0
7111
Газета История Интернет-версия

30.03.2023 20:32:00

Вавилонская кастрюля с кипящим борщом

Из этнической истории Донбасса

Тэги: история, россия, украина, донбасс

Все статьи по теме "Специальная военная операция в Украине"

история, россия, украина, донбасс Мирный Донецк считался одним из самых зеленых городов Европы. Ежегодно в городе высаживались тысячи кустов роз. Фото с сайта www.dan-news.ru

Все угольные регионы сильно урбанизированы. Например, в Кузбассе насчитывается свыше 20 городов – причем весь угольный бассейн компактно укладывается в пределы небольшой, особенно по сибирским меркам, области.

В Донбассе городов вдвое больше. Впрочем, и площадь его вдвое больше. Расположен этот угольный бассейн в четырех областях, принадлежащих ныне к двум государствам. Это украинская Днепропетровская область, Донецкая и Луганская республики, вошедшие в состав РФ, а также Ростовская область, принадлежавшая России и ранее.

С 2014 года благодаря ТВ распространилось выражение «на Донбассе». Это очевидный украинизм («на Сумщине», «на Херсонщине») либо вульгаризм («у нас на районе»). По-русски все-таки правильней «в бассейне», а не «на бассейне».

Сегодня мы поговорим применительно к Донбассу о селянах и горожанах, о русских и украинцах, о пришлых и местных. И постараемся не забыть про «вмещающий ландшафт» и изобильные недра.

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС

Политолог Ростислав Ищенко пишет: «Российская пропаганда сосредоточилась на теме Новороссии, в которую также включают Харьков (Слобожанщину). Эти территории, завоеванные (кроме Харькова и области Войска Донского) империей во второй половине XVIII века… подаются как исконно русские земли, «подаренные Украине». Это не совсем так. В колонизации Новороссии принимал участие целый интернационал: от евреев и немцев до сербов и болгар, а также будущие румыны-молдаване (валахи), греки, армяне. Ну и, само собой, русские, которые тогда еще не знали, что в будущем их разделят на собственно русских и украинцев».

Население этих мест, в просторечии Дикого поля, пополнялось за счет донских и запорожских казаков, а также беглых крестьян из Малороссии и России. В 1668 году близ Маяцкого отрога на Торских озерах проживало 100 «московских людей» и 37 «черкасс» (малороссов).

Но это разделение не по языку, а по территории происхождения. Говоры выходцев были разными, но об украинском языке речь еще почти 200 лет не заходила.

Однако во второй половине XIX века, когда и появилось понятие «Донбасс», уже наметилось разделение на «хохлов» и «москалей». При этом русские охотнее шли работать на донецкие шахты, чем украинцы. В 1897 году в горнодобывающей отрасли Донбасса русские составляли 74% рабочих, в металлургии – 69% при общем преобладании в регионе украинского населения. До середины 1930-х русские составляли большинство и среди специалистов и руководителей в Донбассе, особенно в угольной отрасли (позднее принудительная украинизация это соотношение изменила).

Историки разъясняют, что до реформы 1861 года русские крестьяне удерживались от переселения на южные земли административно-полицейскими мерами и круговой порукой общин. После реформы они стали охотнее переселяться на новые месте. В Новороссии цены на землю были ниже, чем в черноземных областях России, и ощущалась нужда в рабочих руках. Поэтому население Донбасса быстро увеличивалось.

Но при этом остается непонятным, почему русские крестьяне на новом месте не оседали на земле. И почему украинские землепашцы не столь охотно шли работать на шахты.

Влияние ландшафта и климата на хозяйственные стереотипы здесь проследить нетрудно. Русские крестьяне, живущие в зоне рискованного земледелия, легко меняли сезонные занятия и нередко зарабатывали деньги на оброк отхожими промыслами. Но украинцы столь же охотно уходили в чумаки, то есть переходили от земледелия к перевозке соли и рыбы, если этот промысел был более выгодным.

А значит, и этот фактор мало что объясняет.

НРАВЫ И КУЛЬТУРА

Немецкий географ Фридрих Ратцель, один из основоположников геополитического учения, писал в фундаментальном труде «Народоведение» (1888):

«Легкости, с какою русский приспособляется к народам, стоящим ниже его, он обязан своими завоевательными успехами... Малороссы со времен Петра Великого более открыты западным влияниям… и из всех русских стоят ближе всего к европейцам... Они подвижнее, восприимчивее, но отличаются большей мягкостью и меньшей решительностью и предприимчивостью, чем прирожденный колонизатор великоросс».

При этом сила Российской державы, по Ратцелю, «заключается в однообразии, напоминающем ее равнины; несмотря на свое обширное распространение, русский народ однороднее, чем какой бы то ни было народ Европы».

Ни слова о черноземах, преобладающем степном ландшафте и относительно мягком климате Новороссии и Малоросии. Ни слова о лесных водоразделах, суровом климате и бедных почвах северной и Центральной России. Вся сила русских якобы заключается в однообразии их равнин. А вся разница между великороссом и украинцем – «в большей просвещенности и большей мягкости последнего».

Еще в начале XVIII века это могло сойти за правду. Влияние украинской культуры на великорусскую тогда было огромным, прежде всего благодаря попам из Киево-Могилянской академии. Нередко это была трансляция культуры польской: силлабические вирши, кукольный театр-вертеп, иконы в манере барокко. Даже новое русское дворянство официально именовалось шляхтою (ср.: Императорский сухопутный шляхетный кадетский корпус в Петербурге).

Но уже к концу XVIII столетия положение изменилось. Украинские выходцы могли занимать ключевые посты в политике (Разумовские, Безбородко) и культуре (композитор Бортнянский, художник Боровиковский). Но они быстро русифицировались, как двумя столетиями ранее быстро обрусела татарская знать на русской службе.

А еще сто лет спустя среди образованных слоев населения в Донбассе уже определенно преобладали русские.

НЕУДАЧНАЯ УКРАИНИЗАЦИЯ

XII съезд РКП(б) в апреле 1923 года провозгласил курс на «коренизацию». Она заключалась в создании национальных элит и поддержке национальных языков и культур, нередко в ущерб русскому языку и культуре.

Если в 1923 году в Донбассе было всего семь украинских школ, то в 1928-м – уже 181. К 1932 году в школах Мариуполя не осталось ни одного русского класса. Переводились на украинский язык документы, вывески, газеты, даже разговаривать в учреждениях запрещали на русском языке.

Но в Донбассе украинизация вызвала глухой протест. Не посещали принудительных курсов украинского языка, не слушали украинского радио. Многие местные газеты ограничивались украинскими заголовками, а статьи печатали на русском. В результате этой народной обструкции украинизация в Донбассе к концу 1930-х была почти свернута.

Против украинизации работала и армия. Если наркомвоенмор Михаил Фрунзе (1925) поощрял коренизацию в РККА и создание национальных частей, то уже в начале 1930-х от этой практики отказались. Войска стали формировать не по территориальному принципу (срочная служба по месту жительства, краткие военные сборы), а по кадровому. На это решение повлияла коллективизация. Армия была преимущественно крестьянской, и ее боялись использовать для подавления деревенских бунтов, особенно против недавних земляков.

КАСТРЮЛЯ С БОРЩОМ

Север Донецкой и юг Луганской области сливаются в единый мегаполис – один из крупнейших в Европе. В лучшие времена его населяло свыше 7 млн человек. Этот мегаполис формировался как раз в 1930-е годы. К концу их в Донбассе проживало 5 млн человек, из них 3,5 млн – в городах. Население города Сталино (бывшая Юзовка, ныне Донецк) с 1926 по 1941 год выросло впятеро. Население Мариуполя-Жданова за тот же период – в 4,5 раза.

Быстрому росту населения Донбасса способствовала опять-таки коллективизация. В аграрных регионах Украины разразился голод, и крестьяне поневоле стали перебираться на донбасские стройки и шахты.

Среда мегаполиса – мощный плавильный котел. Она никак не способствует местечковому национализму. В мегаполисе местные говоры не формируются – напротив, сливаются в один. В Донбассе это знаменитый суржик, не менее известный, чем одесский говор.

Луганский исследователь Виталий Даренский пишет: «Никаких реальных социокультурных различий между потомками украинцев и русских на Донбассе, уже как минимум во втором поколении говорящих на одном языке и усвоивших одни и те же ментальные и поведенческие модели жизни, практически не существует... Традиционные этнические идентификации имеют на Донбассе реликтовый и маргинальный характер... Донбасс – полностью моноязычный (русский) регион, где количество реальных носителей украинского языка не превышает количество представителей кавказских диаспор».

Александр Генис рассказывает о своих луганских родственниках: «В их южном краю всегда ели борщ. Его варили из всего, что попадется под руку – мяса, грибов, утки. Борщ никогда не кончался. Он плавно перетекал из одного в другой, даже кастрюля не мылась». Когда в Луганск наезжала бабушка писателя, вышедшая замуж в другие края, она рассказывала, что борщ вообще-то добрые люди едят не всегда. «Однажды она даже сварила своим бульон, но никто не смог его есть. Борщ – огород в тарелке, а тут голая курица плавает – как утопленница. Эта палаческая простота внушила им отвращение, и бульон вылили в выгребную яму».

Вот этот борщ, который варится непрерывно, как чугун в домне, – лучшая метафора донбасского плавильного котла.

Конечно, локальных вариантов борща существует великое множество: донецкий, киевский, еврейский, полтавский, московский, одесский… В Кременчуге, как утверждает Игорь Клех, борщ варят даже без свеклы («а буряка мы никогда не кладем»).

Но вот кипел этот волшебный горшочек везде по-разному.

«ДОНБАСС ПОРОЖНЯК НЕ ГОНИТ»

Описание новейших донецких мифологем дала в середине нулевых годов Елена Тараненко в сетевом журнале «Дикое поле».

Ранние советские мифы напирали на трудовой энтузиазм, пафос индустриализации и шахтерский характер. «Донецк – город трудовой славы», «город терриконов», «город черного золота». Эти ритуальные идеологемы дополнял культ героев труда: горняков Стаханова и Изотова, металлурга Мазая.

Был также миф о «новом Вавилоне» – о Донецке как продукте смешения языков и народов. «Символы Донецка – перепачканные лица шахтеров, терриконы на фоне города, памятник шахтеру, держащему кусок угля... периодически оживляются в рекламных и печатных образах».

Была мифологема «Донецк – город роз» и лозунг: «Каждому жителю Донецка – по кусту роз!» Кстати, в традиционной символике розы, чрезвычайно многозначной, есть и метафора раскаленных углей.

Тезис о горняцком характере, упорном, но взрывном, проецировался даже на успехи донецкого футбольного клуба «Шахтер» (правда, лишь в советское время, в «Шахтере» Рината Ахметова уже практически не было местных футболистов).

В постсоветские времена возник другой тезис: «Донбасс кормит всю Украину». Один из бывших донецких губернаторов проронил по этому поводу: «Донбасс порожняк не гонит». Эта максима, в свою очередь, стала основой мифа о «донецких», устроивших у себя «государство беспредела» и насаждающих его по всей Украине. Отсюда требования «окружить Донбасс колючей проволокой» и лозунги типа «Донбасс – столица Уркаины». В ту пору у Украины было фактически три столицы: антагонисты Донецк и Львов и кое-как объединяющий их Киев.

«Наши сердца стали греть скифо-сарматские аналогии, мы построили детям скифский городок на бульваре Пушкина, а себе купили пиво «Сармат» … Употреблявшийся почти как проклятие топоним «Дикое поле» гордо примеряем на себя... На бытовом уровне Донецк – город самых красивых девушек в Европе; Донецк – самый загазованный город Европы… Эти мифы греют наше самолюбие и когда подчеркивают наши плюсы, и когда мы убеждаем себя в том, что нам хуже всех».

Примерно таким было самоощущение донецких жителей во время самого первого украинского майдана 2004 года. До войны оставалось 10 лет. 


статьи по теме


Читайте также


Киев поддержит НАТО в Черном море

Киев поддержит НАТО в Черном море

Владимир Мухин

Польша с 1 августа утроит численность своих военнослужащих на границе с Белоруссией

0
401
"Слуги народа" разбегаются по фракциям

"Слуги народа" разбегаются по фракциям

Наталья Приходко

Политическое будущее украинской партии большинства оказалось под вопросом

0
385
В Польше сооружен антиукраинский памятник жертвам геноцида

В Польше сооружен антиукраинский памятник жертвам геноцида

Валерий Мастеров

Монументальное эхо Волынской резни

0
475
Большая любовь Колчака

Большая любовь Колчака

Алекс Громов

Если бы не Первая мировая, Россия догнала бы США

0
466

Другие новости