0
4007
Газета История Интернет-версия

29.05.2020 00:01:00

Испанские герои Великой Отечественной

Они сражались наравне с советскими бойцами

Александр Сагомонян

Об авторе: Александр Артурович Сагомонян – доктор исторических наук, профессор факультета глобальных процессов МГУ имени М.В. Ломоносова, действительный член Академии военных наук.

Тэги: испания, вов, ссср, памятникчасовня, поклонная гора, красная армия, испанские летчики, крым, сталинград


испания, вов, ссср, памятник-часовня, поклонная гора, красная армия, испанские летчики, крым, сталинград Летчик Бенито Игнасио Агирре был награжден орденом Красной Звезды и медалью «За оборону Ленинграда». Фото с сайта www.bvvaul.ru

26 июня 2003 года в Москве на Поклонной горе был торжественно открыт Памятник-часовня, на котором на русском и испанском языках начертано: «Испанцам, павшим в Великой Отечественной войне 1941–1945». Испанию на церемонии представлял принц Астурийский Фелипе, нынешний король Испании Филипп VI.

Испанская газета «Эль Паис» 9 мая 2010 года сообщала, что в 1941–1945 годах на стороне СССР воевало около 800 испанцев, из которых в боях погиб 151 человек и 15 пропало без вести. Испанцы были первыми иностранцами, ставшими воинами Красной армии в 1941 году.

Кем они были

С началом Великой Отечественной войны многие испанцы, оказавшиеся в СССР, выразили желание добровольно вступить в Красную армию. Но самым известным в Советском Союзе испанским участником Великой Отечественной войны, именем которого называли улицы, о котором снимали фильмы и писали повести, был Рубен Руис Ибаррури (1920–1942). Сын видных деятелей КПИ, он прибыл в СССР вместе с другими детьми после ареста матери, Долорес Ибаррури, в 1935 году. Но когда на его родине началась гражданская война, добился возвращения. Рубен храбро сражался, стал сержантом. В 1939 году он вновь прибыл в СССР; проучившись год в Качинском летном училище, поступил в Московское пехотное училище. С первых дней Великой Отечественной находился на Западном фронте. Его пулеметная рота шесть часов удерживала мост на реке Березине. Был ранен. Орден Красного Знамени в Кремле ему вручил М.И. Калинин. Многие запомнили страстное выступление Рубена 28 сентября 1941 года в Колонном зале Дома союзов, где он призвал молодежь всего мира подняться на борьбу с фашизмом.

Летом 1942 года старший лейтенант Ибаррури сражался под Сталинградом. Приказ наркома обороны «Ни шагу назад» перекликался со знаменитым призывом его матери Долорес «Но пасаран!». Его рота 35-й гвардейской стрелковой дивизии более суток сдерживала наступление фашистов южнее станции Котлубань. В этом бою 24 августа испанский герой был смертельно ранен и умер в госпитале.

В 1956 году Рубену Руису Ибаррури было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

В годы Великой Отечественной войны большинство испанских добровольцев сражались в партизанских отрядах и диверсионных группах, а также в военно-воздушных силах.

Неуловимые испанцы

В том, что множество испанцев оказались именно в партизанских отрядах, решающую роль сыграл И.Г. Старинов, которому сразу после нападения Германии на СССР была поручена организация боевой деятельности в тылу врага. В годы гражданской войны в Испании Старинов, как советский военный советник, стал одним из создателей легендарного XIV корпуса, который проводил партизанские операции в тылу франкистских войск. Командиром корпуса тогда был подполковник Доминго Унгрия.

После войны Унгрия и многие его товарищи оказались в Харькове, некоторые из них (более 20 человек) работали на тракторном заводе. С самого начала Отечественной войны Старинов доложил о них командованию Юго-Западного фронта, напомнив об их опыте партизанской войны. После этого испанцы были зачислены в создаваемые специальные батальоны. И.Г. Старинов вспоминал, что «одна из главных заслуг испанцев в этой войне – то, что они щедро делились своим боевым опытом с наши партизанами. Мне хочется отметить мужество и отвагу Хосе Веско, Хуана Браво, Рафаэля Эстрельо… и многих других, которые помогли подготовить соответствующие кадры на Украине, в Белоруссии и в России и сами активно участвовали в партизанских действиях».

Вскоре после начала войны в рамках НКВД была создана Отдельная мотострелковая бригада особого назначения (ОМСБОН) для проведения боевых операций на оккупированной территории. Непосредственное участие в ее организации приняли руководители Коминтерна Г. Димитров и Д. Ибаррури. Бригада формировалась на центральном стадионе «Динамо» в Москве из добровольцев, было в ней и около 40 испанцев, которые в основном прибыли из Горького, где работали на автозаводе. Руководителями этой группы были Перегрин Перес, Хуан Лорете, Хосе Фернандес, Хасинто Лопес.

Боевое крещение бригада приняла в битве за Москву, а в дальнейшем ее неуловимые бойцы наносили удары по коммуникациям противника в Калининской области, лесах Белоруссии и Украины, в горах Северного Кавказа, на побережье Балтийского и Черного морей, в Крыму, на Кубани и в других местах. Ими было пущено под откос более тысячи вражеских эшелонов, уничтожено на аэродромах более 50 самолетов, подорвано около 140 танков.

Спецгруппа этой бригады, состоящая только из испанцев, в 1942 году была заброшена в немецкий тыл под видом военнослужащих испанской «голубой дивизии» вермахта. Ее возглавлял Хосе Парра Мойя. Одной из целей группы было освобождение из концлагеря попавшего в плен сына Сталина Якова Джугашвили. Однако по приказу сверху операция была отменена.

Ледовые походы

К началу 1942 года на Южном фронте сложилась угрожающая обстановка, была прямая угроза прорыва немцев на Кубань. Необходимо было минировать все вероятные подходы врага со стороны Азовского моря, дезорганизовать движение транспорта, разрушить коммуникации и линии связи. 7 февраля три небольшие группы партизан вышли на первое задание по льду Таганрогского залива. В результате нескольких таких «ледовых походов» противнику был нанесен огромный урон, было полностью парализовано движение транспорта между Бердянском и Таганрогом. Эти боевые операции высоко оценил командующий фронтом Р.Я. Малиновский. В них особенно отличились испанцы Мариано Чико, Анхель Альберка, Франсиско Гульон, Мануэль Бельда и др.

В августе 1942 года Центральный штаб партизанского движения при Ставке Верховного главнокомандования (ЦШПД) создает отряд из опытных партизан-диверсантов для дезорганизации сил немцев в районе осажденного Ленинграда. Его командиром назначен 22-летний капитан Франсиско Гульон, а заместителем – Анхель Альберка, оба – участники «ледовых походов». Отряд стал носить имя К.Е. Ворошилова. Он был заброшен в тыл врага и шесть месяцев вел тяжелую борьбу с гитлеровцами. Было пущено под откос шесть воинских эшелонов в районе Кингисеппа, на перегоне Луга–Ленинград, взорвано много автомашин с живой силой, уничтожены телефонные и телеграфные линии. Но были и потери, и среди них – А. Альберка. Командир отряда Ф. Гульон станет первым испанским партизаном, награжденным орденом Ленина (он скончался от полученных ранений в 1944 году).

В боях за Крым и Сталинград

Во время наступления советских войск под Сталинградом в тылы немецких войск было заброшено 16 диверсионных групп с боевой задачей не допустить организованного отвода вражеских войск и техники. Для этого диверсантам было приказано взрывать мосты, минировать железные дороги, уничтожать живую силу противника. Группами командовали и испанские антифашисты: майор Р. Баскуньяно, лейтенант С. Кампильо, лейтенант Х. Лорете. Группы Кампильо и Лорете уничтожили важнейший стратегический мост на Манычском канале, полностью вывели из строя железную дорогу Краснодар–Новороссийск, ими было подорвано шоссе между Анапой и Крымской.

Была подготовлена спецгруппа минеров и разведчиков из 11 человек, в том числе пятерых испанцев, командиром назначен 33-летний майор Мигель Бойсо. Группа была заброшена в тыл врага 14 марта 1943 года недалеко от села Шубино. Лишь на пятый день она сумела выйти на связь по рации и сообщила ценнейшие сведения о секретном полигоне и об уничтожении ею трех эшелонов. Но больше на связь группа не выходила. Лишь позже стало известно о судьбе разведчиков: они были окружены, приняли неравный бой и погибли.

Испанские летчики

Они прибывали в СССР двумя основными путями. О первом уже говорилось – из французских лагерей для интернированных республиканцев. Другая группа испанских летчиков оказалась в Советском Союзе еще до окончания гражданской войны на их родине. В 1937 году руководство СССР принимает решение помочь Испанской республике в подготовке летных кадров. И в 20-й военной школе летчиков в Кировабаде (Азербайджан) были организованы курсы для испанских пилотов с четырехмесячным сроком обучения. Контроль был возложен на Разведуправление РККА. Всего было пять наборов по 180–190 человек. Курсанты первых четырех наборов завершили обучение и были отправлены в Испанию, а пятый выпуск остался в СССР – к этому времени франкисты одержали победу.

С первых же дней Великой Отечественной войны испанские авиаторы выразили желание сражаться на фронте. Фашистскую Германию они ненавидели люто, ведь из-за нее в Испании победили мятежники-франкисты, а они сами стали изгнанниками. Испанцы мечтали поквитаться с асами из гитлеровского легиона «Кондор», воевавшего на стороне Франко. Но вступить в ряды ВВС РККА было непросто.

И здесь содействие оказал участник боев в Испании, прославленный советский летчик и авиационный военачальник генерал А.С. Осипенко. Поддержало и руководство Коминтерна в лице Г. Димитрова и Д. Ибаррури. В результате испанских добровольцев после прохождения профессиональной проверки стали зачислять в авиационные части Красной армии. Они очень хотели, чтобы из испанских летчиков была создана отдельная воинская часть наподобие французского полка «Нормандия–Неман». Действительно, такая идея вначале обсуждалась, испанскому полку было даже придумано название «Эбро–Волга», однако по ряду причин от нее отказались. Но например, во 2-й эскадрилье 439-го авиаполка, которой командовал Антонио Ариас, из 10 пилотов пятеро были испанцами. Она прошла славный боевой путь, и ее до самого конца войны называли «испанской».

Уникальный случай произошел с летчиком Альфонсо Гарсия Мартином. Во время гражданской войны в Испании его в воздушном бою спас ценой своей жизни советский летчик Александр Герасимов. Самолет Герасимова тогда был сбит «Мессершмиттом-109», на фюзеляже которого была нарисована змея. Альфонсо после этого принял имя и фамилию своего спасителя. В составе 125-й авиадивизии он прошел всю Отечественную войну, сражался на самолете Ил-2 на Воронежском и Сталинградском фронтах, в Корсунь-Шевченковской операции командовал эскадрильей штурмовиков. И вот в небе над Курском он встретил тот самый «мессер» со змеей и сумел его сбить. Всего Гарсия-Герасимов совершил 119 боевых вылетов, награжден шестью боевыми орденами.

Брат министра Испанской республики Висенте Урибе – Антонио Урибе был вывезен в годы гражданской войны в СССР в числе других подростков. Он и еще девять испанцев обучались в московском аэроклубе Осоавиахима, а затем по личному распоряжению К.Е. Ворошилова были направлены в Борисоглебское летное училище. Антонио Урибе героически погиб в боях на Курской дуге, сбив два немецких самолета.

Хосе Паскуаль и Доминго Бонилья служили в 788-м полку 102-й авиадивизии. Их эскадрилья в небе под Сталинградом уничтожила 30 фашистских самолетов, а Хосе Паскуаль лично сбил 14. Посмертно он был награжден орденом Ленина.

Мануэль Ороско был единственным испанцем в составе 785-го истребительного авиаполка. Под Курском он пошел на таран вражеского самолета, но потом сумел спасти себя и свой самолет, выведя его из штопора уже совсем близко от земли.

Личный кортеж Сталина

А вот рассказ командира авиаэскадрильи Хосе Марии Браво о его сверхсекретном полете в 1943 году: «В конце ноября я получил приказ командира 481-го полка полковника Евдокименко прибыть на аэродром Кишлы города Баку… Там мне было отдано распоряжение подняться в воздух, сопровождать два транспортных самолета Ли-2 и следовать их маршрутом; при приближении к нам любого самолета, и вражеского и нашего, немедленно его сбивать… Мы взлетели, и через 20 минут с севера появились Ли-2, сопровождаемые истребителями, которых мы должны были сменить. Нам совершенно не было известно, куда летим и кого сопровождаем, но поскольку Ли-2 упорно двигались на юг, мы постепенно поняли, что летим в сторону Ирана. Вскоре мы перелетели реку Куру, которая являлась границей между Советским Союзом и Ираном. Примерно через два часа полета мы увидели, что оба Ли-2 начали снижение в сторону показавшегося аэродрома, расположенного посреди болотистой равнины. Как оказалось, это был ближайший к Тегерану аэропорт… Убедившись, что транспортники благополучно приземлились, мы также начали садиться. Потом всем пилотам поступил приказ построиться на летном поле у своих самолетов. Мы увидели, как из транспортников вышла группа людей и направилась к нам. Когда они приблизились, я узнал в идущем впереди человеке маршала Сталина. Он прошел вдоль строя, пожимая каждому из нас руку. Я замыкал шеренгу, и когда он подошел ко мне, то внимательно посмотрел и спросил, не грузин ли я. Я ответил, что испанец. «Испанец, очень хорошо», – сказал Сталин».

А 10 декабря 1943 года в газете «Правда» был опубликован указ Верховного Совета СССР о награждении большой группы летчиков «за блестящее выполнение важнейшего государственного задания». Только тогда Хосе Мария Браво понял, что он сопровождал советскую делегацию на Тегеранскую конференцию «большой тройки».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Пентагон продолжает провоцировать Россию

Пентагон продолжает провоцировать Россию

Владимир Иванов

Черное море стало зоной особого внимания воздушной разведки Америки

0
715
России нужно забыть о дружбе с Западом

России нужно забыть о дружбе с Западом

Александр Храмчихин

Какова реальная цена наших внешнеполитических союзов

0
1738
Османский натиск: как контролировались Проливы

Османский натиск: как контролировались Проливы

Алексей Олейников

Влияние Турции на Черном море существенно менялось в течение веков

0
943
Как Лубянский маршал судьбу ГДР решал

Как Лубянский маршал судьбу ГДР решал

Борис Хавкин

Шансы реформировать социализм после Сталина были упущены

0
3957

Другие новости

Загрузка...