0
2641
Газета История Интернет-версия

17.02.2022 20:32:00

Черное море, черные бушлаты, черная легенда

Какой лед взламывает Владимир Резун своим «Ледоколом»

Максим Кустов

Об авторе: Максим Владимирович Кустов – военный историк.

Тэги: история, ссср, германия, великая отечественная война, нападение, резун, ледокол, дискуссия


6-13-1480.jpg
Мюнхенская речь Адольфа Гитлера в ноябре
1941 года обосновала внезапное нападение
 на Советский Союз. 
Фото с сайта www.nac.gov.pl
Как известно, у определенной части наших сограждан представление о Великой Отечественной войне сформировалось на основе книги Владимира Резуна (Виктора Суворова) «Ледокол». Автор этого творения старательно доказывает, что Гитлер просто заметил подготовку Красной армии к нападению на его войска и вынужденно нанес 22 июня 1941 года упреждающий удар.

Вообще-то автором этой версии был Адольф Гитлер. В ноябре 1941 года в Мюнхене, выступая перед старыми партийными соратниками, он сказал: «С апреля по май я… отслеживал все процессы, исполненный решимости в любой момент, как только мне станет ясно, что противник готовится к наступлению, в случае необходимости опередить его на 24 часа. В середине июня признаки стали угрожающими, а во второй половине июня не осталось никаких сомнений в том, что речь идет о неделях или даже днях. И тогда я отдал приказ выступить 22 июня». По словам Гитлера, это было самое трудное решение в его жизни, но он был вынужден его принять.

Так что Резун лишь слегка подновил версию Гитлера. Поразительно, что резунофилы не замечают или не желают замечать, как удивительно нелепы многие его «доказательства».

«ОБРЕЧЕННАЯ» ФЛОТИЛИЯ

Например, в 22-й главе «Ледокола» можно прочитать нечто совершенно непостижимое. Вот что поведал Резун о созданной в 1940 году Дунайской флотилии: «В случае оборонительной войны вся Дунайская флотилия с первого момента войны попадала в ловушку: отходить из дельты Дуная некуда – позади Черное море. Маневрировать флотилии негде. В случае нападения противник мог из пулеметов обстреливать советские корабли, не давая им возможности поднять якоря и отдать швартовы. В оборонительной войне Дунайская военная флотилия не только не могла по характеру своего базирования решать оборонительные задачи, но и самих оборонительных задач у нее не могло возникнуть! Дельта Дуная – это сотни озер, это непроходимые болота и камыши на сотни квадратных километров. Не будет же противник нападать на Советский Союз через дельту Дуная!

Существовал только один вариант действий Дунайской флотилии – в ходе всеобщего наступления войск Красной Армии вести боевые действия вверх по течению реки. Если у вас в дельте великой реки собрано несколько десятков боевых речных кораблей и катеров, то им некуда идти, кроме как вверх по течению. Других направлений нет. Но идти вверх по течению – значит действовать на территории Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии, Чехословакии, Австрии и Германии. В оборонительной войне Дунайская флотилия никому не нужна и обречена на немедленное уничтожение на своих открытых стоянках у простреливаемого противником берега».

Просто оторопь берет и до слез становится жалко несчастную флотилию, обреченную на немедленное уничтожение в оборонительной войне. Ей, бедной, 22 июня 1941 года даже не дали возможности поднять якоря и отдать швартовы…

Но попробуем как-то уразуметь – в какую же ловушку попадала Дунайская флотилия и почему «отходить из дельты Дуная некуда – позади Черное море»? А что – Черное море для кораблей и судов речной флотилии вдруг стало непроходимым? Матросы в ужасе докладывали командирам кораблей, что впереди по курсу – Черное море, а по нему плыть никак нельзя, Владимир Резун не велел?

НА РЕКЕ И НА МОРЕ

Что же в реальности, а не в несуразных фантазиях происходило с кораблями Дунайской флотилии летом и осенью 1941 года? В работе «Боевой путь Советского Военно-Морского Флота» (Ачкасов В.И., Басов А.В., Сумин А.И. и др.) читаем: «В первый же день войны активные боевые действия начала Дунайская флотилия под командованием контр-адмирала Н.О. Абрамова, входившая в состав Черноморского флота. Она была создана летом 1940 года после воссоединения Бессарабии и Северной Буковины с Советским Союзом. В составе флотилии имелось пять мониторов, 22 бронекатера, семь катеров-тральщиков, шесть вооруженных глиссеров и другие суда. Район базирования кораблей прикрывался системой береговой обороны и зенитных батарей.

С началом войны противник поставил перед собой задачу форсировать Дунай и Прут. В этих целях предпринимались неоднократные попытки уничтожить корабли Дунайской флотилии, которая вместе с войсками 14-го стрелкового корпуса успешно обороняла советский участок Дуная. Отразив все атаки врага с большими для него потерями, моряки флотилии сами перешли в наступление и с помощью тактических десантов 24–26 июня 1941 года овладели противоположным берегом Дуная на протяжении 70 км. Это был первый десант, высаженный на территории противника…

В июле обстановка осложнилась. Под давлением превосходящих вражеских сил наши войска отошли на Днестр. В связи с этим потребовалось перевести корабли Дунайской флотилии в Одессу. Под огнем вражеских батарей, контролировавших выходные фарватеры, флотилия вышла в Черное море. 20 июля она в полном составе прибыла в Одессу. Переход флотилии морем обеспечивал отряд прикрытия из кораблей Черноморского флота в составе крейсера, эскадренных миноносцев, канонерских лодок и торпедных катеров.

Совершив необычайный для речных кораблей переход морем, моряки-дунайцы сосредоточились в Херсоне и Николаеве, в течение двух недель отремонтировали свои боевые корабли и подготовились к боям с немецко-фашистскими захватчиками на Южном Буге и Нижнем Днепре. Вследствие отхода войск Южного и Юго-Западного фронтов с Правобережной Украины на левый берег Днепра Дунайская флотилия с 8 по 14 августа 1941 года прикрывала отход частей 18-й и 9-й армий через Южный Буг на восток и участвовала в обороне Николаева. С 15 по 31 августа, сосредоточив корабли на участке Николаев, Херсон, моряки-дунайцы прикрывали отход этих армий за Днепр, а затем до 25 сентября оказывали содействие войскам Южного фронта, оборонявшимся на левом берегу Днепра.

25 сентября в связи с резким ухудшением обстановки на южном приморском фланге советско-германского фронта и прорывом немецко-фашистских войск из района Каховки в направлении Перекопа и Ростова-на-Дону Дунайская флотилия была отведена в Севастополь, затем сосредоточена в Керченском проливе. С 20 октября по 16 ноября она продолжала боевые действия совместно с войсками Красной Армии, оборонявшимися на Керченском полуострове. 20 ноября 1941 года после отхода наших войск с Керченского полуострова Дунайская флотилия была расформирована».

То есть все-таки совершили корабли Дунайской флотилии, вынуждаемые к тому немецким наступлением, под прикрытием кораблей Черноморского флота «необычайный для речных кораблей переход морем». И продолжили борьбу на других речных и морских театрах военных действий вплоть до расформирования.

Вот и верь после этого откровениям Владимира Резуна.

АРМИИ ЗАКЛЮЧЕННЫХ

Но самую, пожалуй, развесистую клюкву Резун посвятил армиям из заключенных. Он совершенно серьезно «создал» такие армии еще до начала войны: «Главное в том, что Сталин предоставил зэкам «возможность искупить свою вину» и «стать отважными бойцами» ДО НАПАДЕНИЯ ГИТЛЕРА. Армии, специально приспособленные принять в свой состав зэков в качестве пушечного мяса, начали формироваться еще до того, как возник план «Барбаросса»!»

План «Барбаросса» – план нападения и ведения войны против Советского Союза – был утвержден Гитлером 18 декабря 1940 года. То есть, согласно Резуну, специальные «зэковские» армии в СССР начали создавать еще до декабря 1940 года!

Доказательства этой версии просто потрясают. Вот, например: «В 69-м стрелковом корпусе многие солдаты были летом одеты в черную форму. Этих солдат было достаточно много, чтобы германская войсковая разведка обратила внимание и неофициально назвала 69-й корпус «черным».

Эти «черные» соединения и были якобы укомплектованы заключенными. Зачем же их создавали? А вот зачем: «Мужики там (в лагерях. – М.К.) к порядку приучены, в быту неприхотливы и забрать их из лагерей легче, чем из деревень: все уже вместе собраны, в бригады организованы».

Ссылается творец «Ледокола» и на фотографии из немецких архивов: «Каждый желающий в этих архивах может найти сотни и тысячи фотографий, запечатлевших моменты пленения советских солдат Второго стратегического эшелона. И тут, среди лиц молодых парней, нет-нет да и мелькнет лицо мужика, тертого жизнью, мужика в полувоенной форме без знаков различия. И не поймешь, в черном он бушлате или в зеленом. Но даже и зеленый бушлат не делает его похожим на солдата. А еще у каждого из них – мощные мозолистые руки, бритый лоб и худоба на лице. Откуда бы это, они же еще не прошли через германские концлагеря!»

Без отсидки в лагерях обзавестись мозолистыми руками и худобой мужики, по мнению Резуна, никак не могли. Без лагерей мозоли не растут и лица не худеют.

АРМИЯ ПРИЗРАКОВ

Сразу возникают вопросы – кто в этих фантастических корпусах и армиях заключенных должен был исполнять роль постоянного, а кто – переменного состава? Попробуем представить себе структуру штрафной армии имени Виктора Резуна – кто там начальник штаба? Заключенный или нет? А кто командует ротами – уголовники или политические? И есть ли у штрафного комбрига зарплата, или ему только лагерную пайку выдают? И кто выдает – штрафная финчасть из заключенных, или из постоянного состава? И сколько должен служить в мирное время красноармеец – заключенный?

Документы, на основании которых с лета 1942 года создавались настоящие штрафные батальоны и штрафные роты, прекрасно известны. А куда, позвольте узнать, подевались документы, на основании которых якобы формировались еще до войны штрафные армии и корпуса?

Сотни тысяч людей перевести с положения заключенных на положение вооруженных то ли красноармейцев, то ли непонятно кого? На основании чьих-то приказов, подевавшихся неведомо куда? Попробуем только вообразить движение сотен тысяч вооруженных заключенных-красноармейцев на Запад. Кто их при этом охраняет?

При перевозке заключенных из лагерей для действительно созданных после приказа № 227 штрафных рот и батальонов их везли под охраной. А оружие выдавали уже в прифронтовой полосе. Но батальоны и роты контролировать неизмеримо легче, чем придуманные Резуном корпуса и армии заключенных.

Как вообще можно держать под контролем штрафную армию, имеющую не только стрелковое оружие, но и артиллерию и бронетехнику? Кто это должен был делать – другая, уже не штрафная армия? И неужели никто из этих сотен тысяч вооруженных заключенных не попытался бы бежать или взбунтоваться? Впрочем, согласно Резуну, их в лагерях «к дисциплине приучили».

Почему после окончания войны совершенно не нашлось ветеранов, готовых подтвердить, что они служили в штрафных корпусах и армиях? Куда они подевались? Где начальник штаба штрафного корпуса? Где комиссар штрафной дивизии? А зампотех с начфином? Погибли все до единого? А ведь через штрафные корпуса и армии должны были бы пройти сотни тысяч людей. И некому было о них рассказать? Все убиты? Никто не был комиссован по инвалидности, никто не выжил в плену?

И что-то подобное Черному морю, якобы непроходимому для речных кораблей, или сказочным войском из заключенных, якобы созданным задолго до войны, постоянно встречается в сочинениях Резуна.

Здесь можно вспомнить и созданные его буйной фантазией «автострадные танки». И «самолет-шакал». И сказку о возможности выиграть войну и даже заранее отвратить агрессию, построив тысячу самолетов ТБ-7. И многое другое.

Собственно, на множестве подобных нелепостей версия Резуна о дне «М» – 6 июля 1941 года, когда Красная армия якобы собиралась начать войну, – и базируется. Вот только замечать это поклонники его версии похоже, не собираются.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Провалы в памяти приводят к войне против памятников

Провалы в памяти приводят к войне против памятников

Владимир Винокуров

Как бороться с лжецами и осквернителями праха

0
445
Из «рыла Геббельса» вещает «Лорд Гав-Гав»

Из «рыла Геббельса» вещает «Лорд Гав-Гав»

Борис Хавкин

Радио Третьего рейха: слово фюрера в каждый дом

0
341
«Острота означала военную славу…»

«Острота означала военную славу…»

Юрий Юдин

Жизнь и военная служба в анекдотах

0
462
Он не дожил, а мы дожили…

Он не дожил, а мы дожили…

Алиса Ганиева

Владимиру Войновичу исполнилось бы 90

0
1709

Другие новости