0
4262
Газета История Интернет-версия

14.04.2022 20:40:00

Жизнь за примирение

К 100-летию Рапалльского договора и убийства Вальтера Ратенау

Борис Хавкин

Об авторе: Борис Львович Хавкин – доктор исторических наук, профессор Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета.

Тэги: история, ссср, германия, раппальский договор, вальтер ратенау


история, ссср, германия, раппальский договор, вальтер ратенау Делегация Советской России на Генуэзской конференции (1922). Фото Национальной библиотеки Франции

Сто лет назад, 16 апреля 1922 год, в Рапалло, курортном пригороде Генуи нарком по иностранным делам Советской России Георгий Чичерин и министр иностранных дел Веймарской республики Вальтер Ратенау заключили договор между РСФСР и Веймарской республикой.

ОТ ВОЙНЫ К ДРУЖБЕ

Рапалльский договор предполагал взаимное признание и установление дипломатических отношений, возобновление работы консульских учреждений, отказ от финансовых претензий друг к другу (в том числе на репарации со стороны Германии в пользу РСФСР), а также претензий, вытекавших из частных прав германских граждан на какие-либо объекты и/или отношения на территории Советской России.

Рапалльский договор урегулировал на взаимовыгодной основе разногласия между Россией и Германией, возникшие «за время состояния войны», и определял, что оба правительства «будут в доброжелательном духе взаимно идти навстречу хозяйственным потребностям обеих стран».

Рапалльский договор заложил основы взаимовыгодного экономического, политического и военно-технического сотрудничества между Германией и Советской Россией, оказавшимися «париями Версаля». Георгий Чичерин назвал этот договор «символом общества взаимопомощи обоих международных мальчиков для битья – Германии и России».

Для советской дипломатии заключение Рапалльского договора стало прорывом, поскольку означало завершение международной изоляции большевиков. Для германской стороны договор стал первым полноценным и равноправным документом в международной сфере, заключенным после Версальского мира. Подписавший этот договор доктор Ратенау считал, что для Германии Рапалльский договор означает шаг вперед. «Впервые мы смогли вновь свободно подать руку народу, который не является ни нашим кредитором, ни нашим должником», – отметил он.

Статья 4 Рапалльского договора провозглашала принцип «наибольшего благоприятствования» в правовых, торговых и хозяйственных отношениях между Россией и Германией. После Рапалльского договора Веймарская республика стала одним из основных торгово-экономических партнеров СССР.

Ратенау подчеркивал, что Германия и Россия «заключили не военный и не политический договор, а договор мира и... дружбы». Германский министр иностранных дел утверждал, что таким Рапалльский договор должны претворять в жизнь правительства и народы. Этот договор заключен с русским народом с целью восстановления мира. Германия вышла на политическую арену Европы, но в то же время договор с Россией не может изменить ситуацию, созданную Версальским договором, который был и остается опасностью для немцев. Рапалльский договор не изменил «объективную направленность» в отношениях Германии с западными державами.

Говоря о причинах заключения Рапалльского договора, Ратенау приводил слова премьер-министра Великобритании Дэвида Ллойд Джорджа: «Если так мучить две нации, как это имеет место в отношении немцев и русских, то не приходится удивляться, если обе эти нации объединяются».

ЗНАЧЕНИЕ РАПАЛЛЬСКОГО ДОГОВОРА

В Рапалло Ратенау вернул Германию в мировую политику. Рапалльским договором был разрушен (говоря современным языком) режим международной изоляции и санкционного давления, установленный Западом в отношении РСФСР и Германии.

После Рапалло игнорировать факт взаимодействия Веймарской республики и Советской России в обход позиции стран Антанты было уже нельзя. Причем во внешнеполитическом плане Советская Россия и Германия «дружили против» не только Англии и Франции, но и прежде всего против Польши.

В июле 1920 года, в дни советско-польской войны, уполномоченный Наркомата иностранных дел Советской России Виктор Копп сообщил своим германским партнерам из Министерства иностранных дел, что Советская Россия хотела бы иметь «общую границу с Германией к югу от Литвы, примерно по линии Белостока». Другими словами, России и Германии следовало бы еще раз разделить Польшу. Эти предложения повторялись на протяжении ряда лет, причем Советы всегда стремились подчеркнуть, что идеологические различия между двумя правительствами не имеют значения; важно лишь то, что обе страны преследуют одни и те же внешнеполитические цели.

«Если Германия примет сторону России, то она сама станет непобедимой, ибо остальные державы будут вынуждены тогда считаться с Германией, потому что они не смогут не принимать в расчет Россию. Сотрудничество с Россией позволит Германии осуществить подрыв основ Версальского мирного договора», – писал в 1920 году начальник управления Сухопутными войсками сил обороны Веймарской республики (рейхсвера) генерал-полковник Ханс фон Сект, прозванный «отцом рейхсвера».

ВОЕННЫЙ АСПЕКТ

Военное сотрудничество рейхсвера и Красной армии, хотя о нем прямо не говорилось в Рапалльском договоре, было стержнем советско-германских отношений 1920-х – начала 1930-х годов. Рапалльский договор открывал широкие перспективы российско-германского взаимодействия в военном плане.

Красная армия получала возможность использовать технические достижения германской военной промышленности и изучать работу германских штабов. Рейхсвер мог в обход ограничений, наложенных на Германию Версальским договором, готовить на территории Советской России летчиков, танкистов и специалистов по химическому оружию. Уже после смерти Ратенау на основании достигнутых им договоренностей Германия открыла на территории России летную школу в Липецке, танковую школу «Кама» под Казанью, школу химической войны «Томка» в Саратовской области.

Германия помогла СССР начать модернизацию военной промышленности, оказала содействие в создании танкового производства на Ленинградском заводе «Большевик» и Харьковском паровозостроительном заводе, в строительстве авиазавода в Филях под Москвой. Произведенное в СССР запрещенное в Германии вооружение, техника и боеприпасы шли на нужды как рейхсвера, так и Красной армии.

КАРЬЕРА ВАЛЬТЕРА РАТЕНАУ

«Дух Рапалло» в германо-советских отношениях сохранялся до прихода в Германии в 1933 году к власти Гитлера. Однако Вальтер Ратенау не увидел плодов Рапалло: политик пал жертвой врагов Рапалльского договора еще в год его подписания.

Кем, как и почему был убит доктор Ратенау? Расскажем подробнее об этом выдающемся человеке.

Вальтер Ратенау (1867–1922) был сыном крупного предпринимателя Эмиля Ратенау, одного из пионеров электрической промышленности Германии и основателя фирмы AEG («Всеобщая компания электричества»).

Семья Ратенау принадлежала к «немцам иудейской веры». В 1869 году в Пруссии был принят закон об отмене всех ограничений, связанных с вероисповеданием. В 1871 году евреи формально стали полноправными гражданами Германского рейха. Более того, Эмиль Ратенау был вхож в высшее общество и даже был знаком с кайзером.

Мать Вальтера Ратенау, Матильда, урожденная Нахман, была дочерью банкира, а его бабушка происходила из семьи Либерман. Матильда завидовала славе своего родственника – знаменитого художника Макса Либермана. Может быть, поэтому Вальтера с детства учили искусствам. Он писал картины, играл на фортепиано, писал стихи, пьесы, эссе на философские, исторические и политические темы.

Вальтер изучал в университетах Берлина и Страсбурга физику, химию и философию. После окончания университета он служил унтер-офицером в лейб-гвардии Прусском кирасирском полку. Несмотря на высшее образование и отличную кавалерийскую подготовку, офицерский чин ему не полагался: в военном билете Ратенау была дискриминирующая пометка «вероисповедание – израэлит».

В юности Ратенау написал воззвание к евреям Германии под названием «Слушай, Израиль!», в котором призывал их быстрее ассимилироваться, усваивая прусские манеры и стремясь больше походить на пруссаков-христиан внешне, при этом ни в коем случае не переходя в христианство.

В начале 1892 году Вальтер Ратенау, успев к этому времени защитить диссертацию у знаменитого физика и врача Германа Гельмгольца, поступил на службу в акционерное общество по производству алюминия в городе Нойхаузене в Швейцарии. Акции фирмы частично принадлежали AEG.

Обладая незаурядным честолюбием, Вальтер изо всех сил стремился убедить окружающих, и в первую очередь отца, в своих деловых способностях. Его рвение не осталось незамеченным. Со временем ему стали доверять ответственные задания и должности. Он участвовал в налаживании промышленного электролиза алюминия, руководил организацией производства ацетиленовых светильников, занимал директорские посты в ряде банков, входящих в структуру AEG.

Вальтер неуклонно продолжал продвижение вверх по служебной лестнице отцовского концерна. В 1899 году он стал членом правления AEG, затем членом контрольного совета, а после смерти отца в 1915 году – президентом всей компании.

К началу Первой мировой войны концерн AEG был грандиозным предприятием мирового уровня, включавшим в себя 58 банков, финансовых и акционерных обществ, 101 электростанцию, 32 угольные шахты, более 180 машиностроительных, электротехнических и химических заводов. Производственная палитра концерна охватывала полный спектр электротехнической продукции – от электрических ламп до оборудования электростанций и линий электропередач.

14-15-1480.jpg
Памятная медаль в честь Вальтера Ратенау. 
Фото Берлинского монетного двора
ГЛАВА ОБОРОННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

Вальтер Ратенау был противником развязанной Германией Первой мировой войны и одним из немногих немцев, которые предсказывали, что война будет затяжной и приведет к истощению всех ресурсов Германии. Однако он был патриотом и сделал все что мог, чтобы помочь своей сражающейся родине.

Унтер-офицер Ратенау получил генеральскую должность: он создал и возглавил отдел Имперского военного министерства по обеспечению стратегическим сырьем. Первым в Европе он занялся переводом военной экономики на плановые рельсы.

Ратенау определил задачи, стоящие перед отделом: «1. Все сырьевые материалы должны применяться прежде всего для военных надобностей и не могут быть свободно обращаемы по воле их владельцев. 2. Необходимо усилить привоз сырья из нейтральных стран и оккупированных местностей всеми доступными средствами. 3. Неoбxодимо усилить отечественное производство, пользуясь новейшими приемами техники. 4. Следует обратить серьезное внимание на замену одних материалов другими, особенно недостающих металлов; словом, необходимо широкое применение cyppогатов».

Военно-сырьевой отдел быстро разросся в огромный аппарат с центральной телефонной станцией, управлениями по конфискации и транспортировке товаров, надзорными службами. Отдел занимался установлением цен на сырье, развитием производства эрзац-сырья и заменителей продуктов, строительством новых фабрик по производству азота. Отдел контролировал около 300 стратегически важных видов сырья в Германии и оккупированных ею областях и странах. Сеть служб и ведомств военно-сырьевого отдела действовала в каждом военном округе. Фактически отдел, возглавляемый Ратенау, осуществлял контроль над всей военной экономикой рейха.

РАТЕНАУ КАК ПОЛИТИК И ИДЕОЛОГ

Военная экономика Германии, получившая название «военный социализм», стала примером для советской военной экономики времен «военного коммунизма» и индустриализации. Секрет экономической модели Ратенау состоял в органическом сочетании государственного социализма и экономического самоуправления. Ратенау принадлежала идея «экономического генерального штаба» (по-советски – Госплана), который и в мирное время управлял бы экономикой.

Кристиан Шёльцель, исследователь деятельности Ратенау, находит у своего героя идеи конвергенции экономических систем западного капитализма и восточного большевизма; при этом Германии отводилась бы роль моста между Западом и Востоком. Аналогичные идеи высказывал глава советского правительства Владимир Ленин: он подчеркивал, что Рапалльский договор продемонстрировал «фактическое равноправие двух систем собственности».

В книге «Новое общество» Ратенау предложил новое, гармоничное социальное устройство – так называемый третий путь: вместо капитализма и социализма создать множество независимых экономических ячеек, в которых предприниматели и рабочие совместно будут развивать свое «народное государство», которое на плановой основе организует производство товаров в строгом соответствии с общественными потребностями, особенно духовными и интеллектуальными.

В Веймарской республике Ратенау был одним из основателей партии либерального толка – Немецкой демократической (НДП). Он пытался баллотироваться от этой партии в рейхстаг, однако его кандидатура не прошла из-за антисемитских настроений членов НДП.

В 1919–1920 годах Ратенау участвовал в качестве эксперта в работе Парижской мирной конференции. В мае 1921 года он вошел в кабинет канцлера Йозефа Вирта в качестве министра восстановления разрушенного хозяйства.

31 января 1922 года Ратенау, несмотря на предостережения матери и друзей, в числе которых был и Альберт Эйнштейн, вступил в реорганизованном кабинете Вирта в должность главы внешнеполитического ведомства Германии. Пожалуй, впервые в истории Германии пост министра иностранных дел занял философ, экономист, политический писатель, крупнейший предприниматель.

Ратенау имел свои взгляды на международные отношения, он создал свою концепцию внешней политики Германии. Эта концепция включала экономические, политические и моральные аспекты и основывалась на богатом опыте Ратенау в политике и бизнесе. Хотя Ратенау не был профессиональным («карьерным») дипломатом, его знали и уважали в дипломатическом, политическом и деловом мире Германии, Европы и США. Определенную роль при назначении играла близость к канцлеру Вирту и сходство их взглядов на политические проблемы.

НА ПУТИ К РАПАЛЛО

Правящие круги Германии, к которым принадлежал и Ратенау, рассчитывали использовать его связи с финансовой и промышленной верхушкой в странах Антанты для постепенной ревизии Версальского договора и одновременно для сговора с Великобританией по вопросу о совместной эксплуатации ресурсов Советской России.

Для выполнения этой задачи Ратенау избрал тактику постоянного запугивания западных стран «большевистской опасностью». Заявляя, что Германия является «барьером западной цивилизации», и выдавая себя за сторонника неукоснительного выполнения Версальского договора, Ратенау не упускал случая использовать разногласия между союзниками по Антанте с целью ликвидации этого договора по частям.

Ратенау сумел договориться с премьер-министром Великобритании Ллойд Джорджем, в результате чего Великобритания отказалась от выплаты части репараций Германией и рассорилась по этому вопросу с Францией. Играя на англо-французских противоречиях, Германия во время Генуэзской конференции подписала с Советской Россией Рапалльский договор.

Заплатить за этот договор Ратенау пришлось своей жизнью. Утром в воскресенье 24 июня 1922 году (Ратенау, как соблюдающий традиции иудей, отдыхал в субботу и работал в воскресенье), когда он без охраны в открытом автомобиле выехал из своей виллы в берлинском районе Груневальд и направился в министерство, его автомобиль нагнала машина с тремя боевиками. Один из них выстрелил в Ратенау из пистолета-пулемета MP18, другой бросил в него гранату. От полученных ран Ратенау скончался. Ему было 54 года.

ЖЕРТВА ЗАГОВОРЩИКОВ

Вальтер Ратенау был убит ультраправыми террористами – нацистами, антисемитами и врагами советско-германского сотрудничества. Ненависть экстремистов вызывали и подписанный Ратенау договор с Советской Россией, и проводимая им политика вынужденного соблюдения Версальского договора, и то, что Ратенау был евреем. На суде убийца утверждал, что Ратенау якобы приходится шурином члена ЦК РКП(б) и секретаря Исполкома Коминтерна Карла Радека и является одним из 300 заговорщиков, о которых написано в «Протоколах сионских мудрецов».

В Германию эта антисемитская фальшивка попала из России. «Протоколы...» привезли в конце 1918 года русские эмигранты-черносотенцы Федор Винберг и Петр Шабельский-Борк. В Берлине на эту книжку обратил внимание издатель реакционного националистического журнала «Ауф форпостен» («На передовом посту») Людвиг Мюллер фон Гаузен (псевдоним Готтфрид цур Бек). В 1919 году Готтфрид цур Бек небольшим тиражом издал «Протоколы...» на немецком языке.

Так русское черносотенство объединилось с германским нацизмом: их роднил погромный антисемитизм. Эмигрант из России Альфред Розенберг, который стал идеологом гитлеровской партии и главным редактором нацистской газеты «Фёлькишер беобахтер», предпринял массовое издание «Протоколов...»; они стали одной из любимых книг Гитлера и Розенберга.

«Наступит день, когда колесо мировой истории будет пущено вспять и покатится по трупам великого финансиста и многих его сообщников», – писала о Ратенау газета «Фёлькишер беобахтер». Розенберг утверждал, что «Ратенау и его сообщники уже давно созрели для тюрьмы и виселицы». Гитлер же, придя к власти, воздвиг памятник убийцам Ратенау.

Подлое убийство министра иностранных дел потрясло всю Германию. Похороны Ратенау начались с церемонии в рейхстаге. В траурном шествии приняло участие около двух миллионов берлинцев – половина города. Это были самые многолюдные похороны за всю историю Германии.

Прусская полиция раскрыла убийство Ратенау и арестовала тех, кто его готовил. Организатором убийства был Вилли Гюнтер. Помешанный на «Сионских протоколах», Гюнтер убежденно доказывал следствию, что Ратенау входил в состав тайного еврейского правительства, которое развязало Первую мировую войну, а затем разрушило Германию и привело ее к поражению. Накануне суда Гюнтер был отравлен: ему прислали в тюрьму плитку шоколада, пропитанного смертельным ядом.

Исполнителями преступления были бывшие офицеры: Эрнст Вернер Техов, 21 год; Герман Фишер (он же Фогель), 25 лет; Эрвин Кнауэр (он же Кёрнер, он же Керн), 25 лет. Все трое принадлежали к тайной террористической организации «Консул» – преемнице «Корпуса добровольцев» (фрайкора).

Возглавлял эту организацию отставной капитан-лейтенант Герман Эрхард. В 1920 году морскую бригаду Эрхарда расформировали. Тогда Эрхард и его единомышленники создали тайную группу боевиков, занимавшуюся политическими убийствами. В годы Веймарской республики боевики «Консула» свершили свыше 300 политических убийств.

К организации «Консул» принадлежали и бывшие морские офицеры Генрих Тиллесен и Генрих Шульц, которые 26 августа 1921 года расстреляли политика Маттиаса Эрцбергера за то, что в ноябре 1918 года он поставил свою подпись под Компьенским перемирием, завершившим Первую мировую войну.

Волна политических убийств повергла Веймарскую республику в глубокий кризис. Реакцией на убийства Эрцбергера и Ратенау стал закон «О защите республики». Но его цель (ликвидация организаций – преемниц фрайкора) так и не была достигнута.

Убийцы Ратенау Фишер и Кнауэр застрелились, когда полиция пыталась их задержать, но Техов, шофер машины террористов, предстал перед судом. Ему чудом удалось избежать смертной казни: в последний момент он убедил суд, что действовал под принуждением, так как ему угрожал Кнауэр. За соучастие в убийстве Техов получил 15 лет тюрьмы, но приговор был смягчен амнистией в 1928 году. Досрочно выйти на свободу убийце помогло письмо, написанное Матильдой Ратенау, матерью жертвы, матери Техова: «С несказанной болью протягиваю Вам, беднейшей из всех женщин, руку. Скажите своему сыну, что во имя и в память своего сына я прощу его, если он полностью открыто признает свою вину перед земным судом и покается перед Богом. Если бы Ваш Вернер знал моего сына, этого благороднейшего человека, то свое оружие скорее направил бы против себя, чем против него. Может быть, эти слова принесут покой его душе».

Возможно, Техов искренне раскаялся в содеянном. В литературе утверждается, что Техов, который после освобождения из тюрьмы покинул Германию и эмигрировал во Францию, спасал евреев во время нацистской оккупации Франции в годы Второй мировой войны. Это было искуплением греха – убийства Ратенау.

НАСЛЕДИЕ РАТЕНАУ и «ДУХ РАПАЛЛО»

«Ратенау – это самый яркий из пережитых мною примеров того необъяснимого случая, когда в жизни общества появляется великий человек, – писал немецкий публицист Себастьян Хафнер. – Он завоевывает любовь масс, несмотря на все препоны. Люди начинают к нему прислушиваться и болеть за него, все душой и сердцем становятся на его сторону, создаются легенды, культ личности. Любовь и ненависть достигают наивысших пределов. Ни до, ни после в Германии не было политика, который бы так воздействовал на воображение масс и молодежи. Никто не обладал такой личностной магией. Ратенау, без сомнения, следует включить в число пяти-шести великих людей ХХ века».

В России сохраняется наследие Ратенау. В 1992 году российские архивисты принимали участие в организованной Обществом Ратенау и Германским историческим музеем в Берлине выставке, посвященной Вальтеру Ратенау.

Дело в том, что среди трофейных документов, вывезенных из Германии в СССР после Второй мировой войны, есть и фонд Ратенау, хранящийся в Российском государственном военном архиве (РГВА), точнее, в бывшем Особом архиве – Центре хранения историко-документальных коллекций. Копии документов фонда Ратенау были переданы РГВА Обществу Ратенау (30 тыс. листов ксерокопий) и Федеральному архиву Германии (47 151 кадр микрофильмов).

Память о Вальтере Ратенау живет в современной Германии. В Берлине его имя носят площадь и гимназия в Груневальде. В 2008 году по инициативе публициста и предпринимателя Михаэля Готтхельфа в Берлине был основан непартийный и некоммерческий фонд «Институт международной политики имени Вальтера Ратенау».

Институт учредил медаль Вальтера Ратенау «За выдающиеся заслуги в политике». В 2021 году медали Вальтера Ратенау была удостоена Ангела Меркель. На церемонии вручения ей этой награды Ангела Меркель заявила о необходимости налаживания диалога с Россией. Экс-канцлер Германии также подчеркнула, что отношения Москвы и Берлина всегда носили «особый характер».

Особый характер российско-германских отношений определялся «духом Рапалло». Через 100 лет после Рапалло Европа балансирует на грани мира и войны. Но по-прежнему в центре европейской политики две крупнейшие державы – Россия и Германия, от отношений между которыми во многом зависит мир и на Европейском континенте, и в мире в целом. Как тут не вспомнить уроки Рапалло, главный из которых – необходимость вести дипломатический диалог, искать общие интересы, договариваться в любых, даже самых трудных условиях. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Хабек будет защищать немецкий автопром в Пекине

Хабек будет защищать немецкий автопром в Пекине

Олег Никифоров

Вице-канцлер ФРГ попытается не допустить торговой войны с Китаем

0
1944
В Германии опасаются "Красной армии" с зеленым оттенком

В Германии опасаются "Красной армии" с зеленым оттенком

Олег Никифоров

Ведомство по охране Конституции следит за радикальными климатическими активистами

0
2270
Без гвоздя в голове

Без гвоздя в голове

Андрей Мартынов

Взаимные ошибки на путях к катастрофе

0
1675
Забыв личные страдания

Забыв личные страдания

Мартын Андреев

Морские трагедии и спасшийся Паустовский

0
931

Другие новости