0
617
Газета История Интернет-версия

12.07.2001 00:00:00

Визит в империю


Франсиско де Миранда. Путешествие по Российской Империи. Перевод с испанского М.С. Кальперович, В.А. Капанадзе и Е.Ф. Толстой. - М.: МАИК "Наука / Интерпериодика", 2001, 364 с.

Он, как не трудно догадаться, прочитав заголовок, это Франсиско де Миранда, великий венесуэлец, посетивший в 1786-1787 годах Российскую империю в поисках поддержки своим планам освобождения от колониализма.

Франсиско де Миранда участвовал во всех судьбоносных событиях конца XVIII - начала XIX веков: в сражениях за независимость будущих Соединенных Штатов Америки, в Великой французской революции. Его имя высечено на триумфальной арке в Париже, портрет выставлен в зеркальной галерее Версальского дворца

В течение долгих скитаний по странам Старого и Нового Света Миранде посчастливилось непосредственно общаться, близко познакомиться, а подчас и подружиться с необычайно широким кругом выдающихся современников, занимавших заметное положение в тогдашнем обществе. Среди них - коронованные особы, "отцы-основатели" первой независимой республики Западного полушария, государственные деятели европейских монархий, просветители, видные военачальники, историки, драматурги, актеры, композиторы. Это была поистине незаурядная личность, наделенная острым, пытливым, наблюдательным умом, изъяснявшаяся как на испанском, так и на итальянском, французском и английском языках. Миранду отличали кипучая энергия и целеустремленность, врожденная способность быстро и легко сходиться с людьми.

Но самое примечательное то, что изо дня в день он корпел над дневником, куда заносил наблюдения и впечатления от всего увиденного и услышанного. Ничто не ускользало от его внимательного и проницательного взора. И так продолжалось в течение длительного периода времени. Приходится удивляться тому, как, при столь бурном образе жизни, он не уставал вести свои записи, зачастую делая это отнюдь не в самых комфортных условиях.

Дневник Миранды, опубликованный в полном объеме на его родине, является неоценимым источником знаний об эпохе, ее нравах и обычаях, о персонажах, его окружавших. Выдержки из дневника, ставшего национальным достоянием, переведены и изданы во многих странах. И теперь, под занавес года, когда торжественно отмечалось 250-летие со дня рождения Миранды, фрагменты, касающиеся пребывания в Москве и Санкт-Петербурге, легли на стол русскоязычного читателя.

Миранда приплыл в нашу страну из Турции 7 октября 1786 года, сошел на берег у Херсона и тут же угодил в карантинный барак, проведя месяц в изоляторе. С этого эпизода отсчитывается его почти годичная одиссея в России. Вскоре он знакомится с влиятельнейшим царским сановником, князем Потемкиным, который в феврале представил иностранца императрице Екатерине II. Далее были Москва и Петербург.

Публикуемая часть дневника начинается с въезда в первопрестольную и датируется 11 мая 1787 г. Вот его первые впечатления: "Наконец, продолжив путь по разбитой и тряской дороге, впрочем, уже не такой скверной, как прежний тракт, мы увидели вдали Москву, огромный город - 32 версты - на возвышенности с дворцами, садами и бедными лачугами, все вперемешку, что придает ему некоторое сходство с Константинополем. По дороге встречаются загородные дома, превосходно расположенные, с обилием деревьев и аллей вокруг, и все окрестности города весьма живописны и радуют глаз. Как этим людям, вынужденным сжигать столько дров, удалось сохранить обширнейшие леса, остается для меня загадкой!"

В канун отплытия в Швецию 4 сентября он делает весьма важную для себя пометку в дневнике: "Получил ныне письмо от своего друга князя Вяземского, в котором он предупреждает об опасности, грозящей мне со стороны Испании".

Между двумя этими записями - поистине энциклопедия российской жизни, охватывающая как политику и культуру, так и быт, обычаи и нравы простых жителей.

В Москве Миранда поселился в доме генерал-фельдмаршала Румянцева в районе Пречистенки, к сожалению, не сохранившемся до наших дней, и находился здесь около месяца. За этот короткий срок он успел ознакомиться не только с ее главными достопримечательностями и памятниками старины, но и посетить объекты, лежащие, как правило, вдали от маршрутов иностранцев, а именно: учебные заведения, больницы, дома презрения, тюрьму, промышленные объекты и т.п.

Поражает воображение многогранность и разносторонность интересов Миранды. Об архивных документах он говорит как опытный профессионал, на фабриках проявляет себя как специалист, понимающий толк в производстве, знакомясь с Сухаревой башней и царским дворцом в Коломенском, он выступает как истинный знаток архитектуры и многоопытный путешественник, в Новодевичьем монастыре ведет себя, как подобает галантному кабальеро и ценителю женской красоты.

Кроме того, Миранда умудрялся наносить официальные и светские визиты, посещать балы и вечеринки, играть в карты, сблизился со знатью и вельможами. Повсюду ему оказывали теплый и радушный прием. Он стал своим человеком во многих известных домах. Как писал автор, один гостеприимный хозяин, а это был генерал-фельдмаршал К.Г. Разумовский, "уверял, что в Петербурге я умру от скуки".

Однако холодная и чопорная северная столица, не чета хлебосольной Москве, кишмя кишащая чиновным людом, тоже не ударила лицом в грязь. Вот как сам гость отмечает знаки внимания, которых его удостаивали. 7 июля он делает лаконичную пометку: "Ужинал у Бецкого, и тот пообещал отдать распоряжение, чтобы во дворцах Ее Величества по дороге в Кронштадт были готовы к моему приезду, чтобы работали все фонтаны и т.д.".

В Петербурге на передний план вышла политика. Близкие, доверительные отношения со многими видными деятелями России отворили Миранде двери двора. Описывая свои нередкие встречи с императрицей, автор подчеркивал неизменную расположенность Екатерины II к нему, скромному иностранцу. Очередная встреча с Екатериной II произошла в Царском Селе 18 мая. Узнав об угрозе, нависшей над гостем, императрица предложила ему остаться в России.

Екатерина II неизменно была приветлива и оказывала знаки внимания Миранде, подзывала к себе, заговаривала, ласково улыбалась, заботливо осведомлялась о самочувствии, спрашивала о чем-то, и если он отсутствовал, справлялась о причине. О содержании этих бесед имеются подробные записи в дневнике.

Политика политикой, дела делами, но Миранда не мог не посетить, например, общественные бани в Москве. В Санкт-Петербурге он отправился поглядеть на картину порки людей. Вот как со всеми деталями и подробностями описывается означенная процедура: "На месте наказания в землю был врыт столб (в виде какой-то фигуры), и палачи, крепкие мужики, к которым, насколько я мог заметить, никто не испытывал презрения, уже готовили свои кнуты. Привели арестанта в сопровождении конных казаков - являющихся самыми надежными и бдительными стражами заключенных - и еще одного пикета пехотинцев. С дрожащего человека сняли штаны и рубаху, привязали за руки и за ноги к столбу, один, притянув его за волосы, заставил уткнуться в дерево лицом, а другой начал наносить удары, с расстановкой, вытягивая кнут от плеча до ягодиц и сдирая кожу, отчего сразу пролилась кровь. Несчастный горестно страдал, но на третьем ударе замолчал. Hа одиннадцатом все кончилось, бедняга надел рубашку и ушел с полицейским офицером, который командовал пикетом и руководил всей акцией". Подобной "экзотикой" пестрят страницы его дневника.

Миранда покинул нашу страну, снискав высокое благоволение, обласканный элитой, с разрешением носить форму полковника Российской армии, с обещаниями содействия в реализации его планов, с надеждами на скорейшее их осуществление. Увы, они претворились в жизнь уже после его трагической гибели в 1816 году.

Погружаясь в дневник, легко обнаружить как массу интересных сведений, фактов, любопытных деталей, характеризующих как его хозяина, так и определенные явления российской действительности 80-х годов XVIII века. Это делает знакомство с ним вдвойне увлекательным.

Книге предпослано введение, принадлежащее перу патриарха отечественной латиноамериканистики профессора М.С. Альперовича, автора фундаментальной монографии "Франсиско де Миранда" в России, за публикацию которой его наградили венесуэльским орденом "Франсиско де Миранда" 1-й степени. Он же подготовил приложение и обширные примечания. Эти материалы позволяют читателям лучше ориентироваться в реалиях и персонажах описываемой эпохи. Перевод выполнен прекрасными знатоками не только испанского языка, но и русского, сумевшими преодолеть подводные камни и рифы. Работа вышла под общей редакцией профессора Дипломатической академии МИД РФ, председателя Российского комитета сотрудничества с Латинской Америкой К.А. Хачатурова, а увидела свет благодаря спонсорской поддержке известного предпринимателя и мецената Р.В. Ордовского-Танаевского Бланке, чей отец эмигрировал из России, а мать появилась на свет на родине Франсиско де Миранды.

Вызывает сожаление то, что составители не собрали в один том все материалы, касающиеся пребывания Миранды в нашей стране. Это лишает возможности воссоздать цельную картину его впечатлений о поездке в Российскую империю. Надеемся, что пробел удастся восполнить при переиздании книги, учитывая, что большинство недостающих фрагментов уже публиковалось в научной периодике. Нет сомнений в том, что книга окажется востребованной и найдет свою аудиторию.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


От истребителей до вакцин: 15 ключевых продуктов Ростеха за 15 лет

От истребителей до вакцин: 15 ключевых продуктов Ростеха за 15 лет

0
845
Все энергообъекты компании Эн+ готовы к зиме

Все энергообъекты компании Эн+ готовы к зиме

Ярослав Вилков

0
1159
Российский бизнес попытались исключить из климатической дискуссии

Российский бизнес попытались исключить из климатической дискуссии

Василий Столбунов

Эксперты обсудили итоги Конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата

0
1621
Ростех для городской инфраструктуры: от электробусов до светофоров

Ростех для городской инфраструктуры: от электробусов до светофоров

0
1371

Другие новости