0
2421
Газета История Интернет-версия

23.06.2022 20:31:00

Мог ли Севастополь устоять

Как атака двух истребителей чуть не решила исход целой кампании

Максим Кустов

Об авторе: Максим Владимирович Кустов – военный историк.

Тэги: история, ссср, великая отечественная война, севастополь, оборона


история, ссср, великая отечественная война, севастополь, оборона Бойцы морской пехоты Черноморского флота снаряжают пулеметные ленты на борту корабля летом 1942 года. Фото музея обороны Севастополя

80 лет назад в ожесточенных боях решалась судьба Севастополя. 2 июня 1942 года немцы начали артподготовку, а 7 июня пошли на штурм «города русских моряков».

Оборона Севастополя 1941–1942 годов – одна из самых трагических страниц истории Великой Отечественной. Можно ли было избежать ее катастрофического финала в начале июля 1942 года?

ГЕРОИЧЕСКАЯ ОБОРОНА

В ноябре-декабре 1941 года город удалось удержать. Героизм оборонявших его красноармейцев и моряков, подвоз подкреплений и высадка десанта на Керченском полуострове позволили защитить главную базу Черноморского флота.

Вот как командующий 11-й немецкой армией Эрих фон Манштейн объяснял в мемуарах провал попытки взять город «с ходу» (первый штурм Севастополя, начатый 30 октября 1941 года):

«Противник имел в крепости еще четыре боеспособные бригады морской пехоты, которые составили ядро группирующейся здесь армии обороны. Начала действовать крепостная артиллерия. Из оттесненных в горы частей Приморской армии довольно значительные силы добрались по горным дорогам до Севастополя, правда, без орудий и транспорта. Они сразу же получили пополнение по морю. Многочисленные рабочие батальоны, составленные из рабочих этой крупной военно-морской базы и вооруженные оружием из крепостных складов, также усиливали ряды обороняющихся. Благодаря энергичным мерам советского командующего противник сумел остановить продвижение 54 ак (армейский корпус) на подступах к крепости.

В связи с наличием морских коммуникаций противник счел себя даже достаточно сильным для того, чтобы при поддержке огня флота начать наступление с побережья севернее Севастополя против правого фланга 54 ак. Потребовалось перебросить сюда для поддержки 22 пд (пехотной дивизии) из состава 30 ак. В этих условиях командование армии должно было отказаться от своего плана взять Севастополь внезапным ударом с ходу – с востока и юго-востока».

Немцы поняли, что необходимо серьезно готовить штурм города. Но и эта попытка оказалась неудачной. Вот как Манштейн объяснял причину провала декабрьского наступления на Севастополь (второй штурм):

«В боях за упорно обороняемые противником долговременные сооружения войска несли большие потери. Начавшиеся сильные холода потребовали крайнего напряжения их сил. И все же в последние дни декабря – бои не прекращались и в Рождество – острие наступающего клина приблизилось к форту «Сталин», взятие которого означало бы, по крайней мере, овладение господствующим над бухтой Северной наблюдательным пунктом для нашей артиллерии.

Если бы мы имели свежие войска, прорыв к бухте Северной удался бы. Но их не было... В этой обстановке и произошла высадка советских десантов сначала у Керчи, а затем у Феодосии… 30 декабря командиры наступающих дивизий доложили, что дальнейшие попытки продолжать наступление не обещают успеха. Командование армии дало приказ окончательно приостановить наступление, после того как веские причины, приведенные им в докладе по телефону штабу фронта, убедили в необходимости этого и Гитлера.

Более того, нам пришлось скрепя сердце отдать приказ об отводе войск с северного участка фронта на высоты севернее долины Бельбека. Без этой меры было бы невозможно высвободить необходимые силы. Нашим войскам, глубоко вклинившимся в расположение противника, трудно было бы долго держаться… Попытка штурмом взять крепость Севастополь потерпела неудачу».

Участник обороны Григорий Ефимович Замиховский вспоминал:

«В конце декабря немцы захватили Мекензиевы горы и подошли вплотную к зенитной батарее № 365 под командованием Воробьева. Немцы называли эту батарею – «форт Сталина». Создалось угрожающее положение, и для спасения батареи был сформирован сводный отряд моряков-добровольцев, в который попал и я. Два дня мы бились с немецкой пехотой на подступах к батарее. Рукопашный бой в заграждениях из колючей проволоки... Жарко там было, большинство из нашего отряда погибло... Мне там штыком плечо пропороли, но в санбат я не пошел. Кто из нас живыми остались, вечером 31 декабря вернулись по своим частям».

«КОННИКИ СТОЯЛИ НАСМЕРТЬ»

Среди защитников Севастополя сражались и кавалеристы. Бой они вели спешившись. Вот как описывал их действия Николай Иванович Крылов, начальник штаба защищавшей Севастополь Приморской армии в мемуарах:

«21 декабря достиг своей кульминации подвиг сражавшихся за Бельбекской долиной спешенных конников, которых в оперативных документах все еще называли 40-й кавалерийской дивизией. Конники стояли насмерть. Каждое их подразделение, условно именовавшееся полком, за этот день вновь отбило по нескольку атак немецких танков и пехоты. «Держимся и будем держаться», – передал около 16 часов командир 149-го кавполка. Это было его последнее донесение: через несколько минут подполковник Л.Г. Калужский пал смертью героя, руководя отражением новой танковой атаки.

Бой разгорелся вслед за тем у командного пункта дивизии. В 17 часов младший лейтенант Сапожников доложил оттуда по телефону в штаб сектора:

– Полковник Кудюров убит. Танки противника у нашего КП. Больше говорить не могу, ликвидируйте мои позывные...

Подробности стали известны позже. Командир дивизии Филипп Федорович Кудюров, заменив убитого наводчика, встал к противотанковой пушке. Погиб он при прямом попадании танкового снаряда в это орудие.

Танки прорвались у командного пункта комдива и в стыке двух кавполков (в одном из них к этому часу насчитывалось 80 бойцов, а в другом лишь немногим больше). Но бойцы остались на своем рубеже, сумели огнем отсечь от танков наступавшую за ними пехоту. Переброской на этот участок разведбата 95-й дивизии и саперного батальона положение на нем было окончательно восстановлено… Храбрые конники дорого отдавали свою жизнь. По самым скромным и, вероятно, неполным подсчетам, они уничтожили в декабрьских боях до полутора тысяч гитлеровцев, надолго задержали на своем участке продвижение врага».

КРЫМСКАЯ КАТАСТРОФА

Столь же результативно сражались и другие защитники Севастополя.

Но в мае 1942 года советский Крымский фронт, созданный вскоре после успешной высадки, был разгромлен. Это поражение вошло в историю как Керченская катастрофа. После нее рассчитывать, что в помощь осажденному Севастополю удастся организовать новый крупномасштабный десант, уже не приходилось.

Доставка пополнения и боеприпасов морем под ударами немецкой авиации летом 1942 года стоила очень тяжелых потерь. Летом трудно было рассчитывать на нелетную погоду. А немецкая авиация господствовала в воздухе.

Николай Иванович Крылов вспоминал: «С КП ПВО предупредили: приближаются большие группы немецких самолетов, общее число – до двухсот. Уже накануне воздушные налеты усилились по сравнению с предшествовавшими днями: за сутки над городом появлялось до ста самолетов. Теперь шло сразу вдвое больше… Фашистские самолеты бомбили – не только утром, но и в течение всего дня – и боевые порядки войск, и город. Наши истребители и зенитчики сражались самоотверженно, сбили четырнадцать бомбардировщиков. Но рассеять, отогнать всю навалившуюся воздушную армаду они, конечно, не могли… Я несколько раз выходил из штольни на пригорок, откуда еще недавно открывалась величественная панорама Севастополя, и смотрел на него, стиснув зубы от боли и злости».

РАССТРЕЛЯННЫЙ КАТЕР

Но не бездействовала и советская авиация, несмотря на свою малочисленность по сравнению с противником.

Одна атака наших летчиков могла очень серьезно повлиять на судьбу Севастополя. Ее также описал в мемуарах Манштейн. Немецкий командующий вздумал с моря понаблюдать за прибрежной дорогой, чтобы оценить ее уязвимость от огня советского флота. Вот что из этого получилось:

«На обратном пути у самой Ялты произошло несчастье. Вдруг вокруг нас засвистели, затрещали, защелкали пули и снаряды: на наш катер обрушились два истребителя. Так как они налетели на нас со стороны слепящего солнца, мы не заметили их, а шум мощных моторов торпедного катера заглушил гул их моторов. За несколько секунд из 16 человек, находившихся на борту, семь было убито и ранено. Катер загорелся; это было крайне опасно, так как могли взорваться торпеды, расположенные по бортам… Мой адъютант Пепо прыгнул в воду, доплыл, несмотря на мины, до берега, задержал там – совершенно голый – грузовик, домчался на нем до Ялты, вызвал оттуда хорватскую моторную лодку, которая и отбуксировала нас в порт».

Смертельно ранен был водитель Манштейна. Погиб начальник ялтинского порта. Удачно атаковавшие итальянский катер летчики убили и ранили почти половину из находящихся на катере. Весьма результативный удар с воздуха, пилоты могли бы им гордиться.

Вдобавок на горящем катере могли взорваться торпеды. В таком случае немцы лишились бы одного из самых талантливых своих полководцев.

Мог Манштейн и оказаться среди убитых огнем с самолетов. Его смерть вполне могла стать решающей для исхода обороны Севастополя. Немецкому командованию пришлось бы срочно искать кандидатуру на должность командующего 11-й армией. Задача непростая. В случае назначения генерала, прибывшего с другого участка фронта, ему потребовалось бы время, чтобы оценить обстановку и принять необходимые решения.

В НЕБЕ НАД СЕВАСТОПОЛЕМ

А наступление немцев на Севастополь по-прежнему сопровождалось для них очень серьезными потерями. Защитники Севастополя заставляли противника кровью платить буквально за каждый клочок земли.

Манштейн вспоминал: «Несмотря на эти с трудом завоеванные успехи, судьба наступления в эти дни, казалось, висела на волоске. Еще не было никаких признаков ослабления воли противника к сопротивлению, а силы наших войск заметно уменьшились. Командование 54-го ак вынуждено временно отвести с фронта 132-ю дивизию, заменив ее пехотные полки, понесшие тяжелые потери, полками 46-й дивизии с Керченского полуострова».

Манштейну доложили о роте, в которой остался один офицер и восемь рядовых. Немецкие генералы в ту пору еще не привыкли к таким потерям.

Вдобавок немцы были ограничены во времени для взятия Севастополя. Огромную роль в том, что 11-я немецкая армия сохранила способность наступать, играло господство в воздухе, которое обеспечивал 8-й авиационный корпус. Командовавший им Вольфрам фон Рихтгофен не зря после взятия Севастополя был повышен в должности – назначен командующим 4-м воздушным флотом. А позже и звание генерал-фельдмаршала получил.

Именно 8-й авиакорпус препятствовал подвозу боеприпасов и подкреплений в Севастополь по морю. И продвижение немецкой пехоты было бы немыслимо без постоянной и чрезвычайно эффективной поддержки с воздуха.

Но поддержка наступления на Севастополь с воздуха оказалось в ходе наступления под вопросом. Манштейн писал: «ОКХ торопит с проведением наступления и рассматривает вопрос о том, чтобы снять 8-й авиационный корпус с крымского участка фронта для наступления на Украине». ОКХ – это верховное командование сухопутных войск (вермахта). Лишившись целого авиационного корпуса, Манштейн едва ли мог рассчитывать на успех.

ВОЗМОЖНАЯ РАЗВИЛКА ИСТОРИИ

Теперь попробуем представить: накануне наступления Манштейн убит или тяжело ранен на итальянском катере. Начало наступления откладывается. С новым командующим, без признанного умения Манштейна, 11-я армия наступает медленнее. А время идет, необходимость использовать 8-й авиакорпус на других участках все острее.

При этом надо учесть, что немецкое военное руководство рассматривало такой вариант действий: оставить несколько дивизий под Севастополем, отказавшись от его штурма, а остальные дивизии 11-й армии использовать на других направлениях. Без Манштейна при затянувшемся штурме Севастополя и тяжелых потерях такой ход событий был бы достаточно вероятен.

Увы, катер не взорвался. Манштейн уцелел. На судьбу Севастополя атака истребителей не повлияла.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Первая группа мобилизованных севастопольцев отправилась на полигоны

Первая группа мобилизованных севастопольцев отправилась на полигоны

Крымские власти пообещали обеспечить резервистов бронежилетами и другой экипировкой

0
1273
Не останавливаться на достигнутом

Не останавливаться на достигнутом

Сергей Петровский

Страницы истории Конструкторского бюро приборостроения имени Шипунова

0
464
У Поднебесной есть вопросы к небу

У Поднебесной есть вопросы к небу

Александр Песляк

Корни ракетно-космической мощи Китая уходят в СССР

0
511
Советский БОР – предшественник американского «Дримчайзера»

Советский БОР – предшественник американского «Дримчайзера»

Валерий Агеев

Как русский орбитальный корабль всю Австралию напугал

0
525

Другие новости