0
16214
Газета История Интернет-версия

14.08.2020 00:01:00

Два мифа об одном броненосце

Как героический эпос может испортить системы вооружений

Александр Широкорад

Об авторе: Александр Борисович Широкорад – писатель, историк.

Тэги: пушки, музей, броненосцы


пушки, музей, броненосцы Греческая версия потопления «Фехти Буленда» миноносцем NF-11. Открытка 1912 года

Нигде не врут так, как на охоте и на войне, говаривал Отто фон Бисмарк, ходивший на медведя с императором Александром II и превративший Пруссию в Германскую империю.

Героический эпос в России, да и в других странах, не только искажает военную историю, но приводит к неправильному развитию тактики и систем вооружений. Хорошим примером может служить турецкий броненосец «Фетхи-Буленд», с которым связаны два героических эпоса – русский и греческий.

Согласно условиям Парижского мира, подписанного в марте 1856 года, Россия могла иметь на Черном море только шесть корветов водоизмещением в 800 т и четыре шхуны в 400 т. «Железный» канцлер Бисмарк несколько раз советовал «бумажному» канцлеру Александру Горчакову строить потихоньку броненосцы в Николаеве. На самом деле никаких мер контроля над выполнением Парижского договора предусмотрено не было. Мало того, с 1859 года главные европейские державы – Италия, Франция, Пруссия, Австро-Венгрия и Дания – провели серию войн. В каждой из них воюющие стороны обращались к России за поддержкой. Европейские газеты писали, что «Россия дуется за проигранную Крымскую войну». Министр иностранных дел Горчаков отвечал: «Россия не дуется, Россия сосредотачивается». И сосредотачивался бы! Строил бы в Николаеве броненосцы, а в Севастополе – береговые батареи.

Естественно, что в 1859–1866 годах в Европе никто не стал бы воевать из-за того, что корвет, строившийся в Николаеве, был заложен на 800 т, а получился в 6000 т. А броня и калибр пушек статьями Парижского мира вообще не оговаривались. Ну, послал бы кто-нибудь ноту, российский МИД ответил бы отпиской. О русских головотяпах и бюрократах в Европе не писал только ленивый. И через пару лет переписки с Европой головотяпа, по нерадению завысившего в семь раз тоннаж корвета, царь сослал бы в Сибирь… губернатором. Но, увы, Александр Михайлович больше полагался на ноты, депеши и циркуляры.

В 1870 году Пруссия вдребезги разбила Францию, обладавшую самой сильной армией в Европе. И лишь тогда Горчаков рассылает свой знаменитый циркуляр от 19 октября 1870 года, извещавший об отказе России от ограничений Парижского мира. Циркуляр Горчакова вызвал повсеместный восторг. Поэт Федор Тютчев сочинил оду «Князю А.М. Горчакову»:

Да, вы сдержали ваше слово:

Не двинув пушки, ни рубля,

В свои права вступает снова

Родная русская земля.

Увы, циркуляр был пустой бумажкой. Броненосцев на Черном море Россия не имела. Две небоеспособные «поповки» не в счет. В Николаеве даже не было верфей для строительства броненосцев. К 1870 году ни в Севастополе, ни в Днепро-Бугском лимане, ни в портах Кавказа не было ни одной береговой батареи. Зато Горчаков настоял на строительстве никому не нужной Керченской крепости. Александр II и его министры не удосужились провести железную дорогу ни в Николаев, ни в Севастополь. В итоге первый черноморский броненосец вошел в строй в 1885 году, то есть спустя 15 (!) лет после циркуляра «бумажного» канцлера.

Но вот 12 апреля 1877 года Россия объявила Турции войну. За неимением боевых кораблей (кроме двух «поповок») решено было вооружить шесть торговых пароходов водоизмещением 700–1400 т (исключение – пароход «Россия» водоизмещением 4200 т).

Использовать их в качестве «пароходов активной обороны» решили сразу после Крымской войны, а пушек к ним сделать не удосужились. И это притом что Россия и Пруссия в 1866 году приняли на вооружение флота нарезные казнозарядные пушки современного образца, опережавшие Англию почти на 20 лет. Англичане с 1870 года создали целую серию уникальных дульнозарядных пушек калибра 254–406 мм, стрелявших снарядами с цинковыми выступами. Заряжание их длилось намного дольше, чем у казнозарядных орудий, а снаряды застревали в каналах, что приводило к разрывам орудий.

Характерный пример. В конце 1869 года в Атлантику вышел только что вступивший в строй британский броненосец «Геркулес». Его водоизмещение было около 9000 т, главный калибр состоял из восьми Вуличских 10-дюймовых орудий весом 18 т, заряжаемых с дула, помещенных в каземате, а также одного 9-дюймового и двух 7-дюймовых дульнозарядных орудий в носовой части. У берегов Португалии в ходе первой же практической стрельбы шесть из восьми 10-дюймовых орудий вышли из строя. А ведь на практических стрельбах обычно стреляют практическими (половинными) зарядами. Лишь в 1885 году англичане, обратившись за технической помощью к Круппу, стали изготавливать свои нарезные казнозарядные пушки.

В России за неимением лучшего «пароходы активной обороны» вооружили 6-дюймовыми (152-мм) мортирами образца 1867 года. Эти мортиры были достаточно эффективны при обстреле городов и береговых батарей, но при стрельбе по движущимся кораблям вероятность попадания была близка к нулю.

11 июля 1877 года русский пароход «Веста» водоизмещением 1400 т, со скоростью хода 10–11 узлов, вооруженный пятью 6-дюймовыми мортирами, двумя 107-мм и одной 87-мм пушками, в районе Констанцы встретился с турецким броненосным корветом «Фехти-Буленд». Корвет был построен в Англии в 1869 году, водоизмещение его составляло 2762 т, скорость хода 11 узлов, имел один винт. То есть по ходовым качествам соответствовал «Весте». Согласно рапорту командира «Весты» капитан-лейтенанта Николая Баранова, он в течение пяти часов преследовал турка, нанес ему тяжелые повреждения и вывел из строя две 9-дюймовые пушки из четырех. И лишь появление на горизонте дымов турецкой эскадры не дало Баранову добить «Фехти-Буленд».

В 1877 году успехов на море было не густо. Турецкий флот господствовал на море. В районе Сухума был высажен большой десант. Русские порты, кроме Севастополя, регулярно подвергались обстрелу турецких кораблей. Серьезные проблемы возникли при осаде Шипки. «Подвиг» «Весты» пришелся ко времени. Баранова повысили в звании. Все офицеры и матросы «Весты» получили награды.

В статье, опубликованной в британском журнале «Таймс» от 3 сентября 1877 года, начальник штаба турецкой эскадры англичанин Мортонп-бей уверял, что «Веста» удирала на всех парах от «Фехти-Буленда». И никаких повреждений, кроме дырки в трубе, корвет не получил. В России сочли это вражьей клеветой. Но вот 17 августа 1878 года в газете «Биржевые новости» появилась статья «Броненосцы и крейсера-купцы», полностью подтвердившая британскую версию, да еще с забавными подробностями. Самое страшное, что автор статьи – не супостат, а участник боя «Весты» лейтенант Зиновий Рожественский. По требованию Баранова назначили специальную комиссию, полностью подтвердившую правоту Рожественского. А самому Баранову было предложено тягаться с Рожественским в гражданском суде. Баранов с судом присяжных связываться не захотел, а начал писать пасквили, задевая не только Рожественского, но и высокое начальство. В итоге Баранова со скандалом вытурили со службы.

Замечу, что статья Рожественского – не сведение счетов с бывшим командиром, а полемика о строительстве нового флота. Баранов и его сторонники ратовали против строительства мощных броненосцев и за вооружение в случае войны торговых кораблей.

С тех пор отечественные историки разделились на два лагеря – сторонников Баранова и Рожественского. Увы, никто из них не обратил внимания на артиллерию обоих кораблей. О 6-дюймовых мортирах уже говорилось.

А у турок по краям каземата стояли четыре 9-дюймовые (229-мм) дульнозарядные пушки Армстронга. Корвет мог стрелять в одном направлении только из одной пушки. Каземат был сильно бронирован (229 мм). Соответственно уменьшилась метацентрическая высота, и корабль на ходу сильно качало. Нетрудно догадаться, как это сказалось на меткости стрельбы. Правда, «Фехти-Буленд» сумел раза три попасть в «Весту».

Выгнанный из флота Баранов поступил на службу в… полицию. Там его сразу произвели в полковники и отправили в Европу для организации слежки за русскими эмигрантами.

После убийства 1 марта 1881 года императора Александра II обер-прокурор Синода Константин Победоносцев написал Александру III о Баранове: «Это человек, преданный Вам». В итоге Баранов занял пост петербургского градоначальника. Позже генерал-лейтенант Баранов стал архангельским, а затем нижегородским губернатором, заседал в Сенате. Сомневаться в геройских делах генерал-лейтенантов и губернаторов в России не принято. В итоге культ Баранова был восстановлен.

Через 35 лет броненосный корвет «Фехти-Буленд» вновь стал объектом героического эпоса, но на сей раз греческого. В октябре 1913 года греческий миноносец NF-11 водоизмещением всего 85 т потопил двумя 356-мм торпедами у пристани в Салониках корвет «Фехти-Буленд». Греческая пресса и народ ликовали. Командир NF-11 лейтенант Николаос Воцис стал народным героем. Ему простили, что он через месяц разбил о скалы свой миноносец NF-11. Ему сразу дали другой, а позже – линкор «Килхис», самый мощный корабль греческого флота, купленный по случаю в США старый броненосец «Айдахо». Позже Воциса произвели в контр-адмиралы. Так бы он дослужился и до греческого пример-министра. Но, увы, в 1922 году в сваре роялистов и сторонников премьера Венизелоса Воцис поставил не на ту лошадку и вынужден был уйти в отставку. Тем не менее Воцис до сих пор является национальным героем. В Салониках ему поставлен мраморный бюст.

3 сентября 1906 года в Николаеве был заложен эсминец «Капитан-лейтенант Баранов», а в 1973 году греческий малый ракетный корабль получил название «Капитан-лейтенант Воцис».

Русские художники Иван Айвазовский и Алексей Боголюбов изобразили бой «Весты» с небольшими преувеличениями. Зато греческий художник накатал потопление «Фехти-Буленда» во всей красе. В открытом море, дымя двумя трубами и стреляя из всех орудий, идет огромный броненосец. Но маленький NF-11 торпедирует его.

Увы, у греков не нашлось лейтенанта Зиновия Рожественского, и они до сих пор не знают, что еще в 1911 году в ходе Итало-турецкой войны «Фехти-Буленд» был разоружен. Его пушки, а также экипаж с капитаном были отправлены на береговые батареи в Салониках. А 45-летний корвет обратили в дебаркадер в порту. В ночь на 13 октября 1913 года греческий миноносец NF-11 с дистанции 150 м выпустил три торпеды в «Фехти-Буленд». Одна торпеда попала в набережную, а две другие – в борт дебаркадера. Железная баржа перевернулась и затонула.

Блестящая карьера двух капитан-лейтенантов, безусловно, интересна. Но главное то, что «подвиг» «Весты» совпал с потоплением в 1877 году в рукаве Дуная турецкого броненосного корвета «Люфти Джелиль» (2540 т), попавшего под кинжальный огонь русской артиллерии. Корвет взлетел на воздух от попадания снаряда то ли 24-фунтовой осадной пушки, то ли 6-дюймовой мортиры. Поклонники мортир возликовали. Даже из 6-дюймовых мортир потопили один и тяжело повредили второй броненосец! Морскому ведомству хватило ума отказаться от постановки мортир на корабли. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Болдинское изобилие

Болдинское изобилие

Андрей Мирошкин

Чем знаменита старинная вотчина Пушкиных

0
839
Дому в Трубниках на время вернули его прошлое

Дому в Трубниках на время вернули его прошлое

Дарья Курдюкова

Литературный музей открыл выставку "Илья Остроухов: художник, коллекционер, музейщик"

0
1126
В защиту пошлости

В защиту пошлости

Владимир Соловьев

Нет, не красота спасет мир

0
3121
Дьявол уже без маски вступил в этот мир

Дьявол уже без маски вступил в этот мир

Сергей Шулаков

Анна Евтихиева о Гоголе, который говорил, что никого русские не лучше, а жизнь еще беспорядочней, чем у остальных

0
4512

Другие новости

Загрузка...