0
2108
Газета Non-fiction Интернет-версия

02.11.2022 20:30:00

Артиллерия бьет по своим

Яд гуманизма и человеколюбие присяги

Тэги: история, гражданская война, фронт, противник, дезертиры, первая мировая война, германия, австровенгрия, присяга


41-15-1480.jpg
А служить я не пойду…  Илья Репин. Дезертир.
 1917. Витебский художественный музей
В романе советского писателя Артема Веселого «Россия, кровью умытая» описана сцена из времен Гражданской войны, когда приехавшие в село Хомутово дезертиры «пропащими голосами распевали»:

Дезертиром я родился,

Дезертиром и помру.

Расстреляй меня на месте,

А служить я не пойду…

Феномен дезертирства, ставший одной из движущих сил крушения отечественной государственности в 1917 году, имел много причин. Одной из них, предопределившей массовый уход с фронта, несомненно, являлся феномен братания – стихийный, как правило, массовый отказ от продолжения боевых действий и установление нейтральных или дружеских отношений с противником. Историк Сергей Курицын рассматривает, какие факторы способствовали его появлению. Почему в качестве материала для исследования избран Юго-Западный фронт? Именно здесь проходили основные наступательные операции русской армии, а к началу 1917-го оказались сконцентрированы 5 из 13 армий, то есть, выражаясь языком социологии, мы имеем дело с репрезентативной выборкой.

Ученый обращает внимание на особенности менталитета русского солдата, который, как правило, происходил из крестьянской среды. Поэтому такие факторы, как религиозность, общинные традиции, устоявшиеся нормы и правила разрешения конфликтов, выступили в качестве благоприятных условий. При этом они влияли неравномерно. Если в начале войны вера играла немаловажную роль в процессе замирения, то ее ослабление к 1917 году привело к тому, что в период пика братания религиозный фактор уже не являлся ведущим побудительным мотивом.

На раннем этапе войны братание носило единичный характер и, как правило, несло стихийное проявление религиозных чувств и гуманизма. Офицерство воспринимало его как курьез и нередко глядело на контакты солдат с противником сквозь пальцы.

41-15-11250.jpg
Сергей Курицын. Феномен
братания на Юго-Западном
фронте в 1917 году.– М.:
Квадрига, 2022. – 456 с.
(Забытые войны России).
Замирение стало принимать широкий характер и тем самым представлять реальную опасность для действующей армии сразу же после падения императорской власти. В первые месяцы оно нередко все еще носило стихийный характер и имело со стороны противника утилитарные цели: и Германия, и Австро-Венгрия испытывали жесточайший дефицит продовольствия. Поэтому неприятельские военнослужащие намеревались получить от своих противников еду. Но в дальнейшем братание стало преследовать военно-политические цели, призванные ослабить боеспособность русских войск. Это стремление совпало с желанием ряда леворадикальных российских партий (большевики, левые эсеры) усугубить политический кризис внутри страны, с целью захвата власти. Тем самым первоначальные акты гуманизма приняли форму политических практик. Хотя, безусловно, сохранялись, правда в меньших размерах, братания, вызванные человеколюбием, как, впрочем, и желанием избежать голода.

Еще одна смена приоритетов в ходе замирения произошла после захвата власти большевиками. В это время оно из разряда нарушения дисциплины перешло в разряд санкционированного новой властью поведения. Перемирие, заключенное 2 декабря 1917 года, вновь вызвало меновую торговлю, сняв политическую составляющую со стороны командования Германии и Австро-Венгрии. В этот период попытки коммунистов использовать сложившуюся ситуацию в качестве механизма экспорта революции потерпели неудачу, что привело их к решению демобилизовать остатки старой армии.

Исследователь, реконструируя процесс братания, отмечает кажущуюся на первый взгляд странной неравномерность распространения пропагандистских материалов со стороны противника. Максимальное количество листовок приходилось на апрель, после чего оно заметно сократилось. По мнению автора, это связано с успехом вызванного агитацией братания и, как следствие, утраты боеспособности армий.

Пишет Курицын и о попытках противодействия военного командования братанию. Помимо контрпропаганды, которая в числе прочего велась солдатскими комитетами (в них доля большевиков в это время еще не была велика), имели место и различные силовые акции. В ряде армий по братающимся открывала огонь легкая артиллерия (артиллеристы и части кавалерии в меньшей степени подверглись разложению). А в 8-й армии сохранившие верность присяге войска просто брали приходивших брататься австро-венгерских и германских военнослужащих в плен.

К сожалению, солдат, оставшихся верных долгу, оказалось не так много. А ведь, может быть, именно в присяге было больше человеколюбия, чем в гуманизме братания? Не мир, но меч…


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Уже не надо объяснять, что Холокост был, но нужно по-прежнему объяснять, почему о Холокосте нельзя забывать

Уже не надо объяснять, что Холокост был, но нужно по-прежнему объяснять, почему о Холокосте нельзя забывать

0
902
К борьбе за демократию в Афганистане хотят привлечь умеренных талибов

К борьбе за демократию в Афганистане хотят привлечь умеренных талибов

Андрей Серенко

Новый политический афганский альянс объединил сторонников Наджибуллы и Гани

0
1294
Сибирский газ пригодился на Дальнем Востоке

Сибирский газ пригодился на Дальнем Востоке

Глеб Тукалин

Ковыктинское месторождение приносит больше пользы Приамурью, чем Иркутской области

0
1293
Власти вспомнили о муниципальном фильтре

Власти вспомнили о муниципальном фильтре

Дарья Гармоненко

Доступ к референдумным выборам губернаторов ужесточают на всякий случай

0
2188

Другие новости