0
2857
Газета Реалии Интернет-версия

20.02.2020 22:00:00

Взгляд через четверть века

«НВО» как новый формат отношений армии и общественности

Вадим Соловьев

Об авторе: Вадим Анатольевич Соловьев – заместитель главного редактора «Независимой газеты», ответственный редактор «Независимого военного обозрения» в период 1995–2010 годов, в настоящее время доцент кафедры журналистики Московского государственного лингвистического университета, кандидат исторических наук, профессор Академии военных наук.

Тэги: нво, нг, соловьев, ремчуков, независимая пресса, военжур, армия, война


нво, нг, соловьев, ремчуков, независимая пресса, военжур, армия, война Состав редакции «НВО» десятилетней давности. Фото Елены Рыковой

Три десятилетия назад понятие свободной, независимой печати в российской общественной и военной жизни не существовало. Наиболее известная военная газета «Русский инвалид» (термин «инвалид» два столетия назад означал «ветеран») издавалась в Петербурге в 1813–1917 годах. Газету основал чиновник Павел Пезаровиус в патриотически-благотворительных целях (доход предназначался инвалидам войны, солдатам, вдовам и сиротам). Со временем, в 1862 году «Русский инвалид» все же стал официальной газетой Военного министерства, а чуть позже и Генерального штаба. Наиболее известный в ХIХ веке военный журнал «Военный вестник» выпускался также под патронажем военного ведомства.

Отсутствие того, что сегодня именуется свободой слова, в далекие времена становления военной печати компенсировалось понятиями воинской чести, несовместимой с подтасовкой информации, лицеприятной ложью, угодничеством перед начальством. С той поры до наших дней дошли, изменяясь и трансформируясь в идеологических условиях различных правящих режимов, такие ведомственные периодические издания, как «Морской сборник» и «Военно-медицинский журнал».

Предтеча новой прессы

Во времена Советского Союза военная пресса, как и многие другие издания, находилась под жестким контролем ЦК КПСС.

Непосредственно в Вооруженных силах профессиональную прессу контролировало Главное политическое управление Советской армии и Военно-морского флота на правах отдела ЦК КПСС (Прим. авт.: это ГлавПУ САиВМФ, по сути, воссоздано в октябре 2018 года под наименованием Главное политуправление Вооруженных сил). Система идеологического воздействия на читателей не знала равных по мощности в мировой практике: было развернуто 20 окружных и флотских газет (военных округов, четырех флотов и трех флотилий). Свои газеты выпускали все армии и большинство дивизий (а их было более 200 только в сухопутных войсках). Минобороны издавало около двух десятков ежемесячных журналов.

Примечательно, что только в Группе советских войск в Германии выходило 22 наименования дивизионных газет. Центральным печатным органом всей советской силовой системы многие десятилетия выступала газета «Красная звезда». Помимо всего прочего она позиционировалась как эталон военной журналистики для других военных изданий.

Ситуация резко изменилась в 1990-е годы, когда в России коренным образом стали меняться общественно-политические условия и утверждаться принципы демократии и свободы слова.

Руководство Минобороны, используя метод пропорционально-долевого сокращения, характерного для всего военного реформирования в России, провело значительные сокращения подведомственных СМИ. В результате, по данным на 2001 год, осталось 9 центральных газет и журналов, 11 окружных и флотских газет, газет объединений (армии и флотилии) – 7, соединений (дивизий) – 22. Периодичность их издания резко снизилась – от ежедневных до еженедельных в лучшем случае.

Труженики оборонно-промышленного комплекса составляли на начало 1990-х годов значительную часть общества: по самым скромным оценкам, не менее 20 млн человек. Ведомственные СМИ не могли удовлетворить читательские интересы этой аудитории, поскольку чрезвычайно сильно диссонировали по всем критериям со свободной печатью, которая в те годы отличалась прежде всего тем, что избавилась от пут партийности, казенщины, официальной лжи и полуправды.

Началось и организационное развитие гражданско-военного общества. Выделялись две характерные тенденции того периода. Первую представляла деятельность негосударственных организаций различного профиля, проявлявших повышенное внимание общества к проблеме соблюдения прав и свобод граждан в связи с военной службой. Вторая тенденция отражала разноплановые действия органов государственной власти и военного управления, их адаптацию к меняющимся социально-политическим условиям. Возникала необходимость анализировать огромные массивы информации, закономерности политической сферы и общественной жизни, строить модели политических систем и процессов, а также проводить эксперименты над такими моделями.

Таким образом, в России возникла объективная потребность в новых военных СМИ. Первыми это почувствовали политики. Заигрывая с военным электоратом, они инициировали выпуск различных специализированных газет для служивых людей. Но целевая установка предопределила провал этой кампании. Газеты для военных под эгидой политиков (например, «На службе Отечества», «Правда Жириновского», «Офицеры доблести» и др.) не смогли перерасти уровень банальных агиток и потому были отвергнуты теми, для кого предназначались. После выборов в 1990-е годы этот опыт остался практически невостребованным. Кандидатам на политические посты более доступными оказались региональные и местные СМИ, куда они наиболее экономичным и эффективным образом вкладывали средства, выделяемые на предвыборную борьбу.

Объективная необходимость

Тем временем неплохой старт взяла другая печатная продукция – журнальная, опиравшаяся на военно-промышленный комплекс. Это прежде всего журнал «Военный парад», который рекламировал российское вооружение и боевую технику, предназначенную для экспорта. Первоначально журнал издавался на английском языке, то есть был ориентирован на иностранного читателя. Более или менее преуспевали аналогичные издания, в основном связанные с одной из самых богатых частей оборонно-экспортного бизнеса – авиационной. Сфера интересов этих журналов по вполне понятным причинам – исключительно военная техника. Военная политика, проблемы людей в погонах, связь с обществом – все это оставалось за рамками публикаций, в основном становясь уделом ведущих коммерческих газет и журналов. Причем военная проблематика интересовала эти издания только в части, касающейся общеполитических и экономических тенденций в стране.

По сути дела, освещение военных тем носило несистемный и несистематический характер, велось от случая к случаю, подчас и не очень профессионально. На этом информационном поле до середины 1990-х годов безраздельно господствовали ведомственные газеты и журналы, по-прежнему трактовавшие свои темы под ракурсом, выгодным военному командованию и спецслужбам. Популярность этих изданий катастрофически падала, а тиражи практически опустились до уровня насыщения «красных уголков» воинских подразделений, полковых библиотек, гарнизонных домов офицеров, словом, служебной подписки.

Вакуум в профессиональной военной информации не мог долго сохраняться по чисто объективным причинам. Наиболее перспективными проектами оказались журналы «Солдат удачи», «Сержант» и ряд других, и среди газет – еженедельник «Независимое военное обозрение» («НВО»).

Каждое из изданий имело своего военного читателя. «Солдат удачи» и «Сержант» в основном ориентированы на рядовой и младший командный состав, а «НВО» – на старших офицеров, производственную и научную интеллигенцию оборонно-промышленного комплекса. «НВО» получило также широкое распространение и среди политической элиты, функционеров различного рода аппаратов, где принимаются важные и ответственные решения.

С первых дней существования «НВО» позиционировало себя как некая часть инструмента гражданского контроля над силовыми ведомствами. Силовики это понимали и ценили еженедельник. Время было такое, когда шел поиск ответов на животрепещущие вопросы переустройства социально-политической системы, подвергались коренной переоценке прежние стереотипы и догмы. Силовикам и ОПК была крайне необходима трибуна без прежних, набивших оскомину клише. Представители военных и военно-промышленных кругов находили эту трибуну в том числе и в «НВО».

Иностранные военные специалисты отмечали, что подобного независимого издания нет даже в их странах. Там такая независимая пресса издается в основном обществами отставников, которые подпитываются в национальных оборонных ведомствах или представляют интересы определенных военно-промышленных кругов. В итоге за рубежом независимость военной печати получалась весьма условной. В России же «НВО» издавалось одной из центральных, популярной и полностью гражданской «Независимой газетой». Финансовый источник – исключительно коммерческая деятельность.

Между «Новой газетой» и «Московскими новостями»

Популярность «НВО» объясняется именно тем, что еженедельник не ограничился только одной группой вопросов, а обладал многотематическим, комплексным характером. Читатель имел возможность одновременно находить откровенные материалы по внешней и внутренней военной политике, проблемам военной реформы, различным аспектам состояния вооруженных сил, их финансирования, обучения и воспитания личного состава, дисциплины и социальных условий, технического оснащения, производства вооружений, их экспорта, а также ответы на множество других вопросов, связанных с военной жизнью не только России, но и других государств.

Показателен для общественных процессов в России сам факт появления на свет «НВО». Авторитетная в то время «Независимая газета», учрежденная как коммерческая в декабре 1990 года, стала получать довольно много материалов от военных авторов. Из-за своего смелого, откровенного содержания эти материалы не принимали к публикации ведомственные газеты и журналы. Не понимали их сути и в гражданских СМИ, поскольку в статьях преобладала военная специфика, малоинтересная, по мнению руководителей газет, широкому кругу читателей.

В первой трети 90-х годов «Независимая газета» приобрела наибольшую популярность среди военной интеллигенции и элиты. Материалы знаменитых генералов, военных академиков и профессоров, ведущих лиц оборонно-промышленного комплекса стали поступать в редакцию в таком количестве, что опубликовать их в ежедневной газете было просто невозможно. Свести их в постоянно издаваемое, специализированное приложение оказалось делом вполне естественным.

В результате «Независимое военное обозрение», став лицензированным еженедельником в 1997 году, взяв резкий старт с 4000 экземпляров, стало лидером российской военной печати, десятикратно увеличив свой тираж за короткий срок.

Для России, где в 1990-е годы покупательная способность населения оставалась минимальной, такой тираж выглядел чрезвычайно высоким. Особенно если учесть, что, во-первых, «НВО» представляло собой, по сути, отраслевое, «цеховое» издание, в то время как не всякий общеполитический еженедельник был способен достичь такого объема выпуска.

Во-вторых, число читателей «НВО» в несколько раз превосходило его тираж, поскольку повсеместно – от Генштаба и военно-учебных заведений до военных пенсионеров – получила широкое распространение практика, когда в целях экономии личных средств один экземпляр еженедельника приобретался на несколько человек (от трех до двух десятков).

В общем интернет-рейтинге российской прессы «НВО» по пятницам и субботам (дни выхода тиража) в период 1998–2010 годов занимало десятое место по кликам (обращениям) пользователей, а в другие дни недели не опускалось ниже пятнадцатого. Это был знак высокого читательского признания. Рейтинговое место «НВО» находилось в промежутке между «Новой газетой» и «Московскими новостями», наиболее читаемыми газетами того времени.

6-6-1350.jpg
На фото команда редакции «НВО» слева
направо: Игорь Плугатарев – обозреватель
«НВО», Ольга Соколова – менеджер отдела
рекламы «НГ», Ирина Дронина – обозреватель
«НВО», Александр Шарковский –
ответственный редактор «НВО», Наталья
Васюта – директор отдела рекламы «НГ», 
Геннадий Старых – директор отдела рекламы
«НВО», Елена Варзина – зам. ответственного
секретаря «НГ», Владимир Иванов –
обозреватель «НВО».
Фото Марии Кондратьевой
Два полюса

Общественно-политический феномен «НВО» обусловлен рядом факторов. Он мог возникнуть только в тех специфических условиях, которые сложились в России в 1990-е годы, прежде всего в силу того, что военное командование оказалось неспособно перестроить работу военных СМИ с учетом двух взаимосвязанных факторов: экономического рынка и свободы слова. В те годы многие генералы и ведущие офицеры пресс-служб выезжали за рубеж, чтобы изучить опыт военного информирования, но оказались не в состоянии понять и перенести этот опыт на отечественную почву. Чем дольше руководители средств массовой информации силовых ведомств России упорствовали в сохранении советских схем функционирования ведомственной печати, тем активнее была ее деградация и тем выше поднимался авторитет альтернативных (коммерческих) военных изданий.

Коммерческая военная печать, сама того не сознавая, начала выполнять весьма важную функцию в общественно-политическом развитии России – в силу своей независимости она стала играть роль одного из рычагов гражданского (политического) контроля над силовыми структурами, опираясь в первую очередь на информацию от своих читателей.

Ведомственным военным изданиям, прежде всего из-за их статуса, сложно подняться до этого уровня. Независимые военные журналисты не заинтересованы в искажении фактов, в то время как ведомственные обязаны приукрашивать действительность в силу своего положения и в соответствии с указаниями свыше.

Дискуссия, развернутая на страницах «НВО» весной–летом 2001 года, показала, что многие ведомственные военные журналисты осознают двойственность своего положения, но не могут с этим ничего поделать, поскольку военное командование не заинтересовано в решительном реформировании системы военных СМИ, перестройке ее работы на принципах демократического государства.

Именно по этой причине командование демонстрировало негативное отношение к коммерческой военной печати, хотя было доподлинно известно, что каждую пятницу рабочий день в МО начинался со знакомства именно с ее материалами, и конкретно с «НВО». Вполне понятно, что военное руководство всячески противилось распространению коммерческой военной печати в войсках.

Кроме того, применялась тактика «прикормленных» журналистов из других, вроде бы независимых общественно-политических изданий. Те же были готовы день и ночь живописать «успешную деятельность» на ниве реформирования вооруженных сил, военных побед в Чечне в 1990-х годах, решения социальных проблем военнослужащих и т.д.

Коммерческая военная печать не могла опускаться до подобострастного уровня – это дискредитировало бы идею гражданского (политического) контроля над силовыми структурами в условиях демократического общества.

Стало практикой использование репрессивного аппарата для сдерживания активности гражданско-военной (коммерческой) военной печати, вплоть до попыток обвинить ее в разглашении военных и государственных тайн и других уголовных прегрешениях того же калибра. Таким образом, сами военачальники, идеологи военной политики не только не были заинтересованы в развитии коммерческих военных СМИ, но и предпринимали решительные действия, чтобы вытеснить их с информационного рынка.

В связи с этим вспоминается забавный эпизод. В начале 2000-х годов автор этих строк был приглашен в Военный университет на факультет зарубежной журналистики для того, чтобы рассказать о работе «Независимого военного обозрения». По завершении лекционной части один из курсантов под воздействием широко распространяемой в те годы информации о том, что, поскольку «НВО» финансируется Борисом Березовским, то «олигарх» диктует редакции, о чем писать и как освещать проблемы Минобороны, выступил с гневным обличением «продажности коммерческих военных СМИ». В ответ курсанту было предложено изучить материалы «НВО», проследить, как еженедельник защищает интересы «олигарха», и подготовить аргументированный материал. Прилюдно было дано офицерское слово автора этой статьи и редакционное обещание опубликовать соответствующие выводы будущего военного журналиста на страницах «НВО». И что в результате: курсант несколько раз приходил в редакцию, ему были предоставлены все материалы, как опубликованные, так и неопубликованные. Сотрудники редакции понимали, что над этой темой трудился не только курсант, но и лучшие умы факультета журналистики Военного университета. Однако аналитический материал о работе «НВО» представлен так и не был, даже после нескольких напоминаний из газеты руководству факультета.

В целом ситуация имела и глубокий политический подтекст в сфере гражданско-военных отношений. Политолог А.А. Кривопалов в своей работе «Армия, общество и государство в поисках оптимальной формы взаимодействия» (2017) отмечал: «Верховная власть в постсоветской России в своих взаимоотношениях с армией предпочла сохранить буфер в виде Министерства обороны. В этой промежуточной инстанции, возглавляемой человеком, особо приближенным к первому лицу государства, импульс высочайшей политической воли преломляется в практические шаги по военному строительству. Тем самым первое лицо сохраняет общий контроль над армейским аппаратом. Министр же ограждает Верховного главнокомандующего от встречного давления со стороны военной элиты и общественного мнения».

Не хлебом единым

Информационные потребности военной аудитории профессионально широки. В целом они проецируются на общенациональные интересы читателей, но с коррекцией на военную специфику и язык, понятный военнослужащим. При этом информационные пласты остаются по большей части идентичными: это внешняя и внутренняя политика в ее военных аспектах, ликвидация белых пятен военной истории, концептуальные подходы в реформировании вооруженных сил и оборонно-промышленного комплекса, достижения науки и техники, то есть проблемы вооружений. Кроме того, интерес вызывали социально-бытовые проблемы в преломлении военных городков, жизни казармы, проектов законов, планов и решений президента и правительства. Оставался высоким интерес к обычным и необычным судьбам военных людей. «НВО» своими материалами помогало удовлетворять информационную жажду читателей.

Коммерческая военная печать в поисках адекватных решений сложных военно-политических, военно-технических, социально-бытовых, исторических и других актуальных проблем предоставляла свои страницы тем авторам, которые способны привнести новые идеи, предложить рациональные пути решения насущных задач. При этом, например, редакция «НВО» всячески избегала роли арбитра, оставляя ее читателю. Таким образом, реализовывался критерий объективности в публикуемых материалах.

В острых дискуссиях на ту или иную тему имелась возможность принимать участие и читателям, соображения которых публиковались без купюр, при одном условии: они должны были нести что-то новое, способное дать пищу для размышлений. Такая позиция способствовала формированию вокруг «НВО» корпуса экспертов. Наиболее значимые публикации по проблемам разоружения и поддержания стратегической стабильности принадлежали знаковым фигурам Минобороны, генералам и старшим офицерам, непосредственно занятым как в переговорном процессе, так и в той сфере, которую эти процессы затрагивают. Почти аналогичные суждения высказывали академики и доктора Академии военных наук, принципиальные отличия оставались довольно редкими.

Позиции МИДа отстаивали соответствующие должностные лица. У научно-исследовательских и академических институтов, таких как Институт США и Канады, Институт мировой экономики и международных отношений, имелись свои глубоко аргументированные точки зрения. Не оставались в стороне депутаты Государственной думы, особенно из профильных комитетов по обороне, безопасности и международным делам. Их руководители и сотрудники аппаратов активно предлагали свои материалы.

В этом экспертном сообществе постоянно звучали голоса российских политиков. Известное разнообразие в ход дискуссий вносили и точки зрения «той стороны», видных и авторитетных представителей военных, научных и политических кругов США, других стран НАТО, государств и политических сил, активно участвующих в наиболее значимых военных конфликтах и войнах. Аналогичным образом происходило формирование экспертного сообщества и в других секторах военной проблематики. Могли меняться фамилии и названия организаций, но всегда это был симбиоз специалистов из Минобороны, научно-исследовательских организаций, представителей исполнительной и законодательной власти, политиков, зарубежных специалистов и, конечно, компетентных читателей «НВО» – как с учеными степенями, так и без них.

Экспертиза мирового уровня

Вокруг «НВО» за первые 15 лет сформировалась сильная экспертная группа. Это не только отставные высокопоставленные генералы, но и ученые мирового уровня. Такие, как директор Института США и Канады Российской академии наук, член-корреспондент РАН Сергей Рогов и его заместитель генерал-майор Павел Золотарев, бывший начальник штаба РВСН генерал-полковник Виктор Есин, руководитель Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений, член-корреспондент РАН Алексей Арбатов, начальник Управления международных связей аппарата Совета Федерации Федерального собрания Андрей Бакланов, президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид Ивашов, заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин, доктор технических наук, профессор генерал-майор Владимир Дворкин, преданный друг и советчик «НВО» контр-адмирал Олег Кустов, известный эксперт по проблемам безопасности, писатель Олег Нечипоренко, доктор политических наук генерал-майор Сергей Печуров, ведущий эксперт Кабинета истории внешней разведки Владимир Антонов, кандидат технических наук Михаил Растопшин, кандидат технических наук Вячеслав Володин, историк Александр Широкорад и многие другие.

Нельзя не сказать о плодотворном сотрудничестве с двумя офицерами Военного института: кандидатом философских наук Александром Савинкиным и Игорем Домниным. Они являли собой подвижников в деле возрождения боевого духа российского воинства, изучали работу военных теоретиков прошлого, в частности Александра Свечина, искали пути внедрения непреходящих идей в повседневную практику жизни и деятельности войск. С энергией энтузиастов способствовали становлению «НВО» с самых первых дней. Очень любили это издание, считали, по сути дела, своим, родным.

Крепкие отношения сформировались с военной научной общественностью. Участник шести войн, президент Академии военных наук генерал армии Махмут Гареев являлся постоянным автором «НВО». Махмут Ахметович – настоящий друг газеты. Памятны его справедливая критика, увлеченные споры, искренняя радость по поводу наших творческих удач.

Цвет военной науки был представлен публикациями на страницах «НВО». А в штате редакции работали члены Академии военных наук, профессора. То есть разговор получался на одном языке.

Военный еженедельник стал как для экспертного сообщества, так и для читателей своеобразной трибуной, где все имели возможность свободно излагать свои взгляды. В «НВО» верили как в издание, которое не ангажировано ни государственными структурами, ни политическими партиями и группировками, ни военно-промышленными структурами или какими-либо другими силами.

Серьезный, вдумчивый читатель осознал широкие возможности гражданско-военной (коммерческой военной) печати. Ему импонировали прежде всего информативность, достоверность, объективность, оперативность. Военный читатель доверял коммерческим СМИ много больше, чем ведомственным. В то же время военное командование всевозможными способами пыталось увести внимание подчиненных от нового, чуждого ему вида военных СМИ.

Гармоничный мир ко всеобщей пользе общества и военных так и не состоялся, хотя, как свидетельствует приведенный материал, предпосылки для этого были. В конечном итоге возобладали авторитарные тенденции военного командования, в том числе и по отношению к военной печати.

Тем не менее коммерческая военная печать оказалась интересна не только людям в погонах. Она представляла интерес и для гражданского общества. Коммерческая военная печать в поисках решений сложных военно-политических, военно-технических, социально-бытовых, исторических и других актуальных проблем предоставляла свои страницы тем авторам, которые способны были привнести новые идеи, предложить рациональные пути решения насущных задач. Серьезный, вдумчивый читатель осознал широкие возможности гражданско-военной (коммерческой военной) печати. Она полноценно удовлетворяла потребностям общества прежде всего в информативности, достоверности, объективности, оперативности. Военный читатель доверял коммерческим СМИ намного больше, чем ведомственным.

Они были первыми и лучшими

Немаловажное значение для большой популярности имел высокопрофессиональный состав редакции «НВО». Трое сотрудников имели дипломы Академии Генштаба – кузницы генеральских и адмиральских кадров. Среди редакторов – отставные офицеры, имевшие богатый опыт службы в войсках и горячих точках.

Формированию высокого профессионального и творческого потенциала «НВО» способствовали контр-адмирал Валерий Алексин, генерал-майор Николай Плотников, полковник Михаил Ходаренок, которые прошли полный курс обучения в Академии Генштаба ВС СССР, обладали богатым опытом службы в войсках и искали свое второе профессиональное «я» на должности в редакции «НВО». Вряд ли какая-либо другая редакция военного издания Министерства обороны имела в своем штате такое количество выпускников самого главного военно-учебного заведения России.

Золотой медалист Академии РВСН полковник Сергей Сокут, также штатный сотрудник «НВО», оставил о себе яркий след в военной журналистике. Виктор Мясников, член Союза российских писателей, автор полутора десятка книг, в том числе сборника очерков по истории вооружения, пришел в «НВО» в 2003 году. В газете вел тематику оборонно-промышленного комплекса, досконально знал все его проблемы, поскольку сам отработал несколько лет в цехе оборонного предприятия.

Владимир Иванов в прошлом – полковник Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооруженных сил РФ. По сей день ведет раздел спецслужб и высказывается по общеармейским вопросам. Его материалы, связанные с анализом процессов, происходящих в иностранных армиях, главным образом США и странах Западной Европы, часто цитируются.

Володя Мухин – инициативный военный корресподент, которого руководство газеты любовно именовало не иначе как «наше все».

Александр Уткин – уникальный редактор-профессионал, обладающий редким даром чувства слова.

Геннадий Старых старожил в штате редакции, основные обязанности – решение рекламно-финансовых проблем «НВО», но время от времени берется успешно за перо.

Именно эти высокопрофессиональные специалисты создали яркий образ еженедельника «Независимое военное обозрение»! Честь вам и хвала и огромная благодарность, дорогие друзья и соратники!!! 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Победители конкурса «Воин мира» представят Россию на АрМИ-2020

Победители конкурса «Воин мира» представят Россию на АрМИ-2020

Ирина Дронина

Команда ЗВО - на первом месте по результатам всеармейского этапа конкурса

0
464
"Неопознанные самолеты" атаковали войска Эрдогана в Ливии

"Неопознанные самолеты" атаковали войска Эрдогана в Ливии

Геннадий Петров

Силы Хафтара предположительно применили против турок российский "подарок"

0
2933
Что нужно для укрепления интеграции стран СНГ

Что нужно для укрепления интеграции стран СНГ

Прагматику интересов надо подкреплять трансформацией институциональной среды

0
979
Военно-корпоративная битва Турции и Египта

Военно-корпоративная битва Турции и Египта

Иван Коновалов

У Анкары и Каира есть шанс проверить свои военные машины на прочность

0
1003

Другие новости

Загрузка...