0
2552
Газета История Интернет-версия

21.04.2022 20:15:00

Нужны ли маршалу защитники

Удивительные подробности о Константине Рокоссовском

Владимир Петросян

Об авторе: Владимир Николаевич Петросян – профессор кафедры истории войн и военного искусства ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия имени Н.Г. Кузнецова», кандидат военных наук.

Тэги: история, ссср, великая отечественная война, рокоссовский, Независимое военное обозрение, статья, полемика


15-15-1480.jpg
Личность маршала Рокоссовского и сегодня
вызывает горячие споры. 
Фото с сайта www.muzeum-miedzi.art.pl
Опять поразил Сергей Самарин своей статьей в «НВО» о прославленном советском полководце Константине Рокоссовском. Думаю, вряд ли найдется кто-то, сомневающийся в величии полководца и в его человеческих качествах. Но зачем же, желая его отметить, поливать грязью И.В. Сталина, Г.К. Жукова, А.М. Василевского и Н.Ф. Ватутина? У названных полководцев тоже есть сторонники. Не удивлюсь, если окажется, что почитателей у Жукова больше, чем у Рокоссовского. Это совершенно не умаляет заслуг последнего.

Это не первая статья Самарина, демонстрирующая элементарную безграмотность. Но военную энциклопедию-то почитать можно было. Не говорю уже о 12-томном труде «Великая Отечественная война 1941–1945 годов».

АРМИЯ И РЕПРЕССИИ

Первое открытие автор делает, показав удивление Рокоссовского после выхода из ГУЛАГа состоянием армии. Особенно, по мнению автора, удивили бывшие подчиненные Жуков и Павлов, сделавшие головокружительную карьеру.

Автор не понимает, что главная причина карьерного роста офицеров командного звена была вовсе не в репрессиях (хотя они оказали определенное влияние), а в резком количественном росте Красной армии. С 930 тыс. человек в 1935-м к началу войны она выросла до 5,7 млн человек.

Где же было брать кадры в резко обострявшейся обстановке? При этом большинство командующих армиями к началу войны были в возрасте около 40 лет, и не все они стали руководить ими 22 июня 1941 года.

Пока Рокоссовский не по своей вине сидел, Жуков отличился на Халхин-Голе, проявив незаурядные полководческие способности.

И с чего автор взял, что все репрессированные военные стали бы выдающимися полководцами? Многие из них честно и доблестно воевали, таковыми не став.

Интересен тезис автора и о сломе Рокоссовским пехотных уставов. Я сомневаюсь, что в начале войны командир корпуса мог «ломать уставы» в условиях, когда Сталин приказал создать специальную комиссию по этому вопросу.

Разумеется, как талантливый человек, Рокоссовский видел определенные недостатки уставных документов. Но таких генералов у нас было много. К сведению автора, в 11-м томе указанной 12-томной истории есть раздел об учете опыта войны уже в ее ходе.

О ЗАВИСТИ И УНИЖЕНИЯХ

В конце войны, по мнению автора, славе и таланту Рокоссовского стали завидовать руководство страны и командование РККА. Но командующим фронтом Рокоссовский стал, еще не будучи маршалом. Неужели ему завидовали Сталин, Жуков и Василевский, причастные и к этому назначению, и – позднее – к присвоению Рокоссовскому маршальского звания?

Говоря о событиях под Москвой, автор пишет об «униженном Жукове». Если бы Жуков был унижен, реакция была бы другой. Когда он был действительно унижен, то не побоялся подать в отставку с должности начальника Генерального штаба.

Далее автор делает еще одно открытие, написав, что идею операции «Уран» Василевскому «предложил полковник Генштаба Потапов, а Сталин одобрил». И тут же добавляет: «28 сентября Сталинградский фронт возглавил Рокоссовский, превратив его из оборонительного в наступательный».

Маршал Василевский в своей книге «Дело всей жизни» отмечает: «Тут напрашивалось решение: организовать и провести контрнаступление… Такое решение было принято в середине сентября И.В. Сталиным, Г.К. Жуковым и мною». И продолжает: «Нам в категорической форме было предложено никому ничего не сообщать о ней (операции) даже членам ГКО».

На этом этапе в разработке вряд ли мог участвовать уважаемый полковник Генштаба Потапов. Кроме того, Сталинградским фронтом с августа по декабрь 1942 года командовал Еременко, а Рокоссовский был назначен командующим Донским фронтом, созданным 30 сентября 1942 года (переименован из Сталинградского).

Комментируя события Курской битвы, автор пишет: «Рокоссовский спрашивал себя: правильно ли он расположил войска… Его войска вскоре после отражения наступления вермахта были готовы к контрнаступлению… Ватутин и Василевский подобным предвидением не обладали».

Автор не понимает, что все решения, принятые Рокоссовским как командующим фронтом, были не раз заслушаны в Ставке и ею утверждены. Особенность всей Курской битвы: на первом этапе – преднамеренная оборона, а уж потом контрнаступление всех участвующих (а не только Центрального) фронтов.

На фронте Рокоссовского, как указывает сам автор, представителем Ставки был Жуков. При чем же здесь Василевский и командующий другого фронта Ватутин? Попытки принизить Василевского совершенно неуместны и неприличны.

О ПОЛЬШЕ И ПОЛЯКАХ

Говоря о действиях 1-го Белорусского фронта при освобождении Польши, автор углядел, что «кремлевский горец» (видимо, Сталин) «тормознул» указанный фронт (видимо, чтобы не дать отличиться Рокоссовскому).

И сразу после этого – прыжок в 1939 год, к событиям 17 сентября: «Польскому послу в Москве вручили ноту: из-за отсутствия в Варшаве законного правительства…» Главное здесь – не нота послу, а широко известное заявление Молотова. И ничего выдумывать не надо.

Напомню: ни в самом Договоре о ненападении, ни в секретном протоколе к нему не было ни слова о вводе советских войск на территорию Польши. Но, грубо нарушив положения Договора, немцы 7 сентября приняли решение о ее разделе. 10 сентября немцы решили создать Западно-Украинское государство под эгидой Германии. И тогда же (по Гальдеру), пересекли линию Керзона, продолжив движение в сторону советской границы. Назад по нашему требованию они возвращались 14 дней. И только после этого последовало указанное выше заявление и ввод советских войск.

Очередной прыжок автора, теперь в 1942 год: «18 августа Василевский подписал с правительством Сикорского соглашение о создании армии под командованием Андерса, ставшей основой Армии крайовой». Но армия Андерса формировалась не в 1942-м, а в 1941 году и не могла попасть не территорию Польши в годы Второй мировой. Тем более что воевать вместе с нами они отказались и были отправлены через Иран к союзникам. А Армия крайова создана 14 февраля 1942 года по приказу премьер-министра польского эмигрантского правительства в Лондоне генерала Сикорского на базе «Союза вооруженной борьбы», образованного в январе 1940-го.

Автор присваивает Рокоссовскому звание гроссмейстера, отмечая, что побеждал он немецких генерал-фельдмаршалов, победивших всю Европу. Но, по словам автора, «в Красной армии гений уже имелся – будущий генералиссимус. И на карьере настоящего военного гения после операции «Багратион» он поставил крест: ведь исход войны был очевиден».

На мой взгляд, одного гроссмейстера все же было маловато на 10 действующих фронтов. Остальные командующие фронтами, видимо, по мнению автора, воевали против несмышленышей… Кроме того, звание Маршала Советского Союза, присвоенное Рокоссовскому, трудно расценивать как «крест на карьере».

Затем автор возвращается к проблемам послевоенного устройства Польши. Похоже, не подозревая, что еще на Тегеранской конференции была достигнута договоренность о разделе сфер влияния в Европе.

Советский Союз положил за освобождение Польши более 600 тыс. человек. И был вправе обеспечить свою безопасность в дальнейшем, установив там дружественный режим. Известна фраза Сталина, адресованная Черчиллю: «Нам не нужна Польша социалистическая, а нужна экономически развитая и дружественная. Ведь в этом веке дважды через ее территорию к нам пришли немецкие войска».

А если этому мешала Армия крайова, то справедливо, что СССР эту помеху устранил.

Были же и польские войска, воевавшие в составе Красной армии – Войско польское. Нам следует забыть их вклад в освобождение своей страны?

Важно также напомнить, что после войны, считая Польшу союзником по Варшавскому договору, мы говорили о ней не всю правду, щадили. Как теперь выясняется – зря.

ОПЕРАЦИЯ «БАГРАТИОН»

Наконец автор добирается и до операции «Багратион». Указывая при этом, что «обновленное командование РККА в 1944 году превосходящими силами научилось побеждать, но не громить войска вермахта». Рокоссовский же «окружил и разгромил в Белоруссии сильнейшую группировку вермахта, показав всему миру не только растущую мощь Красной армии, но и мастерство ее командования».

В чем увидел автор кардинальное обновление командования РККА в 1944 году? Погибали командующие фронтами (Ватутин) и армиями. Им на смену приходили новые, достаточно повоевавшие полководцы (Черняховский и др.).

Открою автору секрет: Рокоссовский никогда не руководил операцией «Багратион», в которой участвовали 1-й, 2-й, 3-й Белорусские и 1-й Прибалтийский фронты. Руководя войсками 1-го Белорусского фронта, Константин Константинович проводил фронтовую операцию в рамках Белорусской стратегической наступательной операции.

Поэтому нельзя говорить, что мощнейшую группировку (группа армий «Центр») разгромил только Рокоссовский. Непонятно, зачем автору понадобилось реальные заслуги Рокоссовского в этой стратегической операции «подкреплять» заведомой неправдой?

Но автор не успокаивается: «Уже в 1944 году он (Рокоссовский) отстоял в Кремле план операции «Багратион», впервые в мировой практике использовав для наступления два главных удара и окружив в Белоруссии части вермахта».

Маршал Жуков в своей книге дает пояснение по поводу двух главных ударов: это касалось не всей Белорусской стратегической наступательной операции, а только фронтовой операции 1-го Белорусского фронта. Так, во 2-м томе третьего издания «Воспоминаний и размышлений» Жуков отмечает:

«Существующая в некоторых военных кругах версия о двух главных ударах на белорусском направлении силами 1-го Белорусского фронта, на которых якобы настаивал Рокоссовский перед Верховным, лишена основания. Оба этих удара, проектируемые фронтом, были предварительно утверждены Сталиным еще 20 мая по проекту Генштаба, то есть до приезда командующего 1-м Белорусским фронтом в Ставку».

О СТРАТЕГИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЯХ

Еще одна вылазка автора в область военного искусства: «Командующие фронтами не всегда умели синхронизировать свои действия… Именно несогласованность в 1941 году не позволила Кулику и Жукову снять довольно слабую блокаду Ленинграда».

Во-первых, все это не имеет отношения к Рокоссовскому. Во-вторых, если за месяц до этого наши войска допустили блокаду Ленинграда, значит, противник был не так уж слаб. Давно известно о нерешительных действия Кулика. Но также известно о роли Жукова в обороне блокированного еще до его прибытия Ленинграда.

Но автор постоянно держит нас в напряжении, готовя к новым открытиям. Оказывается, «1-й Белорусский фронт создавался под конкретного командующего – Рокоссовского… Такой суперфронт имел огромное преимущество при маневрировании войск». Хочу напомнить, что до февраля 1943-го Рокоссовский был командующим войсками Донского фронта (в феврале переименованного в Центральный), в октябре 1943-го руководил Центральным фронтом (тогда же переименованного в Белорусский). А в феврале 1944-го решением Ставки ВГК Белорусский фронт был преобразован в 1-й Белорусский фронт. И все при том же командующем.

За два месяца наступления, восхищается автор, в полосе 1100 км наши войска продвинулись на 550–600 км. Но это параметры всей стратегической операции «Багратион, а не операции 1-го Белорусского фронта.

Приводимая автором оценка Рокоссовским проведения Восточно-Прусской операции имеет право на жизнь – но не большее, чем оценки Ставки, Жукова, Василевского и других полководцев. Тем более что это послевоенные оценки, когда многое прояснилось.

Это касается и операции «Кольцо», и мнения маршала Чуйкова. Уважаемый всеми полководец Чуйков высказал свое мнение через несколько лет после войны, в 1950-х, когда мог ознакомиться с архивными документами.

Полководец, принявший решение, не может учесть все мнения, но руководствуется анализом обстановки и ее оценкой. Позднее появляются трофейные документы, что позволяет провести более глубокий анализ. Упоминаемые автором пояснения Сталина Чуйкову после войны (если они были) исходили скорее всего из понимания, что большинство командующих армиями не обладали соответствующим политическим кругозором. Приходилось просвещать.

Рассуждая об армии Паулюса (дескать, зря проводили операцию «Кольцо»), автор опять не понимает простых вещей. Например, зачем мы держали оборону военно-морских баз (Одессы – 73 дня, Ханко – 164 дня, блокированного Севастополя – 250 дней)? Мы притягивали к ним крупные группировки войск противника. Так, под Севастополем мы держали 11-ю армию Манштейна, которую не дали перебросить под Ленинград.

Так бы получилось и под Сталинградом – только теперь немцы не дали бы нам использовать значительные силы для развития наступления, имея в нашем тылу несколько сот тысяч человек.

Авторитет маршала Рокоссовского в нашей стране непререкаем. И как человека, и как полководца. Но своими неуклюжими попытками приподнять его за счет других полководцев автор приносит лишь вред. Ведь неискушенный молодой человек может прочитать и поверить.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Санду переписывает историю по Киеву

Санду переписывает историю по Киеву

Светлана Гамова

Молдавским школьникам расскажут про героев, воевавших против Приднестровья

0
1098
Петровское "окно на Восток" как предчувствие будущего

Петровское "окно на Восток" как предчувствие будущего

Анатолий Торкунов

Евразийская сущность геополитического мышления царя до сих пор остается недооцененной

0
1518
Подводники не вернулись с задания

Подводники не вернулись с задания

Валерий Громак

Швеция препятствует расследованию гибели советской субмарины

0
2973
Батальоны, умытые кровью

Батальоны, умытые кровью

Максим Кустов

Правда о сталинских штрафбатах и штрафротах

0
1786

Другие новости