0
2139
Газета История Интернет-версия

30.06.2022 21:33:00

Александр Федотов – испытатель, герой, рекордсмен

История человека, который взлетел выше всех

Валерий Агеев

Об авторе: Валерий Владимирович Агеев – историк авиации, журналист.

Тэги: история, ссср, авиация, летчик, испытатель, Александр Федотов, юбилей


история, ссср, авиация, летчик, испытатель, Александр Федотов, юбилей Александр Федотов (слева) готовится к очередному полету в стратосфере. Фото из архива автора

23 июня на Быковском мемориальном кладбище состоялся памятный митинг, посвященный 90-летию со дня рождения Героя Советского Союза, заслуженного летчика-испытателя СССР, генерал-майора авиации Александра Васильевича Федотова. Затем в Доме культуры города Жуковского прошло торжественное юбилейное мероприятие.

В его рамках прошла презентация книги историка авиации Андрея Симонова «МиГи жизни Александра Федотова», в которой собраны воспоминания о летчике, его дневниковые записи и тексты выступлений. Издание содержит более 270 ранее не публиковавшихся фотографий.

ПУТЬ В НЕБО

Родился Саша Федотов 23 июня 1932 года в Сталинграде, в семье рабочего. Детство его было небогатым, но счастливым. Когда он был подростком, началась Великая Отечественная война. Отец ушел воевать. Саша с матерью во время сталинградской мясорубки мыкали горе по близлежащим станицам. С фронта отец не вернулся – пал смертью храбрых при освобождении Варшавы.

После освобождения Сталинград стал постепенно оживать, и Саша продолжил учение в школе, закончив семилетку. Ему было в это время пятнадцать. Затем он поступил в Сталинградскую авиационную спецшколу и в 1950 году успешно ее закончил.

В том же году он стал курсантом Армавирского военного авиационного училища летчиков, после его окончания остался там инструктором. Копил умение управлять самолетом и учил летать других. Понял, что воздух его принял.

Юношеская мечта осуществилась и сменилась другой. Захотелось активно участвовать в совершенствовании полета – стать летчиком-испытателем. Однако на пути к этой мечте было много препятствий, которые казались непреодолимыми. Необходимо было уволиться из армии, где он был на хорошем счету. Пройти специальную подготовку. Получить на новом месте жилье, устроить семью.

Александр Федотов преодолел все препятствия и в начале 1958 года был принят в школу летчиков-испытателей. Школа находилась на аэродроме Летно-исследовательского института (ЛИИ) имени Михаила Громова в городе Жуковском.

В школе, руководимой тогда полковником Иваном Полуниным, Федотов прошел курс испытательных наук. Под руководством многоопытного инструктора Василия Комарова выполнил программу летной подготовки. Полетал на многих типах самолетов, познакомился с пилотированием на запредельных режимах полета, освоил многие методики летных испытаний.

Показав отличные результаты, строевой летчик квалификации 1-го класса Александр Васильевич Федотов был выпущен из школы с желанным дипломом летчика-испытателя 3-го класса.

В ОКБ МИКОЯНА

Новое место работы Федотову искать не пришлось. Представители ОКБ Микояна наблюдали за обучающимися в школе, еще до выпуска посоветовались Комаровым и Полуниным, остановились на трех кандидатах, заручились их согласием, а затем согласием генерального конструктора. В итоге приказом министра авиационной промышленности Петра Дементьева в августе 1958 года три выпускника были назначены летчиками-испытателями Опытного конструкторского бюро Артема Микояна и Михаила Гуревича – ОКБ, известного в мире как МиГ. Это были Игорь Кравцов, Петр Остапенко и Александр Федотов.

Артем Иванович Микоян очень тепло принял выпускников, познакомил с тематикой работ, показал сборочный цех, ввел в курс первых задач и пожелал безопасных полетов. На другой день они прибыли на аэродром. Так Александр Федотов стал летчиком-испытателем.

Летно-испытательная станция ОКБ Микояна всегда была богата талантливыми инженерами-испытателями, выделившимися из состава конструкторов. Начальником летной станции был выдающийся инженер-авиатор Владимир Пименов, руководивший всеми наземными работами, предшествовавшими полетам.

Научно-техническое и методическое руководство полетами лежало на плечах талантливого инженера и ученого Константина Васильченко. Несколько забегая вперед, отметим, что в дальнейшем Васильченко был главным конструктором серьезного самолета и начальником Летно-исследовательского института, удостоился званий доктора технических наук, профессора и лауреата Ленинской премии.

В таком окружении и начал работать Александр Федотов. Уже в конце 1958 года вышла подписанная Микояном первая характеристика на него:

«За время работы на заводе успешно закончил программу ввода в строй на современных самолетах-истребителях и провел несколько работ по испытаниям самолетов и оборудования. Все задания выполнял добросовестно и качественно. В полетах принимает правильные решения. На земле детально анализирует полеты и тщательно готовится к предстоящим полетам. 3-му классу летчика-испытателя соответствует.

Генеральный конструктор А.И. Микоян.

Секретарь парткома А.Т. Карев».

Уже в начале летно-испытательной деятельности Федотов не только хорошо владел пилотированием различных самолетов, но обладал и солидной теоретической подготовкой. Однако он считал, что этого недостаточно, и без отрыва от основной работы поступил учиться на самолетостроительный факультет в МАИ.

Федотов дерзко и осмысленно вторгся в новую профессию и быстро завоевал в среде конструкторов признание. Почти сразу стало понятно, что ему можно доверить создаваемый новый самолет. Летчики-испытатели, иногда чрезвычайно придирчивые к новичкам, также вскоре признали его за своего.

ДОСТИЖЕНИЯ И РЕКОРДЫ

Федотов проводит летные испытания различных модификаций новых самолетов и летные исследования в интересах ОКБ. В 1960 году он поднимает в воздух экспериментальный самолет Е-150, созданный для исследований, необходимых при разработке нового поколения высотных и скоростных перехватчиков.

В 1962 году старшего летчика ОКБ Георгия Мосолова в испытательном полете постигла авария с многочисленными тяжелыми травмами. Выкарабкавшись с помощью врачей и своего недюжинного мужества, летную работу Мосолов вынужден был прекратить по состоянию здоровья. Генеральный конструктор Микоян назначил старшим летчиком-испытателем ОКБ Александра Федотова.

В 1965 году Федотов заканчивает самолетостроительный факультет МАИ и становится дипломированным инженером.

В течение десятилетий Александр Федотов испытывал новые опытные и модифицированные истребители, проводил сложные испытания и исследования по самым животрепещущим авиационным проблемам. Он пролетал на летных испытаниях 26 лет, из которых 22 года был старшим летчиком-испытателем.

Александр Федотов в процессе своей работы установил 18 мировых рекордов скорости и высоты, из них три абсолютных. Абсолютный мировой рекорд высоты полета, достигнутой при взлете с земли, установленный Федотовым 31 августа 1977 года на самолете МиГ-25, фантастичен. Он составляет 37 650 м и до сих пор никем не побит.

Несмотря на необычайную сложность проводимых испытаний, Федотов редко ставил себя и самолет в чрезвычайные условия, а при попадании в таковые всегда сохранял хладнокровие и мастерство, находил верное решение и сохранял самолет. За мужество и героизм при проведении летных испытаний в июле 1966 года он был удостоен звания Героя Советского Союза. А за выдающиеся творческие достижения в деле испытания современных самолетов в феврале 1969 года ему присвоили почетное звание «Заслуженный летчик-испытатель СССР».

Страна и общество высоко оценили деятельность Федотова. Он стал лауреатом Ленинской премии, кавалером многих правительственных орденов. Был удостоен золотой медали Международной авиационной федерации (ФАИ) и трех медалей де Лаво за установление авиационных рекордов.

ИДЕАЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ НЕ БЫВАЕТ

Александр Федотов не был идеальным человеком. Он мог сорваться, психануть, выругаться, настоять на своем мнении, даже когда был неправ. Вот что вспоминал Борис Орлов, Герой Советского Союза, заслуженный летчик-испытатель СССР:

«Испытателем Федотов был выдающимся. Мало сказать, что он хорошо делал все, положенное летчику-испытателю КБ. Делал он все блестяще, и главное – обладал редким даром анализа и предвидения, позволяющим ему ухватывать главное звено в цепи, составленной из явлений, характеризующих поведение самолета.

Но работать с ним было непросто, случались у нас размолвки и даже ссоры. Говорю об этом не потому, что хочу поведать о всех сторонах наших с ним взаимоотношений. А для того, чтобы в дальнейшем показать, как он мог по-доброму относиться к товарищам, несмотря на размолвки и даже ссоры.

В 1977 году разругались мы с Федотовым вдребезги. Он посчитал мои действия в одной сложной ситуации неправильными, даже могущими привести к происшествию. Я же не без основания, так как находился в момент инцидента в таком положении, что мог видеть происходящее лучше его, считал, что мое решение было единственно возможным для предотвращения столкновения.

Саша «завелся», повысил тон. Мне это, как и большинству людей, не считающих себя виноватыми, не нравится, и дело кончилось обоюдным криком. Ни я потом не стал каяться, ни он, по своему обыкновению, не мог признать своей неправоты. И остались мы каждый при своем мнении…

Наступили нелегкие для меня дни. По-прежнему по утрам Федотов здоровался со мной, как и со всеми, за руку (у него было очень хорошее рукопожатие, крепкое, мужское, не то, что иные суют тебе вялую ладонь). И больше не смотрел в мою сторону – как будто бы меня нет в летной комнате…

Надо сказать, что никаких «зажимов» по работе я от него не имел. Летал по-прежнему на все задания, что соответствовали моей подготовке и опыту. Но атмосфера была тягостной. Стал я подумывать о переводе в ЛИИ или на другую фирму, но жаль было расставаться с людьми, ставшими мне близкими, да и работа нравилась по-прежнему. Так прошло почти два года. Понемногу отношения с Федотовым стали налаживаться, но до хороших им было далеко.

Много лет прошло, давно нет «Федота», как мы его называли между собой. Но сколько буду жить, столько буду его помнить. Кажутся мне мелкими, недостойными памяти наши стычки и ссоры. А вот хорошее, что он мне дал, то, что помогло моему становлению как летчика-испытателя, то, как в трудное время он мне поверил и помог, никогда не забудется».

ПОСЛЕДНИЙ ПОЛЕТ

Александр Федотов погиб 4 апреля 1984 года при испытании истребителя-перехватчика МиГ-31. В тот день он отправился в полет со штурманом- оператором Валерием Зайцевым. Задание в общем-то казалось несложным. Но Федотов всегда руководствовался правилом: в авиации простых полетов не бывает. Поэтому и старался все делить со своими товарищами поровну: и риск, и славу.

Вскоре после взлета выполнение программы пришлось прекратить. Федотов взлетел, набрал высоту и через несколько минут доложил, что на борту неисправность, и он прекращает задание. По записи контрольно-замерительной аппаратуры (КЗА) выяснилось, что сработала сигнализация выработки одного из фюзеляжных баков. Она была обязана сработать при общем остатке топлива чуть более 5 т, а загорелась при 12 т.

Выйдя на точку на высоте примерно 3 км, Федотов сказал, что пройдет над полосой на 1000 м и попросил, чтобы с земли посмотрели, нет ли следа вытекающего керосина. Он снизился для прохода, но тут же быстро сказал, что выполнит вираж и сходу будет садиться. Запись КЗА показала, что в этот момент сработала сигнализация выработки всех баков, в том числе и сигнализация аварийного остатка.

Очевидно, в полной уверенности, что топливо из самолета вытекает, и что показания расходомера о наличии большого остатка не соответствуют действительности, Федотов энергично ввел машину в разворот на посадочный курс, чтобы успеть приземлиться до остановки двигателей.

Но на развороте самолет свалился. На долю секунды Федотов дрогнул, чуть отклонил ручку против крена. Но тут же сделал то, что мог сделать только летчик его класса и огромного опыта: отклонил ручку по вращению самолета и «дал ногу» против вращения, чем сразу же вывел самолет из сваливания.

Увы, эти действия были уже бесполезными. Самолет оказался в крутом пикировании, выйти из которого не мог из-за малой высоты. Экипаж привел в действие систему катапультирования. Кресло Зайцева вышло из самолета, но скорость снижения была такова, что летчик ударился о землю, будучи еще пристегнутым к сидению. А кресло Федотова, которое должно было сработать вторым, едва начало движение по направляющим – и тут самолет столкнулся с землей…

Погиб Александр Васильевич в расцвете сил – ему было всего 52 года. Похоронен он на кладбище летчиков в Жуковском. Его бюст находится недалеко от входа на кладбище. И все, кто приходит сюда, проходят мимо него – возможно, даже не подозревая, что этот памятник поставлен одному из самых ярких в мире летчиков-испытателей.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Подводники не вернулись с задания

Подводники не вернулись с задания

Валерий Громак

Швеция препятствует расследованию гибели советской субмарины

0
2080
Батальоны, умытые кровью

Батальоны, умытые кровью

Максим Кустов

Правда о сталинских штрафбатах и штрафротах

0
1286
Том Круз меняет перехватчик

Том Круз меняет перехватчик

Владимир Карнозов

Как защитник американского флота «Томкэт» служит его противнику  

0
1357
Война – вооруженным глазом

Война – вооруженным глазом

Алексей Голубев

Из жизни кинохроникера бронетанковых войск

0
956

Другие новости