0
2253
Газета Заметки на погонах Интернет-версия

24.09.2020 23:00:00

Помянуть Черчилля по русскому обычаю

Чем был отмечен британский проект, не получивший продолжения

Сергей Печуров

Об авторе: Сергей Леонидович Печуров – генерал-майор запаса, доктор военных наук, профессор.

Тэги: черчилль, гру, маргарет тэтчер, крэнфилд, оксфорд


черчилль, гру, маргарет тэтчер, крэнфилд, оксфорд Здесь, на могиле Уинстона Черчилля, российские и британские военные подняли стаканы за «руководителя британских союзников». Фото Стива Дэниелса

Летом 1996 года, на пике очередной разрядки напряженности во взаимоотношениях Запада и России, от британской стороны поступило предложение об организации в Великобритании учебных курсов для старших российских офицеров по замысловатой программе «Интегральное и финансовое планирование в условиях демократической экономики – вооруженные силы в демократическом государстве». При этом все мероприятия британцы намеревались уложить в месячный срок, хотя суть и цель его поначалу были не совсем ясны.

Интригующее начало

Как позже выяснилось, непосредственным и формальным инициатором осуществления этой идеи явилось руководство Королевского военно-технического колледжа в Шривенхеме, поддержанное Крэнфилдским университетом и Тэмплтонским колледжем – структурным подразделением Оксфордского университета. При этом финансирование пилотного проекта якобы брало на себя Министерство иностранных дел и по делам Содружества Великобритании, но с таким расчетом, чтобы в случае позитивной оценки исхода данного мероприятия подключить к финансированию его продолжения соответствующее агентство Европейского союза, ответственное за осуществление переобучения руководящих военных кадров «освободившихся от коммунистического гнета стран Восточной Европы и СНГ».

По согласованию с британцами, учитывая высокий уровень запланированных учебно-научных мероприятий, включили в первый набор слушателей курсов пять старших офицеров в звании полковник, имеющих соответствующую подготовку в учебных заведениях России. От так называемого научного сегмента МО РФ в состав делегации включили и меня, в то время уже имевшего звание полковника, обладавшего ученой степенью кандидата наук и формально знающего английский язык. Руководителем делегации был назначен представитель кадрового органа министерства полковник Александр П., который занимал достаточно высокий пост и вот-вот должен был получить, как говорят в офицерской среде, «штаны с лампасами».

Наша делегация прибыла в Лондон в конце июля 1996 года, тут же из аэропорта Хитроу на микробасе выехала в расположение колледжа на военную базу Шривинхем, в часе-полутора езды на запад от Лондона, и была размещена в офицерском общежитии в казармах из красного кирпича. Здесь же нам были представлены члены команды, обслуживающей учебный процесс, во главе с профессором Брайеном Хилтоном, дружелюбным шотландцем, по ходу обучения проявившим свои незаурядные организаторские способности.

Особенности обучения

Весь учебный курс включал в себя три крупных блока предметов – военная экономика, военные реформы и военная история, которые подразделялись на более частные и специфические предметы. Занятия в виде лекций и семинаров начались без раскачки уже на следующий день в аудиториях и классах Шривинхемского колледжа, порой даже совместно с офицерами-слушателями из британских ВС. Столовались мы также вместе с местными слушателями. В целом процесс обучения был чрезвычайно интенсивным – до и после обеда, зачастую вплоть до самого ужина, шесть дней в неделю. Все предметы, чередуясь, доводились до нас как при обычном учебном процессе. Видимо, для удобства преподавания нашу группу через несколько дней занятий в колледже начали перемещать по стране для выслушивания лекций и общения с профессурой в других учебных заведениях – университетах Крэнфилда и Оксфорда, военной академии в Сандхерсте, военных колледжах и учебных центрах в Кимберли, Брэнсхиле и Винчестере. Лекции и семинары были организованы в том числе в штаб-квартире Британской аэрокосмической корпорации в Фарнборо, на предприятии артиллерийско-стрелкового вооружения в Ноттингеме, а также в мэрии небольшого городка Суиндон, расположенного в Центральной Англии, в котором когда-то располагалось градообразующее предприятие британского ВПК. И апофеозом этого так называемого учебного проекта явились посещение Министерства обороны в Лондоне и беседа с замом главы военного ведомства.

Специфика преподавания и аргументации

Следует признать, поскольку преподаватели были подобраны весьма высокого уровня, учеба захватила нас целиком и заставила активно включиться в учебный процесс, не избегая полемики. Этому, впрочем, немало способствовала вскоре проявившаяся линия по искусно навязываемой аудитории специально подобранной информации из той или иной преподаваемой нам сферы.

Так, например, содержание лекций по военной экономике сводилось к аргументированию актуальности разгосударствления и приватизации предприятий военно-промышленного комплекса в целом, а также последующей их конверсии и переводу на выпуск чисто гражданской продукции. Причем к обоснованию этой идеи были привлечены не только дипломированные преподаватели-экономисты из вузов, но также парламентарии и функционеры из Консервативной партии, включая одного из помощников советника министра обороны Питера Левина, близкого соратника популярного британского премьера Маргарет Тэтчер, являвшейся олицетворением проведения курса «дерегуляции государственной финансовой системы» и ярой сторонницы «сугубо рыночных отношений в экономике». Примечательно, что высказанные нами сомнения относительно возможности для ВПК тотальной приватизации, подкрепленные примерами явно неудачной конверсии в самой Великобритании (например, утраты страной таким образом первенства в создании стрелкового оружия), отвергались.

Примечателен и преподаваемый нам курс по тематике военной реформы. Лекторы в той или иной форме и с разной аргументацией в зависимости от места занятий говорили о начале новой эры в международных отношениях, пришедшей на смену эпохе холодной войны. Нам обстоятельно доказывали, что мощные и многочисленные военные машины уходящей эпохи ныне накладны и просто излишни. Теперь, мол, пришла пора маломасштабных локальных конфликтов, миссия по урегулированию которых ложится на влиятельные державы, к которым по некоторым формальным признакам можно отнести и Россию. Но исходя из этого России следует сократить свой военный потенциал как «слишком затратный», перевести вооруженные силы под «абсолютный гражданский контроль» и реформировать их для выполнения задач по миротворчеству под эгидой, разумеется, «международного сообщества», во всем их диапазоне.

На наши возражения: уж если сокращать и переформатировать вооруженные силы, то у всех крупных стран и военных блоков одновременно. Следовал ответ: некоторые страны и военные блоки «несут особую миссию» и «имеют особые обязанности», поэтому им все еще нужны сильные армии. Естественно, подразумевалась не Россия.

Оригинально было организовано преподавание предмета военной истории. В связи с тем, что в 1995 году широко отмечалось 50-летие окончания Второй мировой войны, организаторы курсов основной упор сделали на демонстрации усилий западной коалиции в достижении победы над нацистской Германией.

Для этого обычно использовались немногие дни отдыха, когда нашу делегацию под видом экскурсий вывозили для осмотра соответствующих экспозиций в музеях и для посещения различных исторических мест и памятников. При этом нас сопровождали специалисты-историки, такие, например, как известный в научном мире отставной бригадный генерал, а ныне профессор истории Ричард Хелмс. Британцы усердно доводили до нас необходимую, по их разумению, информацию.

Наши любезные учителя лезли из кожи вон, чтобы внушить нам мысль, что судьба той кровопролитной, прежде всего для нашей страны, войны решалась не столько в Сталинграде или в ходе Курской битвы, сколько на западе Европы. Мы же, неплохо знавшие свою историю, что называется, с цифрами наперевес отметали их наветы. Именно с военно-историческим аспектом нашей учебы были связаны и некоторые забавные эпизоды, разряжавшие порой возникавшую напряженность.

За союзника!

Так, в один из воскресных дней нас повезли в местечко Бленхейм, где располагается родовое имение герцогов Мальборо, к которым принадлежал весьма чтимый в Великобритании Уинстон Черчилль. По дороге в Бленхейм сопровождавший нас историк кратко напомнил о роли покойного премьера в организации сопротивления британцев германской агрессии и обеспечении победы союзников в войне. К сожалению, дворец, бывший центром имения, оказался в тот день закрытым для посещения, и нам не оставалось ничего другого, как только лицезреть шикарный парк, его окружающий. Один из сопровождавших нас британцев взамен предложил посетить находящееся неподалеку местечко Бладон, где на местном кладбище среди других могил рода Мальборо находится и могила Уинстона Черчилля.

Уже через несколько минут мы были на кладбище. От имени российской военной делегации наш руководитель полковник Александр П. возложил купленные по дороге на кладбище цветы и вдруг предложил «помянуть союзника по русскому обычаю». Он дал команду принести из микробаса пару бутылок водки, запасы которой мы всегда возили с собой для «презентации, если возникнет необходимость». Надо сказать, британцы были немного ошеломлены таким поворотом, но с энтузиазмом откликнулись на предложение нашего руководителя. У них нашлись бутерброды и даже пластмассовые стаканчики.

Один из членов нашей делегации полковник Владимир К. попросил слова и произнес довольно витиеватый и эмоциональный тост в честь «руководителя британских союзников», при этом сославшись на знаменитый труд Черчилля «Вторая мировая война». Интересно, что через пару дней профессор Б. Хилтон показал нам какое-то местное печатное издание, в котором была небольшая заметка о том, что военная делегация из России посетила могилу Уинстона Черчилля и отдала ему дань уважения как союзнику во Второй мировой войне, «помянув усопшего по русскому обычаю рюмкой водки».

Но на этом история с «русским обычаем» не закончилась. Через несколько дней нам объявили о том, что программой обучения предусмотрен выезд во французскую провинцию Нормандия, где нам будут прочитаны лекции о высадке в июне 1944 года десанта западных союзников на оккупированный германцами берег и проведены экскурсии по местам боев.

Проблемы с визами, как оказалось, были решены заранее, и в один из вечеров наша делегация на микробасе выехала в Портсмут на побережье Ла-Манша, погрузилась на круизный паром, чтобы уже на следующий день рано утром прибыть во французский Гавр. Позавтракав, мы без задержки направились в сторону обширных пляжей Нормандии. Постепенно продвигаясь на запад вдоль побережья, мы периодически останавливались на возвышенных местах, где лекторы рассказывали о том, в каких тяжелых условиях войска западных союзников высаживались на берег. Минуя песчаные пляжи, помеченные специальными знаками, напоминающими о высадившихся здесь в июне 1944 года дивизиях из состава 30-го и 1-го армейских корпусов 2-й британской армии, мы к вечеру того же дня добрались до знаменитого по книгам и фильмам пляжа «Омаха Бич», на который, в свою очередь, десантировались дивизии 7-го и 5-го армейских корпусов 1-й американской армии (входившей вместе с британской в совместную 21-ю армейскую группу).

Мы уже изрядно устали, но британцы предложили нам посетить невдалеке расположенное кладбище, на котором захоронены павшие при высадке на берег американские военнослужащие. Кладбище оказалось весьма ухоженным и довольно большим, возведенным по образцу Центрального военного мемориального кладбища в Арлингтоне вблизи Вашингтона, филиалом которого оно и оказалось. Британские сопровождающие представили нас американской обслуге кладбища, подсуетились и достали, видимо, из своих запасов пару букетов цветов, но не только.

Они предложили нам после возложения цветов «помянуть по русскому обычаю американских союзников». Наш руководитель, оценив предприимчивость хозяев, дал команду принести из микробаса несколько бутылок водки, а британцы тут же выложили на широкую плиту пьедестала памятника закуску и пластмассовые стаканчики. Один из нас произнес тост во славу американских союзников, чем вызвал умиление на этот раз и у британцев, и у американцев, которые тут же одарили нас памятными сувенирами. На этом официальная часть была завершена, и мы, почти засыпая на ходу от усталости, отбыли на ночевку в отстроенный заново город Каен (Кан).

На следующий день, быстро позавтракав в ресторане отеля, мы вновь направились на побережье для продолжения «учебного процесса» с таким расчетом, чтобы уже после обеда выехать в Великобританию. По дороге к очередной «лекторской точке под открытым небом» в районе небольшого городка Байе британцы предложили нам завернуть теперь уже на кладбище, где захоронены погибшие солдаты контингента войск Британской империи. И тут нам снова было предложено «помянуть по русскому обычаю» на этот раз павших британцев. Несмотря на ранний утренний час, мы не могли отказать британцам, все повторилось по уже отработанной схеме: цветы, тосты, водка, закуска, трогательная благодарность. Строго выдержав план учебы, в тот же день после обеда мы направились через Ла-Манш назад в Великобританию.

Через несколько дней пришел конец учебному процессу. Получив специальные сертификаты об образовании, переполненные впечатлениями, мы отбыли в Москву. Не откладывая в долгий ящик члены нашей делегации подготовили обширный совместный отчет об учебе в Великобритании и через нашего руководителя полковника Александра П. направили его вверх по команде. Неделю спустя Александр собрал нас у себя в кабинете, от имени руководства поблагодарил за качественный отчет и отрезал: «Продолжения проекта не будет!» Что послужило причиной, нам не сообщили. Как говорится, начальству виднее. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Пора чествовать менеджмент оборонки

Пора чествовать менеджмент оборонки

Ирина Дронина

Управленцам ОПК на традиционных «Огарковских чтениях» вручены премии

0
614
На Минских переговорах по Донбассу реанимировали "дорожную карту"

На Минских переговорах по Донбассу реанимировали "дорожную карту"

Татьяна Ивженко

Стороны попытаются выполнить планы, намеченные еще в 2016 году

0
1110
"Грузинская мечта" готовится к подавлению революции

"Грузинская мечта" готовится к подавлению революции

Юрий Рокс

Пандемия сказалась на избирательной кампании в парламент

0
1548
Карабах в войне, Грузия – в красной зоне опасности

Карабах в войне, Грузия – в красной зоне опасности

Юрий Симонян

0
2736

Другие новости

Загрузка...