0
2674
Газета История Интернет-версия

11.11.2021 21:16:00

Свой щит на вратах Цареграда

Геополитические мечты династии Романовых

Александр Широкорад

Об авторе: Александр Борисович Широкорад – писатель, историк.

Тэги: история, общество, политика, армия, романовы


история, общество, политика, армия, романовы Салон Анны Шерер в 1805 году являл собой «всю Россию», которая поддерживала Александра I. Кадр из фильма «Война и мир». 1967

22 октября 1721 года по прошению сенаторов Петр I принял титул Императора Всероссийского и Отца Отечества. Так 300 лет назад возникла Российская империя. Эта годовщина заставляет нас снова и снова анализировать прошлое.

Самодержец и «улица»

Вот, к примеру, любопытный аспект самодержавного правления, который до сих пор обходили стороной наши историки.

Один из мастистых авторов, сравнивая ситуацию в 1914 и 1941 годах, утверждал, что на Николая II действовала «улица», а на Сталина – нет. И действительно, 15 июня 1914 года Николай телеграфировал Вильгельму II: «Предвижу, что очень скоро, уступая производящемуся на меня давлению, я буду вынужден принять крайние меры, которые поведут к войне».

Что это? Самодержец Всероссийский жалуется, что его кто-то вынудит начать войну?

Николай имел в виду «улицу», которую создали сами цари Романовы! Вспомним дедушку Толстого. Август 1805 года. Салон Анны Павловны Шерер, где собирается «цвет интеллигентнейшей эссенции общества». Там обсуждают события во Франции.

И сама Анна Павловна, и князь Курагин, и красавица Элен толком не знают, что происходит в Париже. Да им и наплевать на политику, которая их пока никаким боком не касается. Главное – обратить на себя внимание и уловить желания Александра I и его окружения. Салон почтительно внимает болтовне эмигрантов – виконта и аббата, бежавших из Парижа 12 лет назад. И не желает слушать Пьера, недавно вернувшегося из Франции.

Салон Шерер – это и есть «вся Россия образца 1805 года», поддержавшая мудрую политику Александра I. Царь создает мнение «улицы», а затем опирается на него. Ну а через пять месяцев взойдет солнце Аустерлица, а еще через семь лет заполыхает Москва.

Славянский вопрос

В XVII – начале XIX века холопствующие дьяки, а затем историки типа Карамзина сочиняли фантастическую историю объединения русских княжеств вокруг Москвы.

Все Рюриковичи, кроме московских князей, были объявлены жадными и глупыми людьми, сбившимися с «магистральной линии русской истории». Соответственно население русских княжеств издавна мечтало о присоединении к Москве и радовалось убийствам своих князей.

За рамками этой истории остались десятки кровавых битв, массовые убийства и депортации «лутших людей» – бояр, дворян, попов, купцов и ремесленников в Тверском, Рязанском, Смоленском и других княжествах. Только в Новгородской республике Иван III и Иван IV перебили и депортировали около полумиллиона человек. Причем не только в Новгороде, но и в Приневье, Прионежье, Приладожье и других местах.

В эту фантастическую историю свято поверили Романовы, дворянство и даже революционеры.

Опираясь на историю объединения русских княжеств вокруг Москвы, Романовы решили объединить под своим скипетром все славянские народы. По мнению царей и «улицы», поляки, малороссы, угророссы (русины), галичане, болгары, сербы и т.д. издавна мечтали освободиться от гнета турок и немцев и стать верноподданными русских царей.

Русские разведчики и дипломаты в 1875–1876 годах прекрасно знали, что главным требованием болгар к турецкому султану было изъятие их из-под власти… константинопольского патриарха. Лидеры болгар утверждали: «Мы – стадо, отданное османами в аренду господам Фанара». Чтобы избавиться от «православного ига», многие епархии болгарской церкви перешли в униатство. С подобными безобразиями следовало кончать, и Александр II двинул рати на освобождение болгар.

В 1912 году Николай II и его генералы планировали начать войну против Болгарии, если ее войска подойдут близко к Константинополю. 5 октября 1915 года Россия объявила войну Болгарии. В ответ болгарское правительство выпустило манифест «Клика Распутина объявила войну болгарскому народу».

Риторический вопрос: за что гибли русские солдаты в 1878–1879 годах? За Карскую область? В 1893 году русские в Карской области составляли только 6% населения, армяне – 21%, турки – 24,1%, курды – 17%, греки – 13%. Причем эти народы люто ненавидели друг друга, а все вместе – русских.

Освобожденные островитяне

В 1769 году матушка Екатерина решила освободить греков и послала с Балтики в Эгейское море пять эскадр под общим командованием графа Алексея Орлова. В Греции были высажены небольшие русские десанты. Материковые греки немного пограбили турок и разбежались при виде регулярных турецких войск.

Ну а население 30 малых островов Эгейского моря быстро приняло российское подданство. Их так замучили турки? Да на этих островах вообще не было ни одного турка. Все административные функции на малых и средних островах исполняли греческие попы. Они же собирали с островитян налоги, часть которых отправляли султану, а часть брали себе.

Основным промыслом островитян уже два столетия было пиратство. Они несказанно обрадовались появлению русской эскадры, благодаря которой они за 10% добычи могли поднимать Андреевский флаг, а при преследовании турок пользоваться защитой русского флота. Между прочим, сам Алексей Орлов получил титул графа за то, что зарезал в Ропше императора Петра III.

Островные греки платили налог Орлову зерном, вином, лесом и т.д. И тем не менее островитяне «Архипелажной губернии» жили куда лучше, чем при турках.

Предположим на секунду, что Екатерине II удалось по Кючук-Кайнарджийскому договору 1774 года сохранить за собой «Архипелажную губернию». Русские власти немедленно запретили бы пиратство и получили бы тотальную войну с островитянами. Тем помогли бы и турки, и французы. В итоге оставшиеся там русские корабли были бы потоплены, а острова утеряны.

Византийский фантом

После русско-турецкой войны 1828–1829 годов Греция стала независимым государством. Греки первым делом куда-то далеко послали петербургский Синод и константинопольского патриарха и создали свою «элладскую церковь».

В конце 1840-х годов в Греции возникло движение «Мегали идеа». Этой великой идеей было воссоздание Византийской империи со столицей в Константинополе. В состав империи должна была войти большая часть полуострова Малая Азия. А многие мечтали и о побережье Кавказа и Крыма, которые когда-то тоже принадлежали Византии, а в античные времена были греческими колониями.

Греки в 1855–1914 годах, как и все европейские государства, считали Турцию «больным человеком» и рассчитывали поживиться его наследством. Россию они рассматривали как союзника, который будет «таскать каштаны из огня» для возрожденной Византии. Но греков меньше всего устраивал захват русскими Царьграда.

И вот после капитуляции Турции в ноябре 1918 года греки всерьез занялись реставрацией Византии. В 1919–1921 годах они захватили западную часть полуострова Малая Азия, но были разбиты Мустафой Кемалем в битве у Анкары. В 1918 году все самые мощные греческие корабли оказались в Черном море. В 1918–1919 годах греческие войска оккупировали Одессу и Крым.

Весной 1944 года Сталин приказал депортировать греков из Крыма и с Черноморского побережья Кавказа. За что? Греки в отличие от крымских татар не воевали на стороне немцев. Все, что им ставилось в вину, – это спекуляция в оккупированных районах. Тем самым греки фактически разлагали тылы немцев и румын, то есть в чем-то помогали Красной армии. Напомню, что в Стране Советов за спекуляцию в военное время в 1918–1920 и 1941–1944 годах ставили к стенке.

Официального объяснения депортации греков в 1944 году до сих пор нет. Однако можно предположить, что Сталин хотел исключить возможность реанимации «Мегали идеа» с помощью англо-американских войск в случае начала Третьей мировой войны.

Царьград и проливы

И Александр II, и Александр III, и Николай II, и их «улица» буквально зациклились на захвате Константинополя. В 1860-х годах Федор Тютчев призывал к созданию великой греко-российско-славянской империи со столицей в Царьграде:

Москва, и град Петров, и Константинов град –

Вот царства русского заветные столицы.

В «Дневнике писателя» за 1876–1877 годы Федор Достоевский неоднократно повторял: «Константинополь рано ли, поздно ли, а должен быть наш».

Вся «улица» – земские деятели, салонные графини и княгини, а позднее депутаты Думы, как левые, так и правые, были за захват Константинополя. Так, лидер правых, председатель главного совета Союза русского народа Николай Марков требовал «полного и безусловного владения проливами, Константинополем, Адрианополем и соответствующими областями с Галлиполи, а также солидной областью, прилегающей к Мраморному морю в Малой Азии».

«И если мы, Русский Народ, в этой войне победим, – с пафосом декламировал в Думе Марков, – то на всю вселенную раздастся радостный могучий Русский глас:

Прошла Русь варяжская – Новгородская!

Прошла Русь византийская – Киевская!

Прошла Русь татарская – Московская!

Прошла Русь немецкая – Петербургская!

Да здравствует Русь Славянская – Цареградская!»

Вопли с «улицы» были хорошо слышны в здании МИДа на Певческом мосту. 19 февраля 1915 года министр иностранных дел Сергей Сазонов составил записку, адресованную послам Англии и Франции. В ней говорилось:

«Ход последних событий приводит е.в. императора Николая к мысли, что вопрос о Константинополе и проливах должен быть окончательно разрешен, и сообразно вековым стремлениям России. Всякое решение было бы недостаточно и непрочно в случае, если бы город Константинополь, западный берег Босфора, Мраморного моря и Дарданелл, а также Южная Фракия до линии Энос–Мидия не были впредь включены в состав Российской империи. Равным образом и в силу стратегической необходимости, часть азиатского побережья, в пределах между Босфором, рекой Сакарией и подлежащим определению пунктом на берегу Измирского залива, острова Мраморного моря, острова Имброс и Тенедос должны быть включены в состав империи».

Историк Дмитрий Иловайский с трибуны Государственной думы говорил:

«Если вместе с Царьградом удержим за собой прилегающую часть Фракии, владение северными берегами до некоторой степени может быть обеспечено. А чем обеспечите его с юга? Неужели завоевывать для этого и прилегающую часть Малой Азии? Во всяком случае, пришлось бы не только укрепиться, но и держать там целую армию. Все это потребовало бы страшных, непосильных расходов и все-таки в случае войны не обеспечивало бы нас от прорыва укрепленной линии заграждением проливов с какой-либо, особенно с южной, стороны».

Рецепты национальной политики

Иловайский как в воду смотрел. В 1922 году турецкий «полевой командир» Мустафа Кемаль (будущий Ататюрк – отец турок) выбьет из проливов и «прилегающей части Малой Азии» полумиллионную армию Антанты и ее огромный флот, превышающий на порядок российский Черноморский флот (на 1915 год).

Но аппетиты Николая II не ограничивались проливной зоной. 13 (26) апреля 1916 года между Россией и Францией было заключено соглашение о разделе азиатской части Турции. По этому соглашению Россия получала «области Эрзерума, Трапезунда, Ванна и Битлиса до подлежащего определению пункта на побережье Черного моря к западу от Трапезунда». Кроме того, ей отдавалась часть Курдистана, «расположенная к югу от Вана и Битлиса, между Мушем, Сертом, течением Тигра, Джезире-ибн-Омаром».

Решение национального вопроса на завоеванных территориях 5 апреля 1915 года предложил командующий Кавказской армией генерал Николай Юденич:

«Для эксплуатации этих (турецких. – А.Ш.) земель их вместе со своими беженцами намерены захватить армяне. Я считаю неприемлемым это намерение потому, что захваченные армянами земли после войны сложно будет вернуть. Считая крайне желательным заселение приграничных местностей русским элементом, думаю, что можно воплотить в жизнь другое средство, которое наибольшим образом соответствует российским интересам… Сейчас же выгнать к занимаемым турками границам всех алашкертских, диадинских и баязетских курдов, которые тем или иным образом оказывали нам сопротивление, а в будущем, если отмеченные долины войдут в границы Российской империи, заселить их переселенцами из Кубани и Дона и таким образом создать приграничное казачество».

И вот 11 января 1917 года главнокомандующий Русской армией на Кавказе великий князь Николай Николаевич издал приказ, по которому создавалось Евфратское казачье войско. Его планировалось сформировать из добровольцев-казаков – ведь большинство казачьих частей с Кубани и Терека воевали в Закавказье.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Крым никуда из России не уплывал

Крым никуда из России не уплывал

Александр Широкорад

Никита Хрущев лишь сменил вывеску

0
705
Новые амазонки большой политики

Новые амазонки большой политики

Аркадий Вырвало

Женская агрессия меняет миропорядок

0
615
Этот поезд в огне, или «Енисей» в Донбассе

Этот поезд в огне, или «Енисей» в Донбассе

Максим Кустов

Броневые составы трех столетий на запасных путях не прятались

0
720
Гром ясного неба

Гром ясного неба

Олег Фаличев

Корпорация «Тактическое ракетное вооружение» покажет на «Армии-2022» изделие нового поколения

0
754

Другие новости