0
4374
Газета История Интернет-версия

17.03.2022 20:31:00

Адмирал Канарис: честолюбец, карьерист или шпион

У историков нет однозначного ответа, кем был любимец фюрера

Борис Хавкин

Об авторе: Борис Львович Хавкин – доктор исторических наук, профессор Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета.

Тэги: история, германия, вторая мировая война, разведка, абвер, канарис, биография


история, германия, вторая мировая война, разведка, абвер, канарис, биография В распоряжении всемогущего главы абвера (в центре слева) были виллы, корабли, подводные лодки и самолеты.

Адмирал Вильгельм Канарис (1887–1945) принадлежал к «элите» Третьего рейха. Девять лет – с 1935 по 1944 год – он занимал пост главы управления военной разведки и контрразведки (абвер) Верховного командования вооруженных сил Германии (ОКВ). Впервые имя Канариса привлекло внимание общественности на Нюрнбергском процессе над главными немецкими военными преступниками в 1945–1946 годах и на малых нюрнбергских процессах в 1946–1949 годах.

Авторы книг и статей о Канарисе давали взаимоисключающие оценки своему герою. Если одни представляли его честолюбцем, карьеристом и шпионом, то другие (в том числе и бывшие сослуживцы адмирала) считали его предателем, который, по их мнению, во время Второй мировой войны нанес сражавшемуся вермахту и немецкому народу кинжальный удар в спину.

Английский профессор Хью Тревор Роупер называет Канариса сомнительным политическим интриганом, под чьим бездарным руководством абвер влачил паразитическое существование. Немецкий биограф Канариса Карл Хайнц Абсхаген считает своего героя патриотом, гражданином мира, активным участником антигитлеровской оппозиции. Однако, по свидетельству биографов Канариса, гитлеровцы, казнившие начальника абвера, так до конца и не были уверены, действительно ли адмирал оказывал содействие противникам Гитлера и вел подрывную деятельность против нацистского режима.

Из отечественных авторов наиболее полную биографию Канариса, используя приоткрывшиеся в 90-е годы ХХ века российские архивы, составил юрист и историк В.М. Гиленсен.

Ученый пришел к выводу, что Канарис, тайно сочувствуя антигитлеровскому заговору, делал все возможное для повышения эффективности абвера. В политическом плане Канарис так и не решился открыто порвать с нацистским диктатором, ожидая от него чудесного спасения, за которое был готов заплатить любую цену.

Мальчик «С серебряной ложкой»

Вильгельм Канарис родился в 1887 году в принадлежавшей Пруссии Рурской области, в деревушке Аплербек близ Дортмунда. В Аплербеке, как и во всем Руре, были развиты горное дело и тяжелая промышленность. Отец Канариса был директором крупного металлургического завода. Родиться в конце ХIХ веке в семье процветающего немецкого промышленника было, по образному выражению Абсхагена, все равно что «родиться с серебряной ложкой во рту». К услугам молодого Канариса была вилла, тенистый сад, собственные теннисные корты, экипаж, в котором мальчика возили в школу, а в пятнадцать лет и собственная лошадь – верх мечтаний для немецкого подростка из состоятельной семьи.

Одного только не могли предоставить любящие родители своему отпрыску – родовитых предков. Отец Канариса отправился в Афины специально затем, чтобы попытаться доказать, будто род немецких Канарисов ведет свое происхождение от грека Константина Канариса, который в 1822 году командовал греческим флотом, а потом стал у себя на родине видным политическим деятелем. Но, увы, семья дуйсбургских толстосумов не имела с ним ничего общего. Предки немецких Канарисов торговали, служили лесничими, владели фабриками, шахтами. О «голубой крови» говорить не приходилось. Тем не менее на вилле Канарисов красовалась статуя прославленного грека. Авось гости поверят, что Канарисы не простые буржуа. Охотно поддерживая эту версию, Вильгельм Канарис, уже будучи шефом абвера, повесил у себя в доме портрет греческого национального героя.

Товарищи по гимназии дали Вильгельму прозвище Кикер, то есть тот, который подсматривает, шпионит. Может быть, это прозвище повлияло на выбор жизненного пути будущего разведчика?

Окончив гимназию без особых отличий в учебе, юноша решил не поступать в университет, а посвятить себя военному делу. В 1905 году он поступил в кайзеровскую военно-морскую кадетскую школу в Киле. После двух лет обучения в кадетской школе Канарис был назначен на крейсер «Бремен», который находился на боевом дежурстве у берегов Южной Америки. Через год Канариса произвели в лейтенанты; он стал адъютантом командира. Биографы Канариса свидетельствуют, что именно на крейсере «Бремен» молодой офицер прошел школу «обхождения с людьми». Дипломатический талант молодого офицера был оценен: он был награжден боливийским орденом.

В 1914 году, когда началась Первая мировая война, Канарис служил на крейсере «Дрезден». В Тихом океане «Дрезден» был потоплен британским крейсером «Глазго»; немецкие моряки были взяты в плен и интернированы на маленьком островке в Тихом океане. Командир «Дрездена» решил тайком отправить на родину гонца, чтобы оправдаться перед своим начальством. Это ответственное поручение было возложено на Канариса, который фальшивым чилийским паспортом сумел пробраться в Германию.

Учитывая его знание испанского языка и способности к перевоплощению, Канариса перевели в военно-морскую разведку на должность помощника военно-морского атташе в Испании. Канарису надлежало создать агентурную сеть в испанских портах и обеспечить бесперебойное снабжение немецких подводных лодок углем и провиантом. Но миссия Канариса в Мадриде провалилась.

Конец Первой мировой войны кавалер орденов «Железный крест» 1-го и 2-го класса капитан-лейтенант Канарис встретил командиром подводной лодки U-128. Правда, в подводной войне он участвовал недолго: война была проиграна. 8 ноября 1918 года лодка Канариса стала на якорь на базе в Киле, где с восстания военных моряков началась революция в Германии. Кайзеровская империя рухнула. Для Канариса это был страшный удар: он был убежденным монархистом. Канарис примкнул к «Фрайкору» (корпусу добровольцев) Густава Носке, который обещал растерзать, как «кровавая собака», германскую революцию. После подавления революции Носке стал военным министром, а Канарис продолжил службу в урезанных Версальским договором военно-морских силах Веймарской республики.

Приход Гитлера к власти в 1933 году капитан 1 ранга Канарис встретил в должности командира линкора «Силезия» – одного из немногих устаревших судов этого типа, оставленных Германии по Версальскому договору. Когда Гитлер посетил «Силезию», командир устроил ему торжественную встречу. Гитлер это запомнил.

Шеф военной разведки

1 января 1935 года Канарис, произведенный в чин контр-адмирала, был назначен шефом абвера – германской военной разведки и контрразведки. По внешности адмирал мало напоминал «морского волка», хотя ходил по морям и океанам почти 30 лет. Это был человек небольшого роста (отсюда его прозвище Маленький адмирал), далеко не атлетического телосложения. Несмотря на то что ему было лишь 47 лет, Канарис был совершенно седым. Его светло-голубые холодные глаза внимательно смотрели на собеседника из-под густых бровей.

Под началом Канариса оказалась небольшая организация, созданная в 1921 году на базе расформированной разведывательной службы кайзеровской Германии. Она почти 10 лет существовала полулегально, ибо Германии по Версальскому договору запрещалось иметь Генеральный штаб и вести наступательную разведку. Разрешалась лишь защита от иностранных шпионов. Отсюда и название нового учреждения: «абвер» – защита.

При Канарисе абвер превратился в наиболее мощную разведывательную систему, правда, не единственную в рейхе. В задачи ведомства Канариса входило обеспечение государственного руководства, главного командования видов вооруженных сил информацией о военных планах вероятных противников, о состоянии их обороны. На абвер была возложена задача организации диверсий во враждебных государствах. В годы нацизма абвер создал за рубежом систему резидентур, включенных в аппараты германских посольств. Филиалы абвера вели агентурную разведку в третьих странах, а военные атташе собирали сведения в странах пребывания, причем, как правило, из легальных источников. Агентурной работой они занимались редко. На особом положении находилась служба контршпионажа, которая кроме подразделений в структуре периферийных отделов абвера при штабах округов располагала сетью низовых резидентур, закамуфлированных под коммерческие фирмы. Они выявляли действовавших на территории Германии иностранных агентов, осуществляли их перевербовку или устанавливали скрытый контроль, внедряли своих людей в тайную сеть иностранных разведок.

Канарис ввел новые принципы построения абвера, вытекавшие из его понимания задач и целей разведки. Эти принципы олицетворяли бронзовые фигурки трех обезьян, украшавшие кабинет Маленького адмирала, одна обезьяна поднесла руку к глазам, как бы смотря вдаль, другая приложила ладонь к уху, третья предостерегающе поднесла палец к губам. Канарис считал эти фигурки символом разведки, ибо разведка все видит, все слышит, но ничего не говорит. Абвер, считал Канарис, должен иметь свои глаза, уши, руки, ноги.

Абвер после его реорганизации состоял из центрального отдела, отдела внешних сношений и трех оперативных отделов – первого, второго и третьего. Абвер-I ведал тайной разведывательной службой, то есть шпионской работой в иностранных государствах. Он собирал информацию от разветвленной сети агентов и был «ушами» абвера.

Абвер-II занимался организацией актов саботажа и диверсий во вражеских странах. Для этого готовились кадры в специальной школе, оборудованной по последнему слову диверсионной техники. Диверсанты перебрасывались из страны в страну, с одного объекта на другой и как бы придавали мобильность абверу. Поэтому абвер-II был «ногами» разведывательного организма, созданного адмиралом.

Саботаж входил в «классическую схему» построения разведки, рекомендованную в свое время главой кайзеровской военной разведки полковником Вальтером Николаи. Действия Канариса укладывались в рамки традиций и отличались лишь масштабностью.

От кайзеровской военной разведки абвер отличало наличие особых воинских контингентов. Это были «руки» абвера. По замыслу Канариса, они должны были служить не только для борьбы с «внешними врагами», но и для защиты абвера внутри рейха. Канарис создал свою гвардию, свое орудие власти.

Еще до войны было издано распоряжение Гитлера о создании тайной полевой жандармерии, подчиненной ОКВ. Но Канарис рассматривал это решение как половинчатое. Только после начала Второй мировой войны ему удалось реализовать свой план в полном объеме. Во время польской кампании 1939 году диверсионные группы отдела абвер-II оказали вермахту немалые услуги – они овладевали узлами связи и стратегически важными объектами за несколько часов до начала военных действий, а в ходе боев занимались дезорганизацией тылов польской армии.

13 октября 1939 года в абвере была создана «рота Бранденбург-800 для особых поручений» под командованием сотрудника отдела II капитана Гиппеля. Через три месяца рота превратилась в батальон, спустя некоторое время – в полк и, наконец, в 1942 году стала дивизией. По месту расквартирования командных центров ее называли «дивизия Бранденбург».

Таким образом Канарис получил то, чего не имел ни один шеф военной разведки, – собственную дивизию, игравшую не только военную, но внутриполитическую роль. Маленький адмирал стал большой фигурой; в рейхе его побаивались, стремились задобрить, заручиться его дружбой и поддержкой.

Абвер-III – «глаза» абвера. Этот отдел представлял собой разветвленный аппарат, в котором работало не менее тысячи сотрудников; в их обязанность входила контрразведка. В абвер-III входило множество секторов и групп. Отдел ведал борьбой с иностранными разведывательными службами не только в вермахте (для этой цели были созданы три сектора – сухопутных, военно-морских и военно-воздушных сил), но и на всей территории рейха. Три специальных сектора занимались работой в «гражданской области». Два сектора ведали особо тонкими и деликатными вопросами: дезинформацией и подрывной работой внутри иностранных разведывательных служб. Речь шла главным образом о снабжении иностранных разведок фальшивыми сведениями, призванными ввести их в заблуждение, направить по ложному следу, замаскировать агрессивные намерения гитлеровского рейха. Эту деятельность Канарис называл «игрой разведок». Еще два сектора «курировали специальные сферы» – лагеря для военнопленных (вербовка агентов среди пленных и вылавливание разведчиков) и перехват сообщений иностранных разведывательных служб, передававшихся по радио, почте и телеграфу.

10-15-1480.jpg
Вильгельм Франц Канарис. 
Фото из Федерального архива Германии
Существовали еще специальные секторы, ведавшие изготовлением шпионской аппаратуры, портативных раций и пеленгаторов и обучением агентов. Гордостью Канариса были два изобретения этого отдела – «микроточка» и маленький чемодан-радиостанция.

«Микроточка» давала возможность уменьшить страницу машинописного текста до размера точки, которая впечатывалась в письмо самого невинного содержания. Только к концу войны изобретение стало известно англичанам из показаний арестованного немецкого агента.

Что касается переносных чемоданов-радиостанций, то во время войны немецкие агенты использовали их часто. Для приема агентурных радиосообщений и передачи инструкций абвер построил около Берлина сверхмощную и первоклассно оборудованную радиостанцию. Кроме того, отделы абвера в военных округах имели свои радиостанции.

Кроме оперативных отделов в абвере был центральный аппарат. Он ведал картотекой – гигантским архивом, расположенным в «Лисьей норе» – штаб-квартире абвера на берлинской набережной Тирпицуфер.

В каждом военном округе рейха были созданы местные органы абвера – «абверштеллен» (ACT). За границей действовали военные организации абвера – «кригсорганизационен» (КО). АСТ были построены по аналогии с центральным аппаратом; КО маскировались главным образом под частные учреждения и коммерческие фирмы. Накануне Второй мировой войны агентура абвера действовала в Европе (в частности, во Франции, Польше и СССР), в Северной и Южной Америке, на Среднем и Дальнем Востоке.

После начала Второй мировой войны в 1939–1940 годах оппозиционные Гитлеру офицеры абвера предпринимали усилия для достижения компромисса с Англией и Францией. Остер информировал военных и дипломатических представителей западных держав о военных планах Гитлера осенью 1939 года и в начале 1940-го. В абвере связями с Западом с ведома Канариса занимался его заместитель полковник Ханс Остер. Германская консервативная оппозиция стремилась добиться согласия Запада на заключение мира, по которому рейх сохранил бы большую часть приобретенных территорий: Австрию, Судетскую область, Силезию, Данциг, «польский коридор».

После нападения Германии на Польшу подчиненный Канариса майор Эрнст Блох получил от своего шефа секретное задание: «Вы поедете в Варшаву и найдете самого ультраеврейского раввина на свете, ребе Йосефа Ицхака Шнеерсона, и спасете его. Его ни с кем не перепутать: он – вылитый Моисей». Блох вывез Шнеерсона с семьей из Польши через свободную тогда еще Латвию в нейтральную Швецию, где они сели на трансатлантический лайнер и благополучно прибыли в Нью-Йорк.

Берлинский историк Винфрид Майер считает, что об операции по спасению любавического ребе, кроме ее инициатора Канариса, знал Геринг: «У Геринга и Канариса был общий интерес – оба не хотели, чтобы война в Польше переросла в мировую войну: они надеялись, что Рузвельт ради сохранения мира организует переговоры между Германией и Великобританией. Они были готовы спасти ребе Шнеерсона, чтобы оказать услугу американскому правительству».

Маленький адмирал в глобальной войне

22 июня 1941 года Германия напала на СССР. Канарис, убежденный противник большевизма и Советского Союза, превратил абвер в механизм подготовки и осуществления плана «Барбаросса». При этом Маленький адмирал сознательно шел на нарушение норм международного права.

Однако было бы ошибкой считать, что шеф абвера одобрял решение Гитлера начать поход на восток: Канарис понимал бесперспективность войны Германии на два фронта, об опасности которой предостерегал еще великий Бисмарк. Именно война на два фронта, считал Канарис, стала главной причиной поражения Германии в Первой мировой войне.

Канарис, его заместители генерал-лейтенант Ганс Пиккенброк и контр-адмирал Леопольд Бюркнер стремились снабдить ОКВ объективной информацией о военной силе СССР и тем самым предостеречь от необдуманных шагов. Но если германская военная разведка в целом верно оценивала качество боевой подготовки Красной Армии, то относительно численности РККА абвер во многом заблуждался. По данным германской военной разведки, личный состав Красной Армии в январе 1941 года насчитывал 2 млн чел. На самом же деле число бойцов и командиров РККА было более чем в два раза больше – 4,2 млн. Такая грубая ошибка свидетельствовала о плохой работе абвера и его шефа. Сильно заниженными были немецкие расчеты темпов мобилизации Красной Армии, далекими от истины – сведения о размерах и качестве материальной части советских танковых войск и военно-воздушных сил. Абвер оказался не в состоянии собрать объективные данные о советской военной промышленности, о производственных мощностях военных заводов. Канарис не сумел создать и эффективную агентурную разведку на территории СССР.

При этом Маленький адмирал вел двойную игру: с одной стороны, он добывал для вермахта военную информацию об СССР, с другой, действуя через англичан, пытался предупредить советское руководство о нависшей угрозе германского нападения. Канарис рассчитывал, что Сталин примет контрмеры, которые убедят Гитлера, что элемент неожиданности «Барбароссы» утрачен, и фюрер отменит нападение.

Однако 22 июня 1941 года началась германская агрессия против СССР. Разведывательно-диверсионные подразделения абвера приняли в ней активное участие. В первый день войны сводная рота 1-го батальона «Бранденбург» захватила город Пшемысль, форсировала реку Сан и заняла плацдарм у Валавы. 24 июня ночной воздушный десант «бранденбуржцев», высаженный со сверхмалой высоты в районе населенных пунктов Лида и Первомайский, захватил и удерживал в течение двух суток железнодорожный мост на магистрали Лида–Молодечно.

25 июня 35 диверсантов «Бранденбург-800», переодетых в красноармейскую форму, были сброшены на парашютах близ станции Богданово (Белоруссия). Они захватили и удерживали до подхода немецких войск два моста на реке Березина.

После начала боевых действий на Восточном фронте абвер наряду с органами СС, подчиненными рейхсфюреру Генриху Гиммлеру, стал важным элементом системы нацистского террора на временно оккупированных советских землях. Специальные формирования полиции безопасности и СД, с которыми сотрудничал абвер, должны были «уничтожать без всякого разбирательства коммунистических функционеров, активистов, евреев, цыган, саботажников и агентов, всех лиц, являющихся в принципе вредными для вермахта». К подлежащими уничтожению были отнесены политработники Красной Армии и «лица, имеющие политическое значение». В то же время, в сентябре 1941 года, Канарис пытался опротестовать подписанный начальником Генштаба ОКВ генерал-фельдмаршалом Вильгельмом Кейтелем «Приказ о комиссарах» от 6.VI.1941 года. Этот преступный приказ был частично пересмотрен в июне 1942 года: принадлежность к политсоставу Красной Армии более не каралось расстрелом, но евреи, как и прежде, подлежали смертной казни.

На первых порах войны Канарис успешно обеспечивал командование вермахта необходимыми разведданными. Но в 1942-м начался кризис абвера. После провала операций «Боярышник» (восстание в Южной Африке), «Тигр» (афгано-индийский конфликт), «Шамиль» (восстание на Кавказе) положение Канариса пошатнулось. 15 апреля 1943 года из абвера за связи с антигитлеровским заговором был уволен Ханс Остер, тогда уже генерал-майор, правая рука Канариса. К тому же спецслужбы СС начали подозревать Канариса и его подчиненных в тайных сношениях с Англией через Ватикан.

Летом и осенью 1943 года вермахт понес тяжелые поражения на Восточном фронте. В значительной степени они были следствием неэффективности германской военной разведки и успешной работы советской контрразведки.

Начальник контрразведывательного отдела абвера генерал Франц фон Бентивеньи отмечал: «Исходя из опыта войны, мы считали советскую контрразведку чрезвычайно сильным и опасным противником. По данным, которыми располагал абвер, почти ни один заброшенный в тыл Красной Армии немецкий агент не избежал контроля со стороны советских органов, и в основной массе немецкая агентура была арестована русскими чекистами, а если возвращалась обратно, то зачастую была снабжена дезинформационным материалом».

Абвер не сумел разведать намерения советского командования после неудачи немецкого наступления на Курской дуге. Массированный удар Воронежского и Степного фронтов, нанесенный 3 августа 1943 года (операция «Полководец Румянцев»), стал для командующего группой армий «Юг» генерал-фельдмаршала Эриха фон Манштейна неожиданным и привел к разгрому всей Белгородско-Харьковской группировки вермахта. Последовало освобождение Красной Армией Харькова, создание благоприятных условий для советского наступления на Левобережную Украину.

В 1943 году Канарис едва избежал привлечения к ответственности за дезориентацию ОКВ о положении дел в Италии. Шеф внешнеполитической разведки СД бригаденфюрер СС Вальтер Шелленберг получил от своего агента сведения, что Канарис во время своей поездки в Италию встречался с начальником итальянской военной разведки бригадным генералом Чезаре Аме, от которого узнал о подготовке заговора против дуче Бенито Муссолини, но не информировал об этом Кейтеля.

Канарис и заговор против Гитлера

В 1943 году Канарис окончательно утратил веру в победу рейха и решил более активно содействовать заговорщикам, которые к тому времени разработали новый план государственного переворота с целью устранения Гитлера и заключения компромиссного мира.

Летом 1943 года на тайной встрече в Сантандере (Испания) с руководителями британской и американской спецслужб Канарис выдвинул план перемирия с западными державами и продолжения войны на востоке. Хотя стороны и пришли к согласию, политическое руководство Великобритании и США отвергло это соглашение: оно подрывало основы антигитлеровской коалиции.

Гестапо подозревало Канариса в связях с заговорщиками. 11 февраля 1944 года последовал приказ об отстранении адмирала от должности начальника абвера. 18 февраля последовало указание Гитлера о создании подведомственной Гиммлеру «единой немецкой секретной службы», которой была передана большая часть структур и сотрудников абвера. В системе армейского командования были сохранены только подразделения фронтовой разведки.

30 июня адмирал Канарис был уволен в запас. На следующий день он был назначен начальником штаба ОКВ по вопросам торговой и экономической войны. Этим номинальным назначением Гитлер пытался смягчить впечатление, будто коренная реорганизация германских спецслужб является признаком тяжелейших внутренних потрясений.

20 июля 1944 года Канарис сидел у себя дома. Внезапно зазвонил телефон: полковник Клаус фон Штауффенберг сообщил, что фюрер мертв. Взорвавшаяся в расположенной под Растенбургом ставке «Волчье логово» бомба отправила Гитлера на тот свет. Канарис реагировал в своей типичной манере. Он переспросил Штауффенберга: «Мертв? Боже мой, неужели русские?» (Разумеется, Канарису было прекрасно известно: бомбу подложил Штауффенберг. Но бывший глава абвера знал, что его телефон прослушивается; позднее на допросе была предъявлена стенограмма этого телефонного разговора.) К тому же Штауффенберг упомянул лишь о смерти Гитлера, а как обстояло дело с Гиммлером и Герингом?

В штаб заговорщиков на берлинской Бендлер-штрассе Канарис не поехал даже тогда, когда они начали действовать по плану «Валькирия» – плану государственного переворота, в который он был посвящен. Когда Канарис узнал, что Гитлер остался жив, то немедленно направил ему телеграмму, поздравляя с «чудесным избавлением от гибели».

Судьба Канариса была предрешена, когда на него дали показания арестованные участники заговора. Полковник Георг Хансен назвал адмирала «духовным инициатором антиправительственного движения».

Арестовывать Канариса приехал сам Шелленберг. Допрашивал Маленького адмирала шеф гестапо группенфюрер СС Генрих Мюллер. Канариса содержали в застенках гестапо, но после налета авиации 8-го американского воздушного флота на Берлин 3 февраля 1945 года, когда здание гестапо на Принц-Альбрехт-штрассе, № 8, было разбомблено, Канариса перевели в концлагерь Флоссенбург. Через несколько дней были обнаружены дневники Канариса, в которых он отрицательно отзывался о Гитлере.

8 апреля 1945 года специальным судом во Флоссенбурге адмирал Канарис был приговорен к смертной казни за измену фюреру и рейху. На следующий день, 9 апреля 1945 года Вильгельм Канарис был повешен. Ровно через месяц, 9 мая 1945 года преступный Третий рейх перестал существовать. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Страшный день календаря

Страшный день календаря

Михаил Болтунов

Лето 1941-го глазами современников

0
901
Знойный Эль-Аламейн и студеный Сталинград

Знойный Эль-Аламейн и студеный Сталинград

Анатолий Исаенко

К 80-летию двух знаменитых сражений

0
836
Мог ли Севастополь устоять

Мог ли Севастополь устоять

Максим Кустов

Как атака двух истребителей чуть не решила исход целой кампании

0
963
Германские гаубицы поступили в распоряжение ВСУ

Германские гаубицы поступили в распоряжение ВСУ

Олег Никифоров

В Берлине утверждают, что украинские военные не собираются обстреливать российскую территорию

0
2985

Другие новости