0
3830
Газета Политика Интернет-версия

15.11.2022 20:28:00

В судах адвокаты наденут мантии

Рабочую одежду для защитников пока не включают в дресс-код

Тэги: суд, адвокат, спецодежда, мантия, профессиональная этика, кодекс, мнения

On-Line версия

суд, адвокат, спецодежда, мантия, профессиональная этика, кодекс, мнения Адвокаты, как судьи и прокуроры, получат возможность выступать на процессах в своей форме. Фото Виктора Бартенева/PhotoXPress.ru

С 2023 года адвокаты смогут облачаться в мантии для участия в судебных заседаниях. Уже долго внутри корпорации идут споры о том, следует ли эту спецодежду сделать обязательной для защитников, как во множестве других стран, унифицировать ли ее фасон, за чей счет приобретать и т.д. Рабочий костюм позволил бы адвокатам, с одной стороны, выделяться на фоне посетителей судов, а с другой – выглядеть частью правосудия. Пока мантия в дресс-код не войдет, но при необходимости позволит его соблюсти.

Ношение в судах мантии могут сделать одной из норм Кодекса профессиональной этики, в Федеральной палате адвокатов (ФПА) уже создан ее прототип. Надевать мантию пока можно будет по своему желанию, приобрести – за свой счет. Защитники давно высказывались против той несправедливости, что, мол, судьи и прокуроры облачены в специальную рабочую одежду, в то время как адвокатам цивильные костюмы зачастую только мешают. В соцсетях уже возникла бурная дискуссия: кто-то выступает за единообразие и жалуется, что наряды некоторых защитников «глаза режут», другие иронизируют, что «камуфляж» вряд ли отразится на профессионализме юристов, а стало быть, мантия будет нелепостью.

Как сообщила «НГ» вице-президент ФПА Елена Авакян, ношение мантии - добровольное дело, никто не планирует адвокатов к этому принуждать. «Сейчас проводится эксперимент, он может оказаться в том числе неудачным – мы увидим малое количество адвокатов в мантиях. А может быть, наоборот, это в итоге будет воспринято коллегами позитивно – и мантии появятся в каждом судебном заседании», – заметила она. Сам эксперимент был начат более полутора лет назад, а впервые идея создать единый корпоративный стиль и знаки принадлежности к корпорации прозвучала еще в 2002 году. Тогда решили ограничиться значками. «Мы полагаем, что адвокатские мантии позволят избежать равнения на прокуроров и судебную службу, но при этом объединиться, в том числе и в глазах суда, в единую корпоративную принадлежность. Это повышает статусность адвокатуры на фоне иных юридических представителей. Конечно, мантия – это одна маленькая тоненькая нить в очень сложном процессе, это важный психологический шаг, который, понятно, глобально не решает всех проблем», – подчеркнула Авакян. И добавила, что к тому же это простой способ, позволяющий соответствовать установленному для адвокатов деловому дресс-коду без особых усилий. «Мы сделали все возможное, чтобы розничная стоимость мантии была приемлема для каждого адвоката», – уточнила вице-президент ФПА.

Член совета ФПА, президент Палаты адвокатов Самарской области Татьяна Бутовченко напомнила «НГ», что для адвокатуры строгость в одежде – это требование Кодекса профессиональной этики. Другое дело, соблюдают ли такой дресс-код. Она рассказала, что дисциплинарные дела, связанные с жалобами на внешний вид адвокатов, рассматриваются нередко, особенно летом. Например, граждан возмущает такое: «адвокат сидела в прозрачной блузке», «адвокат была в юбке, которая не доставала ей до «перекладины», «адвокат была в шлепанцах, качала туфельку на ноге и жевала жвачку». Адвокаты мужского пола в шортах и резиновых сланцах тоже не нравятся подзащитным. «Это говорит о том, что в идее с адвокатской мантией есть здравый смысл. Да, большинство сопротивляется, потому что и так соблюдает требования в части внешнего вида. Кроме того, были бы еще в судах комнаты для адвокатов, где можно было бы переодеться, потому что если идти в мантии по улице, то не все к этому могут однозначно отнестись. Хотя вот в Англии адвокаты ходят среди людей в париках и мантиях», – подчеркнула Бутовченко. После обсуждения вопроса о мантиях на заседании ФПА было решено пошить 14 первых образцов, нашлись добровольцы, готовые посещать в них судебные заседания. Когда будет установлен определенный крой, лекала, видимо, будут выложены на сайте ФПА для самостоятельного пошива. «Но точно будет неправильным шагом, чтобы всех обязать носить мантию в принудительном порядке», – отметила она.

Старший партнер адвокатского бюро «Яблоков и партнеры» Марина Жирова подтвердила, что новость о введении мантии вызвала оживленные дискуссии, сама же она относится к ней положительно: «Мантия позволит адвокатам выделиться, подчеркнуть свой статус членов корпорации, связанной вековыми традициями и особой ответственностью». Мантия будет настраивать на деловой лад. «Ношение мантии позволит любителям шорт, футболок и мини-юбок не отказываться от них, а накинуть ее перед судебным заседанием и выглядеть презентабельно, не умаляя профессии», – отмечает Жирова. Мантия, которую сейчас разработала ФПА, не мнется благодаря специальной ткани, ее можно носить в свернутом состоянии в небольшом чехле. При этом Жирова напомнила, что мантии используются не только на Западе, но и на Востоке – к примеру, в Турции и Китае, из стран СНГ – в Молдове и Азербайджане.

Федеральный судья в отставке Сергей Пашин согласен, что мантия дисциплинирует, повышает и представление адвокатов о собственном достоинстве в судебном заседании, и доверие участников последнего. Он привел пример из личной практики, когда присяжные прозвали защитника, одетого с иголочки, «лощеным паразитом». По словам Пашина, в судах должны быть и соответствующие условия: например, в британских судах предусмотрены гардеробы, где унифицированный костюм и вовсе выдается напрокат, так что «любой пришедший адвокат может переодеться в мантию и получить парик на свою мудрую голову». Но в России не помешали бы и библиотеки, чтобы адвокаты и прокуроры имели доступ к компьютерным базам прецедентов и законодательства из зала суда, что и представляет собой «разумную цифровизацию, к которой так стремится Верховный суд». В той же Англии в залах судов стоят книжные шкафы, которые не запираются, с томами еще XVI века. Не помешало бы иметь и помещения для адвокатов, чтобы знакомиться с материалами уголовных дел. «И, конечно, нужны комнаты для присяжных и свидетелей, чтобы те не маялись в коридорах в ожидании вызова. Это и есть культура делопроизводства, когда человек в суде – не досадная помеха, а долгожданный гость», – считает Пашин. 

Как заметил «НГ» адвокат Адвокатской палаты Москвы Рубен Маркарьян, мантия – самая традиционная форма судебных юристов, хотя история ее появления в английских судах вполне прозаична – шелк защищал одежду от вшей. Но, несмотря на значительное изменение микроклимата в судах, мантия, как атрибут, осталась во многих странах. Сам он голосовал за мантию адвоката с момента прихода в профессию еще в 1997-м. Позднее участвовал в исследовании этого вопроса по поручению ФПА. Тогда, сказал Маркарьян, «даже заказали дизайн у известных кутюрье и провели переговоры с одной суперзнаменитой немецкой компанией – поставщиком модной одежды, та была готова изготовить мантии на всех адвокатов России, но не срослось». Например, был непонятен источник финансирования. Адвокатское сообщество состоит из самостоятельных людей, значит, мантию надо было приобретать за свой счет, но тут вставала проблема о соотношении цены-качества: «Дешевую носить не хочется, а на дорогую у кого-то может и не хватить ресурсов». Но не только в деньгах дело, некоторые адвокаты полагают, что вообще-то форма – это атрибут власти. Профессия же адвоката – это что-то демократическое, а оттого никакой особой формы для них быть не должно. «На мои аргументы относительно наличия мантии практически во всех странах Европы мне отвечали, что это их традиция, а мы ей следовать не обязаны. Опять же, говорили оппоненты, в США, где развит институт суда присяжных, никакой формы для адвоката не существует. Это так, но там не существует и формы для обвинителя – представителя прокуратуры, а это существенно!», – пояснил Маркарьян. По его мнению, в особых костюмах есть своя правда: «Форменная одежда на прокуроре и адвокате не дает возможности судье или присяжному отдать кому-то из них предпочтение. Судья должен слушать, что говорят ему, а не рассматривать наряды, прикидывая их цену или вкусовые пристрастия носителя».

Юрист Кирилл Горбенко, у которого пока нет адвокатского статуса, он планирует его получить в ближайшем будущем, сказал «НГ», что «адвокаты должны сами покупать мантии, костюмы и рубашки же сами покупают». По его словам, в мантии юрист становится особенным человеком, доверие к человеку в форме у клиента выше, чем к какому-нибудь адвокату в джинсах. «Кроме того, ношение мантии положительно скажется на адвокатском бюджете, это бюджетный способ выглядеть по-деловому. А под мантией может быть все, что угодно. Единственная же сложность в том, чтобы граждане не путали тебя с судьей, так как тот, кто в суд пришел в первый раз, разницы не поймет. Хотя и эту сложность можно превратить в преимущество», – подчеркнул он. В общем, уверен Горбенко, прежде ввести адвокатские мантии мешала и разобщенность адвокатов, и слабая реклама потребительских достоинств этого одеяния. А они в том, что мантия не мнется, ее можно легко и быстро надеть, а потом точно так же снять, сложив в небольшой тубус.


Читайте также


Тяжелобольные обвиняемые не вызывают жалости у судей

Тяжелобольные обвиняемые не вызывают жалости у судей

Екатерина Трифонова

Отправка граждан из СИЗО в колонии допускается и вперед ногами

0
601
Безграничное влияние обвиняемых пугает Фемиду

Безграничное влияние обвиняемых пугает Фемиду

Александр Сухаренко

Криминальных авторитетов опасаются, даже когда они уже оказались за решеткой

0
646
Защита привлекает российскую погоду к делу

Защита привлекает российскую погоду к делу

Екатерина Трифонова

В споре с правоохранителями вокруг принципа равенства сторон адвокаты указали на мороз

0
1392
Оппозиция уходит в конституционное грядущее

Оппозиция уходит в конституционное грядущее

Иван Родин

Коммунисты и политэмигранты решили обустраивать Россию без расчета на выборы президента

0
1552

Другие новости