0
18005
Газета История Интернет-версия

16.02.2023 20:16:00

Брестский мир: разрубленный узел

Как большевики подписали с Германией договор, который Ленин называл «похабным»

Борис Хавкин

Михаил Стрелец

Об авторе: Борис Львович Хавкин – доктор исторических наук, профессор Историко-архивного института РГГУ, Москва, Россия.Михаил Васильевич Стрелец – доктор исторических наук, профессор Брестского государственного технического университета, Брест, Республика Беларусь.

Тэги: история, россия, германия, первая мировая война, брестский мир, большевики


история, россия, германия, первая мировая война, брестский мир, большевики Солдаты воюющих армий весть о перемирии в декабре 1917 года встретили с ликованием. Фото с сайта www.iwm.org.uk

3 марта 1918 года в Брест-Литовске был подписан мирный договор Советской России с кайзеровской Германией и ее союзниками – Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией. Этот договор юридически закрепил выход России из Первой мировой войны.

ОТ ДЕКРЕТА К ПЕРЕМИРИЮ

26 октября (8 ноября) 1917 года в Петрограде II Всероссийский съезд Советов принял Декрет о мире и провозгласил выход Советской России из войны. Совет народных комиссаров обратился к воюющим державам с призывом немедленно заключить справедливый мир без аннексий и контрибуций; при этом советское правительство отменяло тайную дипломатию и выражало намерение «вести все переговоры совершенно открыто перед всем народом, приступая немедленно к полному опубликованию тайных договоров». Для переговоров совнарком предлагал «всем правительствам и народам всех воюющих стран немедленно заключить перемирие» не меньше чем на три месяца.

Наркомат по иностранным делам обратился с нотой к послам держав Антанты, предлагая объявить перемирие и начать мирные переговоры. Дипломаты союзных стран на совещании в Петрограде решили игнорировать ноту советского правительства.

Совнарком направил радиотелеграмму и.о. Верховного главнокомандующего генералу Николаю Духонину, приказав ему обратиться к командованию армий противника с предложением прекратить военные действия и начать мирные переговоры. За отказ выполнить это распоряжение Духонин был смещен с должности. Вместо него Верховным главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами Российской республики назначен прапорщик Николай Крыленко. 7 (20) ноября 1917 года в Могилеве «толпа матросов – диких, озлобленных, на глазах у «главковерха» Крыленко растерзала генерала Духонина и над трупом его жестоко надругалась», – писал генерал Деникин.

14 (27) ноября Германия и ее союзники сообщили о согласии начать мирные переговоры. Министр иностранных дел Австро-Венгрии Оттокар Чернин писал канцлеру Германии Георгу фон Гертлингу: «Из того, что я знаю о ленинских идеях и намерениях, следует, что они в первую очередь направлены к возобновлению попыток заключить всеобщий мир, а затем, если западные державы этого не допустят, заключить сепаратный мир с нами... Если, как логично предположить, страны Антанты откажутся, Ленину придется претворить в жизнь свое решение о сепаратном мире».

Морской министр британского кабинета Уинстон Черчилль в декабре 1917 года отмечал: «Россия полностью разбита немцами. Ее большое сердце разорвано не только германской силой, но и с помощью германских интриг, германского золота. Россия потрясена и повержена в смертельной борьбе». Представители Антанты официально не ответили на советское предложение о мире.

2 (15) декабря в Брест-Литовске, в ставке германского Верховного командования на Восточном фронте было подписано соглашение о перемирии. Весть о перемирии с ликованием встретили солдаты воюющих армий. Как отмечал современник, «линия фронта была теперь гигантской линией братания… допускался обмен газетами, журналами, вещами и продовольствием».

Межгосударственному перемирию сопутствовали стихийные «солдатские миры». Вначале перемирие подписывалось на участках полков и дивизий, затем в масштабе корпусов и армий, и наконец, фронтов.

«НИ МИРА, НИ ВОЙНЫ»

9 (22) декабря в Брест-Литовске между делегациями центральных держав и Советской России начались сепаратные мирные переговоры. Делегации центральных держав возглавляли: от Германии – статс-секретарь ведомства иностранных дел Рихард фон Кюльман; от Австро-Венгрии – министр иностранных дел Оттокар Чернин; от Болгарии – министр юстиции Христо Попов; от Турции – председатель меджлиса Талаат-бей. Председателем советской делегации на первом этапе переговоров был уполномоченный ВЦИК Адольф Иоффе.

Но генерал-фельдмаршал принц Леопольд Баварский и начальник его генерального штаба генерал Макс Гофман не собирались заключать мир «без аннексий и контрибуций». Чем слабее была Россия, тем агрессивнее становились аннексионистские планы германского Верховного командования. Генералы Эрих Людендорф и Пауль фон Гинденбург требовали присоединения к Германии территорий Польши и прибалтийских провинций России. Когда Гинденбурга спросили, зачем ему эти территории, фельдмаршал ответил: «Для маневрирования войск в следующей войне».

Германия требовала от советской делегации в Брест-Литовске признать марионеточные режимы, установленные к этому времени оккупационными властями на западных национальных окраинах бывшей Российской империи. Во время переговоров генерал Гофман заявил Иоффе, что Германия не рассматривает как аннексию присоединение к ней территорий, население которых хочет присоединиться к Германии.

15 (28) декабря советская делегация выехала в Петроград для консультаций со своим правительством. Положение дел было обсуждено на заседании ЦК партии большевиков. Было принято решение затягивать мирные переговоры как можно дольше в надежде на скорую революцию в Германии: «Держимся до германского ультиматума, потом сдаем». Ленин предложил наркому иностранных дел Троцкому возглавить советскую делегацию в Брест-Литовске. По воспоминаниям Троцкого, Ленин считал, что «для затягивания переговоров нужен затягиватель»; Тороцкий ехал в Брест-Литовск «как на пытку».

Через головы переговорщиков Лев Троцкий обращался к «рабочим в военной форме» из Германии и Австро-Венгрии с призывами к восстанию против своих правительств. Когда же Германия продиктовала аннексионистский ультиматум, Троцкий выдвинул промежуточный лозунг: «Ни войны, ни мира». Эта позиция была нацелена на мировую, прежде всего германскую революцию, но подрывала влияние большевиков внутри России, поскольку их популярность в стране и армии строилась на обещании выхода из войны и заключения мира.

УКРАИНСКИЕ ИНТРИГИ И БЕЛОРУССКИЕ ЗЕМЛИ

27 января (9 февраля) делегации Германии и ее союзников подписали в Брест-Литовске сепаратный мир с правительством Украинской Народной Республики (УНР). Этот мир немцы назвали «хлебным»: в обмен на военную помощь против советских войск УНР обязалась поставить Германии и Австро-Венгрии миллион тонн зерна, 50 тыс. тонн рогатого скота, яйца, сало, сахар, пеньку, марганцевую руду и пр. Австро-Венгрия обязалась создать автономную Украинскую область в Восточной Галиции. Украине был обещан польский город Хелм.

Троцкий заявил представителю украинской Центральной рады Любинскому, что «власть рады распространяется только на его комнату в Брест-Литовске». Любинский обвинил Троцкого и советское правительство в попрании суверенных прав Украины и насильственном установлении советской власти в Харькове и Киеве.

26 января (8 февраля) красные части заняли Киев и провозгласили советскую власть. Правительство Центральной рады бежало из города. В апреле немцы разогнали правительство Центральной рады, заменив его режимом гетмана Павла Скоропадского.

Глава советской делегации официально уведомил партнеров по переговорам, что Россия не признает сепаратных соглашений между центральными державами и Центральной радой. Троцкий сказал Кюльману и Чернину, «что они договариваются с делегацией правительства, вся территория которого ограничивается пределами Брест-Литовска».

По договору этот город отходил к Украине. По 2-й статье договора Украина получала белорусские земли к югу от линии Каменец-Пружаны. Брест-Литовск имел стратегическое значение, был важным транспортным узлом.

Кюльман старался представить немецкую аннексию Польши и балтийских государств как акт их самоопределения. Троцкий, затягивая переговоры, настаивал на признании факта германской аннексии. Он спросил Кюльмана, почему Польша не представлена в Бресте. Кюльман сделал вид, что участие польской делегации зависит от России, которая должна сначала признать тогдашнее польское правительство. Троцкий ответил: «Признание права Польши на независимость не подразумевает признания, что она обладает фактической независимостью под немецко-австрийской опекой». Такая тактика приносила Троцкому успех: «Кюльман неучтиво пожимал плечами. Генерал Гофман хмыкал на весь зал. Переводчик переводил. Стенографистки записывали. Прения тянулись без конца».

Но вскоре ситуация изменилась: по прямому приказанию императора Вильгельма и настоянию генерала Людендорфа, который требовал прервать переговоры с Советской Россией после подписания мира с Украиной, Кюльман в ультимативной форме предъявил Троцкому требование принять германские условия мира.

ГЕРМАНСКОЕ НАСТУПЛЕНИЕ И СОВЕТСКАЯ МОБИЛИЗАЦИЯ

28 января (10 февраля) в ответ на германский ультиматум делегация Советской России под лозунгом «войну прекращаем, но мира не подписываем» прервала переговоры. Как гласила телеграмма командующего германским Восточным фронтом, направленная в имперское внешнеполитическое ведомство, «на сегодняшнем заседании председатель русской делегации сообщил, что Россия, отказываясь от подписания формального мирного договора, считает состояние войны с Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией завершенным и одновременно отдает приказ о полной демобилизации вооруженных сил России на всех фронтах».

Воспользовавшись ситуацией, германское командование 18 февраля начало стремительное наступление, в основном по железным дорогам. Атакующий немецкий отряд умещался в вагонах одного боевого поезда: полуэскадрон кавалерии либо один-два взвода мотоциклистов, полроты пехоты (14–16 пулеметов, две-четыре пушки), саперный взвод. По словам генерала Гофмана, наступление развивалось темпами, впечатляющими самих немецких военных.

18 февраля противник захватил Двинск; 19 февраля – Минск и Ровно; 20 февраля немцы вошли в Полоцк и Новоград-Волынский; 21 февраля заняли Режицу и Оршу. В тот же день войска генерал-фельдмаршала фон Эйхгорна торжественным маршем вошли в Киев. 22 февраля пали Вольмар, Венден, Валк и Гапсаль; 24 февраля были захвачены Псков, Дерпт, Юрьев и Житомир; 25 февраля пали Ревель и Борисов; 28 февраля австро-венгры взяли Бердичев; 1 марта немцы захватили Гомель, Чернигов, Могилев.

6-15-1480.jpg
Лев Троцкий (второй слева) и Лев Каменев
(первый справа) в Брест-Литовске. 
Фото с сайта www.dlib.si
Из-за паники и слухов о приближении «огромных германских полчищ» города и станции оставлялись без боя еще до появления противника. Двинск был взят одной немецкой полуротой в 60–100 человек. Псков был захвачен передовым отрядом мотоциклистов. В Режице немецких войск было так мало, что они не смогли занять телеграф, который работал еще целые сутки. При этом русские кое-где оказывали сопротивление: Нарва оборонялась до 4 марта.

Уже в ночь с 18 на 19 февраля Ленин и Троцкий телеграфировали в Берлин о готовности подписать мир на условиях Германии. Но противник не торопился с ответом: ультиматум германского правительства был подписан Кюльманом 21 февраля, 22-го передан советскому дипкурьеру и утром 23-го доставлен в Петроград.

21 февраля Совнарком принял декрет-воззвание «Социалистическое отечество в опасности!». От «советов и революционных организаций» требовалось «защищать каждую позицию до последней капли крови», уничтожать продовольствие, которое могло попасть в руки врага. Железнодорожникам предписывалось уводить на восток подвижной состав, уничтожать пути и железнодорожные здания. Объявлялась мобилизация рабочих и крестьян для рытья окопов. Предписывалось закрывать «издания, противодействующие делу революционной обороны».

Декрет предусматривал мобилизацию на рытье окопов под страхом расстрела «всех работоспособных членов буржуазного класса, мужчин и женщин». Вражеские агенты, «спекулянты, громилы, хулиганы, контрреволюционные агитаторы, германские шпионы» подлежали расстрелу на месте преступления. Проведение расстрелов было возложено на ВЧК. Главковерх Крыленко подписал приказ о «революционной мобилизации трудящихся».

«ПОХАБНЫЙ МИР»

Врученный Ленину 23 февраля германский ультиматум, на принятие которого отводилось 48 часов, гласил: «Советская Россия должна была признать независимость Курляндии, Лифляндии, Эстляндии, Украины, Финляндии, вывести войска с их территорий, заключить мирный договор с Украиной, передать Османской империи провинции в Анатолии, полностью демобилизовать армию, разоружить флот, предоставить Германии право наибольшего благоприятствования в торговле до 1925 года, разрешить беспошлинный вывоз в Германию руды и иного сырья, а также прекратить агитацию и пропаганду против центральных держав. В течение трех дней уполномоченным представителям России надлежит прибыть в Брест-Литовск для подписания мирного договора, который должен быть ратифицирован в течение двух недель».

В 7.00 24 февраля Ленин телеграфировал в Берлин, что советская сторона согласна на германские условия и выдвигается в Брест-Литовск для подписания мирного соглашения. В советскую делегацию, возглавляемую Григорием Сокольниковым, вошли Лев Карахан, Григорий Петровский и Георгий Чичерин. 3 марта в Брест-Литовске между Советской Россией, с одной стороны, и Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией, с другой, был подписан мирный договор.

Что же дал этот мирный договор России с точки зрения ее геополитических, экономических и военных интересов?

Брестский мир наносил сильнейший удар по экономической, продовольственной, энергетической безопасности России, которая переживала системный кризис. Россия теряла высокоразвитые территории площадью 1 млн 210 тыс. кв. км (больше чем две нынешние Германии), где проживало 56 млн человек (треть населения европейской части Российской империи). Здесь находилось до 33% возделанных сельхозугодий, 26% железнодорожной сети, 33% текстильной промышленности. Здесь выплавлялось 73% железа и стали, добывалось 89% каменного угля и изготовлялось 90% сахара.

Провозгласив в 1918 году политику «военного коммунизма», большевики стремительно экспроприировали частную собственность русских и иностранных предпринимателей и компаний. Экспроприация собственности иностранных граждан и предприятий грубо противоречила нормам международного права. Точно так же следует квалифицировать сделанное за два месяца до подписания мирного договора заявление Ленина, что советское правительство не будет возвращать долги другим государствам, оставшиеся в наследство от царя и Временного правительства.

Но после заключения мира советская сторона дезавуировала это заявление касательно Германии, Австро-Венгрии, Османской империи и Болгарии. В экономике Советская Россия пошла на частичный отход от «военного коммунизма»: германской экономической экспансии был дан зеленый свет. Страна превращалась в рынок сырья и ресурсов для германского неоколониализма.

Главное последствие Брестского мира в военно-стратегическом плане – это кардинальное изменение соотношения сил на театрах военных действий (ТВД). Ликвидированы Восточный и Кавказский фронты. Русская императорская армия развалилась. Личный состав, вооружения, военная техника центральных держав были переброшены на французский и итальянский ТВД. 480 тыс. солдат и офицеров германской армии пополнили войска Западного фронта. 23 марта кайзеровские войска начали на Западном фронте успешное наступление. Возросли шансы на успех армии Османской империи, сражавшейся с британцами на ближневосточном и месопотамском ТВД.

СОГЛАШЕНИЯ И РЕПАРАЦИИ

27 августа в Берлине советским полпредом Иоффе и преемником Кюльмана Паулем фон Гинце были заключены секретные дополнительные соглашения по Брест-Литовскому договору. Советское правительство признавало за немцами территории, захваченные ими уже после заключения мира. Правда, были и моменты, когда германская сторона шла навстречу российской: сокращение германского военного присутствия в отдельных районах, признание Крыма российским.

Германия накладывала на Советскую Россию контрибуцию в размере 6 млрд золотых марок, в том числе 1,5 млрд золотом (245,5 т чистого золота) и кредитными обязательствами, 1 млрд – поставками товаров. В сентябре в Германию было отправлено два «золотых эшелона» – 93 тонны чистого золота. Выплате оставшейся части долга помешала Ноябрьская революция в Германии и поражение центральных держав в Первой мировой войне. После войны золото в Россию не вернулось: оно было передано Франции в качестве контрибуции по Версальскому мирному договору.

27 августа в Берлине была подписана так называемая «нота Гинце», где оговаривалось разграничение сфер влияния с установлением границ и определением сырьевых поставок, а также использование Германией кораблей российского Черноморского флота. Было зафиксировано согласие сторон прилагать взаимные усилия по борьбе внутри России с интервентами Антанты, Добровольческой армией и мятежниками Чехословацкого корпуса. Россия брала на себя обязательство выдворить союзные державы из Мурманска; если же она не в состоянии это сделать, эту задачу должны решать германо-финские войска.

СУДЬБА БЕЛАРУСИ

Переговоры в Брест-Литовске прямо затрагивали судьбу белорусского народа. Но на мирных переговорах белорусский вопрос самостоятельного значения не приобрел. В процессе разработки мирного договора стороны воспринимали Беларусь исключительно как объект геополитики, выносили за скобки вопрос о белорусской государственности. Центральные державы и Россия, решая судьбу Беларуси, даже не пригласили на переговоры представителей белорусского народа; в тексте Брест-Литовского договора Беларусь не упоминалась.

Впрочем, белорусская сторона (Исполнительный комитет Рады Первого Всебелорусского конгресса), как отмечает историк Дмитрий Мигун, «передала членам германской делегации меморандум, в котором проводилась идея создания неделимой Беларуси в ее этнографических границах. Белорусы выражали неудовлетворенность тем, что условия договора предусматривали отторжение части белорусской территории на западе и юге, а также тем, что договор не предусматривает выплату компенсации белорусскому населению за ущерб, причиненный в ходе военных действий».

По Брест-Литовскому договору под германскую оккупацию попадала значительная часть белорусской территории на запад от линии Двинск–Свенцяны–Лида–Пружаны–Брест. Под германским контролем оказалась «Малая Литва», включавшая не только коренные литовские земли, но и Виленщину, и Гродненщину. В сферу германской оккупации попало большинство поветов (уездов) Северо-Западного края, за исключением 14 поветов Витебской и Могилевской губерний. Германское военное присутствие на белорусской земле стало частично сокращаться после подписания дополнительного советско-германского договора 27 августа 1918 года.

О Брест-Литовском мире никогда не забывали в Бресте. Впечатляет посвященный этой странице истории раздел экспозиции музея обороны Брестской крепости. В цитадели Белого дворца, где подписывался мирный договор, установлена мемориальная доска. По легенде, на стене бильярдного зала Белого дворца Троцким был начертан лозунг «Ни войны, ни мира».

После вхождения в состав УНР Брест-Литовск получил статус административного центра земли Подляшье, а через пару недель – административного центра Холмского губернского староства. Брестский краевед Иван Чайчиц пишет: «В это время в Брест-Литовск начали возвращаться местные жители. Те, что не ушли вглубь Российской империи, а осели в соседних населенных пунктах. В городе начала зарождаться хоть какая-то жизнь. А до этого момента в Брест-Литовск нельзя было входить – немцы запретили. Когда местные жители пришли, они ахнули: города не было».

ПОСЛЕДСТВИЯ ДОГОВОРА

Заключение сепаратного мира с Германией и ее сателлитами и условия Брест-Литовского мирного договора вызвали резкую реакцию как среди внутрироссийской оппозиции большевикам, так и на международной арене. Следствием «кабального» и «грабительского» Брестского мира стало обострение Гражданской войны в России и военная интервенция стран Антанты. Советско-германские переговоры стали дебютом концепции «самоопределения народов», получившей дальнейшее развитие на Парижской мирной конференции.

13 ноября 1918 года в связи с революцией в Германии Советская Россия аннулировала Брест-Литовский договор и дополнительные соглашения к нему. Германское военное присутствие на белорусской земле сменялось присутствием Красной армии, которая стояла на страже власти большевиков. Их власть на белорусской земле осуществлял Северо-Западный областной комитет РКП(б).

Брест-Литовский договор, как и все другие соглашения, заключенные Германией с советским правительством, были отменены 116-й статьей Версальского договора 28 июня 1919 года. Но в результате заключения Брест-Литовского сепаратного договора с центральными державами Россия не смогла занять свое место среди победителей и воспользоваться плодами победы Антанты в Первой мировой войне.


Читайте также


Что обещает проект "Планета Россия" нефтяному сектору

Что обещает проект "Планета Россия" нефтяному сектору

Михаил Сергеев

Социальные долги мешают двигаться к национальным целям развития

0
618
А жил я в доме возле Бронной

А жил я в доме возле Бронной

Александр Балтин

К 25-летию со дня смерти Евгения Блажеевского

0
243
Идет марсианин Иван

Идет марсианин Иван

Борис Колымагин

Коммуникация и ее модальности в русской поэзии XX века

0
346
Автор знает, что такое война

Автор знает, что такое война

Вячеслав Огрызко

К 100-летию со дня рождения писателя Бориса Васильева

0
271

Другие новости