5
8995
Газета Политика Интернет-версия

13.04.2015 00:01:00

КАРТ-БЛАНШ. Как восстановить доверие Запада к России, не отдавая Крым

Обеим сторонам необходимо прекратить представлять контрагента в качестве главной мировой угрозы

Елена Алексеенкова

Об авторе: Елена Сергеевна Алексеенкова – эксперт Российского совета по международным делам.

Тэги: россия, запад, нато, про, ес, санкции, украинский кризис, война, донбасс


россия, запад, нато, про, ес, санкции, украинский кризис, война, донбасс Фото Reuters

Если до украинского кризиса и было какое-то доверие между Россией и Западом, то сегодня от него явно мало что осталось. Если отложить в сторону эмоции и разобраться в проблеме доверия с научной точки зрения, картина все равно получится нерадужной – со всех сторон выход из кризиса доверия закрыт фундаментальными противоречиями, разрешить которые можно, только став более уязвимым.

Что есть доверие? С политико-психологической точки зрения это когда мы имеем позитивные ожидания относительно мотивов и намерений партнера, полагая, что своими действиями он постарается не навредить нам. Доверие – это всегда риск, на который нужно заставить себя пойти. От природы государства друг другу не доверяют, так как конкурируют за одни и те же ресурсы – территорию, ископаемые, население и т.д. Но долго это продолжаться не может – вечная борьба истощает конкурентов и они начинают искать пути к сосуществованию, вырабатывают совместные правила игры, пытаясь начать доверять соседу, вместо того чтобы каждую минуту бояться его нападения.

Правда, выстроить отношения доверия оказывается не так просто. Во-первых, есть такая вещь, как онтологическое недоверие – когда контрагенты относят друг друга в разряд «своих» или «чужих» на основе этнической, национальной, религиозной принадлежности, истории отношений или негативного опыта взаимодействия в прошлом. Эта форма недоверия не имеет почти никакого логического объяснения, а постоянное ожидание подлости от такого партнера – практически аксиома.

Во-вторых, из-за неполноты информации о мотивах другого интерпретировать его действия очень сложно. Срабатывает механизм «предполагай худшее», даже если меры, принятые на той стороне, совершенно безобидны. Напротив, их можно расценить как подлость, причем цинично замаскированную под добродетель. Такое восприятие имеет циклический характер. Так называемая поведенческая спираль закручивается, создавая постоянное ожидание опасности. Когда нам подставляют вторую щеку, мы видим в этом только подвох.

Именно по такому сценарию развивался и, похоже, продолжает развиваться украинский кризис. Видимо, и до 2013 года Россия не была «своей» для Запада, да и сама предпочитала интерпретировать расширение НАТО и размещение элементов системы ПРО в Восточной Европе как действия, направленные против нее. Наступивший кризис только смел декорации «партнерства», дав возможность обеим сторонам снять маски и открыто говорить то, что думаешь.

Пресловутое подписание Украиной соглашения об ассоциации с ЕС было воспринято Москвой как угроза экономическим связям России и Украины, вступления страны в НАТО и потери базы в Севастополе. А попытки РФ договориться Запад воспринял как давление на Киев и вмешательство во внутренние дела. Окончательную точку в формировании имиджа агрессора поставило присоединение Крыма.

В итоге подорванным оказалось доверие не только на уровне политических лидеров, но и на уровне общества – на Западе считают, что нельзя доверять людям, которые поддерживают такую политику страны. То же касается и предпринимателей – связи на этих уровнях, наработанные за последние два десятилетия, очень быстро оказались разрушены, и на восстановление могут уйти годы. Хорошо известно, что такие вещи, как инвестиционный климат и инвестиционная привлекательность, являются чрезвычайно зависимыми от наличия либо отсутствия доверия и формируются десятилетиями.

В науке существуют два основных метода восстановления доверия – условно медленный и быстрый. Медленный подразумевает множество небольших шагов навстречу, которые не несут в себе больших рисков для шагающего. Однако эффективность этого пути ограничена тем самым онтологическим недоверием. Почти все шаги России (или Запада) расцениваются другой стороной как уловка – достаточно вспомнить, какой шум сопровождал первый гуманитарный конвой, отправленный в Донецкую область. Даже в переговорных инициативах стороны ищут какие-то подводные камни и скрытые намерения.

Есть и быстрый, можно сказать, шоковый метод восстановления доверия – так называемый дорогостоящий сигнал. В этом случае нужно пойти на большой риск, отказавшись от чего-то действительно значимого. В нынешней ситуации для России это возвращение Крыма или снятие контрсанкций, для Запада – признание Крыма частью России или снятие санкций. Конечно, на сегодняшний день все эти варианты выглядят в равной степени фантастическими.

Но сторонам есть с чего начать. По обе стороны Украины лица, принимающие решения, должны задать себе вопрос о собственном восприятии контрагента: не считаем ли мы друг друга виновными априори? И дальше – а вдруг поведение «противника» обусловлено страхом, а не агрессией? Следующим шагом было бы трезво взглянуть на свои действия и понять, какие из них могут интерпретироваться как угроза. Непременным условием является также снятие дискурса недоверия: обеим сторонам необходимо прекратить «рисовать монстра» – представлять контрагента как главную мировую угрозу, во всяком случае, если действительно есть интерес к восстановлению доверия и дальнейшему взаимодействию. Только соблюдая подобную осторожность и сохраняя контакты на максимальном количестве уровней, мы можем начать вырабатывать привычку доверять. И только когда такая привычка появится, мы станем экономить ресурсы, которые сегодня тратим на противостояние.

Политические реалисты – а сейчас самое время вспомнить о них – считают, что доверие проистекает из способности правильно понять интересы партнера, потому как интерес – объективная данность, которая движет действиями. Наверное, это тот самый случай, когда понимание необходимо для победы. Но не для победы друг над другом, а для победы над недоверием.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Центробанк оценил вред нефтяного эмбарго независимо от правительства

Центробанк оценил вред нефтяного эмбарго независимо от правительства

Ольга Соловьева

Минфин обещает увеличить расходы в последние дни 2022 года

0
836
Принятый на Западе раздельный бюджет не принимается в России

Принятый на Западе раздельный бюджет не принимается в России

Анатолий Комраков

Муж и жена совместно контролируют расходы в половине российских семей

0
677
Банковской системе угрожает демографический шок

Банковской системе угрожает демографический шок

Анастасия Башкатова

Пенсионеров обвинили в глобальной разбалансировке экономики

0
774
Партии присматриваются к полевым командирам и военкорам, а те – к партиям

Партии присматриваются к полевым командирам и военкорам, а те – к партиям

Дарья Гармоненко

Неожиданные результаты спецоперации проявляются в российской политике

0
620

Другие новости