0
1134
Газета Идеи и люди Интернет-версия

02.04.2008 00:00:00

Бухарест: варианты решения

Полина Соколова

Илья Барышев

Дмитрий Удалов

Об авторе: Полина Соколова - сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН. Дмитрий Удалов - аспирант Института США и Канады РАН. Илья Барышев - сотрудник ИСИЭЗ ГУ-ВШЭ.

Тэги: нато, россия, афганистан


нато, россия, афганистан В Бухаресте перекрыты дороги: там, за заграждениями, происходит нерядовое событие.
Фото Reuters

Сегодня в Бухаресте открывается саммит НАТО. Он предваряет 60-летний юбилей, который альянс собирается триумфально отметить в следующем году. Поэтому уже сейчас, в продолжение намеченного на рижском саммите, можно ожидать концептуальных решений, реализация которых позволит к следующему году завершить определенный этап трансформации альянса.

На повестке дня стоят острые вопросы: 1) текущие военные операции НАТО – Афганистан и Косово; 2) расширение НАТО, в первую очередь вопрос о вступлении Хорватии, Албании и Македонии; 3) дальнейшая трансформация НАТО – адаптация к вызовам нового времени и решению таких проблем, как кибертерроризм и энергетическая безопасность; 4) укрепление связей НАТО с партнерами вне евроатлантического региона – в Северной Африке, на Ближнем Востоке и в целом в Азии.

Список участников, в этом году обширный как никогда, включает помимо президентов и правительств 26 стран-членов делегации из стран-партнеров и представителей основных международных организаций. Особенно ждут приезда Джорджа Буша, учитывая политический и, что очень важно, финансовый вес Соединенных Штатов в НАТО. При этом, однако, вопрос, останется ли НАТО их жизненно важным партнером или же Америка предпочтет прибегать к созданию коалиции желающих при отсутствии консенсуса с европейскими партнерами, остается открытым. В НАТО надеются, что организация выживет. И встречать Буша в Румынии будут во всеоружии. Предположительно он и откроет саммит.

Меры безопасности

Румынским руководством приняты беспрецедентные меры для обеспечения безопасности участников саммита. Со вчерашнего дня все аэропорты города закрыты для любых рейсов, за исключением прибывающих правительственных делегаций, для которых обеспечен специальный коридор из международного аэропорта Бухареста до Дворца парламента, где будут проходить основные мероприятия саммита. «Зачищен» и оцеплен весь центр румынской столицы. С близлежащих улиц эвакуированы все машины.

Силы безопасности Румынии приведены в повышенную боеготовность. По информации новостного сайта Юго-Восточной Европы (www.seeurope.net), задействована дорожная полиция, практически весь военно-морской флот.

В дополнение к этому на военную базу НАТО в соседней Болгарии переброшены 500 американских военнослужащих и 18 американских военных самолетов, которые будут участвовать в патрулировании и обеспечении безопасности саммита, а затем останутся в Болгарии для совместных с болгарскими военными учений.

Румыния – окно на восток

Для Румынии, вступившей в НАТО на волне последнего расширения в 2004 году, как и для Латвии, принимавшей саммит в 2006 году, это событие вселенского масштаба и национального престижа.

Для самого альянса выбор места тоже весьма символичен. Румыния граничит с Западными Балканами (бывшие югославские республики минус Словения плюс Албания), судьба которых в значительной мере будет определена на нынешнем саммите. Она является для альянса символическим окном на восток – в постсоветское пространство. Хотя вроде бы Россия «выторговала» отсрочку вступлению Молдавии в НАТО, обещав за это гарантировать восстановление территориальной целостности республики и вывести миротворцев, строить иллюзии о том, что это означает поворот вектора развития Молдавии от НАТО, не стоит.

Не стоит ожидать и ослабления украинского и грузинского «лобби», заручившихся американской поддержкой и продавливающих в кулуарах саммитов альянса линию на скорейшую интеграцию с ним. Президенты Грузии и Украины – почетные гости на саммите. Кроме прочего, они выступят перед молодежным форумом, проходящим параллельно с официальными мероприятиями, где поддержат своих представителей и постараются подготовить будущее поколение политиков со всего мира к мысли о желательном членстве Грузии и Украины в НАТО.

Напомним, что помимо лидеров Грузии, Украины и Молдавии в саммите принимают участие президенты еще трех постсоветских республик: Азербайджана, Туркмении и Узбекистана.

Наши в городе

Для России саммит важен тем, что впервые одновременно с ним будет проходить заседание Совета Россия–НАТО, на котором Россию будет представлять действующий президент Владимир Путин. От саммита с участием России ждут решений по вопросам сотрудничества в сфере борьбы с терроризмом, пограничного контроля и противодействия наркотрафику в Афганистане, нераспространения ОМУ. Безусловно, будут затронуты проблемы дальнейшего расширения альянса, его политики в сфере энергетической безопасности. В этой связи не конъюнктурной, а многообещающей для России можно представить тему сближения НАТО с ОДКБ и ШОС.

На саммите возможны соглашения по конкретным вопросам взаимодействия России и НАТО в обеспечении проведения операции в Афганистане. В частности, могут быть достигнуты договоренности о передвижении грузов по территории России к границам Афганистана.

Афганистан и дееспособность НАТО

Афганистан остается проблемой номер один для НАТО. Ведь именно эта страна могла бы стать образцом наведения порядка в проблемных регионах мира с помощью сил Североатлантического альянса. Не стоит забывать, что ситуация в Афганистане представляет угрозу не только для НАТО, но и для России.

Нынешняя политика НАТО в Афганистане явно проигрышная. Помимо того что альянс контролирует лишь часть территории страны (а по сути – один лишь Кабул), крайне актуальна проблема наркотрафика, объемы которого не только не сократились после свержения «Талибана» и перехода власти к группировке НАТО, а заметно возросли. По словам председателя координационной службы совета командующих пограничными войсками стран СНГ генерал-полковника Манилова, посевные площади опиумного мака и других растений, используемых для производства сильнодействующих веществ, не сокращаются, а возрастают, «несмотря на присутствие в Афганистане коалиционных войск, в том числе войск США».

Очевидно, что НАТО не удастся в ближайшее время навести порядок в стране. Поэтому Афганистан потенциально таит в себе колоссальные возможности для сотрудничества НАТО и России. Наша страна могла бы предложить НАТО помощь в Афганистане в обмен на отказ от расширения альянса и включения в состав его членов Украины и Грузии.

Расширение альянса

На сегодняшний момент Албания, Македония и Хорватия – члены Плана действий относительно членства в НАТО (ПДЧ), который так рвутся получить Грузия и Украина (находящиеся пока на стадии интенсивного диалога с альянсом). На саммите ожидается приглашение этих трех балканских республик к началу переговоров о вступлении в НАТО. Серьезной помехой может оказаться вето со стороны Греции на членство Македонии. Между двумя странами продолжается спор о названии последней. Без принятия Македонии не будет принята и Албания.

В целом же присоединение к НАТО балканских стран – плановое событие в рамках долгосрочной стратегии «европеизации» Западных Балкан. Их поэтапная интеграция в НАТО и ЕС идет полным ходом. Сегодня региональная стабилизация и членство в НАТО, а затем в ЕС уже являются взаимодополняющими.

На повестке дня саммита будет стоять и вопрос о продолжении взаимодействия НАТО с Сербией, Черногорией и Боснией и Герцеговиной, которые по решениям рижского саммита присоединились к программе НАТО «Партнерство ради мира». По всей вероятности, их взаимодействие с альянсом продолжится, даже несмотря на развитие ситуации вокруг Косово.

Сохраняется интрига вокруг формального приглашения в НАТО для Украины и Грузии. Хотя Германия и Франция не раз давали понять, что они против этого шага, Вашингтон видит в нем закономерное продвижение собственных интересов и продолжает настаивать на необходимости открыть дорогу для этих стран в НАТО. Поскольку решение будет чисто политическим, предсказать его невозможно. Можно предположить, однако, что Россия приложит все дипломатические усилия для того, чтобы заморозить дальнейшую интеграцию постсоветских республик в альянс. Благо, на сей раз аргументов у Москвы предостаточно: это и расколотое общественное мнение в Украине (до 49,9%, по некоторым опросам, доходит число украинцев, высказавшихся против вступления Украины в НАТО, при том что поддерживают этот процесс максимум 16%), и территориальные проблемы у Грузии. Готовых решений пока нет. У сторон – два дня на красноречие.

Энергетическая безопасность

У России решение НАТО участвовать в обсуждении вопросов энергетической безопасности вызывает определенную тревогу и опасение. Однако прежде чем поддаваться панике, следует разобраться, насколько далеко может зайти альянс в обеспечении энергетической безопасности государств-членов.

НАТО в состоянии обеспечить большую безопасность энергетической инфраструктуры своих членов, а также повысить безопасность морских перевозок нефти и сжиженного природного газа. Этим во многом ограничиваются потенциальные возможности НАТО как военного альянса. И в этих действиях вряд ли найдется что-то, что угрожало бы позициям России. Наоборот, на средства налогоплательщиков стран НАТО будет поддерживаться безопасность энергопоставок, что упрочит стабильность энергетических рынков.

Действия НАТО как политической организации 26 стран, которые в основном являются нетто-импортерами энергоносителей, могут иметь больший резонанс, но все равно ограничены реальными возможностями конкретных мер. Наиболее громкой в этом ключе стала инициатива американского сенатора Ричарда Лугара считать срыв энергопоставок основанием для использования самого жесткого механизма Североатлантического договора – V статьи, открывающей возможности на использование военной силы.

В остальном политики могут бесконечно говорить в алармистских тонах об увеличении зависимости стран НАТО от поставок энергоресурсов и о растущей в связи с этим уязвимости стран альянса по отношению к России. К примеру, в докладе исследовательской службы Конгресса США (US Congressional Research Service) от 15 августа 2007 года «НАТО и энергетическая безопасность» (NATO and Energy Security) говорится о чрезмерной зависимости Европы от поставок российского газа и о необходимости уделять большее внимание энергетической безопасности стран альянса, «препятствуя стремлению Москвы разделять Европу, используя газовые поставки». Но помимо ярких политических заявлений члены альянса вряд ли могут предпринять какие-либо конкретные действия, так как основные проблемы организации поставок нефти и газа лежат в экономической плоскости и чаяния политиков сильно расходятся с возможностями и планами нефтегазовых компаний.

Наглядный пример – проект трубопровода «Набукко». Министр иностранных дел Румынии Адриан Чиорояну заявил накануне саммита, что «этот проект является приоритетным и должен быть завершен во что бы то ни стало». Но его заявление все равно не поможет решить ни проблему ресурсной базы газопровода, ни ряд других финансово-экономических проблем.

Кибертерроризм

Для России этот пункт повестки дня альянса – не совсем приятный сюжет, так как данная проблема будет рассматриваться в свете подозрений, высказываемых Эстонией по отношению к России. Россию подозревают в кибератаках на эстонские правительственные сайты после политического конфликта, связанного с переносом памятника Неизвестному солдату.

Однако, абстрагируясь от этого скорее политического скандала, чем проблемы, нужно констатировать, что кибертерроризм и использование новых технологий террористическими организациями стали одними из главных аспектов угрозы жизни. А обсуждение вопросов выработки согласованных мер для противодействия им является критически важным. Причем как для стран НАТО, так и для всех стран – партнеров этой организации, и для России в первую очередь.

Напомним, что кибертерроризм стал реальностью (а точнее, кошмаром) для многих стран во второй половине 1990-х годов, когда киберпреступления вышли за рамки пиратского использования интеллектуальной собственности, а современные информационные технологии сделали возможным получение свободного доступа к критически важной информации.

В то же время необходимо осознавать, что IT-технологии настолько прочно встроены в инфраструктуру передовых стран мира, что экономика и безопасность оказываются незащищенными. При этом, когда встает вопрос об обеспечении кибербезопасности стран, многим очевидно, что для пресечения террористической деятельности через интернет (и кибертерроризма) прежней правовой базы недостаточно. По словам эксперта Э.Тоффлера, «механизмы безопасности, призванные обеспечить стабильность относительно закрытых национальных экономик, устаревают, так же как и мир, который они должны были защищать». А процесс гармонизации и оформления новой правовой базы еще далек от завершения.

* * *

Встреча в Бухаресте станет вторым этапом так называемой стратегии трех саммитов, заявленной генсеком НАТО Яап де Хооп Схеффером для интенсификации процесса трансформации альянса и окончательного завершения к следующему году его самоидентификации в формирующейся постбиполярной системе глобальной безопасности.

Самоидентифицироваться непросто. Примеряя на себя, начиная с Балкан 90-х годов прошлого века, роль гаранта трансатлантической безопасности, готового к отражению угроз в глобальном масштабе, НАТО пытается до сих пор совместить ее с уставом, традиционным для чисто оборонительной региональной организации. Напомним, что центральные статьи IV и V ее Устава предусматривают консультации участников в случае, если они сочтут, что их политическая независимость, территориальная целостность или безопасность находятся под угрозой, и оказание военной взаимопомощи в случае вооруженного нападения на одного или нескольких из них.

НАТО сохраняется как военно-политический блок с ограниченным членством. При этом трансформация идет по пути приобретения новых функций с учетом глобального контекста безопасности и расширения географической сферы деятельности организации сначала за пределы территории стран-членов и постепенно за границы евроатлантического региона.

Именно эта дихотомия «действуй глобально – мысли локально» (а надо бы наоборот), то есть вовлеченность в глобальный процесс безопасности при обеспечении лишь интересов стран-членов, является причиной неизбывного торга с Россией по поводу новых членов и новых миссий альянса. Не устранив ее, НАТО постоянно будет наталкиваться на сопротивление России по каждому конкретному случаю, а деятельность Совета Россия–НАТО и все многообещающие зачатки сотрудничества будут сводиться к важным, но минимальным результатам.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Fitch Ratings отозвало рейтинги Еревана

Fitch Ratings отозвало рейтинги Еревана

0
182
В больницах Кишинева больше нет мест для госпитализации больных COVID-19 - мэр

В больницах Кишинева больше нет мест для госпитализации больных COVID-19 - мэр

0
156
Власти регионов ФРГ предложат Меркель продлить строгие общественные ограничения в связи с COVID-19

Власти регионов ФРГ предложат Меркель продлить строгие общественные ограничения в связи с COVID-19

0
260
Минюст отобрал шесть кандидатов на пост судьи ЕСПЧ от России

Минюст отобрал шесть кандидатов на пост судьи ЕСПЧ от России

0
207

Другие новости

Загрузка...