0
2267
Газета История Интернет-версия

26.01.2001 00:00:00

Нет аналогов поныне

Тэги: ракеты, ПВО


Сорок лет назад, 4 марта 1961 г., в СССР произошло этапное событие, открывшее новую страницу в ядерном противостоянии двух великих держав, - впервые в мире были осуществлены перехват и поражение головной части баллистической ракеты (БР) в натурных условиях ее полета специальным перехватчиком - противоракетой (ПР).


ОБРАЩЕНИЕ МАРШАЛОВ

Этому выдающемуся событию предшествовал 7-летний напряженный труд коллективов разработчиков предприятий оборонных отраслей промышленности и войсковых частей, в результате которого был создан экспериментальный полигонный комплекс средств противоракетной обороны (ПРО) - система "А", и были проведены ее натурные испытания с пусками противоракет по реальным БР-мишеням.

Достаточно подробно история создания системы "А", как и последующих боевых образцов системы ПРО от стратегических БР, представлена в публикациях участников ее разработки. Остановимся здесь лишь на основных моментах этой истории.

К 1953 г. в СССР и США были созданы или готовились к испытаниям мощные атомные и "водородные" заряды, появились первые баллистические ракеты дальнего действия, готовились к испытаниям межконтинентальные баллистические ракеты (МБР). В 1948-1951 гг. в НИИ-4 Минобороны и в НИИ-885, занимавшихся разработкой и применением БР, были проведены первые, в основном теоретические, исследования возможности создания средств ПРО. Сейчас трудно сказать, какие именно события и соображения (может быть, война в Корее и угроза применения там атомной бомбы) привели к тому, что через полгода после смерти Сталина семь маршалов Советского Союза обратились в ЦК КПСС с просьбой рассмотреть вопрос о создании средств ПРО. Вопрос был рассмотрен, вести работы поручили Конструкторскому бюро # 1 (КБ-1, а ныне ЦКБ "Алмаз"), уже в то время хорошо известному предприятию - создателю систем противосамолетной обороны (ПСО) с зенитными управляемыми ракетами (ЗУР) и ряда других систем с управляемыми ракетами-перехватчиками.


ОЦЕНКА ВОЗМОЖНОСТЕЙ

Поставленная перед КБ-1 задача оценки возможностей создания средств ПРО на базе современной техники радиолокации и достижений в области зенитных управляемых ракет решалась в КБ-1 с 1954 г., сначала силами системно-теоретической лаборатории, возглавляемой профессором Нахимом Лившицем. Вскоре ведущая роль в исследованиях по ПРО стала принадлежать профессору Григорию Кисунько, начальнику крупного отдела по созданию системы ПСО "С-25". Под его руководством в составе отдела над проблемой ПРО стала работать специально созданная группа, а затем и лаборатория во главе с Яковом Елизаренковым.

В 1955 г. по проблеме ПРО в КБ-1 было создано специальное подразделение СКБ-30 во главе с Григорием Кисунько. Под его руководством была организована и проведена серия решающих экспериментов по фундаментальным физическим основам создания системы ПРО.

Прежде всего следовало решить вопросы, связанные с возможностью дальнего обнаружения БР, выделения ее головной части (ГЧ) на фоне корпуса, который отделяется от ГЧ, или на фоне обломков корпуса, который мог быть взорван для создания помех радиолокаторам ПРО (о создании специальных средств противодействия ПРО тогда еще не было данных). Для выяснения реальных возможностей обнаружения БР и распознавания (селекции) ГЧ были созданы экспериментальные радиолокаторы РЭ-1 (а затем и РЭ-2) в Казахстане и РЭ-3 на Камчатке (в районах падения ГЧ БР, Р-5, Р-12, Р-7). Экспериментальные работы показали, что задача обнаружения БР, при соответствующей мощности радиолокатора, может быть решена. Однако задача селекции ГЧ оказалась более сложной, и в ряде случаев приходилось прибегать к искусственному "уводу" корпуса БР.

Другой фундаментальной проблемой было выяснение степени уязвимости ГЧ БР с ядерным зарядом, поражающими осколками боевой части (БЧ) противоракеты. При этом с самого начала осознавалось, что понятие поражения такой цели коренным образом отличается от понятия поражения обычных целей ПСО. От истребителя и ЗУР требовалось "сбить" бомбардировщик даже если в его бомбоотсеках находились ядерные бомбы. О том, что произойдет, если при этом бомбардировщик сбросит бомбы или упадет на обороняемый объект, речи тогда не шло. От ПРО же с самого начала требовалось поражение самой "бомбы", то есть ядерного заряда, находящегося в корпусе ГЧ.

К середине 1956 г. исследования в области ПРО были проведены во многих направлениях, но результатов отдельных экспериментов, конечно, было недостаточно, чтобы убедиться (и убедить оппонентов) в возможности поражения ГЧ БР в полете и, соответственно, в возможности создания системы ПРО. Необходимо было это продемонстрировать в натурных условиях.


ЭЛЕМЕНТЫ СИСТЕМЫ

Правительство приняло решение о создании экспериментального полигонного комплекса средств ПРО - системы "А" и, соответственно, о строительстве нового полигона ГНИИП 10 МО в районе озера Балхаш в Казахстане, которое и было начато летом 1956 г. Строительство полигона, проектирование и создание средств системы "А", монтаж средств системы на объектах полигона шли удивительно быстро, благодаря хорошей организации работ и энтузиазму коллективов предприятий-разработчиков и воинских частей, хотя и требовали огромного напряжения сил.

В результате уже в 1957 г., смогли начаться автономные испытания радиолокационных средств, в том числе натурные, по реальным целям - баллистическим ракетам и их головным частям. Начиная с 1958 г. проводились летные испытания противоракеты В-1000.

О небывалой технической сложности системы "А" свидетельствует ее состав, в который входили:

радиолокационная станция дальнего обнаружения БР (главный конструктор Владимир Сосульников);

три радиолокатора точного наведения ПР на цель (РТН), каждый из которых состоял из радиолокаторов определения дальностей до цели противоракеты (использовался дальномерный принцип определения координат цели и противоракеты);

противоракета В-1000 (главный конструктор Петр Грушин) с пусковой установкой;

радиолокационная станция визирования ПР для вывода ее на траекторию наведения (РСВПР, главный конструктор Самуил Рабинович) и совмещенная с ней станция передачи команд (СПК);

главный командно-вычислительный центр (ГКВЦ) с цифровой вычислительной машиной

М-40 (главный конструктор Сергей Лебедев);

радиорелейные линии связи между всеми средствами системы (главный конструктор Фрол Липсман).

Главным конструктором автопилота противоракеты являлся Петр Кириллов, а ее боевой части - Константин Козорезов.

Главным конструктором РТН, СПК, ГКВЦ и системы "А" в целом был Григорий Кисунько.

В 1960 г. была проведена отработка взаимодействия всех средств системы "А", и к концу года состоялись первые натурные пуски ПР по реальным баллистическим целям. По их результатам осуществлен ряд доработок средств системы для повышения точности наведения ПР и эффективности стрельбы.


ЕСТЬ ПЕРЕХВАТ

4 марта 1961 г. система "А" впервые в мире осуществила перехват и поражение головной части баллистической ракеты

Р-12, летевшей со скоростью более 3 км/сек. Как сообщалось в официальном докладе правительству, "...По команде ЭВМ был произведен подрыв осколочно-фугасной боевой части противоракеты, после чего, по данным кинофоторегистрации, головная часть баллистической ракеты начала разваливаться на куски...". Прямое поражение головных частей БР было зафиксировано и в ряде последующих натурных работ.

К концу 1961 г. решением ЦК КПСС и Совмина СССР руководимое Григорием Кисунько подразделение было выделено из состава КБ-1 в самостоятельное предприятие ОКБ-30, получившее в дальнейшем наименование ОКБ "Вымпел", а затем НИИ Радиоприборостроения (НИИРП) и ставшее головным предприятием по ПРО России.

Натурные испытания системы "А" показали, что задача, поставленная перед ней, выполнена - продемонстрирована принципиальная возможность перехвата и эффективного поражения головных частей БР.

Факт перехвата и поражения баллистических целей имел не только большое военно-техническое, но и важное политическое значение, поскольку в то время даже одиночная БР считалась абсолютным оружием. Однако событие это не получило тогда должного резонанса в стране. Причины для этого были. Отчасти так вышло из-за того, что руководящие круги военно-промышленного комплекса были озабочены подготовкой к первому запуску на орбиту искусственного спутника Земли с человеком на борту, что и произошло 12 апреля 1961 г., а знаменательное событие в истории ПРО осталось в тени. Только летом 1961 г. Никита Хрущев, выступая на одном из международных форумов, сказал, что есть у нас такие умельцы, которые могут попасть в муху в космосе.

Создание системы "А" и успешная демонстрация возможности перехвата БР позволили начать разработку боевых систем ПРО. Проделанная до того работа составила значительную часть фундамента этих боевых систем.


ДИСКУССИЯ НЕ ПО СУЩЕСТВУ

Но процесс создания боевых систем ПРО в нашей стране - это уже другая история "длиною" в 30 с лишним лет. Скажу лишь, что на их протяжении головным институтом по ПРО в кооперации со смежными предприятиями промышленности и организациями Министерства обороны были созданы, испытаны и сданы Заказчику два поколения боевой системы противоракетной обороны г. Москвы от стратегических баллистических ракет - система "А-35М" (главный конструктор Иван Омельченко) и система "А-135" (главный конструктор Анатолий Басистов).

В настоящее время система "А-135" - единственная в мире действующая система противоракетной обороны (ПРО). Она находится в эксплуатации в Вооруженных силах РФ и пока является единственным реальным средством борьбы и с нестратегическими баллистическими ракетами.

И последнее. Сегодня проблемы ПРО достаточно широко обсуждаются в средствах массовой информации в связи с введением в действие Концепции национальной безопасности, появлением Военной и Внешнеполитической доктрин и, особенно, в связи с предполагающимся развертыванием национальной системы ПРО США. При этом делается акцент на то, что ответом России на действия США в области ПРО будет ответ ассиметричный, суть которого в наращивании и развитии потенциала стратегических ударных сил, а не в развитии отечественных средств ПРО.

Но как же можно развивать средства нападения, не развивая средства защиты? Разве можно совершенствовать меч, не зная, каким будет щит, совершенствовать артиллерийский снаряд, не зная возможности брони, ну и т.д.? Чтобы не потерять эффективность наших ударных сил, мы должны знать возможности системы ПРО противника. Но единственный гарантированный способ получения этого знания - непрерывное совершенствование и развитие, пусть и в ограниченном объеме, собственных средств ПРО.

Только постоянный баланс технического уровня ударных сил и средств ПРО может гарантировать безопасность в современном мире!


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Иркутский бизнес ищет применение промотходам

Иркутский бизнес ищет применение промотходам

Владимир Полканов

Наращивание переработки промышленных отходов с содержанием золы в регионе станет большим шагом к построению экономики замкнутого цикла

0
563
Армения и Азербайджан из-за "Цезаря" поспорили о войне и мире

Армения и Азербайджан из-за "Цезаря" поспорили о войне и мире

Артур Аваков

Новость о закупках гаубиц осложняет диалог Баку и Еревана

0
1195
Аудиторы обнаружили недостачу фонарей, дорожных знаков и зелени

Аудиторы обнаружили недостачу фонарей, дорожных знаков и зелени

Анастасия Башкатова

Городская среда по всей стране благоустраивается в целом успешно

0
1689
На довыборы в Госдуму партии решили не торопиться

На довыборы в Госдуму партии решили не торопиться

Дарья Гармоненко

Иван Родин

В двух округах ожидается блиц, еще в одном – демонстрация консенсуса

0
1566

Другие новости