0
5218
Газета Интернет-версия

11.02.2020 18:16:00

Как связаны экономическое неравенство и социальная напряженность

Граждане с невысоким социальным статусом зачастую склонны отвергать изменения системы, в которой живут

Виталий Тамбовцев

Об авторе: Виталий Леонидович Тамбовцев – доктор экономических наук, главный научный сотрудник, профессор экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

Тэги: экономика, общество, система, власть


экономика, общество, система, власть Объективное экономическое неравенство – например, неравенство доходов – может не совпадать с воспринимаемым неравенством. Фото Reuters

Удивительно, но многие аналитики говорят в последнее время об увеличившемся экономическом неравенстве и его ожидаемом влиянии на рост социальной напряженности.

То, что неравенство в РФ выросло – это, как говорится, «медицинский факт». То, что из этого следует рост социальной напряженности и протестов против тех, кто ее увеличил, – уже не факт, а домысел, убежденность тех, кто не знаком с научными теориями и фактами.

Уверенность в связи неравенства и социальной напряженности – это также характерная черта одной из так называемых народных теорий, то есть представлений и убеждений людей в существовании каких-либо связей и закономерностей, которые в действительности отсутствуют. Что же говорит наука – социальная психология – о влиянии экономического неравенства на социальные процессы?

Более четверти века назад, в 1994 году, исследователи из Йельского университета Джон Джост и Мазарин Бенеджи опубликовали в British Journal of Social Psychology («Британский журнал социальной психологии») статью «Роль стереотипов в оправдании системы и создание ложных консенсусов». В ней они фактически создали теорию оправдания гражданами с невысоким социальным статусом той социальной системы, в которой они живут.

Оправдание чего-либо, то есть признание этого «чего-то» легитимным и заслуживающим поддержки, осуществляется людьми по отношению ко многим вещам, включая и те, которые, вообще говоря, обычно оцениваются как нехорошие, недостойные. Например, люди часто оправдывают агрессивное поведение членов тех социальных групп, к которым они себя относят. Статусы и позиции других людей, свои собственные социальные статусы и действия, в том числе те, которые другими оцениваются как неправильные. Эти факты описываются и объясняются психологическими теориями самооправдания и группового оправдания. Они связывают эти оправдания со стереотипами, которые возникают у людей в связи с желанием защитить и поддержать собственное «я», а также и собственную социальную идентичность, другими словами – отнесение себя к определенной социальной группе (другое дело, что эта группа вовсе не обязана считать такого человека своим).

Джост и Бенеджи создали тем самым третью теорию оправдания, объектом которой стали не отдельные действия, а социальная система в целом. «Оправдание системы, – писали они, – это психологический процесс, в котором легитимируется существующее социальное устройство, даже за счет личных или групповых интересов». В основе этого процесса, показывают они, лежат те же стереотипы самозащиты, которые срабатывают в условиях, когда изменение социального устройства, по мнению людей, может ухудшить их положение – социальный статус или благосостояние.

Поэтому даже при снижении своего благополучия люди, чье благосостояние сильно зависит от государства, менее всего стремятся к переменам в этом государстве, справедливо опасаясь, что это только ухудшит их положение. Ведь будущие возможные перемены увеличивают неопределенность, а, как показал Аарон Вичмен в статье, опубликованной в журнале Sage Open в 2012 году, «Угроза неопределенности может порождать стереотипы» – так называется эта статья.

Нельзя не отметить, что упомянутые выше аналитики ссылаются на исторический опыт многих стран, когда опасность ухудшения ситуации в результате действий государств вызывает массовые протесты против подобных намерений. Самый недавний и продолжающийся пример – демонстрации и забастовки во Франции, где планируемая пенсионная реформа должна ухудшить благосостояние трудящихся. Однако этот пример мало что может предсказать относительно современной России: другой опыт влияния на власть, другое законодательство и судебная система, другие права и возможности профсоюзов и, что немаловажно, другой, куда меньший, «вес» государства как работодателя.

А ведь именно уровень зависимости от государства в логике теории оправдания системы имеет определяющее значение. Если эта зависимость в части благосостояния невелика, если оно зависит от частных работодателей, стимулы защищать конкретное устройство государства резко снижаются.

В нашей стране зависимость граждан от государства очень велика, поэтому не следует ожидать, что рост неравенства вызовет попытки как-то повлиять на государство.

А вообще неравенство – не такая и вредная вещь: смотря, какое неравенство, неравенство чего мы имеем в виду. Неравенство способностей людей – их неотъемлемая черта, обусловленная генетическим разнообразием. Чем выше это разнообразие, то есть неравенство, тем выше уровень экономического развития страны, что показано в ряде исследований. Усиление неравенства доходов в краткосрочном периоде содействует экономическому росту, но в долгосрочном – подавляет его. В то же время неравенство возможностей (выбора места работы, места проживания, карьерного роста и т.п.) однозначно подавляет экономический рост.

Наконец, надо отметить еще одно важное различие: объективное экономическое неравенство – например, неравенство доходов – может далеко не совпадать с воспринимаемым неравенством. Ведь первое оценивается на основе статистических данных, а второе – самими людьми, наблюдающими поведение других. В конечном счете, как показывают практика и научные исследования, экономическое неравенство оценивается негативно и может породить социальную напряженность, когда оно воспринимается как несправедливое. То есть доходы (богатство) не соответствуют способностям и труду их получателя.

Таким образом, неравенство – весьма сложное явление, и прямолинейные увязки его с политическими последствиями, которые можно встретить в интернете, способны разве что дезинформировать читателей и слушателей. Для тех, кому интересны детали: Jost J.T. (2019). A quarter century of system justification theory: Questions, answers, criticisms, and societal applications. British Journal of Social Psychology, Vol. 58, Is. 2, рр. 263–314. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Русские стратегии

Русские стратегии

Игорь Яркевич

Рассказ о том, что во всем виноваты глобальное потепление, либерализм и западные институты, а мы ни при чем

0
606
Очередная попытка IT-ренесcанса

Очередная попытка IT-ренесcанса

Андрей Ваганов

Информационные технологии попробуют приспособить к отечественной экономике

0
508
Константин Косачев. Миропорядок, построенный на правилах

Константин Косачев. Миропорядок, построенный на правилах

Константин Косачев

Откажется ли Запад от примитивизации своей операционной системы

0
1084
Северная Америка будет торговать по-новому

Северная Америка будет торговать по-новому

Юрий Паниев

Проблемы в соглашении между Канадой, Мексикой и США проявились уже на старте

0
450

Другие новости

Загрузка...