0
18110
Газета История Интернет-версия

15.07.2021 20:33:00

Крестовый поход на Страну Советов

Французский легион в битве под Москвой

Александр Широкорад

Об авторе: Александр Борисович Широкорад – писатель, историк.

Тэги: история, великая отечественная война, ссср, франция, противники


история, великая отечественная война, ссср, франция, противники Солдаты Французского легиона против большевизма (LVF, 638-й пехотный полк) представляют военный флаг с надписью «Легион волонтеров». Ноябрь 1941 года. Фото из Федерального архива Германии

В ходе боев за Бородино французский батальон двинулся на село Дютьково. Но когда рота французов подошла к окраине, с дистанции 50–60 м ударили сразу 20 фугасных огнеметов. На фронте в 300–350 м внезапно возникла сплошная стена огня. Вязкая огнеметная смесь, еще загустевшая на морозе, выбрасывалась из резервуаров огнеметов на 100–120 м. Поэтому весь боевой порядок роты был накрыт пламенем. Французы были буквально ошеломлены этим внезапным залпом. Многие из них в горевшем обмундировании, бросив свое оружие и снаряжение, катались по снегу, некоторые старались сбить пламя ветками, но это им не удавалось. Шесть солдат в загоревшейся одежде бросились в пруд.

Откуда огнеметы? Автор ошибся – не было в 1812 году огнеметов. Совершенно верно, но на дворе было не 7 сентября 1812 года, а 1 декабря 1941 года. А в остальном все одинаково: французы вместе с немцами, как и в 1812 году, шли на Москву.

Сразу после 22 июня 1941 года группа французских фашистов в Париже предложила создать Легион французских добровольцев (ЛФД) для борьбы против большевизма. Правительство Виши поддержало идею создания легиона. Дарлан писал по этому поводу, что правительство «с интересом следило» за созданием Легиона французских добровольцев и «не скупилось на его поддержку», учитывая выгоды, которые это сулило «как в политическом, так и в доктринальном отношении».

Петэн писал 6 ноября 1941 года командиру ЛФД полковнику Лабонну: «Вы не забывайте, что несете определенную часть нашей воинской чести… Но вы также будете служить Франции еще более непосредственно, участвуя в крестовом походе, во главе которого стала Германия. Справедливо снискав себе тем самым мировое признание, Вы вносите свой вклад в избавление нас от большевистской опасности; таким образом, вы будете защищать свою собственную страну, сохраняя одновременно дух примиренной Европы».

Для справки: полковник Лабонн – офицер французской армии. После войны он был арестован и в ноябре 1946 года приговорен французским судом к пожизненному заключению.

Мало того, Петэн предложил германским властям разрешить правительству Виши самому организовывать набор добровольцев, за свой счет содержать легион и одеть его в обмундирование французской армии. Правительство Виши ввело для легионеров и их семейств различные льготы и привилегии. Окончательно они были оформлены законом от 18 июня 1942 года.

Первые волонтеры ЛФД – 25 офицеров и 803 военнослужащих других чинов – отправились 4 сентября 1941 года на полигон в Дебице, где проходила организация полка и подготовка к боевым действиям. Следующий контингент добровольцев – 127 офицеров и 769 нижних чинов – вслед за первым покинул Париж 20 сентября. Легионеры переходили на службу в вермахт, каждый из них должен был дать клятву на верность фюреру. Церемония принятия присяги состоялась утром 5 октября в присутствии главного полкового капеллана.

Переезд с полигона на восток произвели с 28 по 30 октября. На тот момент полк состоял из двух пехотных батальонов, роты тяжелого оружия и батареи легкой артиллерии и насчитывал 181 офицера, 2271 рядовых и унтер-офицеров. 35 немцев осуществляли связь и координацию действий с германским штабом.

Легионеров направили на передовую в 4-ю армию, сражавшуюся на Можайском направлении, подчинив командиру 7-й пехотной дивизии генерал-лейтенанту фон Гобленцу, которого сменил на этом посту 13 декабря генерал майор Ханс Йордан. По железной дороге они доехали до Смоленска, откуда 6 ноября выступили к линии фронта.

По иронии судьбы свой первый бой легионеры приняли на Бородинском поле. 1 декабря в 5 часов утра 4-я полевая армия вермахта под командованием генерал-фельдмаршала Гюнтера фон Клюге перешла в наступление по всему фронту. Спустя восемь часов французский батальон, включенный в состав 61-го пехотного полка вермахта, двинулся на Дютьково.

19 декабря 1941 года в «Известиях» появился фронтовой репортаж, почти наполовину посвященный бою под Дютьково: «Среди разгромленных на Можайском направлении частей немецкой армии оказался французский «добровольческий» легион. Это был тот самый французский легион, о котором недавно германское информационное бюро поведало миру, что он «принимает участие в борьбе против большевизма и создал гимн, в котором проявляется дух войск и их политические устремления». Вот начальные строки этого гимна: «Чтобы вам помочь, мы объявили себя добровольцами, ради вас бьются наши сердца. Мы – добрые французы. Как хорошие добровольцы, мы уничтожим ложь и террор».

Только за две недели боев в декабре 1941 года около 150 человек из состава ЛФД были убиты и еще 300 ранены или обморожены. 2-й батальон был почти полностью уничтожен, полк 9 января 1942 года отведен с фронта в район Смоленска, а его командир Лабонн снят с должности. Другие два батальона (1-й майора Лакро и 3-й майора Демессинне) были затем задействованы в антипартизанских операциях в тылу группы армий «Центр». Замечу, что 3-й батальон начал формироваться в первых числах декабря на полигоне в Дебице после прибытия туда из Франции 1400 новых добровольцев.

Чтобы подбодрить легионеров, генерал-лейтенант вермахта Эккард фон Габленц издал приказ: «Французские легионеры, в тяжелые времена, которые выпали вашей стране, вы пришли, чтобы присоединиться к армии фюрера и победить врага нашей европейской культуры: большевизм. Мы, немецкие солдаты, всегда считаем за честь скрепить наше боевое братство как гарантию наступления новых времен, проливая нашу кровь вместе на поле битвы. Как командующий дивизией, я выражаю вам мою признательность и мое искреннее восхищение вашей отвагой. Вместе с нашим предводителем в борьбе с большевизмом Адольфом Гитлером! Да здравствует счастливая Франция в Единой Европе!»

Германское командование не было заинтересовано в полном уничтожении легиона на фронте и направило французских легионеров на борьбу с партизанами в тылу группы армий «Центр». Их придали в качестве усиления в июне 1942 года 286-й охранной дивизии под командованием генерал лейтенанта Рихерта, которая обеспечивала безопасность коммуникаций в оперативном тылу немецких войск на юге Витебщины.

С самого начала солдаты ЛФД были вовлечены в серию карательных операций проводившихся генерал лейтенантом Рихертом с августа 1942-го до начала 1943 года с целью подавления возрастающего партизанского движения. Разбросанные по различным пунктам, расположенным на линиях сообщения Витебск–Смоленск–Орша–Борисов подразделения легиона несли патрульную службу, постоянно вступая в схватки с партизанами и устраивая локальные акции. Их по необходимости собирали для осуществления крупных операций в тактические группы, лишь изредка применяя батальоны целиком.

В задачу первой операции, получившей название «Гриф», где были задействованы легионеры, входило уничтожение скрывавшихся в лесах партизан, действия которых угрожали коммуникациям, проходившим через Витебск и Оршу. За две недели, с 16 по 30 августа, карателям удалось основательно потрепать бригаду Заслонова и уничтожить формирующуюся бригаду Зюкова.

В июне 1944 года покинувших в беспорядке Белоруссию уцелевших французских гренадеров направили на переформирование в лагерь Грейфенберг в Восточной Пруссии. Но восстановления воинской части под эгидой ЛФД не последовало. Немцы уже не надеялись на приток французских волонтеров и попросту передали легионеров в части СС.

В сентябре 1944 года из легионеров и других отрядов французов немецкой службы сформировали гренадерскую бригаду «Шарлемань» («Карл Великий»). Численность бригады в декабре 1944 года составляла 7340 человек.

Переформирование этой бригады в одноименную гренадерскую дивизию войск СС, которая, кроме имени, получила номер 33, началось 10 февраля 1945 года. В том же месяце дивизия была спешно переброшена на советско-германский фронт. В марте ее включили в состав 3-й танковой армии группы армий «Висла».

Французы отчаянно дрались в районах городов Штеттин и Данциг. По германским данным, только за четыре дня в конце февраля 1945 года 58-й полк уничтожил свыше 50 советских танков. В конце марта 1945 года остатки 33-й дивизии были эвакуированы в Данию.

В конце апреля 1945 года около тысячи, а по другим источникам, 300 солдат дивизии «Шарлемань» пробиваются в Берлин, чтобы принять там свой последний бой. В первые дни мая 1945 года группа солдат «Шарлемань» сдалась американцам у городка Бад Рейхенхалль. 6 мая туда прибыли части 2-й французской бронетанковой дивизии. Опасаясь расправы, 13 пленных французов бежали, но были схвачены и приведены к французскому генералу Леклерку. Генерал спросил, почему они, французы, в немецкой форме, на что получил ответ: «Мы же не спрашиваем, генерал, почему вы носите американскую форму». Леклерк впал в ярость и приказал расстрелять пленных. Они умирали с криками: «Вив ля Франс!» Генерал запретил хоронить тела казненных, через три дня это сделали американцы.

Французское правительство в Виши войну СССР не объявляло, германские власти не проводили мобилизацию французов в оккупированных областях на севере Франции. Совсем иное дело – Эльзас и Лотарингия. Мобилизация в вермахт в Эльзасе-Лотарингии для призывников 1907–1927 годов рождения началась 25 августа 1942 года на основании приказа Роберта Хайнриха Вагнера, гауляйтера Баден-Эльзаса. Всего около 100 тыс. эльзасцев и 30 лотарингцев были призваны в немецкие вооруженные силы.

Согласно декрету от 25 августа 1942 года, в вермахт забирали только «молодежь немецкого происхождения». Французские авторы постоянно врут и выгораживают эльзасцев, которых де принудительно мобилизовали. Рядом были территории неоккупированной Франции и Швейцарии. Обе границы слабо охранялись.

По данным исследования под редакцией генерал-полковника Г.Ф. Кривошеева, было взято в плен 23 136 французов. Из них освобождено и репатриировано 21 811 человек, а умерло в плену 1325 человек. А вот агентство «Франс пресс» в 1990 году утверждало, что только у железнодорожной станции Рада захоронили более 10 тыс. французов, умерших в заключении в концентрационном лагере № 188. Ну что ж, придется разобраться в двух крайне деликатных моментах: речь об «узниках Тамбова» и отношении к коллаборационистам во Франции и СССР. В начале 1980-х годов во Франции возникла общественная ассоциация «Узники Тамбова». Она была создана по инициативе ветеранов, мобилизованных в вермахт в годы Второй мировой войны из жителей Эльзаса и Лотарингии после оккупации этих французских областей нацистской Германией.

Ни в одной оккупированной стране немцы не проводили мобилизации, а в боевые части вермахта зачисляли только тех, кто считал себя немцем. Добровольцев же иных национальностей направляли только в части СС. Так что мобилизованных насильно в тамбовских лагерях не было. Другой вопрос – болтовня «узников»: «Если бы я не пошел в вермахт, меня бы отправили на трудовые работы в Германию, мои соседи-немцы плохо бы обо мне подумали» и т.п.

По разным данным, в лагере № 188 под Тамбовом в 1941–1945 годах побывало от 15 тыс. до 20 тыс. французов, точнее, бывших гражданами Франции по состоянию на 1 января 1940 года. Примерно 1,5 тыс. из них умерли в лагере. Позже французы жаловались, что под Тамбовом стояли 30-градусные морозы, хлебный паек составлял всего 600 г (вспомним блокадный Ленинград!) и т.п.

Советское командование предлагало пленных французов отправить к де Голлю в части «Свободной Франции», но этим воспользовались лишь немногие.

24 сентября 1945 года вышла директива НКВД, согласно которой подлежали освобождению все военнопленные граждане Франции, включая эльзасцев и лотарингцев. Их всех снабдили новым трофейным германским обмундированием. Репатриация шла через одесский лагерь Люстдорф, а оттуда – морем во Францию.

Лично меня потряс секретный приказ «бериевских палачей» с требованием от лагерных начальников предупредить освобождаемых, что вывоз из СССР крупных сумм советской валюты запрещен, посему надо «обеспечить лагерные магазины нужным ассортиментом прод- и промтоваров, чтобы освобождаемые могли истратить свои деньги». Если бы это была листовка или статья из «Правды», можно было бы подумать, что сие пропаганда. Но тут – секретный приказ!


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Черная суббота князя Боргезе

Черная суббота князя Боргезе

Владимир Щербаков

Как торпедный катер «Д-3» одним ударом сократил итальянский флот

0
6198
Лавандовое море, прованские берега. Как одуреть от запахов, радости и восторга

Лавандовое море, прованские берега. Как одуреть от запахов, радости и восторга

Альфия Галиева

0
1805
Полководец на Западе, дипломат на Востоке

Полководец на Западе, дипломат на Востоке

Игорь Плугатарёв

К 800-летию Александра Невского

0
539
Памятник Большому Якиману

Памятник Большому Якиману

Евгений Лесин

Андрей Щербак-Жуков

Из Замоскворечья на Ленинские горы

0
1781

Другие новости

Загрузка...