1
4326
Газета История Интернет-версия

01.04.2021 21:20:00

Адольф Гитлер, ученик расистов

О британских корнях германского нацизма

Сергей Печуров

Об авторе: Сергей Леонидович Печуров – генерал-майор запаса, доктор военных наук, профессор.

Тэги: война, вторая мировая война, гитлер, германия, фашизм, нацизм, общество, власть, политика


12-14-1480.jpg
Национал-социалисты приветствуют Гитлера
в Нюрнберге (1935).  Фото Национального
управления архивов и документации США
Год 75-летия Победы прошел под знаком борьбы вокруг вопроса о том, чей вклад в дело разгрома нацизма весомей – наш или британо-американский. За скобками этой ожесточенной полемики осталась проблема, как и почему вообще появился такой человеконенавистнический феномен, как нацизм. На Западе, особенно в Туманном Альбионе, пытаются либо замолчать проблему, либо сместить акценты с вопроса о том, у кого рыльце в пушку. Для этого есть весомые причины.

Лишь немногие на Западе, к которым можно отнести известного исследователя Мануэля Саркисянца, открыто обозначают фундамент нацизма. Именно укоренившийся в имперской Британии и ее колониях-доминионах национализм, а по сути, расизм и явился той базой, на которой произошло становление нацизма в Германии, приведшего к ужасам мировой бойни.

Тезис об «избранности»

Начнем с того, что германских нацистов всегда восхищала британская мотивировка «избранности» их самих, то есть англосаксов, основанная на «духе расы» и «узах крови, которые связывают предков и потомков». Британские служители церкви, даже такие авторитеты, как Чарльз Кингсли, никогда не смущались, когда им приходилось оправдывать политику Лондона по завоеванию новых территорий для Короны и жестокое подавление населяющих их народов. Это всегда делалось под предлогом «права избранности англосаксов». Именно этот тезис взял на вооружение Адольф Гитлер, когда заявил: «Не может быть двух избранных народов. Мы – народ Бога. Разве этим не все сказано?»

На Альбионе отождествление себя с «богоизбранным народом» утверждалось в сознании людей еще со Средних веков.

А в XVII столетии лидер английской буржуазной революции Оливер Кромвель, без всякого сомнения, считал англичан «народом Бога», а Британию – «Новым Израилем». В 1653 году в первой своей речи в парламенте Кромвель заявил, что Англия была призвана Богом, как когда-то иудеи – чтобы править вместе с Богом и исполнять его волю.

После подавления восстания индийцев в 1857–1858 годах идея о «богоизбранности» англосаксов и их праве на низведение покоренных народов до положения «нелюдей» получила дополнительный импульс. Согласно постулатам всякой мировой религии включая христианство, статус человека предполагает равенство перед Богом. Британцы же объявили, что некоторые народы вообще не являются homo sapiens, то есть людьми. Имелись в виду прежде всего народы «небелой расы», что превратилось в Великобритании в «естественное восприятие вещей».

Как доказывал британский писатель Редьярд Киплинг, Англия смогла захватить власть над заморскими территориями благодаря «особому благоволению Господа», а платой за его милость стала пролитая английская кровь. Примечательно, что в период расцвета нацизма в Германии, в 1930-е годы, его апологеты признавали избранность англосаксов как народа, занявшего ведущее положение внутри белой расы благодаря своему доминированию на всех материках за пределами Европы. Через несколько лет, когда стало очевидно, что гитлеровская Германия обречена, Йозеф Геббельс совершенно серьезно заявил, что «богиня История, должно быть, шлюха, раз она не отдала победу фюреру, ведомому Провидением».

«Научные» основы

В большинстве своем британские идеологи – сторонники перенесения учения Дарвина о естественном отборе на человеческое общество, социал-дарвинисты – утверждали, что неприспособленные, малообеспеченные люди тормозят развитие человечества в целом и отдельных наций в частности Именно в Британии зародилась «наука» евгеника, согласно которой существует не только градация людей в пределах одной расы, но и сами расы отличаются друг от друга. Один из ее основоположников Френсис Гальтон (двоюродный брат Дарвина) к «низкосортным» народам относил даже кельтов-ирландцев, с которыми вынуждены уживаться продвинутые англосаксы. В гитлеровской Германии Гальтона называли «отцом сознательной культивации рас на пути, ведущем к сверхчеловеку».

Но самое мощное влияние на германский нацизм оказал британский профессор евгеники Карл Пирсон, который утверждал, что двигателем человеческого прогресса является расовый конфликт. Особенно впечатлял германских нацистов тезис Пирсона о «необходимости захвата территорий, где могут жить белые люди…и на которых должно обеспечиваться пространство, необходимое, при высоком уровне рождаемости, для вливания новых сил в империю». А уж из массы этих людей «продвинутой расы» благодаря биологическому отбору с каждым новым поколением будет выделяться некая аристократия, «обладающая истинной внутренней ценностью».

Основанием для того, чтобы ассоциировать германский нацизм с колониальным империализмом, наиболее ярким представителем которого был империализм британский, может быть такое понятие как «раса господ». Равноправие в Британской империи было жестко привязано к этнической исключительности и распространялось только на расу завоевателей. Многие ученые из развивающихся стран считают, что нацистская политика истребления евреев в Европе есть логическое продолжение того насилия, которое испытали на себе жители колоний.

Расово ориентированный империализм исходит из того, что человеку недостаточно заявлять о своей причастности к какой-то нации и культуре, чтобы принадлежать к ним: он должен быть кровно связан с этой нацией. Сама атмосфера в британских колониях способствовала процветанию расистских, а затем и чисто нацистских идей. Принадлежность к англосаксонской расе в британских колониях по всему миру давала такую власть, о которой у себя на родине колонисты и мечтать не могли. Колонии оказались раем для сторонников самых жестоких методов правления.

Колониальная политика

Напрашивается пример с колонизацией британцами Северной Америки и истреблением коренных жителей этого континента. Национальный герой США генерал Дуглас Макартур с удовольствием вспоминал, что его английский предок, возглавляя карательные экспедиции на Диком Западе, руководствовался принципом «хороший индеец – мертвый индеец». Если французские колонисты при захвате земель у индейцев, как правило, практиковали выкуп, пусть и символический, то британские колонизаторы «не опускались до таких мелочей», бесцеремонно отбирая у аборигенов все их достояние.

Упоминавшийся Мануэль Саркисянц приводит примеры вопиющего беззакония британских колонистов в «цивилизуемой» ими Австралии, где за короткое время было полностью истреблено население острова Тасмания, а численность аборигенов материка сократилась в десятки раз. Колонисты не получали прямых указаний из Лондона об уничтожении туземцев, но руководство метрополии и не ограничивало «активность» колонистов какими-либо законодательными актами в осуществлении «цивилизующей политики». Неслучайно высокопоставленный нацист Генрих Гиммлер открыто восхищался британскими методами управления Австралией.

Многие британские сторонники гитлеризма занимали высокие посты в колониальных администрациях Британии, среди них вице-король Британской Индии лорд Керзон – тесть лидера британских фашистов Освальда Мосли. В германской же нацистской элите наиболее крайних взглядов придерживались те, кто так или иначе был связан с колониями. Альфред Розенберг был родом из прибалтийской немецкой колонии Лифляндии. Рудольф Гесс родился в оккупированном британцами Египте. Герман Геринг был сыном одного из наместников Германской Юго-Западной Африки – личного друга не скрывавшего своих расистских взглядов Сесила Родса.

Адольф Гитлер открыто утверждал, что Восточная Европа должна стать для Германии тем же, «чем была для Британии Индия». С ее народами германские нацисты намеревались поступить точно так же, как англосаксы с североамериканскими индейцами и австралийскими туземцами. Индийцам в этом плане «крупно повезло»: им удалось избежать тотального геноцида благодаря непригодности тропиков для массового заселения британцами, о чем последние говорили совершенно открыто. На восточнославянские земли, включая Польшу и европейскую часть Советского Союза, гитлеровское руководство смотрело как на «свою Индию», но пригодную для массового заселения немцами. «Лишнее» население этих территорий предполагалось ликвидировать. Гитлер с восхищением приписывал Британии «великое экономическое завоевание мира… прозорливую колониальную политику, с давних пор ставшую лучшим средством для воспитания чувства единства народа».

Рейхсминистр по делам восточных территорий Альфред Розенберг сравнивал восточных славян с индийцами и называл их «массой рабов, вопиющих о господине». Гитлер, призывая своих соотечественников к активной колонизации восточных пространств, заявлял: «Посмотрите на англичан, которые при помощи 250 тысяч человек – из которых вооруженные силы составляют около 50 тысяч – управляют 400 миллионами индийцев». Мало того, что германские нацисты планировали изгнать русских из «немецкой Индии» и переместить за Урал, их еще предполагалось «перевоспитать» таким образом, чтобы у них укоренилось отношение к немцам как господам-повелителям.

Воспитание «господ»

Целенаправленное воспитание немецкого народа как «расы господ» – вот в чем видели главную свою задачу лидеры Третьего рейха. И в этом примером для них служили британцы. Сам Гитлер, поборник расового единства нации, еще в 1920-е годы высказывал сожаление, что немецкий народ «в своей расовой разобщенности обнаруживает прискорбное отсутствие качества, которое отличает, к примеру, англичан – сплоченного единства… как инстинктивной наклонности».

Профессор Саркисянц обнаруживает характерный феномен. В силу насаждаемой из века в век ксенофобии, искусственного возвеличивания своей нации англосаксы даже в периоды внутренних социальных и экономических потрясений склонны искать причины этому не в недостатках устройства британского общества и изъянов в экономике или социальной жизни, а вовне. Как правило, вину за кризис они приписывают «внешнему врагу» либо местным «инородцам». Не случайно даже в начале XXI века Британия среди всех стран Европы наиболее враждебно относится к иностранцам-беженцам и гастарбайтерам, и именно в Британии часты примеры насилия над ними.

Такое отношение к иностранцам в Британии возникло не спонтанно. Вся система воспитания в британском обществе предполагала формирование «джентльмена», то есть человека жесткого, самолюбивого, преисполненного собственного достоинства, презирающего все иностранное. Именно этими качествами в британцах восхищались лидеры Третьего рейха. Гиммлер подчеркивал: «Для этого у нации должна быть счастливая история нации господ, длиной лет в триста-четыреста – как у англичан».

12-15-1480.jpg
Альфред Розенберг (в центре) называл
восточных славян «массой рабов, вопиющих
о господине». 
Фото Федерального архива Германии
Система образования

Воспитание подрастающего поколения в Великобритании осуществлялось через сеть начальных и средних учебных заведений. В этой системе особое место отводилось интернатам, так называемым паблик-скулз – частным (независимым) общеобразовательным школам. В них, в отличие от обычных школ, проходил ограниченный набор учащихся, в основном из привилегированных классов – «джентри». Среди них наиболее известны Итон, Вестминстер, Рэгби и Винчестер. Элита британского общества на конец 1930-х – начало 1940-х почти целиком состояла из выпускников этих школ. 76% английских епископов, судей, директоров банков, чиновников высокого ранга, губернаторов доминионов и т.п. были выпускниками паблик-скулз. 70% высших офицеров британских ВС вышли из четырех паблик-скулз, главным образом из Итона.

Таким образом, вся британская элита представляла собой продукт авторитарной системы и авторитарной морали. Главная задача этих школ заключалась в воспитании будущих вождей нации, которые обязаны быть прежде всего «сверхдисциплинированными». Ведь именно этому качеству Англия обязана «приобретением, сохранением и дальнейшим развитием империи».

Известный британский историк Эдвард Мэк, изучавший систему паблик-скулз, выделил другую характерную черту этих заведений – «воспитание жестокости». Адольф Гитлер прямо связывал британские политические успехи (как долгое владычество над Индией малыми силами) с наличием жестких колониальных администраторов, сформировавшихся благодаря английской системе воспитания и образования.

Когда нацистские вожди пришли к выводу о необходимости формирования национальной элиты, которая со временем должна возглавить «вечный Третий рейх», они обратились не к немецкому национальному опыту образования и воспитания (посредством, например, «пропуска» молодежи через прусские кадетские корпуса), а именно к британским паблик-скулз. Уже в 1933 году нацисты сформировали аналогичную британской систему средних учебных заведений – «наполас» (Nationalpolitische Erziehungsanstalten). Но с одной особенностью: в них принимались выходцы из самых широких слоев германского общества, с тем чтобы «повязать дисциплиной и арийским духом» всю немецкую нацию. Немецкой молодежи внушали, что они должны брать пример с англосаксов. Сам Гитлер сравнивал «наполас» с британской системой паблик-скулз. Британские педагоги щедро делились опытом с немецкими коллегами, проводили совместные семинары, ознакомительные поездки и т.п. При этом германских воспитателей «вождей нации» умиляла направленность воспитательного процесса паблик-скулз – акцент на совершенствование физических кондиций учащихся и укрепление их духа. И лишь начало войны между Великобританией и Германией в 1939 году помешало британским и германским «воспитателям» национальных элит продолжать выражать взаимное восхищение и заставило немцев отказаться от признания того, что воспитание их вождей-фюреров изначально строилось по британским, а не по прусским образцам.

Философское обоснование

Фундаментальное воздействие на развитие идеологии нацизма оказала британская философская школа имперского расизма, основателем которой считается писатель, историк и философ Томас Карлейль. В основе его учения лежит «культ героев», которые своими делами исполняют божественное предназначение и двигают человечество вперед, возвышаясь над толпой ограниченных обывателей. Он подчеркивал, что «мудрое командование, мудрое повиновение, способность к этому составляют вес нетто культуры и человеческой добродетели».

Карлейль был ярым противником демократического устройства общества, усматривая в нем признаки будущего хаоса. «Критическое отношение Карлейля к демократии… можно назвать фашистским – и иногда это и в самом деле фашизм», – писал Уолтер Хотон. Учение Карлейля высоко ценили германские нацисты. Он был последовательным антисемитом, убежденным в божественной миссии нордической расы, и фактически предвосхитил фюрера в ненависти к демократии, многопартийной системе, ко всем «популярным заблуждениям 1789 года».

В начале ХХ века идеи Карлейля были развиты другим «духовным отцом нацизма» с берегов Альбиона – Хьюстоном Стюартом Чемберленом. Источник вдохновения этот английский джентльмен находил в сочинениях Карлейля и в созданном им образе «расы господ». Предполагая, что германский рейх сможет более последовательно реализовать идею «расы господ», чем британская политика с ее «прогнившим» парламентаризмом, Чемберлен переехал в Германию. Именно там вышел в свет его главный труд «Основы девятнадцатого века», сделавший расовое учение приемлемым для широких слоев германского общества.

В Британии высказывания Чемберлена воспринимались вполне благосклонно. Даже Уинстон Черчилль, позднее превратившийся в личного врага германского фюрера, поначалу весьма высоко отзывался об «Основах...». Да и в США многие противники иммиграции из Восточной и Южной Европы, не говоря уж о неевропейских странах, сочли «Основы...» Чемберлена привлекательными.

Чемберлен порвал со своей родиной и остаток дней провел в Германии. Он стал «провидцем Третьего рейха», хотя Гитлер упоминает о нем лишь мимоходом, утверждая, что официальные власти были «слишком глупы», чтобы не научиться у Чемберлена «необходимым вещам». По словам же Рудольфа Гесса, заместителя фюрера по партии, со смертью Чемберлена в 1927 году Германия «похоронила одного из величайших своих мыслителей, борца за германское дело».

В конце XIX – начале ХХ века в Британии было опубликовано изрядное количество трудов и других авторов, своим содержанием и направленностью вдохновлявших местных и германских «радетелей чистоты расы» на неблаговидные деяния. Среди них нельзя не упомянуть произведение А. Картхилла «Утраченная власть», вышедшее в свет в 1924 году и переведенное на многие языки, включая русский. Под псевдонимом Картхилл скрывался британский колониальный чиновник Б.К. Кеннеди. Основываясь на своем многолетнем опыте «администрирования» в Индии, он изобличал демократию, пацифизм, принципы самоопределения наций и обосновывал необходимость государственного террора. Немецкий геополитик Карл Хаусхофер, ставший ярым сторонником гитлеризма, писал: «У немецкого народа отныне есть доступ к одной из самых сильных книг… англосаксов о государстве». Он призывал к сотрудничеству с британцами: «Ведь у таких противников можно и нужно учиться!».

Отклики в Британии

Идеи нацизма, разрабатывавшиеся британскими теоретиками, не могли не найти отклика в самом британском обществе. Особо популярны они были в военной верхушке Великобритании. Из этих кругов, кстати, происходил и Чемберлен. Его отец был адмиралом, два дяди – генералами, один из них – ветеран армии Британской Индии – сражался с афганцами и сикхами.

Артур Честертон, один из пионеров британского фашизма, основавший Лигу лоялистов империи, был не единственным, кто считал, что «основы фашизма… лежат в британской традиции». В Британии к началу 1930-х годов была создана целая дюжина фашистских организаций, которые ратовали за «объединение усилий с германцами в борьбе с мировым еврейством и большевизмом». Министр обороны лорд Альфред Милнер официально предупреждал кабинет министров о том, что «революцией в России руководят коварные евреи, многие из которых – преступники».

Британские фашисты нашли моральную поддержку у короля Эдуарда VIII, о котором еще до коронации было известно, что он является большим поклонником нацизма. Британская аристократия не скрывала симпатий к Гитлеру. Так, влиятельный лорд Лотиан, занимавший посты секретаря премьера и посла в Вашингтоне, призывал министра иностранных дел Энтони Идена не чинить препятствий перевооружению нацистской Германии и не заступаться за восточноевропейские страны, к которым предъявляет претензии Берлин.

Из этой же среды происходил и лидер британских нацистов сэр Освальд Мосли, создавший в 1932 году Британский союз фашистов (БСФ). Его первой женой была дочь лорда Керзона, бывщего в ту пору главой МИДа, а ранее занимавшего пост вице-короля Индии. На церемонии бракосочетания присутствовали король Георг V с королевой Мэри, король бельгийцев Альберт с королевой Елизаветой, лидер консерваторов Бонар Лоу и другие представители высшего общества. А после кончины супруги Мосли женился на Диане Гиннес, дочери лорда Ридсдейла. Свадьба состоялась на сей раз в Берлине, в доме Геббельса, и на ней присутствовал Гитлер.

Мосwли и его окружение разделяли взгляды нацистов на будущее мироустройство. Но руководство Великобритании и ее спецслужбы видели в БСФ лишь «патриотическую форму английского самовыражения». Мосли открыто провозглашал лозунг своих единомышленников: «Англия превыше всего!» Он ценил восхищение Гитлера английским народом и стремление фюрера к партнерству между дополняющими друг друга державами – немецкой сухопутной и британской морской.

Мосли видел угрозу для Британской империи не в германском экспансионизме, а в «подрывной коммунистической пропаганде». Вредное влияние якобы оказывал и американский либерализм. По прозорливому мнению Мосли, победа над Третьим рейхом была возможна лишь при «объединении советского коммунизма и американского либерализма». А это неминуемо должно было привести к краху Британской империи.

БСФ поддерживало относительно большое количество британцев. После кампании местных выборов в 1934 году, где его партия получила 19% голосов, Мосли заявил, что его результат даже выше, чем у Гитлера за четыре года до захвата власти в Германии. И даже в 1939-м, когда Великобритания объявила войну Третьему рейху, организация Мосли не была сразу запрещена. Лишь с приходом к власти Уинстона Черчилля, последовательного противника гитлеризма, был положен конец деятельности БСФ, а сам Мосли и его соратники интернированы.

Лидер британских фашистов всю войну просидел под домашним арестом в не слишком стесненных условиях. А после войны избежал наказания и умер во Франции в 1980-м, нисколько не раскаявшись и продолжая вынашивать экстремистские идеи вроде «полного очищения Европы от иммигрантов».

Практическое воплощение

Мощное влияние крайних течений национализма, помноженных на имперские амбиции, которым оказались подвержены не столько люмпенизированные слои британского общества, сколько военно-политический истеблишмент, не могли не сказаться на проводимом официальным Лондоном внешнеполитическом курсе.

Британское руководство в период резкого обострения обстановки в Европе сочло «рациональным» отвергнуть принятый в 1934 году в Лиге наций принцип коллективной безопасности. Под тем циничным предлогом, что «Великобритания не может быть вовлечена в войну лишь из-за противоборства маленькой нации своему могущественному соседу». Кто знает, как сложилась бы история, если бы могущественное Соединенное Королевство пошло навстречу связанным с ним договорами европейским государствам и хотя бы предотвратило захват немцами Чехословакии, индустриальная мощь которой значительно усилила военный потенциал Третьего рейха.

Премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен не только отклонял предложения по обузданию Гитлера, исходившие от ненавистных «русских большевиков», но и пресекал попытки американского президента Рузвельта вмешаться в европейские дела для «разрядки напряженности». Личный секретарь премьера сэр Уилсон и глава МИДа лорд Галифакс называли предложения «американских либеральных идеалистов» сущим вздором.

Великобритания при Чемберлене была одержима идеей направить агрессию Третьего рейха на восток – на Советский Союз. Когда вопрос о нападении на Польшу был решен, Гитлер заверил своих генералов, что французы не предпримут выступления в защиту Польши, поскольку Великобритания отказала им в поддержке. Гитлер понимал, что чемберленовская Британия – вопреки элементарным военным соображениям – не санкционирует наступления. В британском же Комитете имперской обороны ни разу не обсуждался вопрос, следует ли после нападения на Польшу вынудить Третий рейх воевать на два фронта.

Именно Великобритания в 1938 году разрушила то, что еще оставалось от системы коллективной безопасности под патронатом Лиги наций. Именно Невилл Чемберлен отказался от традиционной британской политики сохранения баланса сил в Европе. В 1939 году Гитлер развязал войну, и Великобритания всего через 10 месяцев оказалась в одиночестве противостоящей Третьему рейху.

Таким образом, Британия не предприняла военных действий, которые, даже по оценкам немецких стратегов, могли бы уже в сентябре 1939 года решить исход войны.

Слабое утешение

И все же феномен германского нацизма не следует объяснять только следованием британским образцам. Нельзя игнорировать и факт деморализации почти всей Западной Европы, включая «очарование» ее интеллектуальной элиты идеологией «нордической расы». Многие представители этой элиты, как, например, норвежский писатель Кнут Гамсун, оказались «в плену» идей нацизма и в числе их активных проводников в жизнь.

В британской култьуре было немало того, что прямо противоречило убеждениям германских нацистов. В британском обществе всегда сохранялся «здоровый прагматизм», не позволявший стране перешагнуть через «запретное». Великобритания, выстояв в одиночку с июня 1940 по июнь 1941 года, не позволила Гитлеру разгромить ее.

Конечно, британцами двигали не абстракции, как, например, «борьба за демократию против тоталитарной диктатуры», а вещи более прагматичные: защита собственной страны и забота о сохранении Британской империи. Гитлер, по мнению британцев, перешел границы дозволенного. Британское понимание «расового превосходства» было основано на осознании ответственности за «цивилизацию» подчиненных народов. В Британии, в отличие от нацистской Германии, никогда официально не звучали призывы к зверствам. Даже в учении Карлейля присутствовал религиозно-нравственный аспект. Британский империализм не был совершенно лишен моральных норм. Чего нельзя сказать о германском нацизме.

Исторический урок налицо: пропаганда теорий сегрегации человеческого общества, деления стран и народов по критерию «цивилизованности» чревата трагедиями. Но не имеют перспектив и попытки мщения за «расовые грехи белых предков», что мы наблюдали в США в период президентской кампании. Насилие, как известно, порождает насилие. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


евгений патыков 08:05 03.04.2021

Но москавиты тоже уничтожали население . И ещё кааак ! Взять хоть завоевание Новгорода



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Жизнь за Отечество

Жизнь за Отечество

Валерий Новожилов

Как будут работать военно-политические структуры в новых реалиях

0
1756
Квоты в школах детям гастарбайтеров введут явочным порядком

Квоты в школах детям гастарбайтеров введут явочным порядком

Екатерина Трифонова

Инициатива поспособствует не столько адаптации мигрантов, сколько росту злоупотреблений

0
3000
Мышь приходит за своим сыром

Мышь приходит за своим сыром

Александр Широкорад

Российские историки и западные провокации

1
1059
Белград как новые Хельсинки. Почему Балканы могут стать центром переговоров России и Запада

Белград как новые Хельсинки. Почему Балканы могут стать центром переговоров России и Запада

Олег Бондаренко

0
1904

Другие новости

Загрузка...