0
3332
Газета История Интернет-версия

01.09.2022 20:32:00

Старая «Гончая» цели не упустит

70 лет назад начались испытания легендарного десантно-транспортного вертолета Ми-4

Константин Чуприн

Об авторе: Константин Владимирович Чуприн – офицер запаса.

Тэги: история, ссср, вертолеты, ми 4, юбилей 70 лет


история, ссср, вертолеты, ми 4, юбилей 70 лет Характерная форма носа позволяет легко опознать Ми-4 среди других винтокрылых экспонатов авиамузея в Монино. Фото Владимира Карнозова

Серийные винтокрылые машины появились в Красной армии еще до Великой Отечественной. То были двухместные автожиры А-7–3А конструкции Николая Камова. Автожир – это летательный аппарат с тянущим винтомотором, у которого несущий ротор вращается не от двигателя, а свободно, под действием набегающего потока воздуха. Правда, их было совсем мало: всего-то один корректировочно-разведывательный авиаотряд из пяти машин.

Но и эти стрекочущие изделия воевали, ведя в 1941 году фотосъемку позиций противника и разбрасывая листовки. Автожиры оснащались пулеметами и могли нести бомбы и реактивные снаряды, став прообразом современных боевых вертолетов.

ПЕРВЫЕ ШАГИ

Между тем Германия и особенно США в годы Второй мировой применяли уже вертолеты, то есть винтокрылые аппараты вертикального взлета и посадки, у которых несущий винт имеет привод от двигателя.

У немцев это были первые в мире транспортные вертолеты Фокке-Ахгелис Fa.223 Drache («Дракон»), рассчитанные на перевозку четырех солдат или полутоны груза (а на внешней подвеске – и артиллерийских систем). А также двухместные разведывательные Флеттнер Fl.282 Kolibri («Колибри»), взлетавшие, в частности, и с кораблей. Всего их построили около 40, хотя замах на «Колибри» был серьезный – 1000 машин. Но ковровые бомбардировки заводов гитлеровского ВПК союзной авиацией перечеркнули эти планы.

Американцы с 1943 года начали применять легкие вертолеты конструкции Игоря Сикорского R-4 Hoverfly («Муха-журчалка»). Они были приняты на вооружение армии, флота и береговой охраны. «Журчалки», которых построили около сотни, использовались в Бирме и на Тихом океане для поиска сбитых летчиков, спасения моряков, эвакуации раненых, транспортировки мелких грузов. Несколько этих машин передали и Британии. Схема с одним несущим и рулевым винтами, реализованная Игорем Ивановичем в R-4, до сих пор является классикой мирового вертолетостроения.

Военный опыт эксплуатации вертолетов сулил им великое будущее. Это прекрасно понимали и в СССР. Во второй половине 1940-х у нас отрабатывались построенные в очень небольшом количестве легкие вертолеты конструкции Ивана Братухина с двумя поперечно расположенными несущими винтами (та же схема применялась на немецком «Драхе»). Они являлись дальнейшим развитием его же опытных геликоптеров «Омега», созданных еще в 1941–1944 годах.

Послевоенные братухинские Г-3 «Артиллерийский корректировщик» и Г-4 стали первыми советскими серийными вертолетами. Из пяти Г-3 в 1947 году была сформирована первая советская вертолетная авиачасть – учебная эскадрилья. Но вертолеты Братухина были сочтены начальством бесперспективными, и на рубеже 1940–1950-х его ОКБ было расформировано.

А первым успехом массового советского вертолетостроения стал запуск в большую серию в 1950 году легкого многоцелевого вертолета Михаила Миля Ми-1. Победив в конкурсе яковлевский Як-100, сильно напоминавший вертолет Cикорского R-5 образца 1945 года, четырехместный Ми-1 нашел применение в армии и народном хозяйстве в качестве связного, разведывательно-корректировочного, учебно-тренировочного, санитарного, почтово-пассажирского и сельскохозяйственного (для распыления химикатов) вертолета.

Будучи посажен на поплавки, Ми-1 стал бортовым вертолетом китобойной флотилии «Слава». Находился он, но с обычным шасси, и на атомном ледоколе «Ленин». С учетом лицензионного производства в Польше заказчики в СССР, странах Варшавского Договора и других получили около 2700 Ми-1.

Ми-1 прослужил более 30 лет (дольше всего, видимо, в аэроклубах ДОСААФ). На нем поставили несколько мировых рекордов в своем классе винтокрылой техники. Ми-1 ничуть не уступал в этом классе зарубежным машинам, но с его помощью нельзя было решать боевые задачи по переброске войск и высадке воздушных десантов.

ОБОГНАТЬ СИКОРСКОГО

Между тем вертолетостроение США освоило к началу 1950-х производство гораздо более грузоподъемных вертолетов десантно-транспортного назначения – Сикорский S-55 (H-19 Chickasaw – «Чикасо», индейское племя) и Пясецкий H-21 Shawnee («Шони», тоже «индеец»). Те же «Чикасо», по сути, открыли новую страницу в истории военного искусства, активно применяясь во время войны в Корее для аэромобильных операций.

Отставание в этой сфере было недопустимо, и в 1951 году ОКБ Миля начало разработку ВД-12 – «вертолета десантного 12-местного»). Дело спорилось, и уже в апреле 1952-го начались его заводские испытания. В качестве двигателя выбрали АШ-82В – «геликоптеризированный» вариант хорошо освоенного мотора Аркадия Швецова, которым оснащались последние в СССР поршневые истребители Ла-9 и Ла-11, выпуск которых начался в 1946–1947-м.

Вряд ли должно вызывать сомнения, что ВД-12, получивший в серии обозначение Ми-4, создавался по образу и подобию американского S-55: cлишком похожи их компоновочная схема и внешний вид. Но наш вертолет выглядит куда более изящным и стремительным, нежели толстячок «Чикасо». Возможно, поэтому в НАТО Ми-4 присвоили кличку Hound («Гончая»).

Но главное – Ми-4 превзошел американца по тактико-техническим данным. Мощность двигателя у него – 1700 л.с., у S-55 – 800 л.с., максимальная скорость у основной модификации Ми-4А – 210–214 км/ч, у S-55 – 175–180 км/ч, полезная нагрузка у Ми-4А – 1670 кг, у S-55 – вдвое меньше, 800 кг. Лишь по максимальной дальности полета (до 760 км) «Чикасо» Игоря Ивановича превосходил «Гончую» Михаила Леонтьевича (590–660 км).

Ми-4А перевозил 12–16 бойцов с вооружением, «Чикасо» – 10. Особенностью «Гончей» была возможность приема и посадочного десантирования через двустворчатый грузовой люк легкой техники: командирского внедорожника ГАЗ-67Б или ГАЗ-69, либо 76-мм пушки ЗиС-3 с расчетом, либо 57-мм противотанковой пушки ЗиС-2 с расчетом, либо двух 120-мм минометов с обслугой, либо пары мотоциклов М-72 с колясками плюс пять десантников. В санитарной конфигурации грузовой кабины Ми-4А мог эвакуировать восемь носилочных или 12 сидячих раненых при сопровождающем медработнике. В отличие от американца советский вертолет имел встроенное вооружение – 12,7-мм крупнокалиберный пулемет А-12,7 в носовой подфюзеляжной установке. Было чем отхлестать врага перед высадкой десанта!

Английское издание The Directory of Modern Military Weapons («Руководство по современному вооружению») дало Ми-4 такую оценку: «Вертолет стал гораздо более мощным военным транспортным средством, чем его западные современники… Ми-4 был одним из самых важных вертолетов Советской армии. На воздушном параде 1956 года в Тушино группа из 36 вертолетов показала способность десантировать крупные, хорошо вооруженные силы пехоты».

Как отмечал один из отцов-основателей отечественного вертолетостроения Александр Изаксон, «обладая высокими летными данными, оснащенные совершенным оборудованием для слепых и ночных полетов, вертолеты Ми-4 не имели себе равных в тот период (середина 1950-х годов) и вновь вывели Советский Союз на передовые позиции в этой области авиационной техники».

НЕБЕСНЫЙ УНИВЕРСАЛ

Вертолеты Ми-4 – предшественники Ми-8 – надолго стали основными винтокрылыми машинами ВС СССР и пограничных войск КГБ СССР. Они нашли применение не только как десантно-транспортные, но и в качестве противолодочных вертолетов берегового базирования (Ми-4М, оснащенные поисковой радиолокационной и гидроакустической станциями, магнитометром, радиогидроакустическими буями и средствами поражения – глубинными авиабомбами ПЛАБ-МК).

Служили они и в качестве противолодочных торпедоносцев-бомбардировщиков. Ми-4Т несли противолодочную авиационную торпеду ПЛАТ-1 или полтонны глубинных бомб. На цель они наводились действующими совместно с ними Ми-4М. Использовались и как воздушные командные пункты управления авиационной поддержкой частей Сухопутных войск (Ми-4КК и Ми-4КУ), постановщиков радиоэлектронных помех (Ми-4ПП) и т.д.

На долю Ми-4 выпала и роль первого принятого на вооружение отечественного боевого вертолета огневой поддержки и противотанкового вертолета. Эта модификация, получившая обозначение Ми-4АВ, в дополнение к пулемету А-12,7 имела узлы подвески для четырех управляемых по радио ПТУР 9М17В «Фаланга» и шести 16-зарядных блоков 57-мм неуправляемых ракет типа С-5.

Специально Ми-4АВ не строились: в этот вариант в 1967–1968 годах переоборудовали 185 обычных десантно-транспортных машин. Эксплуатация Ми-4АВ позволила накопить опыт, необходимый для освоения в будущем тактики специально разработанных боевых вертолетов Ми-24.

Трудяги Ми-4 стали и основными вертолетами «Аэрофлота», летая на местных авиалиниях (пассажирские Ми-4П), борясь с лесными пожарами и сельхозвредителями, помогая осваивать месторождения ископаемых и выполняя другие мирные функции. В свое время в Москве действовало вертолетное сообщение на Ми-4, связавшее центральный аэровокзал со столичными аэропортами. В Баку на Приморском бульваре, в центре города существовал небольшой вертодром, с которого Ми-4 доставлял на работу сменный персонал морских нефтепромыслов.

Всего в 1952–1966 годах авиазаводы в Саратове и Казани выпустили 3307 вертолетов Ми-4 разных модификаций. Более 700 их были поставлены за рубеж: Албании, Алжиру, Афганистану, Бирме (Мьянме), Болгарии, Венгрии, Вьетнаму, Гане, Гвинее, ГДР, Египту, Индии, Индонезии, Ираку, Камбодже, Китаю, КНДР, Кубе, Лаосу, Мали, Монголии, Польше, Румынии, Северному и Южному Йеменам, Сирии, Сомали, Судану, Финляндии, Чехословакии и Югославии. Ми-4 в исполнении «салон-люкс», подаренный Индии, служил личным вертолетом короля Бутана.

Вертолеты Ми-4 принимали участие в целом ряде военных конфликтов. Индия задействовала свои Ми-4 при ликвидации португальского колониального анклава в Гоа в декабре 1961-го, затем – в конфликте с Пакистаном. На долю этих машин выпали также войны на Ближнем Востоке, в Афганистане и в Африке.

Под обозначением Z-5 («Чжишэнь-5», «Чжи-5») и под наименованием «Сянфэн» («Ураган») по советской лицензии производил Ми-4А в 1958–1979 годах Китай. Так СССР помогал Мао вооружаться самой современной военной техникой, пока не настало резкое ухудшение отношений между Москвой и Пекином.

Всего китайцы построили 545 Z-5. Длительное время Z-5 был основным вертолетом Народно-освободительной армии Китая (НОАК). В 2005 году до 100 таких машин все еще эксплуатировались в ВВС НОАК. В январе 1974 года с вертолетов Z-5 был высажен десант на Парасельские острова, отторгнутые в итоге у Южного Вьетнама. Эти машины применялись и в ряде других вооруженных конфликтов.

Сегодня едва ли не единственным оператором вертолетов Ми-4 остается Северная Корея. Любопытно, что северокорейцы использовали эту машину в качестве корабельного вертолета на единственном в своем роде ракетном фрегате-катамаране собственной постройки «Сохо». В 2021 году западные источники числили за ВВС КНДР 48 Ми-4А cоветского и Z-5 китайского производства, что составляет изрядную часть вертолетного парка этой страны. Завидное долголетие, если учесть, что первые Ми-4 поднялись в небо семь десятилетий назад. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Насколько немецкие политики осознают ответственность за будущее собственной страны

Насколько немецкие политики осознают ответственность за будущее собственной страны

Олег Никифоров

Скептический юбилей

0
315
А жил я в доме возле Бронной

А жил я в доме возле Бронной

Александр Балтин

К 25-летию со дня смерти Евгения Блажеевского

0
454
Идет марсианин Иван

Идет марсианин Иван

Борис Колымагин

Коммуникация и ее модальности в русской поэзии XX века

0
605
Автор знает, что такое война

Автор знает, что такое война

Вячеслав Огрызко

К 100-летию со дня рождения писателя Бориса Васильева

0
531

Другие новости