0
1601
Газета История Интернет-версия

05.11.2020 22:00:00

Кто взорвал линкор «Новороссийск»

65 лет назад погиб флагман Черноморского флота

Владимир Лодкин

Об авторе: Владимир Сергеевич Лодкин – независимый военный эксперт.

Тэги: линкор новороссийск, линкор джулио цезаре, черноморский флот, диверсия, боевые пловцы


линкор новороссийск, линкор джулио цезаре, черноморский флот, диверсия, боевые пловцы Спасение людей было крайне осложнено тем, что корабль перевернулся кверху килем. Фото с сайта www.novorossiysk-linkor.ru

65 лет назад, 29 октября 1955 года, в Севастополе при запутанных обстоятельствах погиб флагман Черноморского флота линкор «Новороссийск». Тайна его гибели остается едва приоткрытой.

За прошедшие десятилетия в печати появилось немало публикаций на эту тему. В том числе книга непосредственного участника событий контр-адмирала Николая Никольского «Почему погиб линкор «Новороссийск», книга Николая Черкашина «Тайна гибели линкора «Новороссийск», сочинения других авторов.

Часть публикаций склонялась к версии подрыва линкора итальянскими боевыми пловцами. Были предположения, что взорвался мощный заряд, заложенный в носовой части корабля еще перед передачей его Советскому Союзу. Затем появилась версия о причастности английских спецслужб. Были и фантастические версии, в том числе о возможности причастности к взрыву советских спецслужб. Ни одна из версий не имела прямых доказательств.

Бывший «Юлий Цезарь»

Линкор «Джулио Чезаре» был заложен в июне 1910 года в Генуе и 14 мая 1914 года вошел в состав итальянского флота.

В 1933–1937 годах линкор прошел модернизацию. Толщина брони пояса линкора составляла 247 мм в цитадели и 127 мм на оконечностях. Толщина брони башен главного калибра: бок – 220 мм, крыша – 240 мм. Полное водоизмещение корабля достигало 29 тыс. т, а скорость хода – 27,8 узла.

В сентябре 1943 года «Джулио Чезаре» пришел на Мальту, где был интернирован союзниками. После войны прошел капитальный ремонт. 6 февраля 1949 года в албанском порту Валона (ныне Влера) линкор был передан СССР, на нем подняли советский военно-морской флаг.

В феврале советский экипаж повел линкор в Севастополь. Приказом по Черноморскому флоту от 5 марта 1949 года ему присвоили имя «Новороссийск». Вскоре линкор стал флагманским кораблем эскадры Черноморского флота.

В 1953 году корабль поставили в Николаеве на капитальный ремонт. Итальянские зенитные автоматы заменили советскими, поставили РЛС «Залп-М». Планировалась замена итальянских орудийных стволов новыми советскими 320-миллиметровыми. Стволы изготовили на заводе «Баррикады».

В мае 1955 года «Новороссийск» вновь вступил в строй. В течение лета и осени не раз выходил в море. 28 октября линкор вернулся в Севастополь и занял место в районе Морского госпиталя, встав на две бочки.

29 октября в 1 час 31 минуту под носовой частью линкора между первой и второй башнями и их погребами по правому борту произошел взрыв, разрушивший все горизонтальные перекрытия от днища до палубы полубака. В подводной части корпуса с правого борта образовалась пробоина площадью более 150 кв. м, а с левого борта вдоль киля – вмятина со стрелой прогиба 2–3 м. Общая площадь повреждений подводной части корпуса составила 340 кв. м на участке длиной 22 м.

Несколько носовых отсеков сразу заполнились водой, корабль получил большой дифферент на нос. Несмотря на энергичные действия экипажа и прибывших аварийных партий, остановить распространение воды не удалось, Линкор продолжал погружаться носом и терять остойчивость.

Была предпринята попытка отбуксировать «Новороссийск» кормой на прибрежную отмель. Но отдали только швартов с кормовой бочки, что позволило лишь развернуть корабль и приблизить корму к Госпитальной стенке до 130 м (глубина там была около 16 м). Преодолеть держащую силу левого якоря и носовой бочки буксиры не смогли. Швартов с нее перерезали только в 3 часа 30 минут, когда нос уже вошел в грунт на 2–3 м.

Можно было приблизиться к берегу, дав задний ход машинами, которые после похода еще не успели остыть. Но сделано это не было. Вскоре крен на левый борт достиг 18–20 градусов, линкор повалился набок. А в 4 часа 15 минут, то есть через 2 часа 45 минут после взрыва, опрокинулся вверх килем и затонул. Причиной опрокидывания стала потеря поперечной остойчивости из-за нарастания дифферента на нос и появления больших свободных поверхностей воды в высокорасположенных отсеках.

В ходе катастрофы погибли 607 человек, из которых до 100 человек погибли непосредственно из-за взрыва и затопления носовых отсеков, остальные – при опрокидывании корабля и после него. Своевременной эвакуации экипажа организовано не было. Большинство участников борьбы за непотопляемость корабля и почти весь личный состав электромеханической боевой части остались внутри корабля. Многие из них, оказавшись в воздушных подушках отсеков, были живы почти трое суток. Но спастись удалось только девятерым морякам. Семь из них вышли сами через пять часов после опрокидывания через прорезанную в кормовой части днища горловину. Еще двоих спустя 50 часов вытащили водолазы.

Расследование трагедии

Расследованием катастрофы занималась правительственная комиссия во главе с заместителем председателя Совета министров СССР Вячеславом Малышевым.

Согласно докладу этой комиссии от 17 октября 1955 года, «можно утверждать, что взрыв 29 октября 1955 года являлся взрывом заряда, расположенного на дне Севастопольской бухты, в месте якорной стоянки линкора… На основании произведенных расчетов и соответствующих испытаний экспертной комиссией признается возможным нахождение под линкором донной мины, сохранившей потенциальную боеспособность и не вытраленной при неконтактном тралении вследствие того, что часовой механизм прибора срочности не отработал установленного на нем срока (часы стояли)...

В результате подробного рассмотрения всех обстоятельств и последствий взрыва установлено следующее:

– повреждения линкора «Новороссийск» были вызваны взрывом заряда, находившегося на грунте под носовой частью корабля;

– вес заряда в тротиловом эквиваленте определяется величиной 1000–1100 кг;

– наиболее вероятно, что 29 октября 1955 года под кораблем имел место взрыв немецкой мины типа RMH или LMB с взрывателем М-1, поставленной в период Великой Отечественной войны».

Итак, согласно результатам расследования, основной официальной причиной трагедии ЛК является мина фашистской Германии, установленная в Севастопольской бухте во время войны.

О серьезной минной опасности в послевоенный период свидетельствуют многие факты. Так, после окончания войны с 1946 по 1951 год в европейских водах на минах подорвалось 510 судов, из них 271 судно затонуло. За период с 1945 по 1953 год на Черном море было уничтожено 5945 мин и минных защитников (до 15% от числа выставленных в период войны), протралена площадь в 9624 кв. мили. Только при тралении фарватеров у Одесского порта в 1946 году было уничтожено 177 мин. В 1952 году на Черном и Азовском морях неконтактное траление в основном было закончено, не осталось ни одного района, закрытого для плавания судов.

По оценкам специалистов, всего в Азово-Черноморском бассейне было выставлено 37 407 мин. После войны ликвидировано более 24 тыс. мин. На сегодня еще тысячи мин остались невытраленными. Однако вероятность их подрыва ничтожно мала: не более 0,01%. Исследования, проведенные научными учреждениями ВМФ, показали, что все неконтактные мины выходят из строя через восемь-девять лет после их постановки.

Эти данные подтверждает контр-адмирал Никольский, бывший в тот момент начальником штаба эскадры, в своей книге «Гибель линкора «Новороссийск».

В Черном море, несмотря на активную деятельность Черноморского флота и судоходных компаний, после 1950 года не было ни одного случая подрыва на минах кораблей и судов, исключая случай с «Новороссийском». На последних донных минах подорвались теплоход «Серов» 8 апреля 1949 года в Черном море, и тральщик КТ-711 29 мая 1949 года в Азовском море. Кроме того, слабой стороной «минной версии» является отсутствие однозначного объяснения, почему от одной немецкой мины было два взрыва. А две воронки под линкором не могли образоваться от взрыва одной мины.

Несмотря на эти доводы, возможность случайного подрыва мины в результате механического воздействия нельзя исключать. Даже малая вероятность события не является гарантией того, что событие не может состояться.

Так, в феврале 2004 года специалистами ВМС Украины была обезврежена немецкая авиационная донная мина типа LMB в Севастопольской бухте. Для защиты секретной мины немцы установили в ней аж шесть ловушек! На момент осмотра корпуса мины на берегу сохранилась лишь частично поврежденная зарядная камера. В ней было уничтожено аппаратное отделение, в котором размещались магнитный и акустический взрыватели. Причиной, приведшей к взрыву аппаратного отделения, стали неграмотные действия людей – непрофессионалов, которые попробовали самостоятельно разобрать мину на фрагменты без участия специалистов флотских служб.

13-1.jpg
В 1949 году на линкоре «Джулио Чезаре» был
поднят советский военно-морской флаг.
Фото с сайта www.novorossiysk-linkor.ru
В аппаратном отделении располагались прибор-ловушка ПЛ-3 и прибор-ловушка ПЛ-1, который имел самостоятельный заряд, батарею и запальное устройство. Анализ состояния батареи, найденной после взрыва прибора-ловушки, показал, что и через 60 лет после изготовления они не утратили работоспособности и были разряжены только наполовину. «Эхо войны» несло вполне реальную угрозу жителям Севастополя.

Что касается подтверждения минной версии трагедии «Новороссийска», то поиск прямых улик сегодня совершенно бесперспективен. Если фрагменты немецкой мины не были найдены в 1955 году, сейчас они ниоткуда не появятся.

Можно было бы поставить точку в этом вопросе. Но стоит обратить внимание на пункт 3 заключения комиссии Малышева: «Нельзя полностью исключить, что причиной подрыва является диверсия».

По этому вопросу в докладе говорится: «Комиссия установила, что охрана крепости Севастополь от прорыва подводных лодок велась неудовлетворительно. Вход в базу должен был прикрываться бонами и противоторпедными сетями, поставленными при входе в Севастопольскую бухту. В ночь на 29 октября с.г., несмотря на то что дежурный буксир находился, как обычно, у боновых ворот, последние также не были закрыты, и только после подрыва линкора «Новороссийск» по приказанию начальника оперативного управления штаба флота их закрыли в 2 часа 35 минут 29 октября, то есть через 1 час 4 минуты после взрыва».

Иначе говоря, в выводах комиссии, созданной для расследования катастрофы по горячим следам, допускается, что причиной трагедии могла быть и диверсия.

О чем может рассказать музейный экспонат

В этой связи важно обратить внимание на интересный факт, который остался практически незамеченным. В 2018 году в прессу просочилась информация, что Музее Шотландского центра подводных сил в Хеленсбурге была установлена британская сверхмалая подлодка (СМПЛ) Х51.

Казалось бы, музеефицировали англичане свою подводную лодку. Ничего особенного. Только в России подобных музейных экспонатов 32, а в мире их более 105.

Однако с Х51 в Хеленсбурге не все так просто. Памятники в виде корпусов или фрагментов подводных лодок устанавливают с учетом их боевых заслуг или трагических последствий их боевого пути. Этой традиции придерживаются и в британском подводном флоте. Какие же события связаны с английской Х51, чем же она знаменита? Ответ на этот вопрос позволяет взглянуть на трагедию ЛК «Новороссийск» с иной стороны.

Следует сказать, что в ряде публикаций потенциальные возможности подводных диверсантов Италии и Великобритании в пятидесятые годы, возможно, недооценены. Версии участия итальянских и британских боевых пловцов в операции по уничтожению «Новороссийска» преподносятся упрощенно и бездоказательно. Между тем косвенных аргументов участия подводных диверсантов может существовать гораздо больше, чем приводят эксперты и авторы публикаций.

Слабость позиции сторонников версии непричастности итальянских боевых пловцов состоит в следующем. Пловцы эти якобы могли действовать только по указанию военно-политического руководства Италии. Между тем итальянское руководство в середине 50-х годов не могло с точки зрения как внешнеполитической ситуации, так и сложной внутриполитической обстановки даже ставить задачу подобной диверсии специалистам итальянского морского спецназа.

Безусловно, операции такого уровня не могли осуществляться без санкции высших руководителей, слишком высоки были политические и военные риски. В случае провала операции итальянскому государству был бы причинен неприемлемый политический ущерб. Но здесь и кроется тонкость.

Да, маловероятно, что итальянские боевые пловцы могли получить такой приказ от своего правительства. В 1950-е годы в стране были сильны позиции левых. В случае провала операции высока была вероятность преследования боевых пловцов в уголовном порядке. Даже несмотря на прежние заслуги. Многие боевые пловцы, участники войны, считались национальными героями. Например, у 10-й флотилии МАS (Mezzi d’Assalto – штурмовые средства) было просто рекордное число наград. Ее моряки получили 166 медалей «За воинскую доблесть». Среди них были и награды за участие в морской блокаде Севастополя.

В этом случае следует вообще отказаться от поиска национального следа. Италия в тот момент уже входила в НАТО. Операции такого масштаба не могли проводиться без санкции военно-политического руководства блока. Важно рассмотреть, каковы были возможности сил специальных операций ВМС стран НАТО в тот период и насколько реальным было проведение подобной диверсии. Анализ показывает, что наиболее качественно были подготовлены и имели большой боевой опыт силы спецопераций Италии, Великобритании и Германии. Другим подразделением, способным на такую диверсию, была 12-я флотилия Военно-морских сил Великобритании. Командовал ею капитан 2 ранга Лайонел Крэбб, также человек-легенда. В годы Второй мировой он руководил обороной британской военно-морской базы Гибралтар от итальянских боевых пловцов и сам считался одним из лучших подводных диверсантов. Крэбб лично знал многих итальянцев из 10-й флотилии. К тому же после войны пленные итальянские боевые пловцы консультировали британских специалистов.

Англичане хорошо знали итальянскую морскую боевую технику и оружие. В составе ВМС Великобритании во Второй мировой войне и вплоть до 1950 года действовало 11 подводных лодок итальянской постройки.

Хорошо известна успешная операция ВМС Великобритании против германского линкора «Тирпиц». В сентябре 1943 года три британские СМПЛ успешно атаковали «Тирпиц»: X5 (лейтенант Хенти-Крир), X6 (лейтенант Дональд Кэмерон) и X7 (лейтенант Бэзил Плейс). В результате полученных повреждений линкор на полгода выбыл из строя, его максимальная скорость существенно уменьшилась.→

В пользу высокого уровня подготовки морского компонента сил спецопераций говорит и деятельность британских СМПЛ в Юго-Восточной Азии. Так, в начале лета 1945 года шесть британских СМПЛ (XE1–XE6) были доставлены судном HMS Bonaventure в порт Лабуан (Малайзия). В июле и августе 1945 года подводники-диверсанты приняли участие в операциях Sabre и Foil. Три операции с участием сверхмалых подлодок типа XE были признаны успешными. Четыре экипажа СМПЛ привели в негодность подводные кабели связи японских ВС и нанесли серьезный ущерб крейсеру «Такао».

Командование ВМС Великобритании активно занималось строительством СМПЛ и в послевоенные годы. Технически подготовленные подводные носители для выполнения спецопераций по уничтожению надводных кораблей имелись лишь у Великобритании. В составе ее ВМС в 1955 году действовали четыре СМПЛ типа Х51. Кроме головной мини-подлодки Х51 Stickleback («Колюшка») это X52 Shrimp («Креветка»), X53 Sprat («Килька»), X54 Minnow («Пескарь»).

Для участия в специальных операциях того времени по своим боевым возможностям хорошо подходила СМПЛ Британии типа Х51 под командованием британского командира. В составе экипажа численностью пять человек могли участвовать два-три итальянских боевых пловца в качестве операторов по установке мин.

Операции по уничтожению надводных кораблей весьма сложны и должны учитывать много факторов и условий. Это и безукоризненное знание театра военных действий, и опыт подобных специальных операций, и морально-психологическая подготовка, мотивация боевых пловцов и т.д.

Всем этим требованиям итальянские боевые пловцы отвечали в полной мере. В период Второй мировой войны итальянские СМПЛ принимали активное участие в операциях на Черном море, дивизион итальянских СМПЛ базировался до 1943 года в крымских портах, включая Севастополь и Ялту. Итальянские боевые пловцы прекрасно знали здешние физико-географические условия, в том числе район военно-морской базы Севастополя.

Что касается возможного участия итальянских боевых пловцов в составе экипажей английской СМПЛ, это тоже вполне обоснованно. В 1943 году после неудачной атаки на английские корабли близ острова Мальта часть итальянских боевых пловцов попала в английский плен. После определенной работы они стали ценными специалистами для консультаций британских коллег. И качественным материалом для совместного участия с англичанами в спецоперациях против германских морских объектов.

При этом получение британского гражданства не составило никаких трудностей. Более того, в 1943 году Италия вышла из союзнического договора с Германией, и боевые пловцы Италии разделились. Часть из них перешла на сторону англичан, часть осталась верными немцам.

Не в дружбу, а в службу

О глубокой координации британского и итальянского морского спецназа говорят многие факты.

Премьер-министр Великобритании, в прошлом первый лорд Адмиралтейства Уинстон Черчилль изучал деятельность итальянских боевых пловцов и проявлял особый интерес к развитию британского морского спецназа. После успешной атаки итальянцев 19 декабря 1941 года на порт Александрия британцы ускорили работы над собственными управляемыми торпедами. 18 января 1942 года Черчилль отправил письмо в Комитет начальников штабов генералу Айсми: «Прошу вас сообщить, как обстоят дела с повторением действий итальянцев в гавани Александрии и разработкой сходных методов... Имеются ли какие- либо причины, по которым мы неспособны на такие же высокоэффективные наступательные действия, которые были применены итальянцами? Следует подумать, не смогли бы мы лидировать в этом плане? Прошу вас точно описать мне положение дел» (Уинстон Черчилль «Вторая мировая война», том 4).

После капитуляции Италии деятельность итальянской 10-й флотилии МАS была парализована. Часть морских диверсантов во главе с Валерио Боргезе перешла на сторону немцев. Другая часть поддержала англичан. В конце 1943 года эти итальянцы под командованием капитана 2 ранга Эрнесто Форца усилили соединение британских управляемых торпед «Чериот».

Сводная англо-итальянская команда провела ряд операций против кораблей итальянского флота, захваченных немцами. Ночью на 22 июня 1944 года итальянский миноносец «Грекале» в сопровождении британского катера МТВ-74 доставил к захваченному немцами порту Специя две английские управляемые торпеды «Чериот» с четырьмя наездниками и шесть итальянских боевых пловцов под руководством Луиджи де ла Пене. Отряд проник в гавань и потопил тяжелый крейсер «Больцано». Через несколько дней в ходе такой же операции был тяжело поврежден тяжелый крейсер «Гориция». Последнюю операцию сводная итало-английская команда провела ночью на 20 апреля 1945 года. В ходе ее был потоплен в доке итальянский авианосец «Аквила», который немцы намеревались затопить в бухте, чтобы заблокировать вход в Геную. В это время Лайонел Крэбб, получивший звание капитан-лейтенанта, был главным офицером среди водолазов в Северной Италии.

До завершения войны с Германией англичане привлекали итальянских боевых пловцов, даже тех, кто остался с Валерио Боргезе для действий на Тихом океане. По окончании войны боевые пловцы и пилоты взрывающихся катеров «баркини» и управляемых торпед «майали» не преследовались в судебном порядке.

Более того, США и Великобритания под разными предлогами сохранили часть штурмовых средств и специалистов и даже наградили некоторых. Водителю управляемой торпеды графу Луиджи де ла Пене, подорвавшему в декабре 1941 года в Александрии английский линкор «Вэлиент», золотую медаль «3а храбрость» вручил бывший командир этого линкора командор Морган, ставший главой союзнической морской миссии в Италии.

Именно Крэбб принял активное участие в возрождении итальянских подразделений боевых пловцов. После капитуляции Италии его командировали туда с задачей разыскать и собрать личный состав 10-й флотилии МАS. Поиски не были долгими. Итальянцы, услышав о его прибытии, сами явились к нему: Лайонел Крэбб имел хорошую репутацию.

Он создал из бывших противников особый отряд. Из 10-й флотилии MAS в него вошли бывший командир базы «Ольтерра» Мускуталли, командир боевых пловцов Волк, изобретатель легководолазного снаряжения для подводных диверсантов Беллони и др. С их помощью была собрана ценная информация об итальянских торпедах-буксировщиках SLC и SSB и новейших типах присасывающихся мин и мин-сюрпризов, которые после прикрепления невозможно оторвать от днища корабля. При использовании итальянского опыта были значительно усовершенствованы английское легководолазное снаряжение и дыхательная аппаратура.

Британский морской спецназовец Крэбб специализировался на диверсиях именно против крупных советских боевых кораблей. В апреле 1956 года он участвовал в тайном обследовании крейсера «Орджоникидзе», где был обнаружен и выявлен вахтенной службой крейсера. В этой связи нет никаких оснований исключать возможность участия Крэбба в диверсии против «Новороссийска».

С учетом этих аргументов все становится на свои места. Официально боевые пловцы, граждане Италии, не согласившиеся перейти на службу англичан, вероятнее всего, не могли участвовать в уничтожении ЛК «Новороссийск». Зато итальянские боевые пловцы, пошедшие на службу в ВМС Великобритании, вполне могли участвовать в действиях против ЛК «Новороссийск». Активное использование завербованных итальянских коммандос – это наиболее прагматичный вариант их «трудоустройства» после Второй мировой войны. Для проведения особо сложных операций это были подготовленные профессионалы, морально сильно мотивированные. Ведь бывший ЛК «Джулио Цезаре» был флагманом ВМС Италии и символом Итальянской Республики!

Итальянские диверсанты, которыми командовал Валерио Боргезе, были мастерами по части потопления британских линкоров и других крупных боевых кораблей. 18 декабря 1941 года они подорвали в египетском порту Александрия два британских линкора «Куин Элизабет» и «Вэлиант». К 1955 году у англичан хватало времени, чтобы детально обсудить с итальянскими коллегами и подготовить диверсии в отношении боевых кораблей третьих стран.

Что говорят о причастности спецслужб к гибели линкора итальянские военные?

В октябре 1992 года на пресс-конференции в ходе визита в Россию главнокомандующий ВМС Италии адмирал Гвидо Вентуриони на вопрос об этом ответил: «С журналистской точки зрения это было бы интересно, если бы это было правдой, но с высоты своего положения я должен сказать, что это неправда. Этого не могло быть, и данный несчастный случай произошел не по вине итальянских пловцов... Но я не исключаю, что это дело наших спецслужб. Я сомневаюсь, что сохранились какие-либо документы, которые могут свидетельствовать в пользу причастности пловцов».

Иначе говоря, адмирал уверен в непричастности к диверсии только штатных подразделений ВМС Италии. Но не спецслужб страны и НАТО. Ни тем более наемников – имеющих боевой опыт и согласных за вознаграждение на рискованную акцию.

Ветеран итальянских боевых пловцов Эмиллио Лоньени заявил: «Нельзя полностью исключать, что причиной взрыва является диверсия. Ищите среди тех, кому это выгодно». Другой ветеран итальянских боевых пловцов Луиджи Ферреро заявил: «Я на 95% не представляю, кто бы, кроме итальянцев, это мог сделать. Но на 100% уверен, что это не итальянцы». И как апофеоз появляется заявление – после 58 лет молчания – ветерана итальянского секретного подразделения боевых пловцов Уго д’Эспозито. В августе 2013 года он признался, что взрыв «Новороссийска» – дело рук его подразделения. Но о подробностях операции говорить отказался.

Следует добавить, что боевые пловцы действовали под прикрытием флотов США и Англии. Акция против «Новороссийска» совпала с натовскими маневрами «Босфор-55», в ходе которых линкор «Нью-Джерси» и пять американских эсминцев пришли в Стамбул. В этот же период из портов Таврии исчезли суда НАТО. Без прямого участия командования НАТО на Южноевропейском театре военных действий тут, безусловно, не обошлось.

Стоит напомнить и о проверке «диверсионного следа», проведенной в августе 1970 года командованием Черноморского флота. Лодка 14-й дивизии подводных лодок скрытно подошла к Севастополю. Ночью группа боевых пловцов покинула лодку на глубине 20 м. С помощью подводных буксировщиков диверсанты проникли в Севастопольскую бухту, преодолев закрытые боновые заграждения. К двум часам ночи они добрались к борту противолодочного крейсера, стоявшего на том же месте, что и «Новороссийск». И успешно провели операцию по постановке мин. Правда, на сей раз задачи были учебными.

Следует подчеркнуть, что приведенная версия участия сил НАТО с привлечением британской СМПЛ типа Х51 – с экипажем из британцев и итальянских морских коммандос – это только одна из версий, связанных с исследованием причин трагедии ЛК «Новороссийск». Однако она имеет такое же право на существование, как и другие версии. Поскольку опирается на ряд аргументов – хоть и косвенных, но имеющих реальную основу.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Город русских моряков возрождает подготовку призывников

Город русских моряков возрождает подготовку призывников

Ирина Дронина

В Севастополе прошло выездное заседание оборонного комитета Совета Федерации

0
4344

Другие новости

Загрузка...