0
3155
Газета История Интернет-версия

17.08.2023 20:15:00

«Когда мы делаем Германию великой, у нас есть право подумать и о себе»

Была ли коррупция в Третьем рейхе

Борис Хавкин

Об авторе: Борис Львович Хавкин – доктор исторических наук, профессор Историко-архивного института РГГУ.

Тэги: история, вторая мировая война, германия, режим, коррупция


история, вторая мировая война, германия, режим, коррупция Герман Геринг, бывший рейхсмаршал авиации и крупнейший коррупционер Германии, на скамье Нюрнбергского трибунала. Фото NARA

Вопрос коррупции в Третьем рейхе после Международного военного трибунала в Нюрнберге (1945–1946) и последующих Нюрнбергских процессов (1946–1949) не поднимался ни правоохранительными органами союзников, ни юстицией ФРГ, ГДР и объединенной Германии.

Один из стереотипов нацистской пропаганды гласил, что коррупция, характерная для Веймарской республики, в Третьем рейхе была побеждена. Это утверждение стояло в одном ряду с мифами о «тотальном порядке», «народном государстве Гитлера», «процветании немецкой экономики в годы национального социализма».

Однако в нацистской Германии коррупция не только не была побеждена, но и являлась неотъемлемой частью существования. Коррупция связывала в «немецкое народное сообщество» партийных и государственных чиновников, банкиров, промышленников, аграриев, аристократов, военных и «простых немцев». Для агрессивного расистско-милитаристского режима, поправшего все нормы человеческой морали, взятки, подкуп, мзда, использование служебного положения, связей и знакомств в целях получения выгоды были обычным явлением.

ПОДАРОК ДЛЯ РЕЙХСПРЕЗИДЕНТА

Еще до прихода к власти нацисты широко практиковали подкуп высших чиновников. Рейхспрезидент генерал-фельдмаршал Пауль фон Гинденбург, крупнейший прусский землевладелец, принял в подарок от нацистов латифундии Лангенау и Пройсенвальд. И отблагодарил их за эту щедрость необычным в немецкой военной истории жестом: присвоил отставному капитану авиации Герингу «в знак признания его выдающихся заслуг на войне и в мирное время» звание генерала пехоты.

В конце 1932 года в прессу попали сведения, что майор Оскар фон Гинденбург, сын и адъютант рейхспрезидента, на которого отец оформил владение родовым имением Нойдек, использует государственные дотации (правительство оказывало финансовую помощь крупным землевладельцам Восточной Пруссии) для игры в казино, содержания любовниц, отдыха на дорогих курортах. При этом Оскар, пользуясь покровительством отца, уклоняется от уплаты налогов. 22 января 1933 года состоялась двухчасовая беседа Гинденбурга-младшего с Адольфом Гитлером, после которой Оскар сказал отцу: «Теперь нет никакой иной возможности, кроме как поставить Гитлера канцлером». 30 января рейхспрезидент Гинденбург назначил Гитлера рейхсканцлером. Вскоре принадлежавшие Оскару фон Гинденбургу 5 тыс. акров земли в Нойдеке были освобождены от уплаты налогов. Так в январе 1933-го с банальной коррупционной сделки началась история Третьего германского рейха.

После 1933 года независимой прессы в Германии не существовало, а контрольные функции парламента были отменены. Нацистская партия (НСДАП) политизировала и контролировала судебную систему, резко ограничила полномочия традиционных надзорных органов, таких как аудиторские службы. Нацистская власть негласно поощряла коррупцию; многие национал-социалисты считали себя жертвами «гнилой Веймарской демократии», при которой «евреи эксплуатировали немецкий народ». После «консервативной революции» нацисты считали себя вправе требовать возмещения ущерба, якобы нанесенного им евреями и демократами. «Когда мы делаем Германию великой, у нас есть право подумать и о себе», – сказал Гитлер.

ФОНД АДОЛЬФА ГИТЛЕРА И «КРУГ ДРУЗЕЙ РЕЙХСФЮРЕРА СС»

Хозяева германской экономики, надеясь на выгоду от сотрудничества с нацистами, жертвовали им значительные суммы. Циркуляр Имперского союза автомобильной промышленности от 12 июня 1933 года об учреждении Фонда Адольфа Гитлера гласил: «Имперский союз германской промышленности ставит нас в известность о том, что головные союзы германской экономики в целях унификации сбора пожертвований в пользу НСДАП приняли решение создать из отдельных пожертвований единый фонд. Собранные в результате этого средства будут предоставлены в распоряжение господина рейхсканцлера... Президентом попечительского совета Фонда Адольфа Гитлера является председатель Имперского союза германской промышленности доктор Крупп фон Болен унд Гальбах».

Через этот фонд за 12 лет нацистской диктатуры Гитлер получил около 700 млн рейхсмарок. Эти деньги он использовал на «нужды родины и партии»: сооружение грандиозного партийного комплекса в Нюрнберге, съезды НСДАП, Олимпиаду в Берлине, строительство автобанов, вооружение армии, авиации и флота.

Другой группой немецких промышленников и финансистов, «заинтересованных в тесном сотрудничестве крупного национального капитала с нацистской партией», был «Круг друзей рейхсфюрера СС». С 1935 года эта группа действовала под патронажем Генриха Гиммлера. Ничем другим, кроме как коррупцией, деятельность обеих групп назвать нельзя. С 1936 по 1944 год «друзья» жертвовали Гиммлеру около 1 млн рейхсмарок в год для использования «вне бюджета». В банке «И.Г. Штейн» в Кёльне был учрежден фонд СС, получивший название «грязного фонда».

Пожертвования «друзей» перечислялись на «особый счет С» и направлялись на нужды СС и на другие цели, которые определял Гиммлер. В благодарность за «финансовую помощь» хозяева германской экономики получали госзаказы, конкурентные преимущества, лоббирование своих интересов в правительственных кругах, дешевую рабочую силу из концлагерей.

«АРИИЗАЦИЯ» КАК ФОРМА КОРРУПЦИИ

После принятия в 1935 году Нюрнбергских расовых законов, исключивших евреев из общественно-политической жизни Германии, началось их вытеснение из национальной экономики. Отъем собственности у евреев получил название «ариизации». 14 июня 1938 года была введена обязательная регистрация предприятий, которыми владели евреи; затем началось изъятие этих предприятий у прежних хозяев по ценам ниже себестоимости. Формально сделки оформлялись как «добровольная продажа». По сути же «ариизация» была грабежом и вымогательством.

Зачастую «ариизация» сопровождались откровенной уголовщиной. В Гамбурге штурмовики под видом «ариизации» отнимали деньги и драгоценности у евреев, предъявляя фиктивные ордера. В Мюнхене уволенный сотрудник, состоявший в нацистском отряде, напал на своего бывшего начальника-еврея и заставил его отдать выручку из сейфа компании. В Берлине члены СА похитили еврея – директора фабрики и несколько дней пытали его, чтобы получить большой выкуп. В Берлине штурмовики совершали налеты на состоятельных евреев и под угрозой физической расправы вымогали у них крупные суммы «на нужды партии». В Бреслау оберштурмбаннфюрер СА заставил владельца универмага «пожертвовать» нацистской партии 15 тыс. рейхсмарок; большую часть этих денег он перечислил на банковский счет своей жены.

После погромов Хрустальной ночи 9–10 ноября 1938 года были «ариизированы» все фирмы, которыми еще владели евреи. Накануне Второй мировой в Германии не осталось ни одного еврея – хозяина или управляющего предприятием.

Выгоды от «ариизации» получили в первую очередь крупные немецкие банки и концерны, связанные с СС. Бенефициарами были учредители Фонда Адольфа Гитлера и «друзья рейхсфюрера СС»: львиную долю конфискованного еврейского капитала они подгребли под себя.

Прибыль от рабского труда заключенных концлагерей рейхсфюрер СС и его «друзья» делили по-дружески. Так, рабочая сила концерна «И.Г. Фарбен», производившего 30 тыс. т синтетического каучука в год, состояла из заключенных концлагеря Аушвиц, которых СС сдавали компании в аренду. Концерн платил Главному административно-хозяйственному управлению СС по 4 марки в день за каждого обученного рабочего-заключенного и 3 марки за каждого необученного. Всего же на заводе «И.Г. Фарбен» в Аушвице работало, по данным на 1941 год, 12–16 тыс. рабочих, 25% которых были узниками концлагерей.

Еще 8 тыс. заключенных СС предоставила «И.Г. Фарбен» – разумеется, не безвозмездно – для строительства нового завода «Лейна» в Аушвице. В ответ за эту «дружескую услугу» одна из дочерних компаний «И.Г. Фарбен» «недорого» поставляла СС газ «Циклон Б». 1 сентября 1941 года этот газ был применен в Аушвице для уничтожения 600 советских военнопленных. Испытания прошли успешно: за годы войны в газовых камерах нацистских концлагерей «Циклоном Б» было убито более 1 млн человек.

«Дружба с СС приносит самые благоприятные плоды», – писал член правления «И.Г. Фарбен» Отто Амброз. Концерн получал от СС не только дешевую рабочую силу, но и заключенных для медицинских опытов, проводившихся в лабораториях «И.Г. Фарбен» эсэсовскими врачами. Циркуляр относительно порядка продажи крупных партий узников, подписанный Гиммлером, требовал, чтобы в карточке каждого заключенного делалась помета: «Подлежит уничтожению путем работы».

В Третьем рейхе не было недостатка в официальных указах, предостерегающих от использования «незаконных» процедур изъятия капитала у евреев и призванных ограничить личное обогащение членов НСДАП. Уполномоченный по четырехлетнему плану министр – президент Пруссии Герман Геринг требовал, чтобы «устранение евреев с экономической сцены» было исключительно «работой государства» на «строго законных основаниях» и осуществлялось «только на благо рейха». Генрих Гиммлер грозил членам СС «беспощадным наказанием», если кто-либо из них нарушит правовые нормы и попытается получить для себя «неоправданную выгоду» от «перевода еврейских активов». Серия распоряжений Геринга и Гиммлера была дополнена постановлениями гауляйтеров (руководителей областей). Гауляйтер Роберт Вагнер в Бадене запретил руководящим членам НСДАП и должностным лицам покупку еврейского имущества «через партию». Зальцбургский гауляйтер Фридрих Райнер запретил партийным и государственным чиновникам Зальцбурга участвовать в «ариизации».

Издание подобных директив свидетельствовало, что нацистское государство претендовало на еврейскую собственность полностью. Но чиновники, подобно крысам, растаскивали ее по своим норам.

«Ариизация» была неотделима от коррупции. Постепенное лишение евреев прав, уничтожение их средств к существованию, понуждение к эмиграции и, наконец, депортация и убийство сопровождались различными формами личного обогащения партийцев – прежде всего «старых бойцов». По подсчетам профессора права Майкла Бейзилера (США), у евреев Германии и Австрии, а затем и завоеванной нацистами Европы было изъято от 230 млрд до 320 млрд долл. (в ценах 2005 года). Так что Холокост, по определению этого американского юриста, «был одновременно величайшим убийством и величайшим грабежом в истории».

КОРРУПЦИЯ ГОСАППАРАТА

«Всего лишь через девять лет после прихода к власти НСДАП руководящий слой партии и государства был в такой степени коррумпирован, что даже на критическом этапе войны не мог отказаться от ставшего уже привычным стиля жизни на широкую ногу. Нацистским бонзам для представительства были необходимы просторные дома, охотничьи угодья, поместья и замки, многочисленная прислуга, обильные застолья, подвалы с изысканными коллекциями вин», – писал рейхсминистр вооружений и военной промышленности Альберт Шпеер. По его мнению, «уровень коррумпированности госаппарата рейха был таков, что даже угроза тотального поражения в войне была не в силах образумить дорвавшуюся до власти нацистскую элиту».

Несмотря на публичные призывы к личной скромности, партийные бонзы тратили из государственной казны немалые деньги на личные нужды. Генрих Гиммлер построил за государственный счет для своей секретарши-любовницы Хедвиги Поттхас виллу на горном озере Кёнигсзее на юго-востоке Баварии, в районе Берхтесгаден. Лидер Трудового фронта Роберт Лей, чья зарплата на этом посту составляла 4 тыс. рейхсмарок в год, увеличил ее еще на 2 тыс. рейхсмарок за руководство имперской организацией партии. Еще 700 рейхсмарок Лей получал за депутатство в рейхстаге. 50 тыс. рейхсмарок Лей зарабатывал в редактируемой им газете, получая к тому же многочисленные гонорары за брошюры и книги. При этом расходы Лея оплачивал Трудовой фронт, который содержал его виллу в фешенебельном берлинском районе Грюневальд. В 1935 году Трудовой фронт выдал адъютантам Гитлера, а также его личному фотографу Генриху Гофману по 1 тыс. рейхсмарок в качестве рождественского подарка.

Руководитель отдела строительства Трудового фронта Антон Карл, имевший судимость за кражу и растрату, в 1936–1937 годах ради заключения выгодных контрактов заплатил взяток на сумму более 580 тыс. рейхсмарок. Гауляйтер Тюрингии Фриц Заукель лоббировал строительство партийного форума в Веймаре (в этом городе в 1926 году состоялся второй съезд НСДАП). Стройка, несмотря на возражения архитектора Шпеера, продолжалась до конца войны. В рабочих руках недостатка не было. Широко применялся труд заключенных из соседнего концлагеря Бухенвальд: Заукель был не только гауляйтером, но и комиссаром по рабочей силе в Управлении по четырехлетнему плану – одним из главных ответственных за использование принудительного труда.

Гауляйтер Франконии Юлиус Штрейхер владел 13 «ариизированными» домами и издательством «Штюрмер». Стоимость его имущества возросла с 1 млн марок в 1938-м до 2,2 млн марок в 1943 году.

О масштабах коррупции и воровства в НСДАП свидетельствует и статистика: с 1 января 1934 года по 31 декабря 1941 года было возбуждено 11 тыс. судебных дел о хищении партийных средств.

ГНЕЗДА «ЛЕТАЮЩЕГО БОРОВА»

Главным сибаритом и гедонистом Третьего рейха по праву считался «наци № 2» Герман Геринг, имевший больше всех в Германии званий и должностей. Если бы в рейхе была должность «главного вора и коррупционера», она тоже по праву принадлежала бы Герингу, который присваивал железнодорожные составы, груженные товарами, картины, предметы роскоши, драгоценности, награбленные в других государствах. Геринг стал одним из богатейших людей не только Германии, но и Европы. В 1937 году был создан огромный государственный концерн «Герман Геринг Верке», которому принадлежали многочисленные «ариизированные» заводы, а позднее и предприятия на оккупированных территориях. Львиная доля доходов концерна шла на личные счета Геринга. Он же был главой Управления по четырехлетнему плану.

Геринг потратил 15 млн рейхсмарок на расширение и ремонт своего охотничьего дворца, содержание которого ежегодно обходилось налогоплательщикам в 500 тыс. марок. У Геринга был личный поезд с платформами для 10 автомобилей и с пекарней, выпекавшей кремовые пирожные. В поезде были три ванные комнаты, библиотека и кинозал, где зачастую показывали американские фильмы, запрещенные в нацистской Германии. Налогоплательщикам пришлось раскошелиться на 1,3 млн рейхсмарок на обустройство этого дворца на колесах. Чтобы скрасить суровые военные будни, специальный самолет доставлял главкому люфтваффе клубнику из Италии. Повара готовили ему неприхотливый солдатский завтрак с лобстерами и икрой. Запас одежды из 50 мундиров – рейхсмаршала Великогерманского рейха (персональное звание, соответствующее генералиссимусу), обергруппенфюрера национал-социалистического механизированного корпуса, обергруппенфюрера СА, обергруппенфюрера СС, генерал-фельдмаршала авиации, генерала земельной полиции, генерала пехоты, рейхсляйтера, главного имперского лесничего, главного егеря Германии и т.д. – позволял Герингу переодеваться по три раза в день, чтобы играть в новом костюме новую роль.

В Карихалле, резиденции Геринга, была специальная игровая комната. Ее украшала железная дорога – настоящее произведение искусства площадью в 240 кв. м. На специальных тросиках были подвешены самолетики, сбрасывающие игрушечные, но взрывающиеся бомбочки с порохом.

Помимо основной резиденции «летающий боров», как его за глаза называли в рейхе, имел официальную государственную резиденцию на Лейпцигерплатц в Берлине, альпийский дом в Оберзальцберге, замки Фельденштейн и Маутерндорф, три охотничьих домика (Рёт, Пейт, Дарс), большой имперский охотничий дом в Роминтене и дом в Веннингштадте на острове Зильт.

23 апреля 1945 года Гитлер приказал лишить Геринга всех полномочий, чинов и наград и поместить под арест, а в случае сопротивления казнить на месте как предателя: «Геринг – толстый продажный лентяй! Этот выскочка бросил люфтваффе на произвол судьбы! Его пример позволил коррупции распространиться по всей стране! Я всегда все о нем знал! Этот морфинист смеет заявлять, что я не способен принимать решения?! А завтра он объявит меня мертвым?! Да как он посмел предать меня?!»

БУНКЕРЫ И РЕЗИДЕНЦИИ ФЮРЕРА

Но Гитлер, обвиняя Геринга в предательстве и коррупции, никогда не забывал о своей безопасности и личном благополучии. По свидетельству Шпеера, забота Гитлера о собственных удобствах доходила до абсурда: «Гитлер, куда бы он ни направлялся, прежде всего издавал указ о строительстве бункеров для своей защиты. Толщина перекрытий возрастала с увеличением веса применяемых противником бомб и достигала 5–7 м. Постепенно надежные системы бункеров появились в Растенбурге, Берлине, Оберзальцберге, Мюнхене, гостевой резиденции близ Зальцбурга, в ставке в Наухайме и на Сомме. А в 1944 году Гитлер приказал построить в горах Силезии и Тюрингии две подземные ставки, для чего пришлось мобилизовать сотни специалистов – горняков-проходчиков и взрывников, и тысячи рабочих, незаменимых на военных объектах». В 1942 году Гитлер распорядился провести перестройку обветшавшего замка Клесхайм под Зальцбургом в роскошную резиденцию. Всего было построено 12 резиденций Гитлера, еще три не успели достроить до конца войны.

При этом Гитлер, создавая себе имидж бессребреника, публично отказался от своей зарплаты рейхсканцлера, которая составляла 45 тыс. рейхсмарок в год, и от ежегодного пособия на расходы, составлявшего еще 18 тыс. рейхсмарок. Но германской общественности не сообщали о том, что Гитлер никогда не платил никаких налогов. А также о том, что Мюнхенская налоговая служба попыталась выписать ему счет в 400 тыс. рейхсмарок за просрочку платежа в 1934 году, после чего налоговики были вызваны на беседу в гестапо. Тогда они списали всю сумму долга и уничтожили налоговые досье Гитлера. В ответ Гитлер предоставил главе Мюнхенской налоговой службы ежегодную не облагаемую налогом надбавку к жалованию в размере 2 тыс. марок.

Доход Гитлера от продажи книги «Майн кампф», оптом закупленной нацистскими партийными организациями, составил только в 1933 году 1,2 млн марок. Тиражи «Майн кампф» в Германии превысили 12 млн экземпляров. До 1945 года книга была переведена на 14 языков. Гитлер сделал на этой книге состояние: издательство НСДАП «Франц Эер» начисляло ему от 1 млн до 2 млн рейхсмарок за каждое переиздание.

С 1937 года Гитлер зарабатывал огромные суммы за авторские права, взимаемые за использование его портрета на почтовых марках (50 млн рейхсмарок в год); получал гонорары за публикацию каждого его выступления в прессе. Эти деньги должны были пойти на создание Музея фюрера в Линце. Для этого музея было отобрано около 1200 произведений живописи. Большая часть картин была «ариизирована» у их владельцев после аншлюса Австрии в 1938 году. Предполагалось, что в музейный комплекс войдут театр, плац для парадов, библиотека и шикарный отель.

ПОДКУП ГЕНЕРАЛОВ

В 1935 году, когда рейхсвер был преобразован в вермахт, Гитлер подарил престарелому кайзеровскому генерал-фельдмаршалу Августу фон Макензену 1231 гектар земли (включая 150 акров леса и 300 – озер) и 350 тыс. рейхсмарок. Это был символический знак признания исторических заслуг прусско-германского милитаризма и преемственности традиций старой и новой армии.

Германские вооруженные силы, которые традиционно считались «государством в государстве», стали главным инструментом нацистской политики завоевания мирового господства для «арийской» расы. В обмен на лояльность и послушание нацистскому режиму военачальники получали звания, чины и награды, огромные суммы денег, поместья, подарки и налоговые льготы. По словам Герхарда Вайнберга, эмигранта из нацистской Германии и американского историка, Гитлер создал «обширную секретную программу подкупа, в которой участвовали практически все высшие эшелоны власти». Это было появление «преднамеренной коррупции сверху».

После смерти Гинденбурга в 1934 году Гитлер упразднил должность рейхспрезидента, а официальный фонд рейхспрезидента, который наполнялся из бюджета страны, был изъят из государственного аудита. Гитлер получил этот фонд в личное распоряжение. За 12 лет «тысячелетнего рейха» фонд вырос со 150 тыс. до 40 млн рейхсмарок. Фондом от имени и по поручению Гитлера руководил начальник рейхсканцелярии Ганс Ламмерс. Выплаты из фонда назывались «компенсацией расходов» и производились министрам и высокопоставленным госслужащим с апреля 1936 года. В начале 1938-го было решено, что высшие военачальники – начальник штаба Верховного главнокомандования вермахта (ОКВ) Вильгельм Кейтель, главком сухопутных сил Вальтер фон Браухич, командующий люфтваффе Герман Геринг и командующий кригсмарине Эрих Рёдер – должны иметь тот же статус, что и министры имперского кабинета. Высшие военачальники стали получать зарплату рейхсминистров, а в частном порядке – дополнительные выплаты со «счета № 5» (так был зашифрован фонд рейхспрезидента).

В дальнейшем Гитлер распространил выплаты на командование армии, авиации и флота, фактически покупая лояльность военачальников. Прежде чем военачальник получал премиальные со «счета № 5», он встречался с Ламмерсом, который сообщал, что выплаты будут зависеть от преданности получателя лично Гитлеру. Иначе военачальник будет лишен доплаты. О незаконном характере выплат свидетельствовало предупреждение Ламмерса: никому не говорить и не делать записей об этих платежах. Когда генерал-фельдмаршал Федор фон Бок в декабре 1941 года был отправлен в отставку за поражение под Москвой, первой его реакцией было связаться с адъютантом Гитлера, чтобы спросить, означает ли его увольнение, что он больше не будет получать деньги со «счета № 5».

Во время войны Гитлер осыпал своих генералов роскошными подарками в виде денег, дорогих вещей, недвижимого имущества. Он платил по 100 тыс. рейхсмарок в год генералам на «лечение и отдых», увеличивал пенсии отставным военачальникам. Выплаты со «счета № 5» не прекращались, даже когда получатель выходил в отставку; деньги начислялись пожизненно. В то же время офицеры, попавшие в плен (в частности, члены созданного в СССР в 1943 году Союза немецких офицеров), участники антигитлеровского заговора 1944 года и их семьи лишались всех выплат.

Основой коррупционной системы были ежемесячные необлагаемые налогом платежи в размере 4 тыс. рейхсмарок, депонированные на банковских счетах генерал-фельдмаршалов и гросс-адмиралов, и в размере 2 тыс. рейхсмарок для всех остальных генералов и адмиралов.

При этом высшие военные чины получали немалые оклады. Жалованье генерал-фельдмаршала и гросс-адмирала составляло 26 тыс. рейхсмарок в год, а генерал-полковника и адмирала – 24 тыс. Кроме того, генерал-фельдмаршалы и гросс-адмиралы получали 400, а генерал-полковники и адмиралы – 300 рейхсмарок в месяц в качестве компенсации инфляции во время войны.

Маршалы, генералы и адмиралы были пожизненно освобождены от уплаты подоходного налога – что, по сути, было огромной прибавкой к заработной плате (в 1939 году ставка налога составляла 65% для доходов свыше 2400 рейхсмарок). Им компенсировали расходы на питание, медицинское обслуживание, обмундирование и жилье. Для сравнения: саперам при разминировании доплачивали 1 рейхсмарку в день.

Генералы также получали банковские чеки в подарок ко дню рождения. Генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель в сентябре 1941 года получил премию 250 тыс. рейхсмарок. Генерал-фельдмаршал Гюнтер фон Клюге 30 октября 1942 года, в день 60-летия, получил от Гитлера чек на такую же сумму. В поздравительном послании Гитлер писал, что Клюге может выставить счет германскому казначейству за любые улучшения, которые он пожелает внести в свое поместье. Генерал-фельдмаршал Вильгельм Риттер фон Лееб в 1944 году получил от Гитлера в подарок 918 тыс. рейхсмарок. А рекордом стала премия, выплаченная в январе 1944-го любимцу Гитлера генерал-полковнику Гейнцу Гудериану, – 1,2 млн рейхсмарок.

В последние месяцы войны генерал-фельдмаршалы Эрих фон Манштейн, Вильгельм Лист, Георг фон Кюхлер и Максимилиан фон Вейхс, чтобы избежать конфискации своих денег союзниками, часто меняли банковские счета, на которые Ламмерс вносил немалые суммы для господ военачальников.

После войны германские генералы стремились скрыть факт получения денег с тайных счетов Гитлера. На Нюрнбергском процессе генерал-фельдмаршал Вальтер фон Браухич лгал под присягой, отрицая получение выплат.

На суде в 1948 году генерал-полковник Франц Гальдер лжесвидетельствовал, когда говорил, что не брал деньги. Гальдер был вынужден замолчать, когда американский прокурор Джеймс Макхейни предъявил ему банковские документы, свидетельствующие об обратном.

Генерал-фельдмаршал Эрхард Мильх в 1947 году на суде под присягой признал, что принимал деньги с тайных счетов – но утверждал, что это была только компенсация за зарплату, которую он получал в качестве руководителя компании «Люфтганза».

В многочисленных мемуарах ни один из получателей со «счета № 5» не упомянул об этих выплатах. Бывшие нацистские бонзы продолжали делать вид, что коррупции в Третьем рейхе не было.


Читайте также


Индия: миф и идея

Индия: миф и идея

Гедеон Янг

Пять тысяч лет раздора между своими и величайший акт корпоративного насилия в мировой истории

0
2145
Простыл и умер в Таганроге

Простыл и умер в Таганроге

Виктор Тополянский

Император Александр I, Пушкин, декабристы и старец Федор Кузьмич

0
1126
Царь Алексей Михайлович и посол Педро Иванович

Царь Алексей Михайлович и посол Педро Иванович

Виктор Леонидов

Увидим ли мы наконец на сцене пьесу Федерико Гарсиа Лорки «Публика»

0
1386
Огонь как сумма искр

Огонь как сумма искр

Игорь Шумейко

Реакция горения в сочинениях Александра Мелихова

0
1006

Другие новости