0
4806
Газета История Интернет-версия

24.02.2022 20:32:00

Еврейские организации в Третьем рейхе

Попытки сохранить культурную идентичность

Борис Хавкин

Об авторе: Борис Львович Хавкин – доктор исторических наук, профессор Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета.

Тэги: история, германия, нацизм, евреи, организации, хрустальная ночь


история, германия, нацизм, евреи, организации, хрустальная ночь В ноябре 1938 года нацистами был организован еврейский погром, который смерчем прошел по всей Германии. В историю он вошел как «Хрустальная ночь». Фото Федерального архива Германии

В гитлеровском рейхе расизм – учение о неравенстве человеческих рас, причем в наиболее примитивной его форме, – стал не просто идеологией и политикой, но самой основой государства, целью которого было завоевание господства «высшей» арийской (нордической) расы. Согласно нацистской расовой доктрине, каждый немец имел врожденное предрасположение к тому, чтобы занимать главенствующую позицию по отношению к «низшим» типам людей, в жилах которых течет «худшая» кровь. Таким образом, расистские концепции становились аргументами в пользу господства немцев над миром. Любые ведущее к этой цели средства полностью оправдывались.

На расовой основе шла консолидация «арийского народного сообщества». Для национальной консолидации немцев по «чистоте крови» нацистам нужен был «вечный враг», в борьбе против которого следовало сплотиться. Между «национально-социальным» государством Гитлера и чудовищными преступлениями нацизма была прямая связь. Расовая теория и практика национального социализма служила идейной подготовкой к «расовой» войне и обоснованием ненависти к «врагам высшей расы»; ограбление и массовое убийство «расовых врагов» поддерживало на плаву социальное государство Гитлера. Роль «врагов высшей расы» отводилась евреям.

ВРАГИ «ВЫСШЕЙ РАСЫ»

Политика дискриминации евреев началась сразу после прихода Гитлера к власти. С января 1933 года до 1 сентября 1939 года в Германии на государственном, земельном, коммунальном уровне было проведено 1448 антиеврейских акций, по 20 мероприятий каждый месяц. Этого было более чем достаточно, чтобы сделать немцев, в целом равнодушных к проблемам еврейского меньшинства, враждебными или недоброжелательными по отношению к евреям.

В апреле 1933 года нацисты развернули кампанию бойкота против магазинов и лавок, принадлежавших евреям. В том же году евреи были уволены с государственной службы. Накладывались ограничения на адвокатов еврейского происхождения; началось изгнание евреев-профессоров из высших учебных заведений. Была установлена 1,5-процентная норма для учащихся-евреев.

Степень расовой нетерпимости нацистов с годами все более нарастала: нацистский антисемитизм был не только религиозным, политическим или социально-бытовым, но прежде всего расовым: еврейство определялось по крови. 15 сентября 1935 года на съезде нацистской партии (НСДАП) в Нюрнберге были провозглашены расовые законы – «О гражданстве рейха» и «Об охране германской крови и германской чести», единогласно принятые сессией рейхстага, специально созванной в Нюрнберге по случаю съезда нацистской партии.

Согласно закону «О гражданстве рейха», гражданином мог быть лишь тот, кто обладает «германской или родственной ей кровью и своим поведением доказывает желание и способность преданно служить германскому народу и рейху». Такая формулировка фактически означала лишение евреев немецкого гражданства.

Закон «Об охране германской крови и германской чести» запрещал «осквернение расы» – брак и внебрачное сожительство между евреями и «гражданами германской или родственной ей крови», наем евреями домашней прислуги из женщин «германской или родственной ей крови» моложе 45 лет, а также вывешивание евреями национального или имперского флага и использование тканей сходной расцветки. Нарушение закона влекло уголовное преследование.

14 ноября 1935 года была принята поправка к закону о гражданстве рейха, где было определено, кого считать евреем, и установлены категории лиц с еврейской кровью. Расовыми вопросами и контролем над соблюдением Нюрнбергских законов в Третьем рейхе занимались: «генеалогическое бюро» при личном штабе рейхсфюрера СС Гиммлера, управление по расовым вопросам при центральном аппарате НСДАП, соответствующий отдел главного управления имперской безопасности, децернат (отдел) в составе гестапо. Всего в центральном аппарате нацистского государства, партии и СС «еврейским вопросом» занимались более 100 подразделений.

«ХРУСТАЛЬНАЯ НОЧЬ»

В ночь с 9 на 10 ноября 1938 года нацистами был организован еврейский погром, который смерчем прошел по всей Германии. Он получил название «Хрустальная ночь». В эту ночь были разгромлены 7,5 тыс. еврейских универмагов, магазинов и лавок. Надругательству подверглись еврейские кладбища, 267 синагог были сожжены и разграблены. 91 человек был убит, сотни покончили жизнь самоубийством или умерли позже от увечий. Тысячи евреев были арестованы и отправлены в концентрационные лагеря. Еврейское население Германии должно было выплатить «искупительный штраф» в размере 1 млрд рейхсмарок, а все разгромленное восстановить за свой счет.

Другое название ноябрьского погрома – «Ночь битых стекол». Узнав, что в эту ночь было разбито стекол на 5 млн марок и эту сумму страховые компании должны были возместить потерпевшим, премьер-министр Пруссии Герман Геринг сказал шефу полиции безопасности и СД Рейнхарду Гейдриху: «Лучше бы вы убили 200 евреев, вместо того чтобы уничтожать столько ценностей». 5 млн марок страховщики действительно выплатили. Однако эти деньги были вместе с другой еврейской собственностью «ариизированы» нацистами.

По оценке современного германского историка Ганса Моммзена, главной целью «Хрустальной ночи» был захват собственности. 12 ноября 1938 года был принят декрет об исключении евреев из хозяйственной жизни Германии; 3 декабря 1938 года – закон об обязательной «ариизации» еврейских предприятий. До 1 января 1939 года евреи были обязаны продать «арийцам» все свои предприятия и ценные бумаги.

Следствием «Хрустальной ночи» было инициированное Герингом создание 11 февраля 1939 года «Имперского центра по еврейской эмиграции». Центр возглавлял сначала начальник гестапо Генрих Мюллер, а с октября 1939 года – руководитель «еврейского реферата» гестапо Адольф Эйхман. На судебном процессе в Израиле в 1961 году Эйхман утверждал, что перед ним была поставлена задача максимально ускорить процесс оформления выездных документов, при этом вытянув у отъезжающих как можно больше денег.

Историк Вольфганг Бенц, на рубеже ХХ и ХХI веков возглавлявший Центр исследований антисемитизма при Берлинском техническом университете, отмечал, что ноябрьский 1938 года всегерманский еврейский погром стал поворотным пунктом в истории Третьего рейха. «Как никакое иное событие, он показал цинизм нацистского режима, продемонстрировавшего отказ даже от видимости конституционности. Антисемитизм и ненависть к евреям, которые всегда пропагандировала нацистская идеология, обрели примитивную форму физического насилия и преследований. «Хрустальная ночь» стала вершиной пути к «окончательному решению» – к убийству нацистами миллионов евреев по всей Европе». Коллега Бенца Франк Байор подчеркивал: «Между ноябрьским погромом и последовавшим затем убийством евреев существовала прямая преемственность».

К началу Второй мировой войны евреи в Германии были отгорожены от так называемого «немецкого народного сообщества» сотнями законов и распоряжений, претворяемых в жизнь не только убежденными нацистами, но и большинством простых немцев, а также чиновниками, юристами, полицией, армией, прессой, школой и т.д. Евреи были лишены не только своих гражданских прав, но и, как правило, потеряли свои рабочие места и места на студенческой скамье. Евреи лишались большинства гражданских и имущественных прав, попали под надзор полиции, в их паспортах ставился красный штамп «J» («юде») и вписывалось второе принудительное имя: мужчинам – Израиль, женщинам – Сара. Нормы снабжения евреев по продуктовым карточкам были значительно ниже «арийских»; на «отоваривание» карточек отводился лишь один час – с 16 до 17 часов. За торговлю и обмен вещей на продукты на черном рынке полагался концлагерь.

ВОПРЕКИ ВСЕМУ

Однако еврейская жизнь в Третьем рейхе продолжалась вопреки всему. Ее центром был Берлин: накануне прихода нацистов к власти в нем жили более 160 тыс. евреев. «В Высшей школе иудаизма занимались студенты‚ изгнанные из университетов‚ и преподавали уволенные профессора. Философ Мартин Бубер стал директором Центра еврейского образования для взрослых‚ где читали лекции по еврейской культуре и традициям народа. Был создан Народный еврейский университет‚ в Берлине работала раввинская семинария; евреи шли в синагоги‚ даже те‚ кто позабыл туда дорогу‚ – там можно было найти поддержку‚ почувствовать себя среди своих. Молодежные сионистские организации устраивали экскурсии, фестивали песен, сборы у костра, спортивные соревнования и театральные представления, отмечали еврейские праздники. Молодежь обучалась на фермах сельскохозяйственным работам‚ готовясь к переезду в Эрец Исраэль; в многочисленных кружках слушали лекции по еврейской истории и изучали язык иврит», – писал израильский историк Феликс Кандель.

До Второй мировой войны в Германии действовали еврейские благотворительные общества‚ которые оказывали помощь нуждающимся за счет местных пожертвований и поступлений от американской благотворительной организации «Джойнт». Благотворители разносили по домам продовольствие и одежду‚ опекали стариков и больных‚ создавали курсы переквалификации для тех‚ кому нацисты не позволяли работать по специальности.

ИМПЕРСКОЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО НЕМЕЦКИХ ЕВРЕЕВ

В начале 1933 года было создано «Имперское представительство немецких евреев» во главе с председателем «Общего союза раввинов в Германии» берлинским раввином и философом доктором Лео Беком. «Имперское представительство немецких евреев» в первые годы нацистской диктатуры явно недооценивало нарастающей опасности. В начале 1934 года, когда нацистский антисемитизм уже проник во все сферы жизни Германии, один из лидеров этой организации Отто Хирш выступал против «поспешной эмиграции»: он верил, что в «новой Германии» евреи смогут вести достойное существование. В 1935 году организация вынуждена была изменить название на «Имперское представительство евреев в Германии»: по «Нюрнбергским законам» евреям было отказано в праве быть немцами.

Отношения этой организации с сионистским движением были весьма напряженными. Если сионисты призывали евреев без промедления переселяться в Палестину, то их противники называли такую эмиграцию «преждевременной» и даже, как сказал один из руководителей существовавшей с 1893 года старейшей и самой крупной еврейской организации Германии, «Центрального объединения немецких граждан еврейской веры» Альфред Хиршберг, «преступлением против сионизма».

СОЮЗ НАЦИОНАЛЬНО-НЕМЕЦКИХ ЕВРЕЕВ

Попытки немецких евреев приспособиться к национал-социализму окончились печально. В этом плане показательна история «Союза национально-немецких евреев». Ни одна из еврейских организаций Германии не была темой стольких еврейских анекдотов, как эта. В начале 1930-х годов о ее членах в шутку говорили, что они участвуют в нацистских шествиях под лозунгами «Бей нас!», «Долой наше иго!», «Мы – наше несчастье» (по аналогии с антисемитским высказыванием немецкого историка ХIХ века Генриха фон Трейчке «Евреи – наше несчастье»). Однако члены Союза воздерживались от изображения свастики, пения нацистского гимна «Хорст Вессель» и нацистского приветствия. Основателем организации был доктор Макс Науман, юрист по образованию и капитан по воинскому званию, участник Мировой войны, кавалер двух Железных крестов. Он состоял в умеренно-правой Немецкой народной партии и был ярым антикоммунистом. Науман считал, что в Германии есть национально-немецкие евреи, патриоты немецкого отечества, и есть сионисты, преданные еврейской нации; большинство же немецких евреев – это «промежуточники», не решающиеся избавиться от пережитков еврейского «племенного чувства». Коренные немецкие евреи, утверждал Науман, расово близки немцам-арийцам и могут войти в немецкую «народную общность». Но из этой общности исключаются три группы: «ост-юден» (евреи-иммигранты из стран Восточной Европы, составлявшие 1/5 всех немецких евреев); сионисты, которые сами отказались от членства в немецкой нации; и евреи-левые, от социал-демократов и коммунистов до художников-авангардистов, ибо приверженность левым взглядам и космополитизм – это не немецкая черта.

7-15-5480.jpg
«Культурбунд» создавал симфонические
и народные оркестры‚ театральные труппы‚
устраивал выставки и концерты. 
Фото с сайта www.judischekulturbund.com
«Союз национально-немецких евреев» не был большой и влиятельной организацией: в нем никогда не было больше 3,5 тыс. членов. В августе 1932 года, в преддверии выборов в рейхстаг, Науман заявил, что партия Адольфа Гитлера – единственная политическая организация, способная возродить немецкую нацию, и призвал евреев голосовать за нацистов, игнорируя «досадные побочные проявления» нацистского антисемитизма. Он считал, что антисемитизм – это средство, которым Гитлер пользуется для мобилизации масс, и лишь только «национальная консервативная революция» закончится, у нацистов не будет причин исключать национально-немецких евреев из своего движения. Даже после бойкота еврейских магазинов в апреле 1933 года и антисемитской кампании в печати сторонники Наумана призывали евреев, «несмотря на отдельные проявления антисемитизма в стране, неуклонно придерживаться немецкого образа мыслей», поддерживать новый режим и «национальное пробуждение» Германии. В марте 1935 года, когда в нарушение Версальского договора был издан закон об обороне, предусматривавший введение всеобщей воинской повинности в Германии, Науман поздравил Гитлера с принятым решением и выразил тревогу по поводу того, что планируется «исключить всех неарийцев из участия в воинской обязанности». Науман уверял фюрера, что национально-немецкие евреи все как один готовы выполнить свой воинский долг. Гитлер не ответил Науману: он никогда не отвечал евреям. После того как 14 ноября 1935 года вступил в силу Нюрнбергский закон «О гражданстве рейха», все еврейские организации, настаивавшие на принадлежности евреев к немецкой «народной общности» и агитировавшие против эмиграции евреев, попали в число противодействующих этому закону. 20 ноября 1935 года приказом гестапо «Союз национально-немецких евреев» был распущен. Макс Науман был арестован и помещен в тюрьму гестапо. В мае 1939 года он умер.

СОЮЗ ЕВРЕЕВ-ФРОНТОВИКОВ

Одной из самых многочисленных и влиятельных еврейских организаций Германии был «Союз евреев-фронтовиков», основанный в 1919 году и существовавший до 1939 года. Союз насчитывал до 55 тыс. членов; его возглавлял выдающийся немецкий химик и физик, кавалер Железного креста I-й степени, капитан, доктор Лео Левенштайн (изобретение, за которое он получил Железный крест, – определение местонахождения артиллерийского орудия по звукам выстрелов).

Факт существования в Германии столь крупной организации евреев-ветеранов Первой мировой войны опровергал провокационные утверждения нацистов, что во время Первой мировой войны немецкие евреи в большинстве своем отсиживались в тылу. Неумолимая статистика говорила об обратном: с 1914 по 1918 год в кайзеровской армии было 96 тыс. евреев, из них 80 тыс. сражались на фронте. 10 тыс. евреев ушли в армию добровольно, 2 тыс. было произведено в офицеры, 19 тыс. – в унтер-офицеры. В армии служили 30 военных раввинов.

Немецкие евреи были не меньшими патриотами Германии, чем сами немцы. Во время Первой мировой войны 35 тыс. немецких евреев-воинов были награждены орденами и медалями, из них 18 тыс. – Железным крестом (1 тыс. – Железным крестом 1-го класса и 17 тыс. – Железным крестом 2-го класса). Точно таким же, каким был награжден и ефрейтор Адольф Гитлер, награду которому вручал его командир – лейтенант Хуго Гутман, еврей и кавалер Железных крестов 1-го и 2-го класса. Интересно отметить, что за шесть лет военной службы Гитлер так и не стал унтер-офицером. «У ефрейтора Гитлера не было никаких качеств руководителя», – отмечал его командир.

Кавалерами Железного креста были евреи-асы кайзеровских люфтваффе: Вильгельм Франкль, Фриц Бекхардт, Вилли Розенштейн, Фридрих Рюденбург, Бертольд Гутман. Летчик лейтенант Йозеф Цюрндорфер, погибший в бою 19 сентября 1915 года, в завещании писал: «Я пошел на войну как немец, чтобы защитить мою страну, попавшую в беду. Но также и как еврей, чтобы добиться полного равноправия моих братьев по вере».

На фронтах Первой мировой войны погибли 12 тыс. немецких солдат и офицеров-евреев и еще 32 тыс. получили тяжелые ранения или были отравлены газами. В задачу Союза евреев-фронтовиков входило возведение памятников и уход за могилами павших на войне евреев, забота о здоровье ветеранов, их материальная поддержка, помощь вдовам и детям погибших солдат, особенно детям-сиротам, а также социальная защита участников войны. Однако главная задача Союза состояла в том, чтобы говорить правду об участии евреев в Мировой войне, разоблачать миф о том, что евреи нанесли Германии «удар ножом в спину». В 1932 году Союз опубликовал «Книгу памяти», в которой были названы имена, даты и места рождения всех погибших на войне немецких солдат-евреев.

Евреи-фронтовики протестовали против антисемитских акций нацистов. В городе Бремерхафен председатель местного отделения Союза Дагоберт Кан в апреле 1933 года направил рейхспрезиденту генерал-фельдмаршалу фон Гинденбургу, покровительствовавшему ветеранским организациям, письмо протеста против организованного нацистами бойкота «еврейских товаров». Во время погрома Дагоберт Кан в офицерском мундире, украшенном Железным крестом 1-го класса и другими боевыми наградами, встал в витрине своего текстильного магазина. Штурмовики не посмели его тронуть; намалевав на стекле витрины звезду Давида, они удалились. Дагоберта Кана арестовали в «Хрустальную ночь». Он был отправлен в концлагерь Дахау, где вскоре погиб.

Члены Союза считали оскорбительным отстранение нацистами немецких граждан-евреев от воинской службы и лишение их гражданских прав. Однако ответные действия Союза были весьма умеренными: это были поиски компромисса. В апреле 1933 года Левенштайн составил на имя Гитлера послание по еврейскому вопросу в Германии, написанное в верноподданническом национал-патриотическом духе, в котором предложил, что Союз евреев-фронтовиков возьмет на себя допризывную подготовку еврейской молодежи. Левенштайн даже отправил в дар Гитлеру «Книгу памяти». Министерский советник Винштайн «с почтением» ответил Левенштайну, что господин рейхсканцлер поручил ему подтвердить получение письма и книги. Через две недели руководитель рейхсканцелярии Генрих Ламмерс даже принял делегацию Союза, но после этого все контакты правительства с евреями-фронтовиками были прекращены. Власти взяли за правило не отвечать на письма еврейских организаций и игнорировать любые их обращения.

Евреям было запрещено носить военные награды; инвалиды войны были лишены государственных пособий. К 31 декабря 1935 года все евреи, даже герои Первой мировой войны, были изгнаны из армии. 9 октября 1936 года Союзу были запрещены все виды деятельности, кроме заботы о евреях – инвалидах войны. 4 ноября 1939 года гестапо распустило «Имперский союз фронтовиков-евреев»; все его имущество, оцененное в 17,7 млн рейхсмарок, было «ариизировано». Лео Левенштайн, несмотря на свои многочисленные связи и заслуги, был депортирован в концлагерь Терезиенштадт.

МОЛОДЕЖНЫЕ ЕВРЕЙСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ

Другим примером может служить молодежная организация «Черный отряд», созданная в мае 1932 года. В нее вошли юноши в основном из состоятельных семей, которых из-за еврейского происхождения не принимали в нацистскую молодежную организацию Гитлерюгенд и другие «арийские» полувоенные организации. Члены «Черного отряда» (их было более 400 человек) сохранили некоторую атрибутику и терминологию этих организаций. Они носили голубые шорты, темно-синие рубашки и армейские ремни с надписью «С нами Бог» на пряжке, а до 1933 года также и ножи. Тщетные попытки черноотрядников сблизиться с нацистами привели только к изоляции этой организации. Руководители «Черного отряда» быстро поняли, что их группа раздражает нацистов более, чем любая другая еврейская организация. Дело в том, что нацисты насаждали образ еврея как существа, неспособного к военному делу, слабого, трусливого и непатриотичного; а «Черный отряд» стремился доказать, что евреи ни в чем не уступают немцам. Тем самым он подрывал идеологическую основу нацизма – миф об арийском расовом превосходстве. В конце 1934 года нацисты распустили «Черный отряд».

Считать «Имперский союз фронтовиков-евреев», «Черный отряд» и подобные им организации частью еврейского антигитлеровского Сопротивления, конечно, нельзя. Это были скорее попытки приспособиться к «новому порядку». Но многие участники еврейского Сопротивления прошли через эти организации.

В 1933 году нацисты объявили вне закона все молодежные организации, независимые от Гитлерюгенда и Союза немецких девушек. Однако этот запрет прежде всего коснулся коммунистических и социал-демократических объединений; христианские и еврейские молодежные группы просуществовали до 1936 года. К деятельности сионистов нацисты сначала относились терпимо: еврейская эмиграция из Германии пока отвечала их интересам – до «окончательного решения еврейского вопроса» было еще далеко. «Союз немецкой еврейской молодежи», объединявший до 6 тыс. человек, был распущен гестапо 30 декабря 1936 года.

«ЕВРЕЙСКИЙ КУЛЬТУРБУНД»

В соответствии с «арийским параграфом» закона от 7 апреля 1933 года «О восстановлении профессионального чиновничества» евреи были уволены из германских государственных учреждений, в том числе из учреждений культуры. Для изоляции еврейской культуры от «арийской» и организации независимой еврейской культурной жизни был основан «Еврейский культурбунд» (Союз деятелей еврейской культуры).

Проект «Культурбунда» разработали режиссер Курт Бауман и врач-невролог и музыкант Курт Зингер. Зингер был идеальной кандидатурой на роль лидера «Культурбунда». Во время Первой мировой войны он служил фронтовым врачом, его знали и уважали в немецких национальных кругах. В апреле 1933 года Зингер добился аудиенции у государственного комиссара министерства науки, искусств и народного образования Пруссии Ханса Хинкеля, который в сентябре 1933 года в дополнение к своей министерской должности был назначен генеральным секретарем Имперской палаты культуры и руководителем Общества германской культуры. Хинкель имел несколько причин поддержать создание «Культурбунда». Во-первых, нацистский режим мог использовать «Культурбунд» во внешнеполитической пропаганде, демонстрируя миру лояльное отношение к евреям в Германии. Во-вторых, евреи – деятели культуры получали легальную возможность заработка, а это помогало сдерживать социальное напряжение внутри страны. И, наконец, главное для нацистов: организация могла способствовать окончательному исключению евреев из германской культурной жизни.

Хинкель и Зингер пришли к соглашению по следующим вопросам: в «Культурбунд» могли входить только деятели искусств еврейского происхождения и иудейской веры; организация финансировалась за счет ежемесячных взносов ее членов; освещать работу «Культурбунда» могла только еврейская пресса; деятельность еврейской организации не должна затрагивать представителей «высшей арийской расы»; все мероприятия «Культурбунда» должны получать предварительное одобрение Хинкеля.

Таким образом, «Культурбунд» получил официальную поддержку. По инициативе и при активном участии деятелей культуры еврейского происхождения в Третьем рейхе было создано еврейское «духовное гетто».

Первоначально в 1933 году «Еврейский культурбунд» насчитывал более 1300 мужчин и 700 женщин художников, музыкантов, актеров, уволенных из немецких государственных институтов культуры. «Культурбунд» создавал симфонические и народные оркестры‚ хоры‚ камерные ансамбли‚ театральные труппы‚ устраивал выставки, концерты и литературные вечера‚ предоставляя работу актерам и музыкантам‚ которые могли теперь выступать только перед еврейскими зрителями (немцам было запрещено участвовать в мероприятиях «Культурбунда» и даже посещать их). В 1935 году существовало уже 36 региональных отделений еврейской культурной организации в 100 немецких городах. Местные отделения «Культурбунда» насчитывали более 70 тыс. членов.

В 1933–1935 годах мероприятия еврейской культурной ассоциации проходили в обветшалом здании старого театра в Берлине (оно было снесено в 1935 году). Здесь же играла еврейская театральная труппа. В октябре 1933 года в еврейском театре была поставлена пьеса просветителя и основоположника немецкой классической литературы Готхольда Эфраима Лессинга «Натан Мудрый»; режиссером был Карл Левенберг, главную роль сыграл Курт Кач.

В 1935 году под эгидой «Культурбунда» была основана Берлинская опера под руководством Курта Зингера. Не меньшую активность проявлял гамбургский «Культурбунд». Мероприятия включали театральные и оперные представления, концерты, кабаре, показы фильмов, лекции и выставки.

После ноябрьских погромов 1938 года большинство еврейских учреждений были вынуждены закрыться. Упадку «Культурбунда» способствовала вынужденная эмиграция из Германии многих крупных деятелей культуры еврейского происхождения.

11 сентября 1941 года распоряжением гестапо «Культурбунд» был распущен. Многие из его членов, в том числе его основатель Курт Зингер, были депортированы в концлагеря и погибли.

Издательский отдел «Культурбунда» был передан в «Имперское объединение евреев в Германии». Это было связано с тем, что издательский отдел «Культурбунда» покупал оставшиеся у старых владельцев их книжные фонды со скидкой от 80% до 95% от первоначальной цены, что было выгодно «еврейскому реферату» гестапо, собиравшему «для служебных целей» литературу по иудаике.

«Имперское объединение евреев в Германии» – последняя из еврейских организаций, существовавшая под полным контролем министерства внутренних дел и гестапо с 4 июля 1939 года до 10 июня 1943 года, была по существу «ликвидационной комиссией по делам немецких евреев»; ее руководители во главе с Лео Беком были депортированы в концлагерь Терезиенштадт.

Таким образом, вопреки нацистскому террору, немецкие евреи сохранили религию и культуру: они имели свои социокультурные, религиозно-образовательные, спортивные организации, самоуправляемые, но подконтрольные нацистским властям. Однако круг этих организаций неуклонно сужался. Последние из них были ликвидированы во время Второй мировой войны, когда нацисты перешли к «окончательному решению еврейского вопроса».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


«Змей Горыныч», или «Русская Валькирия»

«Змей Горыныч», или «Русская Валькирия»

Валерий Агеев

Самолет, который не пошел в серию, но открыл новые горизонты

0
764
Теплое болото «финляндизации»

Теплое болото «финляндизации»

Сергей Самарин

Хельсинки нервно реагирует на украинский кризис

0
657
В дикой природе, во враждебной среде

В дикой природе, во враждебной среде

Михаил Болтунов

Владимир Арсеньев был не только исследователем, но и военным разведчиком

0
632
Конфискованное у россиян имущество хотят пустить на восстановление Украины

Конфискованное у россиян имущество хотят пустить на восстановление Украины

Олег Никифоров

В ФРГ заморожены активы граждан РФ почти на 5 миллиардов евро

0
1319

Другие новости