0
5635
Газета Реалии Интернет-версия

04.10.2013 00:01:00

Знамя солдатской души

Герою России генерал-полковнику Анатолию Александровичу Романову исполнилось 65 лет

Борис Карпов

Об авторе: Борис Васильевич Карпов – ветеран Внутренних войск МВД РФ, полковник в отставке.

Тэги: генералы, романов, чечня, покушение, терроризм


генералы, романов, чечня, покушение, терроризм Генерал Анатолий Романов (на снимке в центре) стал символом несгибаемости российского воинского духа. Фото Владимира Николайчука (пресс-служба ВВ МВД РФ)

Среди наград генерал-полковника Анатолия Романова – «Золотой Звезды» Героя России, орденов Красной Звезды, «За личное мужество» – особо выделим орден «За военные заслуги». Потому что стоит на нем №1. Первый в России! В этом есть высокий смысл, поскольку Анатолию Александровичу не раз приходилось быть первым в многотрудных и важных делах. А еще в судьбе генерала как в капле воды отразилась трагическая судьба Отечества.
ОН ИСКРЕНЕН В РУКОПОЖАТИИ
Знакомство наше с Анатолием Александровичем Романовым случилось в конце 1980-х, когда он, еще подполковник, был назначен начальником штаба в 95-ю дивизию спецчастей (по охране важных государственных объектов и специальных грузов). Несколько лет до этого я был редактором тамошней дивизионки. И вот однажды встречаю на сборах в войсковом главке своего старинного товарища, комдива с Урала полковника Алексея Ивановича Климентьева (впоследствии генерал-лейтенант, командующий войсками Северо-Западного округа ВВ МВД России). Он и предложил: «Тут же рядом твои спецы, давай сходим. Хочу друга своего саратовского Толю Романова повидать». Тогда я узнал, что Романов с Климентьевым были в саратовском нашем училище сначала однокашниками-курсантами, а потом и курсовыми офицерами.
Романов оказался высоким, плечистым, спортивным (позже выяснилось, что он много лет занимался самбо, рукопашным боем, дзюдо).
Открытое лицо, взгляд доброжелательный и одновременно изучающий. Рукопожатие крепкое, от души. Позже встречались и беседовали с ним неоднократно. Он всегда был доступен, приветлив, заинтересованно пытлив, внимателен ко всему, что касалось служебно-боевой деятельности войск. Помню, однажды встретились с ним в коридоре Главкомата, неподалеку от его кабинета (в ту пору он был начальником управления спецчастей). Генерал пожимает мне руку, задает привычные до банальности вопросы: «Как поживает журнал? Где были? Наших спецов, 95-ю не забываете? Рассказывайте…» А сам уже легонько вталкивает в свой кабинет.
Он был легок в общении, генеральские звезды не давили ни на него, ни на собеседника. В тот день я поделился с ним некоторыми своими планами, в числе прочего и давнишней задумкой побывать на Новой Земле, где в то время еще несло службу подразделение нашей
95-й дивизии.
Романов отреагировал моментально. Нажал кнопку на телефонном пульте: «Зайдите, пожалуйста». Гляжу, через минуту входит полковник Владимир Краснов – мой сослуживец по 95-й дивизии, знакомец еще с лейтенантских лет. «Знакомы?» – «Конечно, давным-давно». – «Вот и хорошо. Значит, вместе не скучно будет. Товарищ Краснов, надо нашего корреспондента на Новую Землю взять. Допуск, надо полагать, имеется, остальное сделайте как положено и – в добрый путь».
Через пару недель мы летели на ядерный полигон, где пробыли десять плодотворных дней. Так с благословения генерала Романова у меня появился еще один походный блокнот. На его обложке надпись: «Новая Земля. 26.05. – 04.06.93».
По возвращении, отработав новоземельские материалы для журнала «На боевом посту» и газеты «Ситуация», занес их генералу Романову, поблагодарил за содействие.
РУБЦЫ НА СЕРДЦЕ
Спецы были его самой сильной любовью, хотя он прекрасно знал и боевую подготовку (генерал был заместителем главкома на этом важнейшем участке), и штабную работу (он блестяще окончил Военную академию Генштаба). А ведь еще в старой русской армии лучшие офицерские характеры были сплавом опыта командирского, штабного, педагогического, помноженного и на боевой. Назвать хотя бы Михаила Драгомирова, Михаила Галкина, Алексея Брусилова. Истинно боевой опыт был уже не за горами.
Генерал Романов – интеллигент, умница, сильный и правильный мужчина. В мирное время он с головой уходил в заботу о подчиненных частях и соединениях. На войне сутки мог работать без отдыха (не прессовал своих офицеров и генералов, но спрессовывал свое время), без оглядки растрачивал здоровье, еще вчера казавшееся несокрушимым.
«Самашки, Самашки, Самашки…» – еще шелестело по газетным страницам, донесениям и сводкам, но доносилось уже отдаленно глуховато, как растворяющееся в горных ущельях эхо артиллерийской канонады. Теперь в уставшем от хронического недосыпа, в терзаемом обилием противоречивой пестрой информации мозгу все чаще тупыми толчками билось другое – «Бамут, Бамут, Бамут…»
Самашкинская операция вызвала бурю в информационном хаосе-беспределе, что царил в ту пору. О погибших солдатах и офицерах внутренних войск, русских омоновцах умалчивали, зато распускали небылицы о «зверствах федералов в мирном селе».
Депутат Станислав Говорухин со своей комиссией отвечал прямо: «Конечно, я понял, что в Самашках произошла трагедия. Но поверить в чушь об отрезанных головах, повешенных детях, вырванном сердце… Никогда! Я уже бывал на чеченской войне, разговаривал с этими мальчишками (нашими солдатами. – Б.К.), видел, как они вели себя. Это вовсе не были те запуганные дебилы, какими их в первые месяцы войны изображали наши российские газеты. Они воевали осознанно и даже героически. Они выполняли приказ. Они жили в тяжелейших условиях, но свой долг выполняли геройски и вели себя мужественно и достойно. Потом я связался по телефону с командующим внутренними войсками Куликовым, с командующим группировкой генералом Романовым и понял, что в этой информации такой перебор, которого еще не было в истории чеченской войны. На следующем заседании Думы я сказал, что информация, распространяемая депутатом Пономаревым, – наглая, беспардонная клевета, это выстрелы в спину нашим солдатам. В этот же день я выехал в Самашки. Я побывал в армии, поговорил с солдатами, которые брали Самашки, с офицерами, был в самих Самашках. Действительно, увидел там следы трагедии…»
После Самашек был штурм Бамута, когда только в одном бою на печально знаменитой Лысой горе отряд спецназа «Росич» потерял десять своих товарищей убитыми и семнадцать – ранеными. Пятеро за тот неравный бой посмертно были удостоены звания Героя России.
Горько, ох и горько было в те дни генералу Романову. Но он нашел слова, которые убедили «росичей» в том, что те жертвы были не напрасны: «Ваши товарищи ценой жизни своей спасли от гибели сотни других. Если бы не вы, «духи» положили бы всю бригаду, входившую в Бамут».
Летом 95-го мы удивились, не увидев командующего на ежедневном совещании в Ханкале. Один из знакомых офицеров под строжайшим секретом шепнул, что Анатолия Александровича на днях резко скрутило от нечеловеческого напряга («микроинсульт, что ли»). В госпиталь лечь отказался категорически, врачи уложили генерала в его вагончике, делают уколы, велели хоть день-два отлежаться. Но совещание едва началось, как в крытую маскосеткой штабную беседку вошел командующий. Предупреждая команду «Товарищи офицеры!», поднял руку: «Сидите, товарищи, продолжайте». В тот день менялось руководство в тактических группировках, и Романов просто не мог не повидать своих генералов, чтобы одних поблагодарить за боевую работу, а их сменщиков лично ввести в непростую на тот момент обстановку.
ПОКУШЕНИЕ НА МИРОТВОРЦА
Генерал Романов был уже брошен на замирение. Можно предположить почти наверняка, что от того и болел он больше, нежели от физических нагрузок. Войска успешно решали многие частные задачи и готовы были, мобилизовав скудные силы и средства, даже ценой жизни своих солдат сжаться в кулак и добить дудаевцев. Невнятная и несвоевременная команда «мириться» расплавила волю военных, натянутые до предела струны их железных нервов негодующе гудели и рвались, остро впиваясь в живые сердца казавшихся непобедимыми людей. Романов стоял правофланговым в этом строю, и его, на кого равняются остальные, враги захотели сломить, согнуть. Он держался. И тогда его взорвали. Войскам была нанесена незаживающая рана, которую внаглую стали бередить басаевы, радуевы и прочие внезаконные люди, точнее, нелюди.
Буквально накануне трагедии, 5 октября 1995 года, он давал интервью съемочной группе ОРТ: «Обстановка в самое ближайшее время может обостриться. По данным разведки, готовится целая серия террористических актов и диверсий против подразделений федеральных войск». На следующий день, 6 октября, в Грозном было совершено покушение на генерала Романова. Это произошло в полдень на площади Минутка. Огромной силы взрыв фугаса направленного действия прогремел в тоннеле в тот момент, когда по нему проходила колонна, в которой следовал и автомобиль командующего. Анатолий Романов получил тяжелые ранения: у него черепно-мозговая травма, контузия, проникающие ранения живота и грудной клетки. Погибли помощник командующего полковник Александр Заславский, водитель рядовой Виталий Матвийченко и охранник рядовой Денис Ябриков. Ранения и контузии получили 15 военнослужащих внутренних войск, сопровождавших колонну.
Аркадий Иванович Вольский, заместитель главы российской делегации на переговорах в Грозном, тогда заявил: «Сволочи, кто это сделал. Генерал Романов – человек, способный спокойно вести переговоры, в том числе и с непримиримыми полевыми командирами. Незадолго до трагедии я звонил в Грозный, разговаривал с Анатолием Александровичем, он собирался на встречу с Хасбулатовым. Только за полчаса определился маршрут движения… И вдруг такая трагедия. Исполнители и те, кто замыслил покушение, должны быть уничтожены. Эти нелюди не имеют права ходить по земле… Видно, придется идти на разоружение более широкого фронта. Во всяком случае я бы сейчас чистку Грозного сделал. В войсках очень хорошо относятся к Романову, называют его отцом солдат. Войска будут переживать, требовать наказания виновных. Это правильно. Можно ли найти убийц? Для этого надо иметь желание».
В те страшные для всех нас дни, когда верили и не верили в спасение жизни генерала Романова, сержант Марианна Захарова, известная в войсках автор-исполнитель пронзительных окопных песен, написала эти строки:
Знаю, что много их, братьев моих,
Молятся в этой тиши
За генерала, который для них –
Знамя солдатской души…
Помните те, кто посмеет сказать:
«Отвоевал генерал…» –
Он – это мы, его верная рать,
И потому он не пал.
Герой России генерал Анатолий Романов до сих пор в бою. Вместе с теми, кто на днях отметил 65-летие своего мужественного командира...   

Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


20 проверенных идей Дмитрия Давыдова для роста экономики России

20 проверенных идей Дмитрия Давыдова для роста экономики России

Татьяна Попова

Бизнесмен предлагает использовать в РФ только лучшие мировые практики

0
763
Алюминий как произведение искусства

Алюминий как произведение искусства

Василий Матвеев

Открытая в Лондоне инсталляция En+ Group «Между небом и лесом» призвана напомнить о роли крылатого металла для экологичного будущего

0
819
Иголка в стоге, фантомный «Лидер», герои «перфоманса»

Иголка в стоге, фантомный «Лидер», герои «перфоманса»

Флот вооружается «пластмассовыми» кораблями

0
2487
Оборонпром Турции задает вектор в создании оружия XXI века

Оборонпром Турции задает вектор в создании оружия XXI века

Сергей Козлов

Итоги международной выставки IDEF 2021 в Стамбуле

0
1448

Другие новости

Загрузка...