0
4690
Газета История Интернет-версия

22.04.2021 20:13:00

«Родина или смерть! Мы победим!»

60 лет назад была совершена попытка интервенции на Кубу

Иван Тараненко

Об авторе: Иван Иванович Тараненко – полковник в отставке, военный советник Министерства Революционных вооруженных сил Республики Куба (1986–1987), ветеран боевых действий.

Тэги: история, куба, революция, сша, вторжение


история, куба, революция, сша, вторжение Военный советник Иван Тараненко (крайний справа) с кубинскими коллегами. Фото из архива автора

Операция на Плайя-Хирон в апреле 1961 года – еще ее называют в США операцией по высадке кубинских добровольческих сил в заливе Свиней – была спланирована и организована ЦРУ США с санкции их президента. Ныне рассекреченные документы Белого дома, ЦРУ и Пентагона позволяют воссоздать подробную картину того, как Вашингтон планировал расправиться с революционной Кубой. Итак, что предшествовало военной авантюре США на Плайя-Хирон?

Подготовка к интервенции началась в ноябре 1960 года. Во Флориде началось формирование из эмигрантских отрядов специальных сил вторжения на Кубу. Подготовка наемников осуществлялась при тесном сотрудничестве и прямой помощи со стороны правительств ряда латиноамериканских стран, в первую очередь диктаторских режимов Центральной Америки. В 13 пунктах подготовки кубинских наемников, развернутых на территории Гватемалы, Никарагуа, Пуэрто-Рико и в зоне Панамского канала, была создана сеть баз, складов, учебных центров, полигонов и тайных аэродромов.

Куба ожидала боя

15 апреля 1961 года на рассвете над Гаваной появились бомбардировщики. Воздушные пираты на американских самолетах Б-26 с фальшивыми кубинскими опознавательными знаками подвергли бомбардировке Гавану, другие города и военные аэродромы.

Как вспоминал потом собкор «Правды» в Гаване Тимур Гайдар, «они шли низко над морем с запада, строем уступа... Они кружили, падали, скрываясь за домами, и снова взмывали в голубизну... К отдаленным отрывистым взрывам прибавились гулкие, раскатистые. Над Мирамаром (западный район Гаваны) поплыл черный дым. По-видимому, там рвались боеприпасы».

А в это время телетайп United Press отстукивал из Нью-Йорка: «Майами. 15 апреля. Срочно. Сегодня офицерами военно-воздушных сил Кубы совершен героический подвиг во имя свободы. Прежде чем улететь на своих самолетах с Кубы, они постарались уничтожить возможно большее число военных самолетов Кастро. В то время как Кастро и его сторонники пытаются убедить мир, что Кубе угрожает вторжение извне, этот подвиг осуществлен кубинцами, проживающими на Кубе. По причинам безопасности подробности не будут опубликованы».

16 апреля на центральной площади Гаваны состоялся митинг по случаю похорон жертв бомбардировок. Фидель Кастро, выступая на митинге, прямо назвал президента США Джона Кеннеди лжецом, так как с территории Кубы не взлетел ни один самолет и ни один летчик революционной Кубы даже не пытался сбежать с родины.

На этом митинге Фидель Кастро впервые назвал кубинскую революцию социалистической. Он закончил свою речь торжественными словами: «Товарищи рабочие, крестьяне, наша революция является социалистической и демократической, революцией бедняков... И за эту революцию мы готовы отдать свою жизнь. Рабочие, крестьяне, бедняки нашей родины, клянетесь ли вы защищать до последней капли крови эту революцию бедняков, творимую ради интереса бедняков?» И вся многотысячная толпа ответила единым вздохом: «Клянемся!»

Обстановка на Кубе и вокруг Острова свободы накалились до предела. Политическому руководству страны было понятно, что крупномасштабная авантюра со стороны США возможна в прямом смысле этого слова с минуты на минуту.

Куба жила в опасности. Куба ложилась спать и вставала с оружием. Куба ожидала боя. В стране было объявлено о введении боевой готовности: части народной милиции получили оружие, личный состав перешел на казарменное положение. Страна жила ожиданием неминуемого вооруженного вторжения врага и готова была дать решительный отпор. Особое внимание уделялось работе по обезвреживанию контрреволюционного подполья.

Ночью был разослан приказ: «Главнокомандующий и премьер-министр революционного правительства объявляет страну на военном положении и приказывает: повстанческой армии милиции и всем силам безопасности повысить бдительность и действовать без промедления против тех, то будет застигнут при попытке совершать акты саботажа, покушение, вести стрельбу».

Американские эксперты считали, что оппозиция на Кубе насчитывает тысячи активистов, которые лишь ждут сигнала. Всеобщее восстание, если ЦРУ успешно его организует, может «свалить режим Кастро в считанные недели».

На занятой силами вторжения территории планировалось создать временное правительство, которое сразу признают США и некоторые латиноамериканские страны. Тем самым будет открыт путь для откровенной военной интервенции американских войск на Остров свободы. Таким фиговым листиком они надеялись обеспечить «законность» вмешательства США в кубинские дела.

Вторжение в залив Свиней

17 апреля 1961 года в 01.30 небольшой патруль народной милиции, который нес службу в местечке Хирон на южном побережья провинции Лас-Вильямс, увидел приближающиеся к берегу в темноте десантные суда. При первой же попытке осветить их автомобильными фарами для опознания с судов был открыт шквальный огонь из крупнокалиберных пулеметов и артиллерии. Перевес противника в силах был слишком велик, оставшиеся в живых милиционеры стали с боями отходить, передав по рации: «Их много. Мы сражаемся, но не сможем продержаться долго, быстрее высылайте подмогу».

Как только началось вторжение американские агентства Associated Press и United Press International поспешили «обрадовать» мир: «Вашингтон. 17 апреля (АП). Антикастровские войска вторглись сегодня на Кубу в трех пунктах, главный город крайнего востока Сантьяго-де-Куба, возможно, уже находится в руках нападающих. Кастровская милиция, так же как и армия и флот, объединяются с силами вторжения».

«Майами. 17 апреля (АП). Остров Пинос взят нападающими. 10 тыс. политических заключенных влились в силы вторжения».

«Майами. 17 апреля (АП). Большая часть милиции из 400 тыс. человек, набранных Кастро, уже дезертировала, и конец сражения ожидается в течение ближайших часов».

И наконец квинтэссенция!

«Мехико. 17 апреля (АП). Премьер-министр Фидель Кастро бежал. Его брат Рауль Кастро взят в плен. Генерал Ласаро Карденас обратился к мексиканским властям с просьбой предоставить Фиделю право политического убежища».

Полторы тысячи наемников, в основном из числа кубинских эмигрантов США, обученных на американских секретных базах, высадились в районе Плайя-Хирон с американских десантных судов.

Высадку перекрывали военные корабли и самолеты США, а действиями десанта руководили офицеры морской пехоты этой же страны. На вооружении интервентов имелись танки, самолеты, орудия разных калибров, минометы, огнеметы и большое количество боеприпасов.

Только группа ВВС кубинских «добровольцев» включала 16 легких бомбардировщиков B-26, 10 транспортных самолетов С-54 и 5 транспортных С-46.

Вооруженная интервенция в заливе Кочинос, или заливе Свиней, в тактическом плане стала неожиданной. Вторжение ожидалось, кубинские части готовились к его отражению. Революционное руководство Кубы считало вторжением неизбежным. Однако время и место, масштабы и состав сил и средств противника кубинской разведке не были известны. Не было гарантии того, что начавшееся в заливе Свиней вторжение – это реальная десантная операция, а не отвлекающий маневр противника.

В это время около берегов маневрировали американские корабли, которые имитировали операцию по подготовке десантирования. На воду спускали шлюпки, морская пехота в полном боевой снаряжении занимала в них свои места.

Так было около берегов провинции Пинар-дель-Рио и у другого конца острова – около города Баракоа. Конечно, это в какой-то мере вводило в заблуждение кубинских товарищей при оценке обстановки. Наконец, когда Фидель Кастро и его соратники убедились в том, что операция в заливе Свиней является основной, было принято решение направить туда главные силы кубинских Вооруженных сил.

15-12-2480.jpg
Кубинский солдат у американского
трофейного оружия, оставшегося после
вторжения в залив Свиней. Фото Reuters

Уже утром 17 апреля Фидель Кастро прибыл в район боевых действий. Вскоре по цепи передали: в район битвы с интервентами прибыл Фидель Кастро. Это еще больше воодушевило защитников Острова свободы.

«Фидель с нами. Мы победим!»

Фидель лично руководил боевыми действиями. Его план ведения операций состоял в том, чтобы вывести из строя прежде всего корабли противника, то есть лишить высадившегося противника надежды на спасение.

Он не только руководил сопротивлением, но и подавал личный пример танкистам-новичкам (до этого он учился у советских инструкторов вождению и стрельбе из танков на танкодроме). Выстрелом из башенного орудия потопил десантное судно наемников.

Вспоминая эти дни, Фидель Кастро говорил: «Их встретил шквал снарядов, огонь танков, эти танки и оружие мы получили за несколько недель до событий».

Психологическое значение этого шага было огромным. Когда силами оставшейся в распоряжении Кастро авиации был поврежден головной транспортный корабль «Хьюстон», севший затем на мель, а остальные корабли и суда были вынуждены отойти от берега, контрас стало ясно: пути бегства отрезаны. Противник был деморализован.

Затем основные усилия революционных войск были сосредоточены против высадившегося противника. Артиллерия поставила заградительный огонь в акватории бухты.

Первая разведывательная информация о ходе вторжения противника на Кубу поступила в Москву 17 апреля. Она вызвала серьезную озабоченность советского руководства. Из донесений разведки следовало, что кубинские силы обороны были застигнуты врасплох: около тысячи контрреволюционеров высадились на Плайя-Хирон и вынудили малочисленный кубинский гарнизон отступить в глубь острова.

Однако уже к концу первого дня операции обстановка изменилась, и ЦРУ сделало вывод о провале операции по вторжению на Кубу. Бригада кубинских контрреволюционеров была полностью окружена.

Утром 18 апреля президенту США Джону Кеннеди сообщили, что операция на грани срыва. Американцы по-настоящему запаниковали: никто в Вашингтоне не ожидал такой реакции революционной Кубы. Там были уверены, что с началом операции вторжения внутренняя контрреволюция поднимет восстание и режим Кастро рухнет, как карточный домик.

Специальный помощник президента США по вопросам национальной безопасности Банди направил своему шефу совершенно секретную записку: «Ситуация на Кубе далека от ожидаемой. Кубинские Вооруженные силы сильнее, а поддержка населения слабее, чем ожидалось. Тактическая обстановка складывается не в нашу пользу».

Упорные бои на плацдарме продолжались весь день и всю ночь. Утром следующего дня командир 2-го батальона высадившейся бригады контрас доложил, что без поддержки с воздуха он сможет удерживать свои позиции не более 30 минут.

19 апреля в 17.30 подразделения Повстанческой армии и народной милиции после артиллерийской подготовки штурмом взяли Плайя-Хирон – последний оплот вражеского десанта на кубинской земле.

К исходу 20 апреля интервенты были разгромлены. Всего 72 часа понадобилось революционной Кубе, чтобы уничтожить наемников.

После окончательного провала операции в заливе Кочинос ЦРУ пыталась спасти оставшихся в живых контрас. К операциям по поиску и спасению были подключены американский авианосец «Эссекс», четыре эсминца, одна подводная лодка и части спецназа. Несмотря на принятые усилия, спасти практически никого не удалось: в море были подобраны только 26 человек, которым удалось спастись с плацдарма бегством. Попытки найти оставшихся в живых наемников в болотах на побережья залива Кочинос, предпринятые спецназом, оказались безрезультатными.

15-13-4480.jpg
Фидель Кастро лично руководил военной
операцией в заливе Свиней, что стало
одним из победных факторов.
Фото Библиотеки Конгресса США
Итоги операции: 1189 контрреволюционеров сдались войскам Кастро, 14 человек смогли вернуться в США. Около 100 контрас погибли или в воде при высадке, или уже на самом плацдарме.

Весьма показательным был социальный состав «армии освобождения», как называли это сборище наемников в Штатах. Из захваченных в плен у Плайя-Хирон 800 были выходцами из семей, владеющих ранее почти 400 тыс. га земли, 10 тыс. домов, 70 промышленными предприятиями, 10 сахарными заводами, 2 банками, 5 шахтами. Среди остальных пленных 135 – бывшие военные батистовцы, 75 – бродяги и другие деклассированные элементы.

После провала операции встал вопрос о судьбе кубинских контрреволюционеров. Фидель Кастро предложил обменять их на такое же число политзаключенных в тюрьмах Доминиканской Республики, Никарагуа, Пуэрто-Рико и других латиноамериканских государств. На это администрация США пойти никак не могла. Тогда Куба потребовала компенсации за причиненный ей вторжением ущерб. После длительных переговоров Вашингтон в конце концов вынужден был взамен освобожденных пленных предоставить Кубе 500 тракторов, большую партию медикаментов и других народно-хозяйственных товаров на сумму в 63 млн долл.

Уроки истории

Главный урок, связанный с операцией в заливе Свиней, заключается в том, что ЦРУ США совершенно не разобралось в ситуации на Кубе, недооценило мощь и решимость кубинских Революционных сил, переоценило свои возможности.

Эта операция привела к наихудшему для Вашингтона результату: к рождению в Карибском бассейне неуязвимой Кубы, отстоявшей с оружием в руках свое права на самостоятельность и независимость.

Сражение у Плайя-Хирон было не слишком крупным по количеству задействованных сил – если, конечно, мерить привычными для нас масштабами, – но оно имело огромное, поистине историческое значение. И не только для Кубы. Это было, как сказал Фидель Кастро, первое поражение США в Латинской Америке, где до сих пор они хозяйничали, как хотели. Не случайно влиятельный американский журнал (United States News and World Report) назвал Плайя-Хирон «одной из важнейших битв в Западном полушарии».

Что касается смены режима на Кубе, то следует напомнить нашим «друзьям» и стратегам в Вашингтоне, что народ Острова свободы, невзирая на все угрозы, не уступит какому бы то ни было давлению и готов защищать Родину и Революцию силой идей и оружия, как завещал Фидель, «до последней капли крови».

Мне, как военному советнику Министерства Вооруженных сил Республики Куба, довелось присутствовать на стратегических учениях «Бастион-86» и воочию убедиться в боевых возможностях РВС Кубы и высоком боевом мастерстве кубинских воинов.

В учениях участвовало более 8,5 млн человек. Напряженность международной обстановки и угроза империалистической агрессии вызвали на Кубе настоящую революцию в концепциях обороны. Основным звеном оборонительной системы стали зоны обороны, которыми накопленный немалый опыт, успешно выполняются программы военной подготовки и гражданской обороны.

Подготовлены и экипированы более миллиона мужчин и женщин из народа, которые в составе территориальных войск народного ополчения подключены к обороне страны. Большое внимание уделяется подготовке молодежи. Проходит предварительную подготовку учащиеся 14-летнего и 15-летнего возраста, которые с разрешения родителей добровольно вступают в резервные части.

Рассредоточение оружия и боеприпасов территориальных войск народного ополчения повышают их сохранность и сокращает сроки мобилизации частей. Все члены Советов зон обороны прошли соответствующую подготовку.

Организовано почти 80% боевого потенциала населения страны (мужчины и женщины, физически годные для боевых действий, независимо от возраста). Они обеспечены средствами, необходимыми для их активного участия в обороне.

Все провинциальные и муниципальные Советы обороны и их штабы оборудованы основными и резервными командными пунктами, и их рабочими органами. Окончательно сложилась структура партийных и массовых организаций на случай войны.

К 70-м годам ХХ века Вооруженные силы Кубы благодаря советской военной помощи стали самыми боеспособными и боеготовыми во всей Латинской Америке.

В разных регионах мира, прежде всего в Африке и Латинской Америке, везде, где шла национально-освободительная борьба, на помощь восставшим приходили кубинские воины-интернационалисты.

За 30 лет кубинские военные выполняли различные интернациональные миссии в 13 странах мира. Они поддерживали партизанские движения в Конго, Боливии, Аргентине, Венесуэле и Никарагуа, вели боевые действия в Анголе и Эфиопии, присутствовали на Гренаде, в Гвинее-Бисау, Сирии, Аргентине, Танзании и Мозамбике, ряде других стран.

Наиболее активную роль кубинские войска сыграли в Анголе. Кубинский континент в стране достигал 50 тыс. человек, на вооружении они имели 1500 танков и 150 самолетов и вертолетов. Опыт участия в боевых действиях в Анголе в разное время получили в общей сложности более 300 тыс. кубинских военнослужащих.

Участие кубинских войск в Анголе во всех отношениях было уникальной военной операцией. Для такой крошечной страны, как Куба, находящейся в 14 тыс. км от Анголы, создать такую мощную группировку Вооруженных сил и организовать ее боевые действия было просто немыслимо.

Это было возможно только благодаря советской помощи, прежде всего материальной и технической. Однако воевали кубинцы самостоятельно.

В период военных действий в Анголе Фидель Кастро лично вникал во все детали политической и военной ситуации в этой стране. В течение двух лет ежедневно он навещал центральный командный пункт, где собиралась вся информация по Анголе. Фидель внимательно знакомился с боевыми сводками и донесениями, данными разведки, вместе с кубинскими штабистами анализировал ситуацию на фронте. Нередко он задерживался на командном пункте до самого утра. Руководство военной операцией в Анголе, как и всю ответственность за ее ход и исход, кубинский лидер полностью брал на себя. Находясь на Кубе, я был свидетелем, как лидер кубинской революции лично встречал у трапа самолеты или на причале воинов-интернационалистов, которые возвратились на Остров свободы.

Сегодня Россия оказывает помощь Сирии, но мало кто уже помнит, что в 1973–1975 годах по просьбе Сирии полный персонал танковой бригады был дислоцирован у Голанских высот, когда эта часть территории была незаконно отнята Израилем у этой арабской страны.

Более 2 тыс. героических кубинских бойцов-интернационалистов отдали свою жизни при исполнении священного долга поддерживать освободительную борьбу других народов за завоевание независимости.

Везде, где действовали кубинские войска или военные советники, местные партизаны и повстанцы добивались впечатляющих успехов. Кубинцы везде воевали очень грамотно и самоотверженно. В своем большинстве они были настоящими интернационалистами, чистыми и преданными революционным идеалам людьми. Они были добровольцами, а не наемниками. Они воевали и погибали не в погоне за большими деньгами, а искренне желая помочь делу национального освобождения других стран и народов.

За время моей службы на Кубе много приходилось общаться с кубинскими военными-солдатами, офицерами и генералами. Как офицер, прослуживший в армии более 30 лет и побывавший в армиях всех социалистических стран как Европы, так и Азии, могу прямо сказать, что лучших воинов нужно еще поискать.

В 90-е годы ХХ века после распада Советского Союза новая Россия стала чураться своих отношений с Островом свободы. В это время наше политическое руководство предало своих друзей и союзников в Азии, Африке и Латинской Америке.

Не без подсказки Запада мы все наши отношения свели к меркантильному-долларовому подходу. Все чаще раздавались голоса: «Сколько можно кормить Кубу!»

Наконец, когда американцы подняли вопрос о советской мотострелковой бригаде на Кубе, Михаил Горбачев взял под козырек и заявил: «Да, у нас есть на Кубе мотострелковая бригада. Мы ее оттуда заберем». И забрали. Чуть позже закрыли центр радиоперехвата ГРУ ГШ ВС СССР в Лурдесе.

Россия в 1991 году предала своего партнера и друга. Куба оказалась, если можно так сказать, у разбитого корыта. Страна вынуждена была ввести строгий режим экономии энергетических ресурсов, в результате чего остановились многие предприятия промышленности, встал транспорт. Из-за прекращения поставок комбикормов пришлось уменьшить поголовье скота. Упало производство сахара.

Последствия разрыва отношений с нашей страной можно сравнить со стихийным бедствием, с пронесшимся над Кубой разрушительным смерчем. Фидель Кастро охарактеризовал действия России как «предательский разорительный удар».

В США часто заявляют об их национальных интересах в Украине, Грузии, других странах вблизи границ с Россией. В связи с этим возникает вопрос: может быть, и у нас есть национальный интерес на Кубе (поближе к США), и что мешает нам сегодня поддерживать более тесные связи с Кубой, в том числе и военные?

Куба стала для меня как бы второй Родиной. Здесь осталась частичка моей души, а лозунг кубинской революции «Патриа о Муэрте! Венсеремос!» (Родина или смерть! Мы победим!) звучит в моем сердце и сегодня.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Интересы России в Судане попали в зону турбулентности

Интересы России в Судане попали в зону турбулентности

Игорь Субботин

Раскол переходного правительства тревожит глобальных игроков

0
882
Эрдоган предложил пересмотреть итоги Второй мировой войны

Эрдоган предложил пересмотреть итоги Второй мировой войны

Данила Моисеев

Президент Турции играет на чувствах избирателей и стран-соседей

0
1409
Компартия переводит стрелку на историю в интересах Си Цзиньпина

Компартия переводит стрелку на историю в интересах Си Цзиньпина

Владимир Скосырев

Критике генсека за энергетический кризис будет положен конец

0
1084
Невольные каменщики индуизма

Невольные каменщики индуизма

Алексей Белов

Как в храмах Южной Индии создается, разрушается и вновь создается мироздание

0
239

Другие новости

Загрузка...