0
2161
Газета История Интернет-версия

30.06.2022 21:32:00

Когда окопы хуже ада

Позиционная война развязывает мешок с революциями

Тэги: история, россия, вооружения, развитие, первая мировая война, позиционный тупи, революция


история, россия, вооружения, развитие, первая мировая война, позиционный тупи, революция Длительная позиционная война пагубно сказывается на моральном духе солдат и офицеров. Фото Reuters

Кто сверг самодержавие в России? По одной версии, это сделал вождь пролетариата Владимир Ленин, по другой – немецкий шпион Владимир Ленин. Но Ленин не был германским агентом. И к февралю 1917 года 99% населения Российской империи и не слышали о нем.

Главной же причиной свержения самодержавия стала позиционная война 1914–1917 годов. Земельный вопрос, проделки Гришки Распутина и тому подобные факторы были второстепенными, не способными вызвать революционный взрыв.

С тем, что обе революции 1917 года были вызваны войной, большинство историков не спорят. Но почему-то все опускают эпитет «позиционная». А в этом слове – вся суть.

Маневренные войны не приводят к революциям – по крайней мере в последние два столетия. Например, после войны 1812–1814 годов революций не случилось ни в России, ни во Франции. Война 1941–1945 годов не привела к революциям ни в СССР, ни в Третьем рейхе. Да и в феврале 1917-го, если бы русские дивизии стояли под Берлином либо германская артиллерия обстреливала Петроград, никакая революция не состоялась бы.

Обратимся к военной истории. К началу XIX века оружейники выжали все возможное из гладкоствольных пушек и ружей. А Наполеон разработал оптимальные стратегию и тактику ведения боевых действий с гладкоствольной матчастью.

К Крымской войне русские войска пришли с оружием практически времен Аустерлица. К примеру, артиллерийские орудия образца 1838 года почти не отличались по дальности, меткости и мобильности от орудий образца 1805-го, введенных Аракчеевым.

Однако в 1860–1877 годах в военном деле произошла первая революция: войска получили казнозарядные нарезные винтовки и пушки. Дальность стрельбы резко возросла. Сферические ядра уступили место цилиндрическим снарядам, содержавшим при одном и том же калибре в несколько раз больше взрывчатого вещества.

В конце XIX века в военном деле произошла вторая революция. Войска получили магазинные скорострельные винтовки, а полевая артиллерия – унитарные выстрелы и противооткатные устройства с откатом по оси канала. Кроме того, в винтовках и орудиях черный порох зарядов был заменен бездымным. В снарядах начинку из черного пороха заменили пироксилином – а затем лиддитом, шимозой и, наконец, тротилом. Сухопутные крепости стали одеваться в бетон и получать броневые башни с орудиями калибра 76–152 мм.

Естественно, это вызвало споры о новой стратегии и тактике. В прессе появились статьи типа «Кто создаст эффективную дистанционную трубку для шрапнели, тот станет властелином мира». Во Франции официально была принята доктрина «триединства»: один калибр, одно орудие и один снаряд. То есть 75-мм пушка образца 1867 года и шрапнель. Тем не менее во Франции и особенно в Германии продолжали уделять большое внимание строительству и перевооружению крепостей, а также совершенствованию тяжелой мобильной артиллерии.

Для русских же генералов «теория триединства» стала символом веры. К 1904 году в русских пехотных и кавалерийских дивизиях были только 7,62-мм винтовки Мосина и револьверы «Наган». Кроме того, у кавалеристов имелись сабли и пики.

В военное время дивизии могла быть придана артиллерийская бригада. На вооружении бригады состояли исключительно 76-мм пушки образца 1900 года, а затем образца 1902 года. В боекомплект пушек входила только пулевая шрапнель. Пулеметов было только несколько десятков, в основном в крепостях, меньшая часть – в артиллерийских бригадах.

Несмотря на страшное поражение в Русско-японской войне, через 10 лет в Русской армии мало что изменилось. Увеличилось число пулеметов Максима (других до 1918 года в России не производилось). Появилось небольшое количество корпусных орудий: 107-мм пушек и 152-мм гаубиц. Любопытно, что части с такими гаубицами именовались мортирными дивизионами, хотя угол возвышения гаубиц не превышал 42 градуса. То есть название в Русской армии было, но реальные мортиры отсутствовали.

Между тем необходимость в орудиях навесной стрельбы остро выявилась в 1904 году при обороне Порт-Артура. Тогда наши младшие офицеры в инициативном порядке, буквально на коленке, используя шестовые мины и т.п., создали сравнительно эффективные минометы. Японцы одновременно создали минометы аналогичных конструкций. Однако после Русско-японской войны генерал-инспектор артиллерии великий князь Сергей Михайлович изволил забыть о минометах.

Так что специально сконструированные серийные минометы появились в Германии. К августу 1914 года немцы имели около 400 минометов калибра 15, 17 и 25 см. Нарезной ствол давал хорошую баллистику и меткость стрельбы. Наличие противооткатных устройств и станок с колесами обеспечивали хорошую мобильность. Единственным недостатком таких минометов была высокая по сравнению с кустарными надкалиберными минометами стоимость.

Тяжелая мобильная артиллерия в России именовалась осадной. Но великий князь Сергей Михайлович упразднил ее и пообещал царю создать новую тяжелую артиллерию после 1917 года. В итоге к 1914 году самый крупный калибр русской мобильной артиллерии был 6 дюймов (152 мм).

Создается впечатление, что русских генералов охватила эпидемия шизофрении. Они мыслили в двух непересекающихся плоскостях. С одной стороны, в закрытых отчетах и в газетных статьях генералы давали грамотную оценку огневой мощи магазинных винтовок, пулеметов и 76-мм шрапнели. Они хвалились, что одна 76-мм батарея за три минуты выкосит два батальона супостатов.

А с другой стороны, на маневрах в 1904–1914 годах пехота наступала плотными колоннами, а конница скакала лавами по несколько дивизий в каждой. Так что стратегия и тактика у русских генералов остались на уровне наполеоновских войн.

Перед войной русские генералы утверждали, что Берлин будет взят через два-три месяца после начала боевых действий. Русское командование в марте 1914-го обратилось к англичанам с просьбой заранее прислать на Балтику несколько десятков транспортов для перевозки русского десанта в Померанию!

Как и предполагал Николай II, начало войны вызвало в стране бурю энтузиазма. Десятки тысяч людей стали на колени перед Зимним дворцом, на балконе которого появился царь, и пели «Боже, царя храни». Все оппозиционные партии объявили, что во время войны нужно забыть о разногласиях и поддерживать царское правительство. Даже «первый русский марксист» Георгий Плеханов рьяно требовал «войны до победного конца».

Против войны была только небольшая партия большевиков. Она немедленно подверглась жестоким репрессиям. В итоге к февралю 1917 года все высшее и среднее руководство партии оказалось «во глубине сибирских руд» либо в эмиграции.

Тысячи студентов, гимназистов и реалистов записывались добровольцами в армию. Их беспокоило лишь одно: не опоздать бы на фронт до занятия Берлина.

Но, увы, чудес не бывает. И под огнем винтовок, пулеметов и шрапнели конница спешилась и вместе с пехотой забилась в окопы. Германский фронт проходил от Балтики до Черного моря. Русская армия не была готова к такой войне. Маленький пример. За неимением минометов и мортир петроградскому заводу Шкилена заказали 6-фунтовые гладкие мортиры Кегорна образца 1695 (!) года.

Как сказал Никита Михалков: «Энтузиазм – весьма скоропортящийся продукт». К концу 1916 года энтузиазм в России исчез почти полностью. Причин войны народ не понимал. О сербах, которых в 1914 году обидела Австрия, все забыли. Тем более что в сентябре 1915 года Николай II объявил войну братушкам-болгарам. По всей стране, от неграмотных солдат до великих князей, шли разговоры о неспособности царя править страной, о похождениях Распутина и фрейлины Вырубовой, об измене царицы.

Ну и что? Вот, к примеру, пьяный Петр I публично разъезжал в карете, запряженной свиньями, устраивал всешутейшие и всепьянейшие соборы, а Алексашка Меншиков обирал всю страну. Но позиционной войны тогда не было, а победы при Полтаве и Гангуте компенсировали все безобразия режима.

Екатерина II раздала своим любовникам четыре годовых бюджета России. А светлейший князь Потемкин по части коррупции далеко обогнал Меншикова. И опять – Чесма, Рымник, Очаков, Крым и Новороссия заставили всех забыть о грехах императрицы и ее многочисленных фаворитов.

Еще в Риме говорили: «Победителей не судят» и «Горе побежденным». В 1914-м солдаты верили в близкую победу, а к 1917 году им осточертело сидеть в холодных окопах.

Самый же крупный калибр мобильной артиллерии в Русской армии по-прежнему был 152 мм, а у немцев – 42 сантиметра! Над русскими окопами немецкие самолеты сбрасывали листовки с изображением Николая II, меряющего сантиметром член Распутина, и кайзера, меряющего 42-см гаубичный снаряд. И если большинство солдат не видели разрывов 42-см снарядов, то по ним регулярно стреляли орудия калибра от 21 до 30,5 см.

Февральский переворот 1917 года был организован несколькими десятками думцев и олигархов. Царя свергли. Руководители переворота наивно полагали, что солдаты будут продолжать сидеть в окопах и умирать за «свободную Россию», за обязательства перед союзниками, за Константинополь и проливы. Солдатам, рабочим и крестьянам было на все это совершенно наплевать. Им смертельно надоела позиционная война. К лету 1917 года на фронте не осталось ни одной боеспособной части.

Либералы пеняют большевикам, что на выборах в Учредительное собрание в 1917-м те набрали менее 25% голосов. Но подавляющее большинство солдат гарнизонов Петрограда и Москвы проголосовали за большевиков. Для солдат резервных частей хуже ада было попасть в окопы. А Балтийский флот отдал большевикам 58% голосов, гарнизон же Кронштадта был настроен куда левее большевиков. Позже Мао Цзедун сформулирует аксиому: «Винтовка рождает власть».

Лозунг «Мир без аннексий и контрибуций» выдвинул первым не Ленин, а Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов, когда Владимир Ильич еще ехал в поезде из Германии.

Справедливости ради замечу, что великая позиционная война создала революционную ситуацию не только в России, но и в Германии, и в Австро-Венгрии. А во Франции весной 1917 года восстали 80 пехотных полков, 67 отдельных батальонов и 19 артиллерийских дивизионов, а также три французских полка, находившихся в Македонии. Восстание было жестоко подавлено. За решетку брошены 20 тыс. солдат, а 5 тыс. приговорили к смертной казни.

Просчеты политиков и генералов привели к гибели десяти миллионов человек и распаду четырех империй. Результат – Версальская конференция 1919 года заложила фундамент Второй мировой войны. В апреле 1919 года французский маршал Фердинанд Фош сказал: «Это не мир, а перемирие на 20 лет». Маршал ошибся на четыре месяца. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Новая китайская стена из огня

Новая китайская стена из огня

Александр Храмчихин

Пекин создает реактивные системы, способные достать Тайвань

0
3067
Роботы воюют, умы атакованы, решения ускоряются

Роботы воюют, умы атакованы, решения ускоряются

Александр Бартош

НАТО делает ставку на искусственный интеллект

0
1943
Подводники не вернулись с задания

Подводники не вернулись с задания

Валерий Громак

Швеция препятствует расследованию гибели советской субмарины

0
2094
Батальоны, умытые кровью

Батальоны, умытые кровью

Максим Кустов

Правда о сталинских штрафбатах и штрафротах

0
1299

Другие новости