0
11382
Газета Интернет-версия

24.12.2020 18:46:00

Звездный час Василия Грабина

Отечественная артиллерия и прихоти начальства

Александр Широкорад

Об авторе: Александр Борисович Широкорад – писатель, историк.

Тэги: василий грабин, цнии58, царьпушка, зис3, сталин, янгель, челомей, макеев


201224-9.jpg
Вся жизнь конструктора Грабина – непрерывная

борьба с маршалами, наркомами, генералами

и недобросовестными конкурентами. 

Фото из журнала «Техника - молодежи», 1942 г.

Почти во всех изданиях, где рассказывается о жизни в СССР в 1930–1950-х годах, изображаются два главных злодея: Сталин и Берия, которые всеми силами препятствовали работе гениальных людей – от кинорежиссеров до создателей оружия.

Увы, здесь я не оправдаю ожидания любителей «клюквы». Наибольшую поддержку Грабину всегда оказывал Сталин. Ну а Василий Гаврилович до последнего дня пребывания в ЦНИИ-58, до 3 июня 1959 года, не снимал в своем кабинете огромный портрет вождя, несмотря на строгие указания представителей ЦК.

Тем не менее вся жизнь конструктора Грабина – непрерывная борьба с маршалами, наркомами, генералами и недобросовестными конкурентами. Ну а дорогой Никита Сергеевич уничтожил не только лучшие в СССР артиллерийские КБ, но и всю тяжелую артиллерию.

А как же злодей Берия? Мне неизвестно, делал ли он какие-либо пакости Василию Гавриловичу. По имеющимся у меня документам, он был добросовестным конкурентом. Однако в большинстве случаев орудия ОКБ-172 (так называемой шарашки) с индексами БЛ и ЛБ редко составляли конкуренцию артсистемам Грабина. Их проектировали для выполнения иных функций.

Сын фейерверкера

Но пора начать по порядку. Василий Гаврилович Грабин родился в Екатеринодаре (с 1920 года Краснодар) на рубеже XIX и ХХ веков. Причем это следует понимать буквально. По старому русскому календарю он родился 28 декабря 1899 года, а по новому – 9 января 1900 года.

Отец конструктора Гаврила Грабин проходил военную службу в полевой артиллерии и дослужился до старшего фейерверкера. Он много и живо рассказывал сыну о пушках образца 1877 года и, возможно, уже в детстве привлек интерес Василия к артиллерии.

В июне 1920 года Василий Грабин становится курсантом объединенных командных курсов в Екатеринодаре. В ноябре 1921 года группу из лучших курсантов-артиллеристов отправляют из Екатеринодара в Петроградскую командирскую школу полевой тяжелой артиллерии.

Курсанты артиллерийской школы оказались в числе первых частей, мобилизованных на борьбу с кронштадтскими мятежниками. Грабин попал в 152-мм гаубичную батарею, направленную 7 марта в Северную группу красных войск. Батарея была размещена на северном берегу Финского залива и вела обстрел форта Тотлебен, занятого мятежниками. Позже, войдя в захваченный форт, Грабин обратил внимание на неэффективность действия полевых 122-мм и 152-мм гаубиц по железобетонным сооружениям.

Любопытно, что дипломной работой курсанта Грабина была 152-мм полевая мортира. Прочитав работу Грабина, профессор Чернявский заявил: «Вместо пяти вопросов ставлю пять пятерок». На глазах у Грабина он обмакнул перо в чернильницу-невыливайку и размашисто написал на титульном листе работы: «Представленный слушателем Грабиным В.Г. проект артиллерийской системы выполнен в минимальный срок и являет собой лучшее свидетельство зрелости инженерной мысли…»

И вот инженер артиллерийского управления РККА Грабин был направлен на конструкторскую работу в КБ-2.

Конструкторское бюро размещалось на пятом этаже большого московского дома, не имевшего вывески. В КБ-2 работали германские и советские конструкторы. Ведущая роль принадлежала немцам. Начальником КБ был красный командир Шнитман, начальником германской группы – инженер Фохт.

В позднейших «Воспоминаниях» Грабин утверждал, что он постоянно конфликтовал с германскими специалистами фирмы «Рейнметалл». Однако «Воспоминания» вышли уже после смерти конструктора, и над ними поработали «черные перья». Иной раз они вставляли чудовищные ляпы, недопустимые даже для простого артиллериста.

Царь-пушка, которая исправно стреляла

76-мм дивизионная пушка образца 1942 года ЗИС-3 всеми нашими историками признана лучшей пушкой Второй мировой войны. Она не имела конкурентов. Десятки, если не сотни ЗИС-3 по всей России вознесены на пьедесталы. ЗИС-3 успешно применялась во всех локальных конфликтах конца ХХ – начала XXI веков.

Увы, в сказанном есть только 75% правды.

История этой пушки началась в… 1899 году. Тогда французский Генеральный штаб выдвинул бредовую идею: в артиллерии нужен один калибр – 75–76 мм, одна легкая полевая пушка и один снаряд.

Однако такой бред нужен был только на экспорт: в Россию, которая должна была играть роль парового катка, давящего Германию. Сами же французы параллельно разрабатывали тяжелые артсистемы и надеялись отсидеться за линией мощных фортов, воюя до последнего солдата – русского и германского.

Генерал-инспектор русской артиллерии великий князь Сергей Михайлович «встал по стойке смирно» и в угоду французам начал клепать 76-мм пушки образцов 1900 и 1902 годов. Они должны были стрелять только шрапнелью с максимальной дальностью 6,5 км.

В 1909 году Сергей Михайлович упраздняет тяжелую (осадную) артиллерию как класс, пообещав царю восстановить ее в 1930 году! Царь безропотно подписывает все бумаги, представленные великим князем.

В итоге к 1914 году русская армия имела около 7 тыс. 76-мм пушек образцов 1900 и 1902 годов, а также около 400 корпусных орудий калибра 107–152 мм. За разговоры же о полковых, а тем более батальонных орудиях офицеров увольняли из армии.

По опыту Первой мировой войны немцы в начале 1920-х годов решили не делать дивизионных пушек вообще, а шрапнель использовать в редких случаях. Полковая артиллерия вермахта была представлена 7,5-см и 15-см пехотными орудиями с раздельно-гильзовым заряжанием и углом возвышения 75. В дивизиях состояли на вооружении легкая 10,5-см и тяжелая 15-см гаубицы. Таким образом, все орудия вермахта, за исключением противотанковых пушек, имели возможность вести навесную стрельбу.

В СССР замнаркома по вооружениям маршал Тухачевский, имевший весьма слабое представление об артиллерии, приказал на базе 76-мм дивизионной пушки образца 1902 года сделать корпусное орудие с дальностью стрельбы в 14 км и «универсальную» пушку, способную стрелять еще и по самолетам. При этом мудрый маршал запретил трогать «священную корову» – гильзу образца 1900 года.

В итоге ствол 76-мм пушки удлинили сначала до сорока калибров, а потом до пятидесяти. И плевать хотел Тухачевский, что 76-мм снаряды на дальности свыше 7 км начинают кувыркаться.

По указанию маршала Грабин оперативно создал три типа 76-мм «универсальных» пушек. Но, увы, ни из грабинских, ни из «универсальных» пушек других четырех заводов попадать в самолеты не удавалось. А стоили «универсалки» раза в два дороже дивизионных.

Сравнительной удачей стала грабинская 76-мм дивизионная пушка Ф-22 образца 1936 года. Василий Гаврилович первоначально спроектировал ее с дульным тормозом и новой, более мощной гильзой. Однако Тухачевский подверг эту «самодеятельность» резкой критике. Всего с 1936 по 1940 год было изготовлено 2932 пушки Ф-22.

В 1941 году немцы захватили около 2 тыс. таких пушек. Немецкие конструкторы, ничего не зная о первоначальном проекте Грабина, сделали все один в один, что хотел Василий Гаврилович. Был поставлен дульный тормоз, расточена камора под более мощную гильзу, а угол возвышения уменьшен с 75до 25.

В итоге 7,62 cm Pak 36 (r), где буква «r» означала – русская, с начала 1942 года по конец 1943 года была самой мощной противотанковой пушкой в мире. Когда наши бойцы захватили несколько таких орудий, Сталин предложил Грабину: «Давайте запустим ее в производство». «Товарищ Сталин, я сделаю еще лучше», – был ответ конструктора.

Но вернемся в 1939 год. Тухачевского убрали, и Грабину разрешили модернизировать Ф-22, укоротив ствол до 40 калибров, а угол возвышения уменьшив до 45. Так получилась дивизионная пушка Ф-22УСВ.

Без Тухачевского в ГАУ решили увеличить калибр дивизионных орудий, и в самом начале 1938 года выдали ТТТ на 95-мм дивизионную пушку. Грабин ответил блестящим проектом: дуплексом из 95-мм пушки Ф-28 и 122-мм гаубицы Ф-25, установленных на едином лафете.

На испытаниях Ф-25 и Ф-28 показали хорошие результаты. Но ребят из ГАУ занесло, и они выдали ТТТ на 107-мм (!) дивизионную пушку. Исполнительный Грабин немедленно взялся за 107-миллиметровые дивизионную ЗИС-24, танковую ЗИС-6 и даже капонирную ЗИС-10 пушки.

Кстати, и другие артиллерийские КБ начали работы над 107-мм пушками. В итоге из-за чехарды, устроенной деятелями из ГАУ, на вооружение не поступили ни один дуплекс и ни одна дивизионная пушка калибра 85–107 мм. Если не считать малой серии из 127 пушек калибра 107 мм, выпущенной заводом № 352 в Новочеркасске.

Проектирование же «звездной» пушки ЗИС-3 Грабин начал в мае 1941 года в инициативном порядке. Это была самая технологичная пушка в мире. В условиях огромных потерь в артиллерии в 1941–1942-м и массового формирования новых частей РККА требовалось именно такое дешевое и легкое орудие. Пусть фугасное действие 76-мм снаряда было слабовато, зато до середины 1943 года ЗИС-3 успешно боролась с танками противника.

5 ноября 1942 года Сталин подписал постановление ГКО о создании Центрального артиллерийского конструкторского бюро (ЦАКБ) на базе бывшего ГКБ-38. Начальником и главным конструктором бюро был назначен генерал-лейтенант В.Г. Грабин. Его заместителем по проектированию стал генерал-лейтенант И.И. Иванов, а по науке – М.Я. Крупчатников.

В конце августа 1943 года на разведку в подмосковный городок Калининград (ныне Королев) прибыли квартирьеры Грабина. Будущему ЦАКБ предоставили часть помещений бывшего завода им. Калинина. Сам завод был эвакуирован 19 октября 1941 года в Свердловск. В декабре 1942 года постановлением ГКО на части завода был создан артиллерийский завод № 88, директором которого назначили А.Д. Калистратова. Таким образом, в маленьком Калининграде оказались две довольно крупные фирмы.

С созданием ЦАКБ сбылись мечты Грабина заниматься проектированием всех без исключения артиллерийских систем. Само название – Центральное артиллерийское – обязывало к этому.

В тематическом плане ЦАКБ на 1943 год было свыше 50 основных тем. Среди них – полковые, дивизионные, зенитные, танковые и казематные орудия, пушки для САУ, кораблей и подводных лодок. Планировалась разработка нескольких минометов калибра от 82 до 240 мм. Впервые Грабин решил заняться и авиационными пушками как классической схемы, так и динамореактивными. Естественно, создание ЦАКБ вызвало зависть и раздражение ряда артиллерийских конструкторов.

15 апреля 1943 года вышло постановление ГКО об усилении противотанковой обороны. Требовалось создать противотанковую пушку, способную пробивать броню «Тигра», «Фердинанда» и других перспективных немецких танков. Создавать пушку с новой баллистикой было некогда, и пришлось выбирать между баллистикой 107-мм пушки М-60, 100-мм пушки Б-34 и 122-мм пушки А-19.

Грабин счел оптимальным вариантом 100-мм корабельную пушку Б-34 с глубокой нарезкой (1,5 мм). В кратчайшие сроки ЦАКБ разработало документацию на пушку, получившую индекс ЦАКБ – С-3 (буква «С» означала индекс ЦАКБ – «Сталин»), и 4 июня 1943 года выслало ее на завод № 172.

Серийное же производство пушки началось на двух ленинградских заводах – № 7 и № 232. Причем руководству завода «Большевик» (№ 232) удалось включить в индекс пушки букву «Б». Так грабинская С-3 стала БС-3.

Постановлением Совнаркома от 27 мая 1944 года «для более успешного решения задач вооружения ВМФ» создается Ленинградский филиал ЦАКБ. В марте 1945 года постановлением ГКО Ленинградский филиал ЦАКБ преобразовывается в самостоятельное предприятие – Морское артиллерийское центральное конструкторское бюро (МАЦКБ).

В 1948 году МАЦКБ было переименовано в ЦКБ-34. До 1 августа 1959 года И.И. Иванов бессменно руководил этим КБ.

Конкуренция – вещь хорошая. Но уместно ли менять индексы проектов и убирать из документации всю информацию о Грабине?

Даже в секретных документах бравые ребята из МАЦКБ постарались исключить всякое упоминание о ЦАКБ и Грабине. Пушку С-30 они переименовали в СМ-4 (СМ – индекс МАЦКБ). В секретном документе («130-мм пушка СМ-4. Материалы к принятию на вооружение», 1951) они ухитрились написать: «28.11.1944 г. письмом 343с ЦКБ-34 представило институту № 2 ВМС проект 130-мм пушки СМ-4».

Как и совести хватило?! В ноябре 1944 года не было МАЦКБ и в проекте, а в ЦКБ-34 его переименовали в 1948 году. И что получается? В ноябре 1944 года было два проекта разных пушек: С-30 и СМ-4? Впрочем, это была обычная практика ЦКБ-34, который обожал присваивать свои индексы чужим разработкам.

Ну а затем грабинская 100-мм береговая мобильная пушка С-65 «по щучьему велению» превратилась в КСМ-65.

201224-6.jpg
Удачей стала грабинская 76-мм дивизионная
пушка Ф-22 образца 1936 года.
Фото Бориса Кудоярова
Сверхмощные системы

В 1944 году Сталин приказал Грабину создать две системы сверхмощных орудий: триплекс и дуплекс. Триплекс должен был состоять из 180-мм дальнобойной пушки, 210-мм гаубицы и 280-мм мортиры, которые позже получили индекс С-23, С-33 и С-43.

Триплексом комплекс назвали потому, что все три системы должны были иметь разные стволы, но одинаковые лафеты и дополнительное оборудование. Аналогична и система дуплекс – 210-мм пушка С-72 и 305-мм гаубица С-73 также должны были иметь единый лафет.

Впервые в истории для установки системы особой мощности не нужно было рыть большой котлован, куда зарывалось металлическое основание, и т.д. Все системы перевозились на колесном ходу с небывалой для таких систем скоростью: до 35 км/ч. Стрельба производилась с грунта без проведения каких-либо сложных инженерных работ. Время перехода из боевого в походное положение у триплекса составляло 30 минут, у дуплекса – 2 часа, а у зарубежных аналогов – от 6 до 24 часов.

Вес системы триплекса как в боевом, так и в походном положении, составлял 19–20 т. 180-мм пушка С-23 посылала обычный снаряд на 30 км, гаубица С-33 – 133-кг снаряд на 20,5 км, а мортира С-43 – 246-кг снаряд на 10,6 км.

Орудия дуплекса в походном положении разбирались на три части весом по 23–24 тонны. 210-мм пушка С-74 посылала 133-кг снаряд на дальность 42 км, а 305-мм гаубица – 465-кг снаряд на 14,6 км.

Грабин был не только талантливым конструктором, но и прекрасным технологом и организатором производства. Рабочие чертежи триплекса были оперативно переданы на завод «Баррикады». И уже с 29 мая 1948 года по 16 марта 1949 года все три системы триплекса прошли полигонные испытания на полигоне Ржевка под Ленинградом.

И опять в ГАУ нашлись ребята, вставлявшие палки в колеса Грабину. Они потребовали заменить хорошо проявившее себя на испытаниях и в боях (в вермахте) гильзовое заряжание на картузное, что привело к многомесячным задержкам.

Перекуем лафеты на ракеты

В марте 1953 года умер Сталин, а Берия вместе с Хрущевым начали громить тяжелую армейскую и корабельную артиллерию. Правда, Берия ополчился не лично на Грабина, а на всю артиллерию в целом, в том числе и на свое детище – ОКБ-172.

Хрущев прекратил работы над дуплексом и триплексом. В итоге в войска Московского военного округа поступило всего девять 180-мм пушек С-23. Малокомпетентный Хрущев, оказавшись под влиянием Королева, Челомея и своего сына Сергея, был уверен, что любой конфликт можно решить с помощь ракетно-ядерного оружия.

Между тем в локальных войнах второй половины ХХ века роль тяжелой артиллерии намного возросла по сравнению с локальными войнами 1930-х годов и Второй мировой войной. Дело дошло до конфликтов, где тяжелая артиллерия была единственным применяемым видом оружия. Так было при артиллерийских дуэлях в 1968–1970 годах на Суэцком канале, в Ливане на границе с Израилем, между Северным и Южным Вьетнамом, в ходе «первой социалистической войны» между КНР и ДРВ и т. д.

В 1967 году израильтяне заняли господствующие над сирийской территорией Голанские высоты и установили там американские 175-мм самоходные пушки М107, имевшие дальность стрельбы 32 км. Израильтяне получили возможность безнаказанно внезапно открывать огонь по сирийским военным объектам: штабам, РЛС, позициям зенитных ракет, аэродромам и т. д. А великий и могучий Советский Союз ничем не мог помочь братьям-арабам.

По указанию ЦК КПСС на заводе «Баррикады» срочно приступили к восстановлению производства С-23. Сделать это было весьма непросто, поскольку значительная часть документации и технического оборудования исчезла. Тем не менее коллектив завода успешно справился с поставленной задачей. До 1971 года для Сирии было изготовлено двенадцать 180-мм пушек С-23. К ним разработали и запустили в серию активно-реактивный снаряд ОФ23 с дальностью 43,8 км.

Кстати, и в современных войнах, например в 2015–2020 годах на Донбассе и в 2020 году в Карабахе, решающую роль играла артиллерия (включая минометы).

В конце 1940-х годов американская разведка подбросила ГРУ «дезу», что у них якобы созданы превосходные крупнокалиберные авиационные пушки. В Минобороны не стали разбираться: «Хотим такие же!»

Грабин по привычке «взял под козырек», и в 1947–1949 годах в ЦНИИ-58 была создана система уникальных автоматических пушек калибра 57, 65 и 100 мм. Так, в 1948 году успешно прошла испытания 100-мм автоматическая авиапушка В-0902. Темп стрельбы ее составлял 30,5 выстрела в минуту, снаряд весом 27 кг имел начальную скорость 810 м/с.

В 1950 году Министерство обороны решило заиметь атомные «царь-пушки». Грабин создал 406-мм уникальную мобильную динамореактивную пушку С-103. Замечу, что документация на нее до сих пор совершенно секретна.

С середины 1950-х годов все наши артиллерийские КБ и заводы постепенно переходят на ракетную тематику. Так, заводы «Большевик», им. Фрунзе («Арсенал»), «Баррикады», пермский завод № 172, ЦКБ-34 и другие для начала стали проектировать и изготовлять пусковые установки для ракет всех классов, а затем часть из них (им. Фрунзе, № 172 и др.) стали делать и сами ракеты. Некоторые артиллерийские КБ в 1950-х годах были попросту закрыты (ОКБ-172, ОКБ-43 и др.).

Грабин тоже, спасая свое КБ, начал заниматься ракетными пусковыми установками, установками для отстрела авиабомб и т.п. Во второй половине 1950-х годов он даже приступил к проектированию управляемых ракет. В частности, был создан и испытан опытный образец ПТУРС «Дельфин».

В феврале 1958 года Грабин на конкурсной основе (основной конкурент – ОКБ-8 в Свердловске, главный конструктор Л.В. Люльев) начал проектирование зенитной ракеты для войскового комплекса «Круг». Грабинская ракета С-134 была оснащена прямоточным воздушно-реактивным двигателем. Под ракеты ЦНИИ-58 самостоятельно разрабатывало пусковые установки С-135.

Летом 1959 года Хрущев, Устинов и Королев, ненавидевшие Грабина, лихо расправились с ЦНИИ-58. Не было никаких обсуждений ни с самим Грабиным, ни с пятитысячным коллективом института. Их просто поставили перед свершившимся фактом.

Ах, нам тогда были нужны межконтинентальные ракеты Королева! Какие? Королев не создал ни одной крупносерийной МБР – за него их делали Янгель, Челомей и Макеев. Как грустно шутили офицеры Войск стратегического назначения: «Королев работает на ТАСС, а Янгель – на нас». 



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Почему имя Сталина перестало быть токсичным

Почему имя Сталина перестало быть токсичным

Александр Ципко

Когда нет соблазнов будущего, приходится идеализировать прошлое

1
1253
Коза с человеческим голосом

Коза с человеческим голосом

Арсений Анненков

Биография больше чем режиссера

0
681
Неизвестно о чем, непонятно зачем

Неизвестно о чем, непонятно зачем

Владимир Петросян

Об удивительных рассуждениях публициста Сергея Самарина

0
4037
Не в хоре с поклонниками тирании

Не в хоре с поклонниками тирании

Борис Колымагин

О народном покаянии

0
3807

Другие новости

Загрузка...