0
2722
Газета История Интернет-версия

06.04.2023 20:31:00

Зачем фронтовику сберегательная книжка

«Расценки» на бомбежки врага и другие способы подзаработать

Максим Кустов

Об авторе: Максим Владимирович Кустов – военный историк.

Тэги: история, ссср, великая отечественная война, красная армия, денежные выплаты


история, ссср, великая отечественная война, красная армия, денежные выплаты Удачный выстрел по вражескому танку приносил экипажу Т-34-85 суммарное вознаграждение около 2000 рублей. Фото Владимира Карнозова

26 марта 1943 года нарком обороны Иосиф Сталин подписал «Приказ о порядке выплаты денежных наград и повышении окладов содержания летно-подъемному и инженерно-техническому составу авиации дальнего действия».

Приказ этот стал важным элементом создаваемой в годы войны системы денежного поощрения военнослужащих за боевые успехи. В нем говорилось: «За каждую успешно выполненную бомбардировку политического центра (столицы) противника командир корабля, штурман и борттехник получают денежную награду в размере 2000 рублей, а остальные члены экипажа в размере 1000 рублей каждый».

НИКАКОЙ УРАВНИЛОВКИ

За бомбардировки Берлина летчикам авиации дальнего действия (АДД) платили еще с 1941 года. В приказе «О поощрении участников бомбардировки г. Берлина», подписанном Сталиным 8 августа 1941 года, было указано: «Выдать каждому члену экипажа, участвовавшему в полете, по 2000 рублей. Впредь установить, что каждому члену экипажа, сбросившему бомбы на Берлин, выдавать по 2000 рублей».

Итак, командиры воздушных кораблей, штурманы, борттехники, бомбившие Берлин, по приказу 1943 года по-прежнему получали те же 2000 рублей. А вот «остальные члены экипажа» (стрелки-радисты и воздушные стрелки) получать теперь должны были вдвое меньше. И дело тут скорее всего не в стремлении экономить. Просто командиры кораблей, штурманы и борттехники весной 1943 года имели, как правило, офицерские звания. А воздушные стрелки и стрелки-радисты были сержантами или старшинами.

С 1943 года, когда в армию вернули погоны и офицерские звания, стало заметно стремление советского руководства к соблюдению принципа субординации. Сержанты и старшины не могли получать такие же денежные награды, как офицеры, просто в силу занимаемого положения.

НАЛЕТЫ НА ГОРОДА И ОБЪЕКТЫ ВРАГА

Но зато теперь всем членам экипажа стали платить за бомбардировки не только Берлина, но и других столиц государств противника. Речь идет о столицах Финляндии, Венгрии и Румынии, стран – союзниц Третьего рейха. Советские бомбардировщики «навещали» Будапешт, Бухарест и Хельсинки время от времени.

Бухарест, например, в 1941 году бомбили, чтобы отвлечь побольше немецких и румынских истребителей ПВО от охраны нефтепромыслов Плоешти и порта Констанца. Хельсинки позднее «обрабатывали», чтобы склонить финское руководство к выходу из войны.

Разумеется, не обделяла своим вниманием советская авиация и «нестоличные» объекты во вражеских странах. Приказ 1943 года предписывал: «За каждую успешно выполненную бомбардировку объектов промышленного и оборонного значения на собственной территории противника командир корабля, штурман и борттехник получают денежную награду в размере 750 рублей, а остальные члены экипажа в размере 350 рублей каждый».

При налетах на территорию Германии помимо Берлина чаще всего бомбили Кёнигсберг, Данциг и Штеттин. Эти города обычно избирались в качестве запасных целей для экипажей, летящих на Берлин. Если командир и штурман приходили к выводу, что продолжать полет на столицу Германии самолет по каким-то причинам не может, то сбрасывали бомбы на ближние цели – Кёнигсберг, Данциг и Штеттин.

В Румынии приоритетными целями были нефтепромыслы Плоешти и порт Констанца. Доставалось и «нестоличным» объектам Финляндии.

Валентин Николаевич Белослудцев (сайт «Я помню») вспоминал: «С сорок второго на сорок третий всю зиму летал я опять штурманом, но уже на самолете Ли-2. Бомбили мы глубокие тылы Финляндии в ответ на бомбежки Архангельска. Двумя машинами летали, две машины у нас было под ночной бомбардировщик оборудовано в этом полку. Бомбили мы с высоты примерно 3000–3300 м… Летали всегда по ночам, зимой ночи темные, летали и бомбили по крупным железнодорожным станциям… Но особенно запомнилось бомбежка города в Финляндии, где был военный завод. Мы его пошли бомбить двумя самолетами. Первый наш экипаж под командованием Васи Дончука (Василий Иванович) бухнул четыре бомбы по 250 кг по этому заводу. Вспыхнул большой пожар. Даже когда мы уже отошли километров на 70, еще все полыхало. Через полчаса туда второй экипаж Ли-2 еще добавил огня».

В НЕБЕ НАД СТАЛИНГРАДОМ

За налеты на объекты противника на временно оккупированной советской территории тоже платили, но заметно меньше:

«За каждые 10 успешно выполненных бомбардировок военных объектов в тылу противника в пределах временно оккупированной территории СССР командир корабля, штурман и борттехник получают денежную награду в размере 1000 рублей, а остальные члены экипажа в размере 500 рублей каждый.

За каждые 10 успешно выполненных бомбардировок военных объектов на переднем крае или в пределах армейских и фронтовых тылов противника командир корабля, штурман и борттехник получают денежную награду в размере 500 рублей, а остальные члены экипажа в размере 250 рублей каждый».

То есть за одну успешную бомбардировку в тылу противника на оккупированной территории по приказу 1943 года командир корабля, штурман и борттехник получали по 100 рублей. А за бомбардировку объектов на переднем крае и в ближнем тылу врага – 50 рублей.

Возникает вопрос: почему бомбардировка вражеских столиц и объектов на неприятельской территории оплачивалась заметно щедрее? Видимо, дело было в длительности полетов. Подразумевалось, что над территорией СССР вылеты на боевое задание занимали меньше времени, чем над территорией противника. Но становились ли они от этого менее опасными?

Герой Советского Союза Василий Васильевич Решетников, один из самых опытных летчиков АДД, в мемуарах описал такие вылеты. Особенно часто работать по целям ему и его товарищам довелось во время Сталинградской битвы:

«На фронтах в районе Сталинграда не стихали и с новой яростью разгорались воздушные бои… Дальникам в этой борьбе поручена их коронная роль – удары по группировкам бомбардировщиков, засевшим на наибольшей глубине. Иные аэродромы, особенно стационарные, переполненные разнотипными самолетами, были прикрыты ничуть не хуже крупных железнодорожных узлов. Протолкаться незадетым к точке сбрасывания бомб удавалось не каждому.

Эти цели в отличие от крупных площадных были сложнее, потоньше, что ли. Тут меткость удара должна быть более высокой, чтоб непременно попасть в самолетные стоянки – цель очень узкую и малоразмерную. Не проще выглядели склады горючего и боеприпасов. Из-за этих особенностей высота удара назначалась пониже, а значит, и поближе к стволам зенитной артиллерии.

Хорошо, если самолеты стоят рядышком, крыло к крылу: один подожжешь – запылают и соседние. Но они разбросаны по полю, сидят в капонирах, и мы достаем их РРАБами (ротативно-рассеивающими авиабомбами). Пожары вспыхивают в разных углах аэродрома, но не так густо, как хотелось бы, а сколько повреждено самолетов, не поддавшихся возгоранию, мы не знаем».

Иначе говоря, риска при бомбежках немецких объектов на советской территории было никак не меньше, чем при бомбардировках вражеских стран. И воинского умения они требовали не меньше. Но… платили за это летчикам АДД заметно меньше.

КАК МЕНЯЛИСЬ «ПРИЗОВЫЕ» ЗА СБИТЫЕ САМОЛЕТЫ ВРАГА

Система денежного поощрения за боевые заслуги существовала не только в АДД. Так, согласно приказу Сталина от 19 августа 1941 года, за один сбитый самолет противника летчикам-истребителям полагалась денежная награда в размере 1000 рублей. Столько же получал и любой член экипажа разведчика или бомбардировщика, лично сбивший самолет врага.

«Расценки» на сбитые самолеты противника для истребителей впоследствии были принципиально скорректированы. Приказ от 17 июня 1942 года гласил: «На всех фронтах наши летчики-истребители при встречах с воздушным противником в большинстве случаев в первую очередь атакуют истребителей противника, а затем уже его бомбардировщиков. Эта привившаяся тактика действий в нашей истребительной авиации совершенно неправильна… основная и главная задача наших истребителей заключается в том, чтобы в первую очередь уничтожить вражеских бомбардировщиков, не дать им возможности сбросить свой бомбовый груз на наши войска, на наши охраняемые объекты». Было приказано: «В целях поощрения боевой работы летчиков-истребителей установить с 20 июня с. г. денежную награду в следующих размерах:

– за каждый сбитый бомбардировщик противника выплачивать 2000 рублей;

– за каждый сбитый транспортный самолет противника выплачивать 1500 рублей;

– за каждый сбитый истребительный самолет противника выплачивать 1000 рублей».

В августе 1941 года помимо летчиков решено было материально поощрять воздушных десантников. 29 августа 1941 года Сталин подписал приказ «Об улучшении руководства воздушно-десантными войсками Красной Армии». Согласно этому приказу, «за каждое участие в боевой десантной операции весь состав, принимающий непосредственное участие в таковой, получает: начальствующий состав – месячный оклад; рядовой и младший начальствующий состав – по 500 рублей».

ПРЕМИИ ЗА ПОДБИТЫЕ ТАНКИ

1 июля 1942 года появляется приказ «О переименовании противотанковых артиллерийских частей и подразделений в истребительно-противотанковые артиллерийские части и установлении преимуществ начальствующему и рядовому составу этих частей». В нем сказано: «Установить премию за каждый подбитый танк в сумме: командиру орудия и наводчику – по 500 рублей, остальному составу орудийного расчета – по 200 рублей».

В июне 1943 года появился новый приказ с «танковыми» расценками. Показательно, что он был подписан накануне «битвы моторов» – сражения на Курской дуге. В приказе «О поощрении бойцов и командиров за боевую работу по уничтожению танков противника» от 24 июня 1943 года сказано:

«Установить премию за каждый подбитый или подожженный танк противника расчетом противотанковых ружей: а) наводчику противотанкового ружья – 500 рублей, б) номеру противотанкового ружья – 250 рублей.

Установить премию за каждый уничтоженный (подбитый) танк противника экипажем нашего танка: командиру, механику-водителю танка и командиру орудия (башни) – по 500 рублей каждому, остальным членам экипажа – по 200 рублей каждому.

Установить премию за каждый подбитый танк всеми видами артиллерии: командиру орудия и наводчику – по 500 рублей, остальному составу штатного орудийного расчета – по 200 рублей».

Получить премию за уничтожение вражеских танков могли и пехотинцы:

«Установить премию в размере 1000 рублей каждому бойцу и командиру за лично подбитый или подожженный танк противника при помощи индивидуальных средств борьбы. Если в уничтожении вражеского танка участвовала группа бойцов – истребителей танков, то сумму премии поднять до 1500 рублей и выплачивать всем участникам группы равными долями».

«КТО КУДА, А Я – В СБЕРКАССУ»

В результате исполнения приказов о премировании за боевые успехи (о денежном содержании военнослужащих тоже забывать не следует) у офицеров (прежде всего летчиков), а иногда у солдат и сержантов могли появляться определенные суммы денег. Большое внимание уделялось тому, чтобы приучить военных хранить их на сберегательных книжках.

Так, 31 марта 1943 года заместитель наркома обороны генерал-полковник интендантской службы Андрей Васильевич Хрулев подписал приказ «О привлечении вкладов военнослужащих в учреждения Госбанка и развитии безналичных расчетов». В приказе отмечались достигнутые успехи: «Остатки вкладов в полевых учреждениях Государственного банка на 1 января 1943 года превысили в 25 раз сумму остатков вкладов на 1 января 1942 года. Количество вкладчиков возросло за 1942 год в 17 раз».

Принцип материальной заинтересованности фронтовиков активно использовался в годы Великой Отечественной. Правда, сколько-нибудь значимым фактором мотивации личного состава его считать не следует. Но и лишними деньги, заработанные в боях, для военных, конечно, не были. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Без гвоздя в голове

Без гвоздя в голове

Андрей Мартынов

Взаимные ошибки на путях к катастрофе

0
1669
Забыв личные страдания

Забыв личные страдания

Мартын Андреев

Морские трагедии и спасшийся Паустовский

0
928
Граф-партизан

Граф-партизан

Виктор Леонидов

Судьба русского Лоуренса Аравийского

0
1081
Символ Холокоста

Символ Холокоста

Владимир Соловьев

Анна Франк навсегда осталась в том возрас­те, в каком погибла в концлагере Берген-Бельзен

0
1024

Другие новости