в отношении сотрудничества в сфере безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе» (2017), где были раскрыты официальные взгляды китайского руководства на подходы к сотрудничеству с иностранными государствами, в том числе и в военной сфере. Документом определена необходимость взаимодействия с другими государствами в рамках миротворческой деятельности в составе контингентов ООН, обращено внимание на главенство роли многостороннего международного сотрудничества при нормализации обстановки в горячих точках.

«БЕЛАЯ КНИГА» НОВОЙ ЭПОХИ

В 2019 году была обнародована Белая книга по национальной обороне «Национальная оборона КНР в новую эпоху». Новая редакция Белой книги была издана с целью снять постоянно усиливающуюся обеспокоенность международного сообщества в отношении темпов военного строительства КНР за счет демонстрации его «транспарентности» и «миролюбивого характера». В издании также отмечена решимость официального Пекина защищать национальные интересы страны с опорой на свои Вооруженные силы.

В этом же военно-доктринальном документе говорится об осложнении текущей военно-политической обстановки и о нарастании вызовов и угроз безопасности КНР. К ним официальный Пекин относит:

  • деятельность США по наращиванию военного превосходства в АТР;

  • попытки США вмешаться в урегулирование территориальных проблем Южно-Китайского и Восточно-Китайского морей, Тайваня, а также тибетского и уйгурского сепаратизма;

  • увеличение расходов Японии на оборону;

  • нестабильность на границах КНР, нерешенность территориальных претензий с государствами-соседями.

Также подчеркивается возрастающая роль НОАК в обеспечении интересов Пекина за пределами национальной территории, в космическом и кибернетическом пространстве. Внимание обращается на повышение возможностей китайских ВС по проведению операций за пределами страны, формированию военно-морских сил, действующих в акваториях океанской зоны, созданию сети пунктов материально-технического обеспечения в иностранных государствах в интересах ВМФ НОАК.

Китайские руководители еще раз подтверждают неизменность своих стратегических взглядов на применение ядерного оружия, которые заключаются в невозможности его применения первыми и в одностороннем порядке против неядерных стран. Однако официальный Пекин отвергает саму возможность присоединения и ратификации договоров ведущих ядерных стран, поскольку это может ограничить потенциал стратегического сдерживания китайского государства.

Для опровержения идеи об «излишней милитаризации» Китая в данном издании Белой книги подробно освещены вопросы военной экономики национальных Вооруженных сил. Акцент сделан на целесообразности строительства национальной обороны и экономики, а также на низкой доле военного бюджета в валовом внутреннем продукте и на относительно небольших государственных расходах в сравнении с другими развитыми в военном отношении странами.

Новым положением рассматриваемой Белой книги стала также увязка задач военного строительства КНР с реализацией концепции «Сообщество единой судьбы человечества» (СЕСЧ), выдвинутой председателем КНР Си Цзиньпином в 2012 году. В документе подчеркивается, что, продвигая СЕСЧ, мощные в военном отношении Вооруженные силы Китая становятся «надежной опорой» и гарантом новой архитектуры глобальной безопасности.

Проведение Россией реформы национальных Вооруженных сил рассматривается в документе как фактор, обостряющий геополитическое соперничество. РФ признается главным политическим партнером, с которым считается целесообразно поддерживать беспрецедентно высокий уровень взаимодействия в военной сфере. Однако официальный Пекин подчеркивает, что отказывается от вступления в какой-либо военный/военно-политический блок.

Данный документ, кроме всего прочего, преследует цель заявить о КНР как о стране, которая в условиях глобальных вызовов и угроз способна решать внешнеполитические проблемы силовыми методами. Отметим также, что Белые книги публикуются на фоне возрастания конфликтного потенциала между КНР и США в Тайваньском проливе и Южно-Китайском море.

1-11-1480.jpg
Тайваньские артиллеристы проводят учения
на базе в Чжэньцзяне.  Фото со страницы
агентства военных новостей Министерства
национальной обороны Тайваня в Flickr
МЕЖДУНАРОДНЫЕ МИРОТВОРЧЕСКИЕ ОПЕРАЦИИ

Участие Китая в миротворческих операциях в рамках мандата ООН регламентируется документом под названием «Правила выполнения миротворческих миссий НОАК», утвержденным ЦВС КНР в 2012 году.

В соответствии с Конституцией страны и принципами Устава ООН китайские военнослужащие выполняют задачи в составе миротворческих контингентов в Конго, Либерии, Ливане, Мали, Мозамбике, Южном Судане. Они выполняют обязанности наблюдателей, полиции, участвуют в ремонте дорог, обезвреживании мин, оказывают медицинскую помощь.

Кроме непосредственного выполнения своих основных функций китайские миротворцы решают задачи по защите интересов КНР за пределами национальной территории. С декабря 2008 года на постоянной основе Китай направляет отряды кораблей национальных ВМС в Аденский залив и территориальные воды Сомали для охраны навигации. С 2017 года китайские военнослужащие выполняют задачи по охране и обороне пункта материально-технического обеспечения китайских ВМС в Джибути.

ЗАДАЧИ НЕБОЕВОГО ХАРАКТЕРА

В Китае разработана нормативно-правовая база применения подразделений НОАК для выполнения задач небоевого характера: поддержание внутриполитической стабильности, противодействие терроризму, ликвидация стихийных бедствий, техногенных катастроф. В соответствии с законом КНР «О реагировании на чрезвычайные ситуации» (2007) воинские формирования задействуются в интересах проведения первоочередных аварийно-спасательных и других неотложных работ.

К нормативно-правовыми актам, регулирующим деятельность в данной области, можно отнести законодательные акты «О мобилизации» (2010), «О Народной вооруженной милиции» (2009), положения «Об участии Вооруженных сил КНР в ликвидации последствий стихийных бедствий и техногенных катастроф» (2005), «Об экстренном управлении войсками при возникновении чрезвычайных происшествий» (2010), директивы ЦВС КНР и постановления Госсовета КНР.

Под чрезвычайной ситуацией китайские специалисты понимают стихийные бедствия, аварии, явления медико-санитарного и социального характера, которые повлекли за собой значительный общественный ущерб и требуют принятия экстренных мер. Порядок участия НОАК в данных ситуациях предусматривает привлечение «соразмерных нанесенному ущербу сил и средств» для выполнения «неотложных и аварийно-спасательных работ».

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ

Анализ нормативно-правовой базы применения НОАК говорит о том, что, придерживаясь оборонной политики, подчиненной стратегии развития и обеспечения безопасности, китайское руководство может применять военную силу в соответствии с принципом «активной обороны» исключительно для защиты суверенитета и территориальной целостности государства. Нападение возможно только в ответ на нападение. Однако руководство Китая, используя понятие «активная оборона», способно истолковать в качестве нападения любую угрозу национальным интересам и оправдать применение своей военной силы.

В Китае публикуются открытая военно-теоретическая литература, специализированные журналы и издания, анализ которых дает возможность понять логику развития военной мысли в стране. К наиболее авторитетным и в то же время доступным публикациям в сфере исследований военного дела можно назвать издания «Наука об операциях» (2006), а также «Наука о военной стратегии» (2013).

Авторы изданий отмечают, что военная политика КНР направлена на формирование условий, способствующих реализации планов развития страны, целью которых является «великое возрождение китайской нации» и превращение Китая к 2049 году в «модернизированное социалистическое государство», способное оказывать влияние на глобальные и региональные процессы с задействованием силовых методов.

Для исследователей китайской военной доктрины особый интерес представляют работы китайских ученых, опубликованные в серии «Лучшие докторские диссертации Академии военных наук КНР».

Так, в диссертации полковника Сю Куя «Теория стратегического планирования мобилизации в интересах национальной обороны» рассмотрены основные аспекты стратегического планирования мобилизации, выявлена необходимость совершенствования стратегического планирования исходя из вызовов национальной безопасности КНР на современном этапе.

Старший полковник Тан Лин в диссертации «Принятие стратегических решений в современной военной стратегии» рассмотрел эволюцию модели принятия политических и военно-стратегических решений в КНР и других странах, отметив, что важнейшую роль на подготовительном этапе принятия решений играют заблаговременное изучение и оценка военных возможностей зарубежных стран. Автор предлагает диверсифицировать структуру китайских организаций, отвечающих за мониторинг военно-политической ситуации в мире.

Важное место занимают работы, посвященные изучению ведения боевых действий в новых операционных средах. Например, полковник Чэн Юнхун в монографии «Расширение присутствия США в космической сфере» проанализировал перспективы использования космического пространства в военных целях, выявил тенденции наращивания военного потенциала США в ракетно-космической сфере.

В работе полковника Лю Мохуа «Концепции деятельности США в космическом и кибернетическом пространстве» выявлены тенденции расширения сфер вооруженной борьбы и влияние данного процесса на военно-политическую обстановку в мире. Авторы также отмечают необходимость развития компонентов Вооруженных сил КНР, ответственных за ведение военных действий в кибернетическом пространстве.

ГИБРИДНАЯ ВОЙНА

Широкое распространение получила монография «Неограниченная война», в которой старшие офицеры НОАК Цяо Лян и Ван Сянсу изложили китайскую концепцию гибридной войны.

Основное содержание издания сводится к тезису, что китайская нация может победить технологически превосходящего противника (например, США) с помощью различных средств. Вместо прямого военного противостояния авторы предлагают такое средство, как политическая война, которая включает использование юридических инструментов и экономических средств в качестве рычага давления на противника в обход прямых военных действий.

Авторы обращают внимание на то, что наиболее авторитетным источником, концептуализирующим китайский опыт в области достижения победы невоенными способами, является трактат Сунь-Цзы «Искусство войны», где искусство полководца рассматривается в качестве возможности достичь победы в войне без применения военной силы.

Старший полковник НОАК Ли Дапэн в своей монографии «Будущая война: применение высокоточного оружия на всех театрах военных действий», продолжая идеи все того же Сунь-Цзы, акцентировал внимание на том, что в мировой политике на первое место становятся невоенные способы разрешения вооруженных конфликтов, такие как терроризм и радикализм. По оценке автора, усиление потенциала государств будет происходить как на силовом уровне, так и на информационном, за счет использования возможностей интернета и искусственного интеллекта (ИИ).

Важным этапом в развитии китайской военной мысли следует считать публикацию в 2011 году монографии «Основы стратегической коммуникации». Авторы издания Би Яньтао и Ван Цзиньлинь раскрывают содержание нового инструмента воздействия на потенциального противника – стратегической коммуникации, представляющей проецирование государством в сознание национальных и зарубежных целевых аудиторий стратегических ценностей, интересов и целей. Доктор наук Цзуньюй Чжоу считает, что информационные и психологические операции уже стали частью современной войны против «трех сил зла»: терроризма, сепаратизма и экстремизма. Источником угроз остаются действия определенных кругов Тайваня, не желающих признать себя частью «единого Китая», а также попытки отделения от КНР территорий Тибета и Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР).

В КНР организован выпуск более 20 специализированных периодических изданий, освещающих вопросы военно-политического и военно-технического характера для широкого круга читателей. Более 50% из них являются дочерними предприятиями ведущих компаний оборонно-промышленного комплекса КНР.

Вместе с тем действуют меры по ограничению их распространения в КНР: оформление подписки возможно в почтовом отделении при совпадении адреса проживания гражданина КНР с местом его рождения, через газетные киоски или через подписку в почтовом отделении, а также через китайские интернет-магазины при наличии соответствующего разрешения. Большинство изданий не имеют электронных версий, что обусловлено политикой ограничения доступа к материалам.

С ПОЗИЦИИ «СИЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА»

Изучение деятельности китайского руководства на текущем этапе свидетельствует о возрастании тенденции к решению внешнеполитических задач с позиции «сильного государства». Особое внимание уделяется обеспечению готовности к отстаиванию расширяющихся национальных интересов с задействованием Вооруженных сил. Дальнейшее наращивание темпов военного строительства Китая, по мнению китайского командования, возможно за счет военного и военно-технического сотрудничества с иностранными государствами.

Таким образом, анализ эволюции теоретических взглядов руководства Китая на обеспечение военной безопасности показывает, что, несмотря на декларативное отражение в нормативно-правовых актах вполне конкретных условий, определяющих применение Вооруженных сил, не всегда представляется возможным четко определить границы перехода к их применению. Подобный подход к правовому регулированию в полной мере соответствует прагматичной позиции руководства КНР: появляется возможность получить одобрение мирового сообщества за счет развития правовых механизмов в Китае и сохранить за собой возможность применить национальные Вооруженные силы с учетом условий конкретной обстановки. 


Читайте также


Евросоюз подложил России свинину

Евросоюз подложил России свинину

Ольга Соловьева

Антидемпинговое расследование Пекина позволит РФ нарастить поставки в Китай

0
426
Волны жары угрожают городам США, Китая и России

Волны жары угрожают городам США, Китая и России

Михаил Сергеев

Экономисты советуют увеличивать защитные возможности зеленых насаждений

0
944
Cближение России с КНДР насторожило Пекин

Cближение России с КНДР насторожило Пекин

Владимир Скосырев

Китайские и южнокорейские чиновники провели в Сеуле встречу в формате "2+2"

0
537
Политологов для экономики оказалось слишком много

Политологов для экономики оказалось слишком много

Анастасия Башкатова

Кибербезопасность, вооружения и строительство – три приоритета на ближайшие годы

0
332

Другие новости