0
1873
Газета Заметки на погонах Интернет-версия

04.08.2000 00:00:00

Герой и его заблудившаяся звезда

Тэги: Старинов, Браун, Гитлер


В ночь с 13 на 14 ноября 1941 г. Харьков содрогнулся от мощнейшего взрыва. На воздух взлетел роскошный особняк на улице Дзержинского, где располагалась резиденция командующего немецким гарнизоном генерала Георга фон Брауна. Под развалинами погибли сам генерал и штабные офицеры 68-й пехотной дивизии. Это был результат детально проработанной операции советских саперов. В течение еще нескольких часов в городе звучали взрывы, в результате которых немецкие войска понесли ощутимые потери. Командование Вермахта было в замешательстве. За день до происшествия саперы обнаружили в особняке мощнейшую мину и обезвредили ее, только после тщательной проверки туда въехал Браун.

Узнав о смерти немецкого генерала, Гитлер потребовал всю имеющуюся информацию об организаторе минирования. Шеф Абвера адмирал Канарис сообщил фюреру, что имя этого человека - полковник Илья Григорьевич Старинов.

Илья Старинов родился 2 августа 1900 г. в Орловской губернии. Уже в 17 лет вместе с друзьями он принимал участие в деятельности боевой группы по задерживанию контрреволюционных войск, направлявшихся к Петрограду по железным дорогам. Так начался его долгий боевой путь.

В 1919 г. Старинов вступает в Красную армию и сразу же получает боевое крещение. В одном из первых сражений он вместе с несколькими бойцами своей роты попал в плен к белым, Старинову и некоторым товарищам удалось бежать, но вскоре его часть попала в окружение в Короче. Однако на этот раз удалось спрятаться и только через пять суток выйти к своим.

Самое трудное испытание выпало на долю красноармейца Старинова в августе 1919 г., когда его 20-й стрелковый полк сражался с частями Марковской офицерской дивизии. Тогда осколок снаряда попал ему в ногу, и раненого бойца переправили в Тулу. В госпитале врачи сходу решили ампутировать ногу, но молодому бойцу повезло, ее удалось сохранить. В палате лежали двое красноармейцев-саперов, которые много рассказывали о своей профессии. Выйдя из госпиталя Илья Старинов решил стать подрывником. Этот выбор определил, пожалуй, всю его жизнь.

В 1920 г. он принимал участие в боях с войсками генерала Врангеля в районе Азовского моря. Затем - Керчь, Кубань, Махачкала. После окончания Гражданской войны перед сапером 9-й стрелковой дивизии встал выбор дальнейшего пути в жизни. И этот выбор был сделан без сомнения, Старинов решил продолжить военную карьеру, отправившись в Воронеж в школу военно-железнодорожных техников и окончив ее с отличием. После учебы он был направлен в 4-й Коростенский Краснознаменный железнодорожный полк. Как специалисту-подрывнику ему довелось участвовать в подготовке заграждений на границе для того, чтобы в случае нападения противник не мог использовать советские железнодорожные коммуникации. В 1930 г. Старинов был направлен в партизанскую школу для обучения бойцов Красной армии методам партизанской борьбы. На этом поприще он достиг немалых успехов и заслужил доверие начальства. Еще через три года Илья Старинов поступил сразу на второй курс Военно-транспортной академии и спустя два года, после окончания учебного заведения с отличием, был определен на должность заместителя военного коменданта железнодорожного участка Ленинград-Москва.

Война в Испании сыграла важнейшую роль в судьбе Ильи Старинова. На Перинейский полуостров он направился вскоре после начала боевых действий по личному приглашению Яна Берзина, его бывшего начальника. Добираться пришлось на поездах через всю Европу. Варшава - Вена - Париж и наконец - Валенсия, где размещалось правительство республиканской Испании.

На южном фронте сложилась трудная ситуация. Войска генерала Франко вели успешные действия против Республики, и их успех постоянно поддерживался переброской подкреплений по разветвленной системе железнодорожных и автотранспортных коммуникаций. Для того чтобы помешать фалангистам использовать пути сообщения и приехал в Испанию Старинов.

Он получил маленькую группу уже совсем немолодых бойцов, которых предстояло обучить обращению со взрывчаткой, методам партизанской войны и правилам проведения диверсий. Условия, предоставленные для этой работы, не удовлетворили его, но вскоре ситуация изменилась.

После разговора с генералом Ивоном, которого Старинов убеждал в необходимости создания диверсионных групп для действия на территории противника, объяснял значение подрывников как наступательного, а не оборонительного оружия, было получено "добро" на более широкую деятельность. Пришлось приложить еще много усилий, но уже скоро в его распоряжении имелось все необходимое: оружие, взрывчатка, транспорт, а самое главное - группа из 12 молодых бойцов под началом капитана Доминго. Так началась история 14-го диверсионного корпуса.

Первые задания, которые получила группа после краткого курса обучения, были направлены на уничтожение мостов, разрушение коммуникационных линий и повреждение железных дорог. Такие действия, несмотря на успехи диверсантов, не нанесли существенного урона противнику. Необходимо было убедить командование в значительно большей эффективности уничтожения не легковосстанавливаемых линий связи, а эшелонов с частями мятежников, боеприпасами и техникой.

Важное значение для реализации этих идей имела встреча с командующим Южным фронтом Пересом Саласом. Несмотря на свое в общем-то негативное отношение к иностранным специалистам, полковник выслушал Старинова и согласился с идеями советского военного. Тем не менее он запретил диверсантам действовать на тех участках, где проходят пассажирские поезда.

Для успеха диверсий в тылу врага необходимо было организовать там тщательно замаскированные базы. Одна из таких баз расположилась на заброшенном маслодельном и сыроваренном заводе. Оттуда и вышла группа Старинова, которой необходимо было выполнить на первый взгляд немыслимое задание: разрушить километровый тоннель на участке Пенньярроя-Кордова.

Тоннель пытались уничтожить и ранее, но посланная для этих целей рота не достигла успеха, а лишь понесла тяжелые потери. Охрана была усилена до батальона, но выход найден. Решено было использовать "схватываемую" мину, изготовленную из небольшого количества взрывчатки, обыкновенной автомобильной покрышки и согнутого крюка из куска арматуры. Эшелон с боеприпасами подхватил ее на расстоянии около полутора километров от тоннеля и на большой скорости понесся вперед. Партизаны забрасывали его из кустов бутылками с зажигательной смесью. Произошел взрыв, и состав, сошедший с рельсов, загородил проход. Боеприпасы взрывались еще около недели, пожар долго не удавалось потушить, пути были безнадежно повреждены, тоннель окончательно выведен из строя. Эта операция принесла славу разведчикам-подрывникам, число которых с каждым днем увеличивалось. За десять месяцев группа из девяти испанцев выросла до корпуса, где служили чехи, болгары, итальянцы, австрийцы, французы, финны, немцы, американцы и даже русские белые эмигранты. Корпус выполнял сложные диверсионные операции, причиняя значительный ущерб франкистам.

Одним из наиболее существенных ударов, нанесенных группой Старинова, была диверсия на железной дороге под Кардовой. Подрывники прошли к полотну под покровом темноты и, пропустив пассажирский поезд, заминировали дорогу. По имевшимся данным, следующий эшелон должен был перевозить боеприпасы. Диверсанты хорошо помнили строжайший запрет Саласа на действия против пассажирских составов, так как республика просто не имела права настраивать против себя общественное мнение. Но в тот день вместо эшелона со снарядами по дороге мчался сверкающий огнями окон пассажирский поезд. Партизаны попытались остановить его, чтобы предотвратить катастрофу, но ничего не вышло - прогремел взрыв.

На следующий день стало известно, что в том поезде ехал штаб итальянской фашистской авиадивизии. Подрывники торжествовали. Событие потрясло многих. За эту операцию Илье Старинову присвоили высшую награду СССР - орден Ленина.

В 1938 г. Илья Старинов получает звание, равное по рангу нынешнему полковнику, и будет носить его еще 62 года - это своеобразный рекорд.

Во время Зимней войны Старинов руководил саперами на Карельском перешейке, где был ранен в руку. Последствия оказались серьезными, и хотя кисть удалось сохранить, восстановление деятельности нервов требовало длительного лечения, после которого еще молодой полковник был признан негодным к военной службе, так как не мог стрелять. Однако еще 14 лет он провел в рядах Вооруженных сил, потому что не мог представит себе жизни без армии.

С первых же дней Великой Отечественной войны полковник Старинов был назначен командиром оперативно-инженерной группы на Западном фронте.

После оставления Киева советское командование отдало приказ о массовых минно-взрывных заграждениях в районе Харькова. Подчиненные Старинова осуществили минирование на огромной территории. Проведенная советскими саперами операция была одной из самых сложных за время Второй мировой войны. Специально для минирования особо важных объектов Главное военно-инженерное управление передало группе 30 радиомин. К этому моменту у Вермахта не было подобного оружия. Радиомины были установлены в здании штаба округа и на путепроводах. С 10 октября 1941 г. группа приступила к минированию дома на улице Дзержинского, который занимали в мирное время некоторые руководители партии и правительства УССР. 350-килограммовый заряд заложили в подвале на глубину более двух метров. Место минирования было тщательно замаскировано. Там также была установлена "мина-блесна" - сложное взрывное устройство, но нарочно с неисправным источником электропитания. Именно ее вскоре после занятия города и обнаружили немецкие саперы. Полковник Старинов понимал, что если противник не найдет в таком здании мины, то высшие офицеры туда не въедут.

30 октября план минирования был выполнен, советские войска покинули Харьков. Сразу же после занятия города инженерные подразделения Вермахта приступили к поиску взрывных устройств, однако из 315 мин замедленного действия, установленных 5-й и 27-й железнодорожными бригадами, противник обнаружил лишь 37, обезвредил 14, а 23 вынужден был взорвать, смирившись с неизбежными разрушениями.

Только после того, как советское командование получило известие о въезде генерала Брауна в дом на улице Дзержинского, был отдан приказ активизировать взрывные устройства. Сигналом с воронежской станции мины были взорваны...

После столь успешной операции Старинов и его подчиненные принимали участие в создании минных заграждений под Москвой и Ростовом-на-Дону. Под его руководством был организован специальный батальон минеров для ударов по коммуникациям и опорным пунктам противника на северном берегу Таганрогского залива. В это подразделение набирали добровольцев, а также часть личного состава 8-й саперной армии. Кроме того, инструкторами в батальоне были бойцы-испанцы, рвавшиеся в бой с фашистами. Людям Старинова приходилось выполнять чрезвычайно сложные задания, практически каждый день проникая незамеченными на территорию противника, проявляя чудеса изобретательности и мужества.

В августе 1942 г. Илья Старинов был назначен начальником оперативной школы особого назначения при Центральном штабе партизанского движения (ПД), а вскоре он становится заместителем начальника Украинского штаба ПД. В это время полковник работал с такими известными руководителями партизан, как Строкач, Ковпак, Сабуров, и многими другими. Он разрабатывал инструкции по борьбе с немецкими карательными частями, которые были признаны советским командованием наиболее эффективным.

Затем вплоть до 1988 г. Старинов занимался преподавательской деятельностью, в частности руководил кафедрой партизанской борьбы Военного института МГБ СССР. Его перу принадлежат 8 монографий, 3 учебника, более 250 пособий. Самая известная книга - "Мины ждут своего часа" - рассказывает об удивительной жизни этого человека. Кроме СССР это произведение было издано во многих европейских и южноамериканских странах. О нем самом писали Михаил Кольцов, Константин Симонов и даже Эрнест Хемингуэй. Илья Старинов был знаком со многими крупными военачальниками: маршалами Жуковым, Коневым, Василевским, Тимошенко, Малиновским, с некоторыми он тесно работал. О его жизни и подвигах снято несколько художественных фильмов.

Он награжден большим количеством государственных наград, как советских, так и зарубежных (в том числе двумя орденами Ленина, пятью - Красного Знамени), много раз был представлен к званию Героя Советского Союза, но постоянно находились какие-то причины отклонить ходатайство. Пока что лишь только в созвездии Льва сверкает звезда "Илья Старинов", носящая имя настоящего солдата, ровесника столетия.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


В Страсбурге хорошо изучили устройство российских тюрем

В Страсбурге хорошо изучили устройство российских тюрем

Екатерина Трифонова

Генпрокуратура Россия будет оперативно принимать решения о неприемлемости указаний ЕСПЧ

0
978
Борьбу за Грудинина КПРФ откладывает до пятницы

Борьбу за Грудинина КПРФ откладывает до пятницы

Дарья Гармоненко

Иск в Верховный суд последует в ходе акции по защите кандидатов партии

0
1171
Шесть партий подписали соглашение о санитарной безопасности во время избирательной кампании

Шесть партий подписали соглашение о санитарной безопасности во время избирательной кампании


0
646
Москва напрасно ждет выгоды от потепления в Арктике

Москва напрасно ждет выгоды от потепления в Арктике

Анатолий Комраков

Расширение Северного морского пути не компенсирует разрушения инфраструктуры

0
1146

Другие новости

Загрузка...