1
3772
Газета История Интернет-версия

17.02.2022 20:31:00

Операция «Осоавиахим»

Как немцы укрепляли советскую оборону

Александр Широкорад

Об авторе: Александр Борисович Широкорад – писатель, историк.

Тэги: история, ссср, германия, великая отечественная война, оборона, вооружения, технологии, операция осоавиахим


6-14-1480.jpg
Замнаркома внутренних дел Иван Серов
лично руководил совершенно секретной
операцией «Осоавиахим».  Фото из книги
«Иван Серов: Записки из чемодана».
М., Просвещение, 2017
В ночь на 22 октября 1946 года по улицам Берлина, Дессау, Штрасфурта и других германских городов загрохотали сотни легковых и грузовых автомобилей с автоматчиками. Свыше 8 тыс. гражданских лиц были посажены на автомобили и доставлены на железнодорожные вокзалы. Далее их погрузили в товарные вагоны, и десятки эшелонов двинулись на восток.

Так началась совершенно секретная операция «Осоавиахим», которой лично руководил заместитель наркома внутренних дел Иван Серов. Кстати, он занимал еще две должности: заместителя главы советской военной администрации в Германии и члена специального комитета по реактивной технике при Совете министров СССР.

ДЕПОРТАЦИЯ С РОЯЛЯМИ И КОРОВАМИ

К операции было привлечено свыше 2,5 тыс. офицеров НКВД. Что это? Очередная депортация? И да, и нет. Большинство немцев ехали добровольно, подписав контракты. На дорогу «депортированные» получили неплохой паек и командировочные от 3 тыс. до 10 тыс. руб., в зависимости от занимаемой должности.

С собой разрешалось и даже рекомендовалось брать семьи, мебель, музыкальные инструменты, включая пианино. А также прислугу, особенно нянь и гувернанток. «Бериевские палачи» в отличие от наших думцев и журналистов понимали, что полноценной отдачи от ученого нельзя получить, если он будет вскакивать по ночам от каждого писка и обслуживать детей, делая с ними уроки.

Кстати, сотрудники НКВД не смотрели на штампы в паспортах немцев. И те запросто брали с собой любовниц, на которых автоматически выписывались пайки и надбавки.

Доходило до анекдотов. Одна дама отказалась ехать без любимой коровы. Никаких проблем – корову тоже «депортировали».

Ну а почему немцев везли в товарных вагонах? Для конспирации. Собрать несколько сот классных пассажирских вагонов на территории советской зоны в Германии, в Польше и Чехословакии было делом несложным. Но это демаскировало бы операцию «Осоавиахим».

ВРАЖЕСКОЕ НАСЛЕДСТВО

Дело в том, что по Ялтинскому и другим соглашениям все военные заводы и КБ в Германии следовало ликвидировать. Однако западные союзники несколько раз выдвигали претензии о существовании военных КБ и заводов в восточной зоне оккупации. Когда отпираться было уже невозможно, их решили эвакуировать в СССР. Таким образом, в ходе операции «Осоавиахим» «депортировали» специалистов, которых по заявлениям советской стороны не существовало в природе. Несколько сотен наиболее важных специалистов доставили в Советский Союз самолетами. Как минимум один самолет разбился.

Уже через две недели после начала операции «Осоавиахим» все немцы были распределены по 31 заводу и КБ 9 министерств на всей территории СССР.

В ходе войны германские ученые и конструкторы на много лет опередили все страны мира в области создания управляемых ракет всех типов, реактивной авиации и во многом другом. Немцы создали первые в мире подводные лодки 21-й и 23-й серий. До 1944 года существовали только ныряющие лодки. Лодки же новых серий должны были практически все время проводить под водой. Их подводная скорость была больше надводной. А союзные противолодочные силы были не в состоянии им противодействовать.

В области радиолокации и ядерной тематики немцы шли вровень с США или чуть отставали от них, но намного опередили советских ученых. Советское руководство приняло решение часть оборудования германских военных заводов и КБ отправить в СССР, а часть оставить на месте и с помощью немецких специалистов дорабатывать и создавать новые изделия.

В ИНТЕРЕСАХ ВМФ

Начну с ВМФ. 30 марта 1945 года Данциг был захвачен Красной Армией. К этому моменту на верфях фирмы «Шихау» находилось 40 подводных лодок 21-й серии (U-3531, U-3571). Сборка лодок U-3572 и U-3595 еще не началась, но многие секции их уже были на месте. Двадцать же подводных лодок (U-3538 и 3557) были зачислены в списки советского ВМФ. После достройки их планировали ввести в состав Балтийского флота.

Уже весной 1945 года Наркомат ВМФ СССР проявил большое рвение в добыче секретов кригсмарине. В Германию направилась большая делегация инженеров и военных под руководством адмирала Л.А. Коршунова. На первых порах его группа очень помогла в организации работ и привлечении немецких специалистов в Техническое бюро Министерства судостроительной промышленности.

К середине 1946 года в составе Техбюро имелось четыре отдела: минно-торпедный, кораблестроительный, приборостроительный и технологический. Всего в бюро работало свыше полутора тысяч немецких ученых, инженеров и рабочих. За ними приглядывали 60 советских инженеров. Бюро имело филиалы в ряде германских городов: в Росслау, Дессау, Цвикау, Магдебурге, Бланбурге и Варнемюнде.

В одну из советских комендатур в Германии явился человек без документов, назвавший себя Францем Статецки (позже наши оперативники переименовали его в Статешного). Он заявил, что был одним из заместителей доктора Вальтера, создавшего подводные лодки с газотурбинными установками. В мае 1945 года Статецки оказался в американской зоне оккупации, но не пожелал вместе с другими сотрудниками Вальтера ехать в Англию.

Действительно, в 1942 году в Германии была испытана малая подводная лодка с двигателем Вальтера. Лодка развила под водой скорость 28,1 узла. В 1943–1944 годах были построены еще три малые (полное подводное водоизмещение 312 т) подводные лодки U-792, U-793, U-794 27-й серии и четыре (U-1405, U-1406, U-1407, U-1408) серии 27В с полным водоизмещением 415 т.

В мае 1945 года U-1406 и U-1407 сдались союзникам, а остальные лодки были затоплены экипажами. Союзники втайне от СССР поделили лодки с двигателями Вальтера: U-1406 взяли США, а U-1407 – Англия. В Англию был доставлен и сам доктор Вальтер.

Предложения Статешного понравились Коршунову. В августе 1945 года в ЦНИИ-45 сформировали группу специалистов, в числе которых были И. Гольграф и В.К. Станкевич, и направили в Германию на «техническую разведку».

Этой компании вместе со Статешным удалось найти фирму «Брюнер-Канис-Редер» в Дрездене, которая участвовала в изготовлении установок Вальтера, и основательно «почистить» ее. Аналогично поступили и с рядом других фирм. В 1947 году «компания» организационно была преобразована в конструкторское бюро, возглавляемое начальником ЦКБ-18 А.А. Антипиным.

Вся документация, оборудование, изготовленное фирмами, технические описания и инструкции по эксплуатации парогазотурбинных установок из Германии были направлены в Ленинград. Туда же отправили и две стационарные цистерны для хранения высококонцентрированной перекиси водорода.

ЦКБ-18 работало в Германии до 1948 года, а затем было переведено в Ленинград и преобразовано в Специальное конструкторское бюро № 143. В результате кропотливого труда удалось полностью восстановить парогазотурбинную установку германской подводной лодки 26-й серии. Часть механизмов разыскали сотрудники ЦКБ-18, а недостающие узлы и детали изготовили на советских заводах.

В СССР построили опытную подводную лодку С-99 проекта 617 с парогазовой установкой. Однако по ряду причин запустить такие лодки в серию не удалось. То же самое и с тем же успехом проделали англичане.

В 1944–1945 годах немцы построили несколько торпедных катеров (VS-7, VS-10 и др.) и десантных кораблей (типа VS-8) на подводных крыльях. Верфь в городе Росслау, где строились суда на подводных крыльях (шесть торпедных катеров VS-1, VS-2, VS-3, VS-4, VS-5 и VS-9 и четыре танкодесантных катера VS-11, VS-12, VS-13, VS-14), оказалась в советской зоне оккупации.

С августа 1945 году в городе Росслау функционировало советско-германское КБ, созданное Минсудпромом СССР из германских специалистов фирмы «Schertel Sachsenberg Hydrofoil syndicate». Задачей фирмы было проектирование судов на подводных крыльях. Несколько германских торпедных катеров на подводных крыльях в сопровождении двух десятков немецких специалистов доставили в Ленинград на завод № 5.

ГУГО И ЕГО «ШМАЙССЕР»

В ходе Первой мировой войны в странах Западной Европы появилось новое оружие – пистолеты-пулеметы, стрелявшие пистолетными патронами. Так, германский конструктор Гуго Шмайссер создал 9-мм пистолет-пулемет МР-18 под патрон 9×19 мм «парабеллум».

Неустранимым недостатком пистолета-пулемета была малая прицельная дальность – 200 м. Да и на 50 м попробуйте попасть в стоячего человека из МР-40 «от живота веером»!

Прорывом или даже революцией в стрелковом деле стало появление «промежуточного патрона» для создания принципиально нового основного стрелкового оружия пехоты. В 1938 году Гуго Шмайссер принял революционное решение создавать патрон промежуточной мощности 7,92×33 Kurz и автомат под него.

И вот под этот «революционный» патрон Гуго Шмайссер создал в 1943 году свой автомат – 7,92-мм штурмовой карабин МР-43. В том же году немцы выпустили малую серию в 10 тыс. автоматов МР-43, которые были успешно применены на Восточном фронте.

Слегка модернизированный вариант автомата Шмайссера МР-44 в декабре 1944 года пошел в массовое производство. В угоду Гитлеру в октябре 1944 года его переименовали в 7,92 mm StG.44 (штурмовой карабин образца 1944 года).

В мае 1945 года в город Зуль, где находился завод «Хонель», принадлежавший братьям Шмайссерам, вступили американские войска. Янки подробно допрашивают Гуго, но отказываются от его услуг. Дело в том, что американские оружейники тогда были одержимы идеей создания автомата под мощный винтовочный патрон и не нуждались в таком опытном конструкторе, как Шмайссер.

В июне 1945 года состоялся «размен». Советские войска ушли из Западного Берлина, а американцы – из Тюрингии. В начале июля в город Зуль входят части Красной армии. Почти сразу Гуго поступает работать в советскую «шарашку» на бывшем предприятии «Густлов Верке».

И вот Гуго и 60 конструкторов-оружейников в ходе операции «Осоавиахим» отправились в Ижевск. Помимо личного багажа они везли 50 штурмовых винтовок Stg 44. В Ижевске германская «шарашка» работала шесть лет. В 1952 году Гуго отправили в ГДР под надзор Штази, предварительно взяв грозную подписку «о неразглашении». Когда у Гуго немцы спрашивали, что он делал в СССР, тот грустно улыбался: «Давал русским некоторые советы».

6-15-1480.jpg
Хуго Шмайссер (сидит второй слева) стал
самым известным немецким специалистом,
работавшим на советскую оборонную
промышленность.   Фото 1950-х годов.
Музей Вильдек, Чопау, Германия
В ИНТЕРЕСАХ ВВС

Германскими авиационными трофеями занималось Особое главное управление НКАП. Вывоз оборудования и документации был проведен на 57 предприятиях фирмы «Юнкерс», 38 предприятиях фирмы «Арадо», 18 предприятиях «Хейнкель», 7 предприятиях «Фокке-Вульф», 6 предприятиях «Зибель», 5 предприятиях «Дорнье», 11 предприятиях «БМВ», 4 предприятиях «Даймлер-Бенц», 5 предприятиях «АЕГ», 7 предприятиях «Сименс», 3 предприятиях «Цейс» и 2 предприятиях «Аскания». А всего в советской зоне оккупации насчитывалось 600 авиапредприятий.

К середине 1946 года в СССР вывезли 123 тыс. станков и другого промышленного оборудования. Из них 66 тыс. были направлены на заводы НКАП.

К 1 июля 1945 года с советскими властями в Восточной зоне оккупации сотрудничали 17 германских авиационных специалистов. К концу года их стало более тысячи.

Большая часть советских заказов пришлась на ОКБ-1 в Дессау. ОКБ-1 поручили разработку бомбардировщиков Ju 131 (EF-131) и Ju 132 (EF-132), штурмовиков Ju 126 (EF-126), доработку реактивных двигателей Jumo 004 и Jumo 012, а также авиационного дизеля Jumo 224. Для выполнения этих работ в ОКБ-1 было организовано два отдела – самолетный и двигательный. В самолетном отделе работало 433 сотрудника, из которых 276 человек занимались конструкторскими работами, а 157 человек вели исследования в научных лабораториях.

В план ОКБ-1 на 1946 год включалась постройка пяти опытных штурмовиков EF-126 и четырех бомбардировщиков EF-131. Также планировалось в 1946 году закончить проектирование бомбардировщика EF-132, постройка которого намечалась на 1947 год. На 1946 год на работы по самолетам было выделено 11 850 тыс. марок, и примерно столько же – на опытно-конструкторские работы по двигателям. До конца года планировалось изготовить 30 двигателей Jumo 004F и 15 двигателей Jumo 012.

Разработкой самолетов и двигателей занималось и ОКБ-3 в Галле. Это организация возникла в конце 1945 года на базе самолетостроительной фирмы «Зибель». К декабрю 1945 года в ОКБ-3 числился всего 41 сотрудник, из них 12 конструкторов, 4 инженера-расчетчика и 2 специалиста-аэродинамика. К марту 1946 года штат ОКБ-3 уже насчитывал 742 человека.

В ходе операции «Осоавиахим» германских авиационных специалистов отправили на опытный завод № 1 в поселок Подберезье Кимрского района – в 100 км к северу от Москвы, на берегу Московского моря. Сейчас Подберезье вошло в черту города Дубна.

Специалистов по турбореактивным двигателям отправили на опытный завод № 2, расположенный на Волге, недалеко от Куйбышева. Там же разместили и группу прибористов во главе с Лертесом, так как ограниченные возможности завода № 1 не позволяли организовать там третье ОКБ. Небольшие группы двигателистов были отправлены на заводы № 500 в Тушино и № 456 в Химках.

Немецкие специалисты работали на заводе № 1 и других предприятиях несколько лет. Первая партия в 800 человек с заводов № 1 и № 2 отбыла в ГДР осенью 1950 года. Последние немцы покинули эти заводы во второй половине 1953 года.

Немцы изготовили опытные образцы реактивных самолетов EF-131, EF-132, EF-126 и EF-140. Рассказ о них займет целый том. Скажу лишь, что EF-131, летные испытания которого начались 23 мая 1947 года, стал первым в мире тяжелым самолетом со стреловидным крылом. При этом стреловидность была обратной, а не традиционно прямой, к которой мы так привыкли, и лишь в 1990-х с удивлением увидели опытные американские и российские машины с обратной стреловидностью.

Созданные германскими КБ реактивные самолеты в СССР в массовое производство не запускались. Но на их базе были спроектированы новые советские истребители-бомбардировщики.

КРУГОВОРОТ ИЗОБРЕТАТЕЛЕЙ ТВ

Германские специалисты работали буквально во всех областях науки и техники СССР.

С 1991 года отцом телевидения, причем в «мировом масштабе», признан В.К. Зворыкин. У него вполне подходящая биография для постперестроечного времени. Отец – муромский купец 1-й гильдии. В Гражданскую войну Владимир Кузьмич служил у Колчака. Затем он драпает в США и в 1924 году принимает американское гражданство. Заслуги Зворыгина неоспоримы. Но, увы, он лишь участник работ по созданию американской версии телевидения.

В США считают отцом тамошнего телевидения Давида Сарнова, родившегося в 1891 году в Минской губернии. В 15 лет Давид становится радистом на фирме «Маркони». 14 апреля 1912 года он первым принял SOS с «Титаника» и далее один поддерживал связь с гибнущим лайнером. В 31 год мальчик из нищей еврейской семьи стал вице-президентом радиотехнических компаний RCA. Именно к нему на службу поступил инженер Зворыкин. У нас Сарнов неизвестен; ведь он не служил у Колчака, не был купеческим сыном, да к тому же «инвалид 5-го пункта».

Ну, а в Германии без лишней помпы в 1935 году начались регулярные телевизионные передачи. А в 1936-м в режиме реального времени проводилась трансляция игр Берлинской Олимпиады. А в 1939-м поступил в продажу дешевый телевизор с экраном 19,5×22,5 см.

Немцы использовали телекамеры для систем наведения ракет класса «воздух-земля» и «земля-воздух». Так, в 1940–1944 годах берлинская фирма «Фернзее» разработала телеизионную систему «Тоннэ-Зеедорф». Она была применена в серийных пикирующих бомбардировщиках Hs-293 и Hs-294, которые потопили несколько кораблей союзников.

Спасаясь от союзных бомбардировок, фирма «Фернзее» перевела свой завод из Берлина в городок Обертаннвальд в Судетской области. В апреле 1945 года Красная армия заняла Обертаннвальд и захватила в целости и сохранности оборудование «Фернзее».

Советское командование отправило часть заводского оборудования в Ленинград, а другую часть вместе с 40 специалистами – в город Аринштадт. Дело в том, что в Чехословакии начались массовые ограбления и убийства гражданских лиц немецкой национальности, включая уроженцев Судет. Чехи тихо вели себя при немцах, но с приходом Красной армии начали массово нападать на мирных немецких обывателей и убивать их – включая и тех, чьи предки несколько веков жили в том же Обертаннвальде.

В конце февраля 1946 года поезд с материалами и персоналом бывшей «Фернзее» прибыл в Арнштадт, находившийся в советской зоне оккупации. Именно там в обстановке глубокой секретности начались разработки нового бытового телевизора, получившего позже наименование EFu T1.

Городок Арнштадт был выбран не случайно. Там располагался один из заводов «Сименс Вернерверк», выпускавший бытовые радиоприемники. К июлю 1948 года завод был полностью демонтирован, а все его оборудование и немецких специалистов вывезли в Ленинград на новый телевизионный завод. Там развернулось производство телевизоров «Т-2 Ленинград».

Немецкие наработки были использованы и при создании других отечественных телевизоров, таких как «Север» и «Экран».

АТОМНЫЙ ПРОЕКТ

В НИИ-160 в подмосковное Фрязино прибыли 86 германских специалистов. Собственно, для них и был создан фрязинский филиал НИИ-160. Они занимались созданием электро-вакуумного оборудования для самых различных областей техники, начиная от бытовых телевизоров и до головок самонаведения ракет и автоматики ядерных установок. Платили немцам неплохо. Так, научный консультант доктор Штаймель получал 7000 рублей в месяц, а замдиректора НИИ-160 по научной работе – 1400 рублей.

Уровень секретности был фантастический. Однажды доктор Вальтер Хасс, гуляя по Фрязину, спросил милиционера, где центральный рынок. Его немедленно арестовали и «замели» в отделение. Туда приехал сотрудник МГБ в штатском и начал «шить» Хассу шпионаж, а над его объяснениями смеялся: «Какое тут еще немецкое КБ?»

Через час он пришел извиняться. Представьте себе, чекисты города Фрязино не знали, что творится в нескольких сотнях метров от их конторы за забором НИИ-160.

На НКВД возложили задачу по использованию немецких специалистов. Осенью 1945 года в Германии начали работать лаборатория «А» для группы фон Арденне и лаборатория «Г» для группы профессора Герца, а также были организованы группы работников, руководимые профессорами Рилем и Доппелем.

В 1945 году было вывезено из Германии 70 специалистов. А к концу 1948 года в советских лабораториях под опекой МВД насчитывалось около 300 немецких ученых, инженеров и квалифицированных рабочих. Среди них были Вернер Цулиус, Гюнтер Вирт, Николаус Риль, Карл Зиммер, Роберт Депель, Питер Тиссен, Хайнс Позе и др.

В отчете Сталину 23 декабря 1946 года И.В. Курчатов сообщал, что всего в 9-м Управлении МВД СССР работает 257 немецких специалистов, из которых 122 доставлены из Германии, а 135 – из лагерей для военнопленных:

«на заводе № 12 (директор докт. Риль) в Ногинске – 14;

в Институте «Г» (директор проф. Герц) в Сухуми – 96;

в Институте «А» (директор Арденне) в Сухуми – 106;

в Лаборатории «В» (проф. Позе) в Обнинске – 30».

«Институт Г» возглавил профессор Герц. Институт разместился в Сухуми, в бывшем санатории «Агуджеры». Главный корпус санатория кардинально переоборудовали. Также построили механические мастерские, электростанцию, газовую станцию, литейный и химический корпуса.

В «Институте Г» вместе с советским персоналом насчитывалось 173 сотрудника, в том числе 96 немецких специалистов: 13 научных работников, 13 инженеров и 70 человек вспомогательного персонала и квалифицированных рабочих. Оклады назначили высокие. О нацистском прошлом ученых спрашивать было не принято. Так, штандартенфюрер СС, кавалер Рыцарского креста барон Манфред фон Арденне удостоился двух Сталинских премий – в 1947 и в 1953 годах.

Для преодоления языкового барьера и «мягкой слежки» за немецкими специалистами-атомщиками Берия решил использовать девушек-радисток, ранее готовившихся в НКВД для заброски в тыл противника. В такие спецшколы набирали 17-летних девушек. По приказу генерал-лейтенанта П.А. Судоплатова около 50 наиболее симпатичных разведчиц прошли обучение и были направлены в «шарашки» в Сухуми. Кто-то из особистов в шутку назвал их «немецкими Танечками». Это название прижилось и даже появилось в секретной документации.

«Танечки» переводили и «стучали», а в свободное от работы время скрашивали досуг немцев. Об ударных темпах «Танечек» говорит такой факт: за время работы немцев в Сухуми над атомной тематикой было заключено 23 русско-германских брака и родилось 14 детей. А у поселка Михайловка, севернее Сухуми, на склоне кладбища осталось 10 немецких могил.

Я рассказал не более чем о десятой части вклада немецких специалистов, вывезенных в СССР в ходе операции «Осоавиахим». В частности, не упомянул о вкладе немцев в создание всех видов управляемых ракет – от баллистических дальнего действия до ПТУРС. Это тема отдельного рассказа. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Санду переписывает историю по Киеву

Санду переписывает историю по Киеву

Светлана Гамова

Молдавским школьникам расскажут про героев, воевавших против Приднестровья

0
1117
Нижняя Саксония должна стать "немецким Техасом"

Нижняя Саксония должна стать "немецким Техасом"

Андрей Кинякин

Энергокризис в Германии приобрел явный политический привкус

0
658
Похоронен ли контроль над вооружениями

Похоронен ли контроль над вооружениями

Вашингтон готов разморозить диалог с Москвой на своих условиях

0
707
Регионы разрабатывают свои электоральные технологии

Регионы разрабатывают свои электоральные технологии

Дарья Гармоненко

До выборов губернаторов кандидатский корпус дошел с минимальными потерями

0
1278

Другие новости