0
9501
Газета История Интернет-версия

22.08.2014 00:01:00

Прогноз для фюрера

История борьбы за Арктику все еще таит в себе множество тайн

Владимир Рощупкин

Об авторе: Владимир Тимофеевич Рощупкин – профессор Академии военных наук, кандидат политических наук.

Тэги: арктика, история, германия


арктика, история, германия Полет немецкого дирижабля «Граф Цеппелин» в советскую Арктику имел не только научные, но и военные цели. Рисунок неизвестного художника

Еще до начала Второй мировой войны Германия проявляла пристальный интерес к советской Арктике, не в последнюю очередь к Земле Франца-Иосифа. В 1931 году общество «Аэроарктик» организовало в тот район экспедицию на дирижабле «Граф Цеппелин». С согласия Москвы он пролетел с якобы научными целями практически над всей советской арктической зоной, производя подробную аэрофотосъемку.

На борту дирижабля были и советские специалисты, однако аэрофотоснимки, в том числе и Земли Франца-Иосифа, наши полярники так и не получили. Немцы с прискорбием сообщили, что пленка, на которой снимался далекий северный архипелаг, оказалась «засвеченной». Зачем же германским спецам понадобились тогда снимки необитаемых северных островов, принадлежавших СССР?

У этой истории оказалось неожиданное продолжение. Двенадцать лет спустя, 22 сентября 1943 года, когда уже вовсю шла Вторая мировая война, на острове Земля Александры (западная оконечность архипелага Земля Франца-Иосифа) была тайно высажена группа из 10 немецких военных метеорологов под руководством лейтенанта А. Макуса и метеоролога В. Дрейса. Это была одна из нескольких германских арктических метеогрупп, заброшенных в военные годы в различные точки Арктики. К месту назначения метеогруппа Макуса была доставлена на рыболовном судне из норвежского порта Тромсе. А к работе она приступила 15 октября 1943 года.

К слову, здесь же, в скальном гроте, немцы оборудовали своего рода стоянку для подлодок кригсмарине. Советские летчики и моряки обнаружили ее в 50–60-е годы. Рядом – взлетная полоса. Люди, обнаружившие эти следы немецкого военного присутствия в Арктике, подивились и другому: снег и лед сходили с полосы раньше, чем в других местах на острове.

Несмотря на сложные погодно-климатические условия, лейтенант Макус и его подчиненные чувствовали себя на Земле Александры довольно уверенно. Еще бы – группу снабдили географическими картами высокой точности. А созданы они были немецкими картографами после обработки материалов аэрофотосъемки, которая велась еще в начале 30-х годов… с того самого дирижабля «Граф Цеппелин»!

Рачительные немцы, казалось, предусмотрели все. Возвели домики с двойными стенами и окнами из авиационного плексигласа, а еще для тепла и уюта соорудили камин. Домики были частично присыпаны землей и камнями, а их крыши выкрашены в белый цвет. С собой участники группы привезли запасы продовольствия. Но расчет делался и на местную фауну, и на океанскую живность.

МЕДВЕЖЬЯ УСЛУГА ДЛЯ ПРИШЕЛЬЦЕВ ИЗ РЕЙХА

Именно с этой целью в состав группы был включен человек с необычной для подразделений вермахта специальностью – профессиональный охотник. Звали его Вернер Бланкербург. Он занимался отстрелом дичи на пропитание своих сотоварищей. Но так случилось, что именно Бланкербург оказал персоналу этого секретного немецкого форпоста медвежью услугу. Медвежью – в буквальном смысле!

Однажды – а было это на перепутье от весны к лету 1944 года – Вернер подстрелил белого медведя, причем очень крупного. Радости его «камераден» не было предела – сколько можно жевать опостылевшие консервы! По случаю удачной охоты на станции был устроен пир. А через несколько дней весь личный состав базы слег от трихинеллеза, отравившись медвежьим мясом. Бравых метеосолдат фюрера с трудом удалось вывезти на Большую землю перегруженным самолетом.

Предполагалось, что метеогруппа лейтенанта Макуса пробудет на Земле Александры до смены летом 1944 года, но смена так и не появилась. Да и сообщения с фронтов были все тревожнее. Немцы терпеливо дождались следующего лета и, осознав полную безнадежность своего положения, тщательно законсервировали метеостанцию, встали на лыжи и, таща за собой на нартах остатки припасов, пошли сдаваться в ближайший поселок за много сотен километров. Питались, подстреливая полярных куропаток и поджаривая их на спиртовках...

Но тогда, в 44-м, и позже было не до тайного пристанища немецких военных метеорологов. К тому же расположено оно была в труднодоступном районе. Только в начале 50-х туда добрались специалисты с исследовательского судна. И что же? Станция оказалась в полном порядке, вернуть жизнь добротной и надежной немецкой радиоаппаратуре – не проблема. А почему бы не найти ей применение в прежнем качестве? Известное дело: русские умельцы и блоху, если надо, подковать могут, а уж технику связи марки Siemens и Telefunken и подавно.

Запросили Москву. Начальство, однако, посоветовало разобрать аппаратуру и вывезти ее на Большую землю. В итоге она оказалась в Ленинграде и была передана для научных и учебных целей в Гидрометеорологический институт. Там бывший капитан, а в то время завхоз кафедры гидрометеорологических измерений, – легендарная личность, которую все уважительно величали Матвеич, стер войсковую символику вермахта и заменил немецкие лампы на аналогичные советские. И блоки – на удивление специалистов – заработали!

В 1965 году на киностудии «Ленфильм» по роману Даниила Гранина «Иду на грозу» был снят одноименный двухсерийный художественный фильм. В нем двое главных героев, молодые физики, стремятся разгадать тайны такого природного явления, как гроза. И мечтают научиться управлять погодой. Так вот, во время павильонных съемок киношники попросили предоставить им научную аппаратуру. Насупившийся Матвеич, пробормотав по их адресу нечто нелестное, потребовал письменного распоряжения.

Каков же был ужас сведущих людей, когда при просмотре фильма они увидели, что советская лаборатория уставлена трофейным немецким оборудованием 30-х годов с выступающими над корпусами радиолампами!

В отличие от героев романа и фильма «Иду на грозу» германские «герои» нашего повествования научиться управлять погодой не стремились, но наблюдение за ней в высоких широтах и составление метеопрогнозов было их особой миссией. Ведь многие метеорологические процессы в Европе, и не только там, зарождаются именно в Арктике и Северной Атлантике. Поэтому не случайно Арктику образно назвали европейской кухней погоды. На основе анализа получаемой здесь информации можно прогнозировать метеоусловия и ледовую обстановку не только в холодном безмолвии Севера, но и в других регионах. Так что каждый перспективный прогноз военных метеорологов Третьего рейха в северных широтах вполне можно было назвать прогнозом для фюрера.

Как же проходило формирование сети секретных метеостанций в советской Арктике? Летом 1941 года в кабинете начальника германской морской метеослужбы контр-адмирала Конрада появился известный синоптик доктор Кнеспель. Он и выдвинул идею создания секретных метеостанций в глубоком тылу у Советов и их западных союзников – в Арктике. «А как люди в отрыве от материка питаться будут?» – спросил дотошный Конрад. «Не беспокойтесь, герр адмирал, – заверил Кнеспель. – дичи, птицы и рыбы в Арктике хватает!»

К слову, позднее Кнеспель организовал в горах Южной Германии тренировочную базу для групп военных метеорологов и радистов, которых готовили для заброски в глубокий тыл Северного ТВД. Там применялись и автоматические метеостанции, но их возможности были ограниченны. Как, скажем, запустить в небо метеозонд? К тому же заряда батарей у «автоматов» хватало не более чем на шесть месяцев. Поэтому основную ставку делали на заброску специальных военных метеогрупп. В общей сложности за годы войны командование кригсмарине отправили на север 13 таких групп, а 3 были из состава люфтваффе.

Первые немецкие метеостанции появились на островах Надежды и Медвежьем. Но там, на пути полярных конвоев, они просуществовали недолго. Персонал вскоре был захвачен в плен. Поэтому немцы положили глаз на Шпицберген. Остров принадлежал Норвегии, но когда в апреле 40-го вермахт ее оккупировал, западные союзники решили временно «приватизировать» эту территорию, имеющую весьма важное стратегическое значение. Немногочисленное население вывезли, а в районе поселков Баренцбург и Лонгьир развернули свои метеостанции.

Осенью 1941 года самолет Ju-52 высадил группу из 10 человек в нескольких километрах от Лонгьира. Они установили метеоборудование, и четыре человека остались на зимовку, работая буквально под боком у противника. Шпицберген – край непуганых птиц и зверей, а местная флора насчитывает до 100 видов растений. Поначалу немцам было любопытно взирать на все это. Но когда однажды белый медведь повредил оборудование, германским спецам было уже не до праздного любопытства. В мае 42-го за ними прилетел самолет и вывез их в Норвегию. Об этом мне рассказали ветераны во время одной из поездок в Страну фиордов.

Почти одновременно с этой группой на северо-западном побережье острова, в Кроссфиорде, была высажена группа из 6 немецких метеорологов во главе с самим Кнеспелем. Станция работала до августа 42-го и была эвакуирована подводной лодкой.

Пользуясь абсолютной безлюдностью многих отдаленных арктических районов, одна из германских метеогрупп высадилась прямо на одном из участков нашего побережья. Рассказывают, что позднее в скалах было обнаружено естественное укрытие, которое пришельцы расширили и углубили. Установили перископы для наблюдения над морем, инфракрасный маяк для своих и выдвижные телескопические антенны. Ведь в составе групп были и специалисты по радиоразведке, которые отслеживали переговоры советских судов и союзных конвоев.

МЕТЕОСТАНЦИЯ «ХОЛЬЦАУГЕ»: 70 ЛЕТ НАЗАД И СЕГОДНЯ

И если уж выше зашла речь о кино, то для сценаристов наверняка был бы интересен и такой северный сюжет. Ранним утром 1942 года с аэродрома под Архангельском взлетели два тяжелых истребителя. Полет был секретным, на борту одного из самолетов в качестве пассажира летел полковник Федор Попов, возглавивший накануне штаб ВВС Балтийского флота. Полет проходил в нашем тылу над безлюдной местностью, так что опасности вроде не было. Но самолеты в пункте назначения не появились.

В середине 80-х годов геологи сообщили, что видели в тундре разбитый военный самолет. Как выяснилось, это был один из исчезнувших в 42-м истребителей. Летом 1988 года поисковая группа архангельского гарнизона добралась до истребителя. При осмотре фюзеляжа был обнаружены пробоины от пуль немецкого авиационного пулемета. Но немецкие истребители не могли долететь до этого района. Значит, где-то поблизости, на нашей территории, могла быть их взлетно-посадочная полоса?

Наши летчики обследовали этот район, провели его аэросъемку и в 1989 году вблизи Окулова озера обнаружили заброшенный аэродром. Взлетная полоса была покрыта листами рурской стали, неподалеку располагались полуразрушенные строения. На пустых бочках из-под горючего были видны свастики.

В тяжелом для нас 1942 году немцы создали секретный опорный пункт и в бухте Нагурского на Земле Франца-Иосифа. Еще один пункт материально-технического обеспечения для немецких подлодок появился на Новой Земле, в 25 километрах к югу от мыса Желания. В том же 42-м наши летчики засекли еще одну стоянку для подводных лодок в губе Велушья.

Ветеран-подводник Виталий Гузанов, служивший после войны на Северном флоте, лично слышал рассказы пожилых ненцев о немецких лодках, высаживавших людей на берег, чтобы обменять шоколад и дизельное топливо на добычу местных охотников и рыбаков – мясо, рыбу и меха. Капитан 1 ранга Гузанов стал писателем-маринистом и военным историком. К сожалению, Виталий Григорьевич не успел написать о том, о чем конфиденциально рассказал мне…

Уже после войны в отдаленных районах арктического побережья и на островах моряки и местные жители находили фрагменты ящиков с германскими эмблемами, где, очевидно, хранились боеприпасы, снаряжение и консервы. Но говорить об этом, а тем более писать в советское время было не принято.

Как видим, в хронике германского проникновения в глубины советского Заполярья страниц предостаточно. Однако на отдельных фактах, слухах и полуправде подчас строятся самые фантастические версии, не имеющие ничего общего с действительностью. Потому белые пятна военной Арктики еще ждут пытливых исследователей и архивистов. Ведь и история с владыкой Севера, оказавшим медвежью услугу пришельцам в гитлеровской униформе, тоже стала известной не сразу.

Сегодня тема военного противостояния в Арктике не является первостепенной для военно-исторических изданий и тем более массовой печати. В то же время этот аспект войны на Севере настолько экзотичен, что туда сейчас даже возят туристов, в том числе и российских. Если позволяет погода, на морском пути от Шпицбергена к Гренландии им показывают остров Шеннон, где на мысе Сусси во время Второй мировой войны располагалась немецкая метеостанция. Аналогичный объект рекламируют и на острове Кун. Туристов высаживают на острове Сабин в бухте Ханса, где во времена Второй мировой войны на службу прогнозов для фюрера работала еще одна немецкая метеостанция – «Хольцауге»…

Осло–Мурманск–Москва


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Как развивалось арбитражное производство при экс-главе экономколлегии ВС Олеге Свириденко

Как развивалось арбитражное производство при экс-главе экономколлегии ВС Олеге Свириденко

0
1443
Военное кораблестроение дрейфует в нереализованных планах

Военное кораблестроение дрейфует в нереализованных планах

Александр Иванин

В России возник флот амбиций и обещаний

0
2823
Поздравление

Поздравление

0
648
Железнодорожные войска получат новый наплавной мост

Железнодорожные войска получат новый наплавной мост

Ирина Дронина

Старейший род специальных войск повышает мобильность

0
1127

Другие новости

Загрузка...