0
3556
Газета История Интернет-версия

20.10.2022 20:31:00

Любимица в семье народов

Советская Украина и украинизация в СССР

Тэги: история, ссср, украина, вхождение


история, ссср, украина, вхождение Майдан Незалежности (площадь Независимости) – центр символической украинизации Киева, который еще недавно говорил по-русски. Фото Владимира Карнозова

В сталинском Политбюро в 1934 году, сразу после XVII съезда ВКП(б) – знаменитого «съезда победителей», неожиданно образовалась группа «украинцев»: Станислав Косиор, Григорий Петровский, Павел Постышев и Влас Чубарь, недавние и действующие руководители Украинской ССР.

Вообще-то начиная с образования СССР и до смерти Сталина партийным вождем Украины (то есть первым лицом республики) лишь полтора года (1921–1923) был этнический украинец Дмитрий Мануильский. Позднее Украину возглавляли немец Квиринг, еврей Каганович, поляк Косиор и т.п. Лазарь Каганович во главе Украинской ССР (1925–1928) даже проводил жесткую политику украинизации – но жестким и грубым был его стиль работы на любом поприще.

Группировки по территориально-этническому принципу в раннем СССР также не были редкостью. Они складывались, например, в ВЧК-ОГПУ, в Наркоминделе и дипломатическом корпусе. Там выделялись заметные группы евреев, поляков, латышей.

Но в высшем советском органе оперативного управления такая группировка возникла впервые. В ранних ленинских Политбюро и Совнаркоме было немало евреев, но между собой они ожесточенно соперничали.

КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ И УКРАИНИЗАЦИЯ

Проще всего объяснить этот феномен ходом коллективизации, которая как раз была завершена. Нельзя сказать, что ее судьба решалась только на Украине. Но Украина наряду с Поволжьем и Северо-Кавказским краем (куда входили Кубань, Ростов и Ставрополь) давала больше всего хлеба. А объем хлебозаготовок был критически важным для всей страны.

Вождями УССР в разное время были также Молотов, Ворошилов и Хрущев. Впору говорить об украинском лобби в Политбюро, когда бы коллективизация на Украине не оказалась столь же катастрофической, как в Поволжье и Казахстане.

К тому же к 1934 году свернули кампанию украинизации. Она выражалась в насаждении украинского языка и национальных кадров и проводилась как в самой республике, так и в соседних регионах РСФСР (Кубань, Ростов, Курск, Воронеж), где были выделены районы с преобладанием украинского населения.

Украинские коммунисты возражали против украинизации, видели в ней наступление отсталой деревни и реванш петлюровцев в вышиванках. Донбасс украинизацию откровенно саботировал. На заводах и в технических вузах она также провалилась. Один преподаватель одесского вуза, говорят, демонстративно отвечал по-турецки на все вопросы на украинском.

Наконец Сталин украинизацию пресек, разглядев в ней ростки национализма. В 1933-м главный украинизатор Микола Скрипник, нарком просвещения УССР, застрелился, не выдержав травли. В 1934-м главный идеолог украинского национализма академик Михайло Грушевский неожиданно скончался, отдыхая в Кисловодске.

ПРИВИЛЕГИРОВАННАЯ ПРОВИНЦИЯ

Но можно рассмотреть эту группировку в Политбюро и в другом контексте.

Видный социолог Анатолий Вишневский считал Украину (включая Слобожанщину и Новороссию) привилегированной провинцией в составе Российской империи.

Урбанизация и индустриализация здесь шли ускоренными темпами. Продолжительность жизни была заметно выше, чем в европейской России. «Все эти характеристики плохо сочетаются с трактовкой дореволюционной Украины как русской колонии», – пишет Вишневский. Украина, по его словам, напротив, может служить парадным образцом «модернизационного подъема имперской метрополии».

При этом украинскую этническую культуру в Российской империи не поощряли. Великороссы, малороссы и белорусы считались единой нацией. В 1876–1905 годах даже запрещали преподавание украинского наречия и книгоиздание на нем. Занятно, что эту политику стал проводить Александр II Благословенный, а смягчил ее Николай II Кровавый. Центром украинщины тогда стала Восточная Галиция, провинция Австро-Венгрии.

Но щирое украинство вызывало разные мнения у самих малороссов. Скажем, писатель Владимир Короленко называл украинский национализм «самым бутафорским». После отмены запретов в Юго-Западном крае (Киевская, Подольская и Волынская губернии) начался бум украинской прессы, но уже в 1908-м он сошел на нет. То же произошло с украинскими театрами: в городах для них недоставало публики. На выборах в городские думы Киева и Харькова украинские партии провалились.

Но главный парадокс в том, что концепция триединства русского народа происходит именно с Украины. Она появляется в Киевском Синопсисе (1674), автором ее считают архимандрита Киево-Печерской лавры Иннокентия Гизеля. Затем ее развивают петровские идеологи Феофан Прокопович и Стефан Яворский.

Украинское влияние на русскую культуру в XVII-XVIII веках вообще было огромным. В Киеве находилась Киево-Могилянская академия. Выходцы из нее реформировали русскую церковь и русское образование. Письменная культура вся шла с Украины.

Даже вирши были силлабо-тоническими на польский манер до 1730-х годов, когда Ломоносов и Тредиаковский внедрили новую просодию. А переносные кукольные театры-вертепы распространились аж до Сибири благодаря архиереям – выходцам с Украины. Первым русским прозаиком национального масштаба также стал украинец Гоголь.

Но когда доктрина триединства становится общепринятой, а выходцы с Украины и Белоруссии (Разумовские, Безбородко, Кочубеи, Вронченко) занимают ключевые имперские посты, начинается попятное движение – за культурную обособленность и политический сепаратизм.

В Советском Союзе эта инерция сохранилась. Украинская ССР была привилегированной республикой. Территория ее неуклонно увеличивалась.

В 1918 году были присоединены Криворожско-Донецкая и Одесская республики (земли Слобожанщины и Новороссии, в Малороссию никогда не входившие). В 1939-м и 1940-м – Галиция, Волынь и Северная Буковина. В 1945-м – Закарпатье. Последним крупным приобретением стал Крым, переданный из РСФСР в состав УССР в 1954-м.

А земляческий клан в сталинском Политбюро – лишь эпизод этой экспансии, мимолетная, но многообещающая констелляция. Поскольку мы знаем, что Украина после смерти Сталина стала поставлять вождей всему Советскому Союзу. Именно тогда, при Хрущеве и при Брежневе, образовались донецкий и днепропетровский властные кланы, заметные и на сегодняшней Украине (выходцами из них были, соответственно, президенты Янукович и Кучма) А в речи советской номенклатуры стало культивироваться фрикативное «Г» и партийное словечко «добре».

О НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ В СССР

Гарвардский профессор Терри Мартин отмечает: массовые бунты против колхозов на Украине в декабре 1932 года положили конец украинизации и стали поворотным пунктом для пересмотра всей национальной политики.

В 1933-м стали сворачивать также кампании белорусизации, финнизации, узбекизации и прочей «коренизации». К 1934 году каждый 10-й район и каждый 12-й сельсовет в стране имели статус национальных. В конце 1930-х их признали «созданными искусственно» и упразднили. Привязка нацменьшинств к территориям противоречила главному принципу: СССР – союз народов, а не земель. И порой провоцировала этнические конфликты.

Термин «коренизация» – не от слова корень, а от слова коренной («коренной народ») и должен бы писаться с двумя «н». Термин это бюрократический. Сталин, например, всегда писал «национализация».

Политика коренизации проводилась с 1923 года с целью развития национальных языков и воспитания национальных элит. Так хотели предупредить центробежные поползновения инородческих окраин, поскольку новорожденный СССР был еще рыхлой конструкцией.

«Западными» национальностями, относительно развитыми, считались русские, украинцы, белорусы, грузины, армяне, евреи, немцы, поляки, литовцы, латыши, эстонцы. Прочие народы (Поволжья, Кавказа, Туркестана, Сибири, Севера) считались «восточными» и «культурно отсталыми». Разница часто была иллюзорной: среди «культурных» армян в 1930 году грамотных было 34%, среди «отсталых» татар – 33,6%.

Зато статус отсталых давал дополнительное финансирование для республик, квоты для людей и льготы при поступлении в вузы. К отсталым нацменам отнесли даже представителей древних культур – греков и болгар, персов и китайцев.

Коренизация – это также род компенсаторной политкорректности. СССР ничем не должен был напоминать прежнюю империю с ее ассимиляцией и русификацией. Иногда это превращалось в откровенную дискриминацию русских. К примеру, насчет русских национальных районов на Украине никто не заикался.

На города национальное деление вообще не распространялось (хотя национальные языки в школах и учреждениях насаждались). Иначе Харьков, столицу советской Украины, пришлось бы признать русским городом. В Одессе и Киеве украинизация также стала бы беспочвенной. Во Владикавказе-Орджоникидзе осетино-ингушские раздоры перешли бы в горячую фазу. А Баку превратился бы в кровавый ад.

«На протяжении всего сталинского периода центральное место в эволюции советской национальной политики принадлежало Украине», – пишет Терри Мартин. По переписи населения 1926 года, украинцы были самой большой титульной нацией: 21,3% жителей СССР (русские такой нацией не считались, ведь РСФСР не была национальной республикой). К тому же миллионы украинцев после неудачной советско-польской войны оказались на территории Польши. Советская Украина была модельным регионом, пример ее должен был притягивать национальные диаспоры за рубежом.

ДРЕВНЯЯ СТОЛИЦА

В том же 1934 году столица советской Украины была перенесена из Харькова в Киев.

Харьков был более крупным, более советским и более промышленным – а значит, и более пролетарским городом. Киев зато казался более престижной столицей. Город былинный, «мать городов русских», со своими традициями, мифами и древностями.

Почему мать, а не отец? Потому что матрополис, по-гречески «материнский город» (отсюда понятие метрополия). Архетип города вообще женский. Поэтому Вавилон в Библии именуется «блудницей», а Иерусалим – «вдовой»; отсюда же Мама Рома и Одесса-мама.

Хотя название Киев происходит от слова «кый»: дубинка, колотушка, молоток. В русском языке это слово сохранилось как название бильярдного снаряда, и тот же корень уцелел в слове киянка. Все это фаллические символы, поэтому девиз «мать городов русских» кажется столь оксюморонным.

До революции Киев был русским городом, с примесью евреев и поляков. Украинцы составляли в нем незначительное меньшинство. Но к середине 30-х Киев уже подвергся основательной украинизации.

Древности, впрочем, тут же принялись разрушать или приспосабливать под новые нужды. Но в целом этот перенос столицы, несомненно, вписывается в сталинский поворот от интернационализма к великодержавности.

Брянский вокзал в Москве по такому случаю переименовали в Киевский.

ШЕСТВИЕ УКРАИНСКОЙ МОВЫ

Русский язык в Советском Союзе никогда не был государственным. Лишь в 1938 году ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР издали постановление «Об обязательном изучении русского языка в школах национальных республик и областей». А в 1960-х русский язык объявили «средством межнационального общения народов СССР».

В Конституции 1924 года были определены языки делопроизводства: русский, украинский, белорусский, грузинский, армянский и тюрко-татарский (азербайджанский). Делопроизводство на местных языках реально прижилось в Грузии, Армении и на Украине. А вот развитие национальных школ стало вызывать протесты. Многие родители предпочитали учить детей на русском, чтобы облегчить им получение высшего образования и доступ к русской культуре.

Владимир Затонский, сменивший на посту наркома просвещения УССР злосчастного Скрипника, рассказывал, что в Николаеве, Одессе, Киеве евреи заставляют своих детей скрывать знание идиша. «И потому, товарищи, экзамен проводится так... Говорят с ребенком по-русски или по-украински, а потом, когда ребенок успокаивается, внезапно говорят ему на идиш, чтобы шел домой. Ребенок поворачивается и уходит. «Ага, ты знаешь идиш, мы пошлем тебя в идиш-школу».

Коренизация приводила и к более серьезным эксцессам – нередко насильственным, как в Туркестане и на Кавказе. И политику эту стали потихоньку сворачивать, включив машину террора против «национал-коммунистов» и «буржуазных националистов». В 1933-м в Украинской ССР разгромили Наркомпрос, чистили писателей, историков, лингвистов.

Заботу о национальных кадрах, языках и культурах не прекратили, но стали оформлять в виде идеологемы «дружбы народов». Параллельно шел процесс реабилитации русской традиционной культуры и русских как державной нации. Уже в 1936-м русских назвали «первыми среди равных» в советской «семье народов».

Впрочем, о российской компартии и отдельной столице РСФСР речь не заходила. А бюджет РСФСР оставался донором национальных республик до конца СССР.

КОРЕНИЗАЦИЯ В АРМИИ

В том же 1934 году отказались от формирования войск по территориальному принципу (срочная служба по месту жительства, краткие военные сборы) и перешли к кадровому принципу. Коллективизация на это решение повлияла самым прямым образом. Армия была преимущественно крестьянской, и ее боялись использовать для подавления деревенских бунтов, особенно против недавних земляков.

Тогда же решили отказаться от комплектования войсковых частей по национальному признаку. К 1938 году все национальные части были расформированы.

Инородческие части существовали в царской армии: «башкиро-мещерякское войско», Закавказский конно-мусульманский полк, «Дикая дивизия». Из полков, сформированных в Первую мировую на территории Латвии, вышли знаменитые латышские стрелки.

В 1920-х годах наркомвоенмор Михаил Фрунзе поощрял «коренизацию» нацменьшинств в особых войсковых частях. В середине 1930-х от этой практики ушли, но в начале Великой Отечественной к ней пришлось вернуться.

Национальные формирования были созданы в 16 союзных и автономных республиках – от Латвии и Эстонии до Бурят-Монголии и Якутии. Даже Тува, которая до 1944 года формально не входила в состав СССР, выставила кавалерийский эскадрон.

14-1-2-t.jpg
Леонид Брежнев и Никита Хрущев –
выходцы с Советской Украины и
родоначальники днепропетровского и
донецкого властных кланов.
Фото РИА Новости
НЕРУССКИЕ ЭЛИТЫ

Вообще говоря, засилье во власти тех или иных национальных групп – постоянный фактор российской истории. В XIX и начале ХХ века такой группой были немцы. Что неудивительно, поскольку правящая династия была сильно онемеченной.

Национальность советских руководителей поначалу никого не интересовала. Большевистская власть считала себя авангардом мировой революции. Патриотизм, в особенности русский, провозглашался пережитком прошлого.

По подсчетам Лилиан Риги, в «революционной элите» нерусские меньшинства (поляки, евреи, латыши, грузины, украинцы) составляли две трети. Впрочем, можно усомниться, что наркомы Крыленко, Семашко и Антонов-Овсеенко считали себя нерусскими. Но даже если принять половинную пропорцию, для России это нормально. Еще в начале XIX века большинство дворянских семейств было нерусского происхождения.

Между тем Сталин придавал национальному происхождению характер почти мистический. Он внимательно анализировал национальный состав ЦК и наркоматов. Родство с арестованными по политическим статьям могло не влиять на оценку лояльности (многие члены Политбюро имели репрессированных родственников). Но неугодные по национальному пункту вычищались неукоснительно.

Во второй половине 1930-х годов сталинские чистки радикально сократили представительство инородцев на верхних этажах. С тех пор верхушка власти подвергалась неуклонной русификации и украинизации.

НЕСЛОЖНЫЕ ПОДСЧЕТЫ

В году образования СССР (1922) Политбюро составляют четверо русских, три еврея и «чудесный грузин». Ленин из дворянско-чиновничьей семьи, Троцкий и Зиновьев – дети евреев-предпринимателей. Сталин и Молотов из ремесленников-мещан, Каменев – сын инженера, Бухарин – сын учителя, позднее чиновника. Лишь Калинин происходил из крестьян и был в молодости рабочим.

Состав Политбюро в 1934 году: семь русских, два грузина, два украинца и поляк (Косиор), еврей, армянин и латыш. Трое из семей рабочих, шестеро из крестьян, четверо из мещан, двое из дворян (Куйбышев и Орджоникидзе).

Состав Президиума ЦК ВКП(б) в 1953 году (сразу после смерти Сталина): девять русских, грузин (Берия), армянин, еврей, азербайджанец и украинец. Пятеро – дети рабочих, пятеро из крестьян, трое из мещан, один дворянин (Маленков), еще один – сын муллы и дворянки (Багиров).

Состав Президиума ЦК КПСС в 1962 году (пик десталинизации, Карибский кризис): девять русских, трое украинцев, финн, армянин, грузин и узбек. Восемь человек из семей рабочих, шестеро из крестьян, один из служащих, один из мещан.

Состав Политбюро в 1972 году (цветущий застой, начало «разрядки»): 11 русских, пять украинцев, казах, латыш, белорус, грузин, узбек и хорошо законспирированный еврей (Андропов). Восемь человек из рабочих, девять из крестьян, четверо из служащих, один из мещан.

Процент украинцев велик и в военной элите. Из 41 маршала Советского Союза (за всю историю СССР) 11 человек носят украинские фамилии (не считая выходцев с Украины смешанного происхождения, таких как Брежнев). Для сравнения: белорусов в списке двое (Соколовский и Якубовский), грузин двое (Сталин и Берия), есть также армянин (Баграмян) и поляк (Рокоссовский).

УКРАИНИЗАЦИЯ И ОКРЕСТЬЯНИВАНИЕ

Неуклонная пролетаризация советского Политбюро – процесс понятный. Рабочих не получалось даже накормить досыта, а ссылками на обострение борьбы и враждебное окружение нельзя продовольствоваться бесконечно. Зато представительство пролетариев на самом верху, товарищи, неуклонно возрастает. Так что класс-гегемон – это не пустые, товарищи, слова.

Но постепенное окрестьянивание власти (при постоянном уменьшении доли сельского населения в стране) никакой идеологией не предусматривалось. Советский строй был рабоче-крестьянским лишь декларативно, на практике крестьянство оставалось дискриминируемым сословием. Олег Хлевнюк пишет: «Крестьянство рассматривалось как реакционная и крайне опасная сила, препятствие на пути социалистического строительства, класс, исторически обреченный на вымирание».

Неуклонная русификация Политбюро вытекала из поворота сталинской политики – от интернационализма и мировой революции к патриотизму и великодержавности. К тому же рост представительства русских наверху предупреждал разговоры о дискриминации их в масштабах страны.

Но ползучая украинизация власти ни из какой стратагемы не вытекала. Между тем началась она еще при Сталине. Продолжалась и при Хрущеве (который провел в Донбассе детство и юность). И при Брежневе (выходце из Екатеринослава-Днепропетровска). И при позднесоветских эпигонах.

(Поколение советских эпигонов – Брежнев, Андропов, Черненко. Им предшествовало поколение диадохов, деливших власть после смерти Сталина: это Хрущев, Маленков, Булганин, Берия. А также Молотов и Каганович, которые пытались перехватить власть в 1957-м вместе с «примкнувшим к ним Шепиловым»).

Параллельные процессы украинизации и окрестьянивания власти показывают, что нынешнее пренебрежительное название «хутор» применительно к Украине не совсем несправедливо. Хотя пренебрежение пора бы оставить. Хотя бы потому, что лучшие солдаты всегда и всюду получались именно из крестьян.

Понятно, что нынешняя Украина, как и нынешняя Россия основательно урбанизированы. Но у украинцев, похоже, гораздо сильнее генетическая связь с деревней. Это доказывает успешное насаждение в Незалежной украинского языка, языка сельской глубинки.

РЕВАНШ КРЕСТЬЯН И УКРАИНЦЕВ

Можно ли считать все эти процессы объективными? И нельзя ли увидеть в них нечто вроде крестьянского реванша за губительную коллективизацию?

Хрущев был выходцем из полукрестьянских и полупролетарских слоев. Любил подчеркнуть свою шахтерскую закалку. Но Молотов вспоминал, что чекисты так и не смогли найти шахту в Юзовке, на которой Никита Сергеевич якобы трудился.

Политика Хрущева также кажется двойственной. Вроде бы он не давал спуску колхозникам и обложил непомерным налогом даже приусадебные участки. Но окрестьянивание власти при нем стало очевидным.

Важная веха на этом пути – разделение партийных органов на городские и сельские (1962). Правда, житье в разводе продолжалось недолго. Но крестьян и позднее не забывали: в сельское хозяйство, хронически убыточное, вливали изрядные деньги.

Приметами крестьянского реванша стали и колхозное кино («Простая история», «Председатель», «Любовь и голуби»). И деревенские телесериалы («Тени исчезают в полдень», «Вечный зов»). Огромным успехом пользовались музыкальные комедии об украинской деревне («Свадьба в Малиновке», «Трембита») и приключенческие комедии на том же материале («Неуловимые мстители», «Бумбараш»).

Тогда же расцветает деревенская проза. К ней относили не только Астафьева с Распутиным, но и Шукшина с Солженицыным. Ведь «Один день Ивана Денисовича» и «Матренин двор» – рассказы о крестьянах. Некоторые считали, что со двора простодырой праведницы Матрены вся деревенская проза и вышла.

И еще о крестьянском реванше. Михаил Горбачев, сын русского и украинки, начинал трудовой путь помощником комбайнера. Последним вождем Советского Союза оказался потомственный крестьянин. Один из дедов которого был раскулаченным, а второй – председателем колхоза, репрессированным за связь с троцкистами.


Читайте также


Сбить накал цен Украине поможет сокращение покупательского спроса

Сбить накал цен Украине поможет сокращение покупательского спроса

Наталья Приходко

Позитивным экономическим фактором для Киева остается внешняя финансовая помощь

0
485
Госсекретарь США не исключил возможность войны с Ираном

Госсекретарь США не исключил возможность войны с Ираном

Геннадий Петров

Ближневосточный визит Блинкена проходит на фоне обострения обстановки в регионе

0
627
НАТО убеждает Сеул вооружать Киев открыто и без посредников

НАТО убеждает Сеул вооружать Киев открыто и без посредников

Данила Моисеев

Косвенный экспорт южнокорейского оружия в Украину альянс хочет превратить в прямой

0
614
"Сталинградская партия" предвкушает переименование Путиным Волгограда

"Сталинградская партия" предвкушает переименование Путиным Волгограда

Андрей Серенко

Для изменения названия областного центра сложилась наиболее подходящая политическая ситуация

0
571

Другие новости