0
14174
Газета Заметки на погонах Интернет-версия

29.03.2013 00:01:00

Солдат трех императоров

Странная история с памятником русскому воину

Сергей Тюляков

Об авторе: Сергей Петрович Тюляков – член Союза журналистов Москвы.

Тэги: история, война, Ульяновск, памятники


история, война, Ульяновск, памятники Солдат Василий Кочетков. Рисунок Петра Бореля. «Всемирная иллюстрация» № 1249 от 1 января 1893 года

9 мая 2013 года в Ульяновске в центре города торжественно установят бронзовый памятник Василию Николаевичу Кочеткову (1785–1892) – «солдату трех императоров». Он, как было объявлено, прожил 107 лет, из них более 60 лет провел на действительной военной службе. Выходит, что у него самая долгая выслуга за всю историю Российской армии. Если это так, то сведения о нем должны быть в Книге рекордов Гиннесса? Памятник установят, несмотря на очень заметную критику на местном уровне в адрес руководства области – инициаторов этого мероприятия. А был ли на самом деле такой солдат? Ряд местных историков и краеведов заявили об отсутствии научных источников о существовании этого старейшего солдата, уроженца Симбирской губернии. Один напишет: «Власть охотно купилась на старинную газетную утку. И готова потратить несколько миллионов на памятник, не убедившись в реальности того, кому его ставят». К тому же Кочетков родился, как пишут, в Курмышском уезде бывшей Симбирской губернии. Ныне эта территория входит в состав Республики Мордовия и Нижегородской области. Тогда почему памятник старейшему солдату должен стоять в Ульяновске, а не в столице Мордовии, Саранске? Ныне село Спасское, где он родился, – в Мордовии.
ЧТО НАМ ИЗВЕСТНО О КОЧЕТКОВЕ
Известны как минимум три публикации с одним и тем же текстом о Василии Кочеткове, причем в авторитетных изданиях того времени – «Правительственном вестнике» № 192 от 2 сентября 1892 года, «Вестнике военного духовенства» № 19 за октябрь 1892 года и журнале «Всемирная иллюстрация» № 1249 от 1 января 1893 года.
Единственную информацию о солдате Кочеткове, впервые опубликованную в «Правительственном вестнике», потом перепечатали в двух остальных указанных изданиях. Что написано об этом солдате? Кратко напомним.
Родился Кочетков в селе Спасское Симбирской губернии. Он был из кантонистов (солдатский сын). Кантонисты со дня своего рождения находились в списках военного ведомства. Начал служить 7 марта 1811 года (странно, что начал служить лишь в 26 лет. – С.Т.). Он с боями прошел всю Отечественную войну 1812 года. Потом в составе гвардейской части участвовал в войне с Турцией (1828–1829). В 1836 году отслужил положенные ему 25 лет, но из армии не ушел. Через семь лет сражался с горцами Кавказа в драгунском полку. Раненный в обе ноги и шею попал в плен. Когда раны зажили, он бежал из плена. В 64 года сдал экзамен на первый офицерский чин – подпоручика. Но отказался от этого звания. Считал себя слишком старым для подпоручика. По личному царскому указу получал, будучи вновь фельдфебелем, две трети денежного оклада подпоручика. Ему вручили и офицерский темляк на саблю. Наконец, после 40 лет службы вышел в отставку. Но через три года с высочайшего разрешения отправился в осажденный врагом Севастополь. На Корниловском бастионе его ранило снарядом.
Через 10 лет Кочетков получил новое «высочайшее соизволение» – вновь идти на войну. На этот раз против Кокандского, Хивинского и Бухарского ханств. Воевал в составе Туркестанской конно-артиллерийской бригады. Ему шел уже 78-й год. Не прерывая службу, в 90-летнем возрасте отправился в составе русских добровольцев в Сербию, которая вместе с Черногорией вела войну с Турцией. А через год участвовал в войне за освобождение Болгарии (1877–1878). На Шипке турецкий снаряд оторвал 93-летнему Кочеткову левую ногу. Он выжил и еще послужил до своих 107 лет в гвардейской конно-артиллерийской бригаде. Он умер 30 мая 1892 года от паралича сердца, будучи проездом в Новгородской губернии. Известный художник Петр Борель сделал гравюру по его фотографии. Снимок был сделан в городе Вытегре Новгородской губернии за 11 дней до кончины Василия Кочеткова. Видим на гравюре уникальный мундир у старейшего служивого. На рукаве мундира – восемь рядов золотых и серебряных нашивок за выслугу и отличия, а также его награды. Он служил в четырех родах войск.
Информация о феноменальном земляке начала распространяться через ульяновские СМИ в 2012 году в дни празднования победы в Отечественной войне 1812 года. Как только публикация была доведена до губернатора области, тот немедленно решил увековечить «солдата трех императоров» Василия Кочеткова как символ всех русских солдат, служивших империи в стародавние времена. Биография солдата была описана столь красочно, что чиновники, видимо, решили не проводить никаких дальнейших исследований его биографии. Мол, образ будет символическим, и если что не так – все равно будет символизировать героизм русского солдата.
В Ульяновском областном государственном архиве сведений о Кочеткове нет. В 1864 году сильный пожар уничтожил в нем почти все исторические документы. Исследования на родине солдата, в бывшем Курмышском уезде, не предпринимались. Помнит ли кто-то о солдате в его родном селе? Надо было завершить архивные и краеведческие поиски до того, как будет установлен памятник, чтобы не раздражать оппонентов. И организовать эти исследования должно не только областное правительство, но и те краеведы и историки, которые ныне критикуют губернатора и выступают против установки памятника. Почему губернатор не распорядился провести исследование? Посчитал достаточным основанием для установки памятника сведения из давней публикации в «Правительственном вестнике».
ДОВОДЫ «ЗА» И «ПРОТИВ»
Какие же суждения у противников и сторонников установки этого памятника? Они – на ульяновском интернет-форуме. Я попытаюсь дать свою оценку в целом по этой теме, а также по некоторым выступлениям участников форума.
Противники заявляют: почему такая феноменальная личность обойдена вниманием знаменитых исследователей симбирской старины, в том числе и в XIX веке губернской ученой архивной комиссией? Не обратили на это внимание и российские писатели. Поэтому ставить памятник человеку, сведения о котором базируются на «одном непроверенном источнике», – это абсурд. Зачем ставить памятник человеку, «которого скорее всего не было и подвиги которого можно подтвердить только одной полустатьей. На гравюре, опубликованной в журнале «Всемирная иллюстрация» № 1249 от 1 января 1893 года, у Кочеткова только десять наград, а в статье из того же журнала указано, что у него их было 23. Откуда у него столько наград? При повторном награждении высшей степенью ордена или медали низшую уже не носили. Исключение для солдатских Георгиевских крестов.
И на погонах – лишь один императорский вензель, а не три, как написано в публикациях за 1892 год. Во «Всемирной иллюстрации» читаем: «Мундир его представляет редкое явление, будучи украшен на погонах соединенными вензелями трех в Бозе почивающих императоров». Поэтому на гравюре и в тексте – явные противоречия. Это грубый ляп, погоны с тремя вензелями не могли вообще существовать. А фотография, по которой якобы сделана гравюра художника П.Ф.Бореля, нигде не публикуется».
После таких серьезных обвинений от местных историков и краеведов послышался в их поддержку и многолюдный «глас народа». Сообщалось, что лучше бы построили у нас поликлинику или поставили бы памятник воинам-афганцам, и так далее. Но были и совсем убедительные контрдоводы. «Когда прочитал, что 90-летний старик Кочетков на Шипке увлекал за собой в атаку солдат и от снаряда ногу потерял, то у меня закралось сомнение! Как это у него срослись ткани? В таком возрасте и порезы не у каждого на пальце зарастают. Ресурсов организма уже почти не хватает даже на то, чтобы насморк побороть. А тут ногу оторвало в таком возрасте». Действительно похоже на явный ляп! Выжить с такой раной, полученной не в расположении основной армии, где был главный госпиталь, а на отдаленном перевале Шипка, – это неправдоподобно.
А что заявляют сторонники установления памятника? О числе наград и о вензелях на погонах они не пишут. Вместо них напишу я как историк. Тем, кто служил в гвардии или в полках, где шефами были императоры, а также тем, кто состоял в их свите, позволялось иметь на погонах не только вензель правящего императора, но и его предшественников. Я внимательно рассмотрел погоны на гравюре. Под большим вензелем императора Александра III виднеется еще что-то. Это могут быть и крохотные вензеля Александра II и Николая I. Поэтому старый солдат-инвалид, изображенный на гравюре, мог служить в годы правления трех монархов. С помощью той же лупы определил некоторые награды. Крайний справа – это румынский крест «За переход через Дунай». Румыны награждали им и своих союзников – русских воинов во время войны против Турции в 1877–1878 годы. Внизу виден более знакомый крест с мечами «За службу на Кавказе». Солдат на гравюре мог воевать на Кавказе против горцев Шамиля и участвовать через 20 лет в освобождении Болгарии.
О количестве наград в тексте и на гравюре. Солдат изображен не в парадной форме, а в обычной. Поэтому у него на мундире могут быть не все награды. С 1870 года разрешалось носить на мундире одинаковые ордена низшей и высшей степени.
ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫМ ИЗДАНИЯМ
МОЖНО ВЕРИТЬ
Сомнительно заподозрить фальсификацию в правительственных изданиях царской России времен Александра III. Источников может быть и больше, просто их пока никто не искал. К тому же известный русский живописец, литограф, портретист Петр Федорович Борель ранее создал собрание «Портреты лиц, отличившихся и командовавших действующими частями в войне 1853, 1854, 1855, и 1856 годов» (60 тетрадей, более 400 портретов). Это крупнейшая в истории русского изобразительного искусства единая серия портретов. Борель иллюстрировал многие журналы, в том числе и «Всемирную иллюстрацию». Поэтому можно верить, что гравюру Василия Кочеткова он нарисовал с подлинной фотографии».
Петр Борель, по воспоминаниям современников, «был человеком скрупулезным, дотошным, все тщательно проверял. Особенно, если гравировал с рисунка других художников». Присоединяюсь к этому выводу полностью. Журнал «Всемирная иллюстрация» был знаменит в Европе иллюстрированными хрониками российских и европейских войн второй половины XIX века и другими важными событиями. Журнал прославился изданиями красочных альбомов русских народных сказок и художественно-промышленных выставок, серией о венчании русских государей на царство и других ярких исторических событий. С журналом сотрудничали самые знаменитые русские литераторы и художники. Он имел в штате отличных фотокорреспондентов и передовую фототехнику. Поэтому очень сомнительно называть этот журнал «желтой прессой», как и две другие правительственные газеты – «Правительственный вестник» и «Вестник военного духовенства». Предположим, что эти издания допустили то, что противники памятника называют «газетной уткой». Но почему эту «утку» проигнорировала либеральная пресса, почему не возмутилась? Это вопрос к противникам. Ведь был же удобный повод позабавиться над ляпом официальных газет.
Конечно, героическая личность может обрастать со временем мифами, которые повторяет пресса. Но не до такой же степени: выжил с оторванной ногой в свои 93 года – и где? Странно, что даже это сообщение не вызвало интереса либеральной прессы. А ведь уже тогда замечалось презрительное отношение либералов к славе русского оружия. А через 13 лет некоторые из них открыто радовались падению Порт-Артура и поражению нашего флота в Цусимском бою.
Известно точное место рождения Кочеткова. Не исключено, что проживающие сегодня в селе Спасское Кочетковы – потомки солдата, может быть, существуют даже какие-то семейные предания об этом. Пока этим просто никто не занимался. Церковь в Спасском разобрали в начале 1950-х годов и построили из нее школу. В школе работали директор Кочеткова Е.Б., учитель Кочеткова Е.И. и техничка Кочеткова Е.Д.
В Интернете нашел любопытный ответ Центрального архива Нижегородской области от 14 сентября 2009 года одному из заявителей, который искал своих предков, живших в деревне рядом с селом Спасское. Цитирую: «Сообщаем, что на хранении в ЦАНО имеются метрические книги церквей сел Курмышского уезда за разные годы». Далее перечислены 36 сельских храмов, в том числе церковь села Спасское». Почему никто не исследовал эти сведения?
Но раз уж существует разноголосица, то тем более необходимы дальнейшие исследования. Это памятник реальному человеку, а не мифическому или сказочному персонажу, поэтому поспешность с его установкой очень странная. В былые времена подобное не наблюдалось в нашей стране. Здравый смысл подсказывает, что сторонникам и противникам установки памятника следовало бы для начала поработать в фондах Государственного военно-исторического архива. Там можно найти списки русских добровольцев в Сербии 1876 года и данные по личному составу частей при обороне Шипки. Многое можно узнать об этом и в других архивах.   

Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


«Енисейская Сибирь» объединила проекты на 2 триллиона рублей

«Енисейская Сибирь» объединила проекты на 2 триллиона рублей

Виталий Барсуков

Среди инвесторов – представители самых разных отраслей: от алюминиевого производства до индустрии туризма

0
1514
Индустриальные кварталы как точки притяжения

Индустриальные кварталы как точки притяжения

Татьяна Астафьева

Бывшие промзоны принесут в бюджет  Москвы  3 триллиона рублей

0
1531
«Затундра» раскроет туристический потенциал Арктики

«Затундра» раскроет туристический потенциал Арктики

На Таймыре построят многофункциональный комплекс отдыха

0
630
Василий Сафонов наверняка был бы счастлив

Василий Сафонов наверняка был бы счастлив

Надежда Травина

Большому залу Московской консерватории – 120 лет

0
1243

Другие новости

Загрузка...