0
2518
Газета История Интернет-версия

28.08.2020 00:01:00

Карл Дёниц: дважды последний

Как глава Третьего рейха жил после войны

Борис Хавкин

Об авторе: Борис Львович Хавкин – доктор исторических наук, профессор Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета.

Тэги: карл дениц, третий рейх, вмф, подводная лодка, волчья стая


карл дениц, третий рейх, вмф, подводная лодка, волчья стая В здании бывшего военно-инженерного училища в берлинском предместье Карлсхорст вторично был подписан Акт о безоговорочной капитуляции Германии. Фото Рихарда Шенберга

Судьба распорядилась так, что Карл Дёниц (1891–1980), стремившийся всегда и всюду быть первым, дважды в своей жизни был последним. Он стал последним в германской истории гросс-адмиралом (этот высший военно-морской чин соответствовал званию генерал-фельдмаршала) и, по завещанию Адольфа Гитлера, последним главой Третьего рейха.

Фюрер подводных лодок

30 января 1943 года Гитлер снял с должности Главнокомандующего военно-морским флотом гросс-адмирала Эриха Редера, обвинив его в недооценке подводного флота и чрезмерной ставке на крупные надводные суда. Его преемником на посту главкома кригсмарине стал «фюрер подводных лодок» и автор тактики «волчьих стай» Карл Дёниц, которому было присвоено звание гросс-адмирала. Дёниц был любимым адмиралом Гитлера, который называл его «наш Роммель морей».

В годы Второй мировой войны «волчьи стаи» Дёница потопили 2800 кораблей разных стран общим водоизмещением 15 млн тонн. Из 820 германских подлодок, участвовавших с 1939 по 1945 год в «битве за Атлантику», 781 погибла. Из 39 тыс. моряков-подводников кригсмарине погибли 32 тыс., из них большинство – в последние два года войны.

Дёниц, всего за три года выросший от капитана «цур зее» (капитана I-го ранга) до гросс-адмирала, оказался на вершине власти. Он переехал в Берлин, но фактически сохранил командование подводным флотом (номинально новым «фюрером подводных лодок» был неизменный начальник штаба Дёница контр-адмирал Эберхард Годт).

Саркастическое высказывание Гитлера, что сухопутная армия у него христианская, люфтваффе – национал-социалистические, а кригсмарине – все еще кайзеровские, Дёниц воспринял как призыв к нацификации военно-морского флота. Гросс-адмирал старательно следил, чтобы германские военные моряки были настроены пронацистски; он часто выступал перед офицерами, унтер-офицерами и матросами с пропагандистскими заявлениями в стиле Йозефа Геббельса и Германа Геринга: «Мы должны следовать нашей дорогой с глубочайшим убеждением. Русские тоже так делают. Мы сможем преуспеть в этой войне лишь в том случае, если будем воевать со священной верой, со всем нашим фанатизмом».

Дёниц был верным и восторженным сторонником Гитлера. «Небеса послали нам лидерство фюрера!» – восклицал он. Однажды, обращаясь к ликующей толпе, он сказал, что Гитлер предвидел все и не совершил ни одного неправильного шага. «Мы черви по сравнению с ним!» По ироничному замечанию рейхсминистра восточных территорий Альфреда Розенберга, «трагедией было то, что он (Дёниц. – Б.Х.) в самом деле верил в национал-социализм».

Дёниц часто повторял типичную фразу Гитлера: «Думайте о своих делах и делайте свою работу». На Нюрнбергском процессе Дёниц утверждал, что он ничего не знал о гитлеровских планах захватнической войны. Большинство военных преступлений, по его мнению, совершали южане – австрийцы или баварцы. «Северный немец нетороплив, спокоен, задумчив, может быть, глуповат. Но он порядочен и трудолюбив», – с улыбкой говорил Дёниц, очевидно имея в виду себя.

Рейхспрезидент на неделю

Но в апреле 1945 года даже «глуповатому» Дёницу было ясно, что дни Третьего рейха сочтены. 19 апреля гросс-адмирал эвакуировал свою штаб-квартиру из пригорода Берлина, куда через сутки ворвались советские танки. 20 апреля 1945 года Дёниц посетил Гитлера в бункере рейхсканцелярии и присутствовал на его 56-м и последнем дне рождения. Через 10 дней Гитлер покончил с собой.

В составленном 29 апреля 1945 года «политическом завещании» Гитлер писал: «Перед смертью я исключаю из партии рейхсмаршала Германа Геринга и лишаю его всех прав… Вместо него я назначаю рейхспрезидентом и верховным главнокомандующим вооруженными силами гросс-адмирала Дёница». Изгнав предателей и назначив преемника, Гитлер принялся наставлять Дёница в отношении задач нового правительства, которое «выполнит обязательство всеми средствами продолжать войну». Гитлер не только поименно назначил членов правительства Дёница, но и дал ему наказ на будущее: «Превыше же всего я призываю лидеров нации и всех подчиненных им неукоснительно соблюдать расовые законы и безжалостно противостоять общему отравителю всех народов международному еврейству».

Дёниц был назначен рейхспрезидентом, то есть получил государственный пост, который был упразднен после смерти последнего президента Веймарской республики генерал-фельдмаршала Пауля фон Гинденбурга 2 августа 1934 года. Даже Альберт Шпеер, гитлеровский министр вооружений, а затем член правительства Дёница, считал это назначение абсурдным.

О последней воле Гитлера партайгеноссе Мартин Борман известил Дёница телеграммой: «Гросс-адмиралу Дёницу. Вместо назначенного ранее рейхсмаршала Геринга фюрер назначает вас, господин гросс-адмирал, своим преемником. Письменное полномочие выслано. Вам надлежит немедленно принять все вытекающие из настоящего положения меры. Борман».

Считая, что Гитлер еще жив, Дёниц 1 мая 1945 года направил в Берлин верноподданническое послание: «Мой фюрер! Моя преданность Вам беспредельна. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы прийти Вам на помощь в Берлин. Если, однако, судьба повелевает мне возглавить рейх в качестве назначенного Вами преемника, я пойду этим путем до конца, стремясь быть достойным непревзойденной героической борьбы немецкого народа. Гросс-адмирал Дёниц».

Вскоре пришел ответ Бормана: «Из ставки фюрера. Гросс-адмиралу Дёницу. Завещание вступило в силу. Я постараюсь как можно скорее прибыть к вам. По моему мнению, от опубликования следует временно воздержаться. Борман». В тот же день, 1 мая 1945 года, в 15.15 депешу Дёницу направил гауляйтер Берлина Йозеф Геббельс: «Гросс-адмиралу Дёницу. Совершенно секретно. Вчера, в 15.30, умер фюрер. По завещанию от 29 апреля Вы назначаетесь рейхспрезидентом… (Затем следовали имена основных членов правительства.) По приказу фюрера завещание выслано Вам из Берлина... Борман намерен отправиться к Вам сегодня, чтобы проинформировать об обстановке. Время и форма сообщения для прессы и обращения к войскам – на Ваше усмотрение. Подтвердите получение. Геббельс». Это была последняя радиограмма, отправленная из осажденного «бункера фюрера».

Поздним вечером 1 мая, когда тела Геббельса и его жены догорали в саду рейхсканцелярии, а обитатели «бункера фюрера» искали спасения в туннелях берлинского метро, радио Гамбурга прервало трансляцию торжественной Седьмой симфонии Антона Брукнера. Диктор поставленным голосом объявил: «Наш фюрер Адольф Гитлер, сражаясь до последнего дыхания против большевизма, сегодня днем пал за Германию в своем оперативном штабе в рейхсканцелярии. 30 апреля фюрер назначил своим преемником гросс-адмирала Дёница. Слушайте обращение к немецкому народу гросс-адмирала и преемника фюрера».

Затем заговорил Дёниц: «Немецкие мужчины и женщины! Солдаты германской армии! Моя первая задача – спасти немецких людей от наступающего большевистского врага. Только ради этой цели вооруженная борьба продолжается. И до тех пор, пока британцы и американцы будут препятствовать достижению этой цели, мы будем вынуждены продолжать защищаться от них и бороться с ними. В этом случае англичане и американцы продолжают борьбу не в интересах своих народов, а для распространения большевизма в Европе».

Дёниц сообщил, что принял командование всеми вооруженными силами Германии и «проникнут желанием продолжать борьбу против большевиков до тех пор, пока сражающиеся войска и сотни тысяч семей, проживающих в восточных районах германской территории, не будут спасены от порабощения и уничтожения».

Гросс-адмирал, зная, что Гитлер мертв, немецкие войска в Италии капитулировали, а Красная армия взяла Берлин и силы Германии на исходе, призывал немцев продолжать сражаться, увеличивая число бессмысленных жертв и бесполезных разрушений.

2 мая 1945 года Дёниц перенес свою штаб-квартиру в кадетский корпус в Мюрвике под Фленсбургом, на севере Шлезвиг-Гольштейна, на границе с Данией. После падения Берлина Фленсбург, охраняемый батальоном военных моряков, стал временной столицей рейха. Во Фленсбурге Дёниц сформировал правительство во главе с графом Людвигом Шверин фон Крозигом.

Бегом на запад

В условиях неизбежного поражения Германии правительство Дёница предпринимало активные попытки добиться скорейшего перемирия с западными союзниками. В то же время оно пыталось вывести как можно больше войск и гражданского населения с территорий, которые могли бы быть заняты Красной армией. Для этого Дёниц послал все имевшиеся в его распоряжении суда в балтийские порты, еще находившиеся в руках немцев, с приказом вывезти оттуда всех беженцев. Войскам предписывалось прикрывать эвакуацию, а затем отступать на запад. По приблизительным оценкам, за неделю, остававшуюся до полной и безоговорочной капитуляции всех вооруженных сил рейха перед СССР и его западными союзниками, на Запад силами флота было вывезено 2 млн человек.

2 мая 1945 года на территории Южной Германии капитулировала причисленная к командованию Юга группа армий «С» генерал-полковника Генриха фон Фитингоф-Шееля.

4 мая командующий кригсмарине генерал-адмирал Ганс-Георг фон Фридебург подписал Акт о капитуляции всех германских вооруженных сил в Голландии, Дании, Шлезвиг-Гольштейне и Северо-Западной Германии перед 21-й группой армий британского фельдмаршала Бернарда Монтгомери.

5 мая перед американским генералом Джейкобом Диверсом капитулировал генерал пехоты Карл Фридрих Шульц, командующий группой армий «Юг» в Баварии и Западной Австрии.

5 мая 1945 года Фридебург прибыл в Реймс в штаб Верховного главнокомандующего экспедиционными войсками союзников в Западной Европе генерала армии США Дуайта Эйзенхауэра для переговоров о капитуляции. Цель немцев состояла в том, чтобы затянуть переговоры на несколько дней, выиграть время и дать возможность максимальному количеству войск и беженцев избежать русского плена и сдаться западным союзникам.

На следующий день, чтобы помочь Фридебургу затягивать переговоры об условиях капитуляции, в Реймс приехал генерал-полковник Альфред Йодль. Но уловки немцев были тщетны. Эйзенхауэр видел их игру насквозь. Он попросил информировать Йодля, что, если немцы не прекратят искать отговорки и тянуть время, он немедленно закроет весь фронт союзников и силой остановит поток беженцев через расположение своих войск. «Я не потерплю никаких дальнейших проволочек», – решительно заявил американский генерал.

Капитуляция в Реймсе – попытка номер один

В 1.30 ночи 7 мая Дёниц, узнав от Йодля о требованиях Эйзенхауэра, радировал, что Йодлю даются все полномочия подписать Акт о безоговорочной капитуляции. 7 мая в 02.41 Йодль как представитель вермахта подписал Акт о безоговорочной капитуляции вооруженных сил Германии.

8 мая в 12.30 Дёниц, выступая по фленсбургскому радио, объявил, что, выполняя программу спасения немецких жизней, он приказал подписать капитуляцию: «Мы должны смотреть фактам в лицо. Основы, на которых был построен германский рейх, потрясены. Единства государства и партии больше не существует. Партия исчезла с арены своей деятельности. Власть находится в руках оккупирующих страну держав».

Капитуляцию в Реймсе приняли: от англо-американской стороны генерал-лейтенант армии США, начальник Главного штаба Союзных экспедиционных сил Уолтер Беделл Смит, от СССР – представитель Ставки Верховного Главнокомандования СССР при командовании союзников генерал-майор артиллерии Иван Суслопаров. В качестве свидетеля Акт подписал заместитель начальника Штаба национальной обороны Франции бригадный генерал Франсуа Севез. Капитуляция нацистской Германии вступила в силу 8 мая в 23:01 по среднеевропейскому времени. Эйзенхауэр отказался участвовать в церемонии подписания Акта по протокольным соображениям, так как немецкую сторону представлял начальник штаба, а не главнокомандующий – церемония, таким образом, прошла на уровне начальников штабов.

Советский представитель генерал Суслопаров подписал Акт в Реймсе на свой страх и риск, так как к моменту, назначенному для подписания, инструкции из Кремля еще не пришли. Однако Суслопаров поставил свою подпись с оговоркой, что подписанный в Реймсе Акт не должен исключать возможность подписания другого документа о капитуляции Германии, если этого потребует одна из стран-союзниц.

Точку поставил Сталин

Верховный главнокомандующий Красной армии Иосиф Сталин не был уверен, «что приказ германского командования о безоговорочной капитуляции будет выполнен немецкими войсками на Восточном фронте. Поэтому мы опасаемся, – писал Сталин президенту США Гарри Трумэну, – что в случае объявления сегодня Правительством СССР о капитуляции Германии мы окажемся в неловком положении и введем в заблуждение общественное мнение Советского Союза. Надо иметь в виду, что сопротивление немецких войск на восточном фронте не ослабевает, а, судя по радиоперехватам, значительная группа немецких войск прямо заявляет о намерении продолжать сопротивление и не подчиняться приказу Дёница о капитуляции».

Сталин потребовал нового подписания Акта о капитуляции Германии в Берлине, взятом Красной армией. Он заявил: «Договор, подписанный в Реймсе, нельзя отменить, но его нельзя и признать. Капитуляция должна быть учинена как важнейший исторический акт и принята не на территории победителей, а там, откуда пришла фашистская агрессия, – в Берлине, и не в одностороннем порядке, а обязательно верховным командованием всех стран антигитлеровской коалиции».

По согласованию между правительствами СССР, США и Великобритании была достигнута договоренность считать процедуру в Реймсе предварительной. Союзники согласились провести церемонию вторичного подписания Акта о капитуляции Германии в поверженной Красной армией столице рейха.

8 мая в 22.43 по среднеевропейскому времени (9 мая в 00.43 по московскому) в берлинском предместье Карлсхорст в здании бывшего военно-инженерного училища был подписал Акт о безоговорочной капитуляции Германии. От правительства Дёница акт подписали начальник Верховного главнокомандования вермахта генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель, командующий люфтваффе генерал-полковник Ганс Юрген Штумпф и командующий кригсмарине адмирал Фридебург. Безоговорочную капитуляцию приняли Маршал Советского Союза Георгий Жуков и заместитель главнокомандующего союзными экспедиционными силами маршал Артур Теддер (Великобритания). В качестве свидетелей свои подписи поставили генерал Карл Спаатс (США) и генерал Жан де Латр де Тассиньи (Франция). Кейтель при виде французского генерала не удержался от ехидной реплики: «Как, французам мы тоже проиграли войну?»

Никому не нужное правительство

После безоговорочной капитуляции Третьего рейха правительство Дёница больше никого не представляло. «Наше правительство не только не обладало реальной властью – победители попросту не обращали на нас внимания», – вспоминал Шпеер.

Однако, чем меньше западные союзники проявляли интереса к Дёницу и его министрам, тем больше было стремление Фленсбургского кабинета заинтересовать англичан и американцев перспективой сотрудничества против СССР. Британский фельдмаршал Монтгомери в мемуарах отмечал: «Германские военные руководители, которые спаслись от русских, весьма охотно хотели стать друзьями англичан и выполняли бы, что мы хотели. Однако в оплату за это сотрудничество они ожидали, что с ними будут обращаться как с союзниками англичан против русских». Разумеется, немцы не знали о направленной Монтгомери тайной директиве Уинстона Черчилля «тщательно собирать германское оружие и складывать его, чтобы его легко можно было раздать германским солдатам, с которыми нам пришлось бы сотрудничать, если бы советское наступление продолжалось».

Однако американцы не только стремились не обострять отношений с Советским Союзом, но и старались с помощью СССР ускорить капитуляцию Германии, чтобы быстрее начался трехмесячный срок до вступления Советского Союза в войну против Японии, о котором Иосиф Сталин и Франклин Рузвельт договорились в Ялте. Эта позиция американского правительства повлияла в конечном счете и на политику Великобритании, хотя тайная директива Черчилля относительно немецких солдат и их оружия отменена не была.

Политические игры во Фленсбурге вызывали обеспокоенность советской стороны. Маршал Жуков приводит следующее высказывание Сталина: «В то время как мы всех солдат и офицеров немецкой армии разоружили и направили в лагеря для военнопленных, англичане сохраняют немецкие войска в полной боевой готовности и устанавливают с ними сотрудничество. До сих пор штабы немецких войск во главе с их бывшими командующими пользуются полной свободой и по указанию Монтгомери собирают и приводят в порядок оружие и боевую технику своих войск. Я думаю, англичане стремятся сохранить немецкие войска, чтобы использовать позже. А это прямое нарушение договоренности между главами правительств о немедленном роспуске немецких войск». Обращаясь к первому заместителю председателя Совнаркома и наркому иностранных дел Вячеславу Молотову, Сталин сказал: «Надо ускорить отправку нашей делегации в Контрольную комиссию, которая должна решительно потребовать от союзников ареста всех членов правительства Дёница, немецких генералов и офицеров». «Советская делегация завтра выезжает во Фленсбург», – ответил Молотов.

Конец последнего фашистского анклава

17 мая 1945 года во Фленсбург прибыла советская делегация во главе с начальником разведывательного управления 1-го Белорусского фронта генерал-майором Николаем Трусовым. В городе уже находились американская делегация, которую возглавлял генерал-майор Лоуэлл Рукс, и английская делегация во главе с бригадным генералом Э. Дж. Фордом.

Генерал Трусов вспоминал: «Оказавшись за Кильским каналом, мы как бы попали в довоенную фашистскую Германию: всюду видны старые названия улиц, фашистские указатели, кругом свастика, фашистское приветствие поднятием руки и масса немецких военных в сухопутной, эсэсовской и морской форме, все при орденах, со знаками различия. Было очевидно: здесь в полной мере продолжал существовать гитлеровский порядок, действовали фашистские законы. В городе Фленсбурге функционировал городской транспорт, работали магазины, оживленное уличное движение регулировали пожилые полицейские в форме, которую они носили при Гитлере. Во Фленсбургском порту находилось много немецких вооруженных военных кораблей. Экипажи этих кораблей жили обычной жизнью, уходили на берег, возвращались из городского отпуска. На кораблях отбивались склянки и развевались немецкие флаги со свастикой».

Трусов в сопровождении Форда нанес визит Дёницу в его резиденции – здании военно-морского училища во Фленсбурге. Часовые в форме кригсмарине взяли карабины «на караул», адъютант Дёница Вальтер Людде-Нейрат прокричал «Хайль Дёниц!» и распахнул дверь: «Кабинет был большой, старинная строгая деревянная мебель, на стене портрет Гитлера. При нашем появлении Дёниц встал из-за стола и пытался приветствовать нас традиционным жестом гитлеровцев. Но, увидев наши недовольные лица, как-то неловко опустил руку и показал ею на стоящие вокруг стола стулья. Дёниц был в форме адмирала. Ему исполнилось 53 года, выглядел свежим, подтянутым военным человеком, среднего роста, приглаженные волосы, с сединой на висках. Взгляд Дёница не был сосредоточенным, глаза его бегали, и была заметна какая-то неуверенность в его жестах, хотя внешне он держался спокойно… В течение всей “аудиенции” Дёниц не спускал глаз с бригадного генерала Форда, как бы дожидаясь одобрения его ответов на мои вопросы. Я ушел от Дёница с полным подтверждением ранее сложившегося мнения о том, что адмирал Дёниц находился на службе у англичан, он знал о предстоящем роспуске его правительства и о том, что его лично ожидает: видимо, англичане информировали Дёница и его окружение о предстоящих мероприятиях союзников».

Утром 23 мая 1945 года части 11-й британской танковой дивизии заняли Мюрвикский анклав. Во Фленсбург вошел батальон британской военной полиции. В 9.45 утра Дёниц был доставлен на пароход «Патриа», где ему объявили, что он и все члены его правительства являются военнопленными и подлежат немедленному аресту.

Нестрогий приговор

Возможно, если бы Дёниц не стал «последним фюрером» Третьего рейха, он вообще не был бы включен в список главных немецких военных преступников, которые должны были предстать перед Судом народов. Характерно, что в первоначальный проект списка обвиняемых имя Дёница вставил Вячеслав Молотов. 20 ноября 1945 года гросс-адмирал вместе с другими бывшими нацистскими бонзами предстал перед Международным военным трибуналом (МВТ) в Нюрнберге.

Обвинительное заключение МВТ гласило: «Обвиняемый Дёниц… способствовал подготовке войны, указанной в разделе первом обвинительного акта; он участвовал в военном планировании и подготовке нацистскими заговорщиками агрессивных войн и войн, нарушающих международные договоры, соглашения и заверения, указанных в разделах первом и втором обвинительного акта; он санкционировал, руководил и принимал участие в военных преступлениях, указанных в разделе третьем обвинительного акта, включая в особенности преступления против лиц и собственности в открытом море».

Мрачная репутация Дёница была связана с «Приказом о «Лаконии» от 17 сентября 1942 года, запрещавшим командирам немецких подводных лодок подбирать людей с потопленных судов, исключая капитанов и механиков, которые рассматривались как военнопленные. Этот документ был истолкован МВТ как приказ расстреливать спасавшихся моряков. При этом гросс-адмирал признал, что приказывал топить оказавшиеся в зоне боевых действий корабли нейтральных стран.

Однако суду были представлены письменные показания главнокомандующего Тихоокеанским флотом США адмирала Честера Уильяма Нимица: «Как правило, американские субмарины не занимались спасением моряков с вражеских кораблей, если при этом корабли подвергались ненужному или дополнительному риску или если субмарины для этого вынуждены были отвлечься от выполнения боевого приказа».

1 октября 1946 года Нюрнбергский трибунал огласил приговор Дёницу. Гросс-адмирал был признан виновным в преступлениях против мира и военных преступлениях и приговорен к 10-летнему заключению. По формуле «казнить нельзя помиловать» приговор Дёницу стал компромиссом: смертной казни Дёниц (тем более после того, как адмирал Нимиц фактически взял его под защиту) не заслуживал, но и оправдывать «последнего фюрера Германии» было не за что. Члены МВТ от США Фрэнсис Биддл и его заместитель Джон Паркер высказались за оправдание Дёница, но никто из членов трибунала их не поддержал.

Пенсия для фюрера

10-летнее наказание Дёниц отбывал в берлинской тюрьме Шпандау. 1 октября 1956 года, полностью отбыв срок заключения, Дёниц вышел на свободу. Он разыскал свою жену Ингеборгу в маленьком городке Аумюле (земля Шлезвиг-Гольшейн). В 1962 году Ингеборга умерла. В старости Дёниц каждое воскресенье посещал церковь и истово молился. Остаток жизни адмирал провел в одиночестве, писал мемуары. Оба его сына, Клаус и Петер, погибли на войне. Правда, у него была дочь Урсула, вдова офицера-подводника, и трое внуков.

Дёниц тщетно боролся с правительством канцлера ФРГ Конрада Аденауэра, которое отказывалось выплачивать бывшему пособнику Гитлера денежное содержание экс-президента и отставного адмирала, ограничившись пенсией капитана «цур зее». Дёниц требовал от правительства устроить ему торжественные похороны и положить в гроб в униформе гросс-адмирала. Однако, когда последний из германских гросс-адмиралов 24 декабря 1980 года умер, он был похоронен в штатском костюме и без воинских почестей. Лишь немногие пришедшие на лесное кладбище Аумюле старики почтили память гитлеровского морского волка и последнего главы Третьего рейха. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Российские ракетные корабли поразили воздушные и морские цели в акватории Каспия

Российские ракетные корабли поразили воздушные и морские цели в акватории Каспия

Ирина Дронина

0
3354
Фальшивомонетчики из Заксенхаузена

Фальшивомонетчики из Заксенхаузена

Борис Хавкин

Шарашка Бернхарда Крюгера наводнила Европу поддельными деньгами

0
2664
Неозадаченный матрос – потенциальный преступник

Неозадаченный матрос – потенциальный преступник

Сергей Черных

Как будущий адмирал Доброскоченко советскую власть на «Гремящем» восстанавливал

0
3263
Китайский флот взял количеством, но прирастает качеством

Китайский флот взял количеством, но прирастает качеством

Владимир Карнозов

К 350 боевым кораблям ВМФ НОАК присоединился первый ракетный крейсер

0
3331

Другие новости

Загрузка...