0
4961
Газета Реалии Интернет-версия

27.03.2020 00:01:00

Мюнхенское соглашение 1938 года – пролог Второй мировой войны

«Политика умиротворения» проложила путь гитлеровской экспансии

Нина Васильева

Об авторе: Нина Владимировна Васильева – кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ.

Тэги: германия, гитлер, нсдап, чехословакия, раздел, австрия, аншлюс, мюнхен, лига наций, кейтель


10-12-1350.jpg
21 сентября 1938 года Максим Литвинов
выступил на ассамблее Лиги Наций
с изложением позиции СССР по вопросу
борьбы с экспансией. Фото © РИА Новости
Казалось бы, исторические исследования, а также документы о Мюнхенском соглашении, заключенном в сентябре 1938 года, убедительно доказывают, что «политика умиротворения» агрессора Великобритании и Франции была направлена на сговор с нацистской Германией за счет Чехословакии и, проложив путь экспансии Гитлера, фактически создала условия для начала Второй мировой войны.

Актуализация данной проблематики сегодня важна, поскольку на Западе и в ряде восточноевропейских государств распространяются теории о равной ответственности нацистской Германии и Советского Союза за развязывание Второй мировой войны.

Западные государства – творцы Версальской системы, после прихода Гитлера к власти в 1933 году не могли не видеть угрозы войны со стороны нацистской Германии. Ведь агрессивные планы завоевания «жизненного пространства», расовые теории были известны с 1920-х годов, они содержались в программе Национал-социалистической рабочей партии и в книге «Майн кампф».

На рубеже 1936–1937 годов стал назревать кризис в международных отношениях на континенте, отразившийся на положении дел во всем мире. В ноябре 1936 года нацистская Германия и милитаристская Япония заключили «Антикоминтерновский пакт», к которому через год присоединилась фашистская Италия. Создание блока агрессивных государств осуществлялось под предлогом объединения сил для борьбы с общим врагом – большевистской Россией.

Почему не защитили Чехословакию

В то время СССР активно продвигал идею коллективной безопасности. 2 мая 1935 года был заключен советско-французский договор о взаимной помощи, Советский Союз и Франция взяли на себя обязательство консультироваться в случае опасности и оказывать друг другу немедленную помощь при нападении на одну из них какого-либо европейского государства. 16 мая того же года был заключен аналогичный договор СССР с Чехословакией, в который по инициативе чехословацкой дипломатии была внесена оговорка – обязательства сторон вступают в силу только в случае, если помощь жертве агрессии будет оказана со стороны Франции.

Английское правительство проводило свою политику: 18 июня 1935 года было подписано Морское соглашение с Германией, что означало увеличение германского военно-морского флота в четыре раза.

Весной 1937 года премьер-министром Великобритании вместо Стэнли Болдуина стал Нэвилл Чемберлен, для которого тесное сотрудничество с СССР было неприемлемо. Британский премьер-министр выбрал сделку с потенциальным агрессором.

Схожие взгляды в значительной мере были присущи и правящим кругам Франции. Несмотря на то что формально между СССР и Францией сохранялись контакты по военной линии, однако конкретных результатов в сотрудничестве не было достигнуто.

19 ноября 1937 года в Оберзальцберге на переговорах с Гитлером министр иностранных дел Великобритании лорд Галифакс, назвав Третий рейх «бастионом Запада против большевизма», выступил за заключение «широкого соглашения», по которому Германия обязалась бы уважать целостность Британской империи, а английское правительство предоставило бы ей свободу в Центральной и Восточной Европе.

Франция все в большей степени отходила от идеи создания системы коллективной безопасности и сотрудничества в рамках советско-французского договора 1935 года. Так, еще 17 февраля 1937 года полномочный представитель СССР в Париже В.П. Потемкин (в апреле назначен первым заместителем наркома иностранных дел. – Н.В.) вручил французским представителям предложения Генерального штаба РККА относительно возможности оказания Советским Союзом помощи Франции в случае нападения Германии на нее и Чехословакию. План предусматривал оказание помощи Франции либо путем выдвижения советских сухопутных войск к границам Германии через Польшу и Румынию при условии их согласия, либо путем оказания морской и воздушной поддержки французским войскам в случае военных действий. Однако после нескольких встреч переговоры прекратились.

В результате присоединения (аншлюса) Австрии к германскому рейху (март 1938 года) были установлены новые границы с дружественными Германии странами – Венгрией и Италией. Чехословакия оказалась окруженной с севера, юга и запада. Осознавая опасность аншлюса, правительство СССР 17 марта 1938 года направило главам Великобритании, Франции, Чехословакии и США ноты с осуждением этого акта агрессии, создавшего опасность для ряда европейских государств, граничащих с Германией. Правительство СССР было готово приступить немедленно к обсуждению с другими державами практических мер противодействия агрессии. Однако в ноте от 24 марта английское правительство отвергло советские предложения. Такую же позицию заняли правительства Франции и США.

Состоявшиеся 28–29 апреля 1938 года в Лондоне англо-французские переговоры показали полную зависимость французской политики от Великобритании. Английские государственные деятели поддерживали политику «умиротворения», предлагали побудить чехословацкое правительство решить вопрос о положении немецкого меньшинства в Судетах путем переговоров и соглашений с его руководством. Была достигнута договоренность, что британская дипломатия возьмет на себя посредничество в отношениях между Берлином и Прагой. По утверждению премьер-министра Великобритании Чемберлена, СССР был неспособен к большой войне наступательного характера. Поэтому ценность СССР как возможного союзника Франции или Англии в случае войны с Германией была для английского правительства под вопросом.

Тем временем гитлеровская Германия усилила давление на Чехословакию. Основным орудием развала Чехословацкого государства стала судето-немецкая партия во главе с Конрадом Генлейном, которая в апреле 1938 года в ультимативной форме выдвинула требования полного преобразования Чехословацкого государства, предоставления автономии, а затем полного самоопределения Судетской области.

7 мая 1938 года представители Великобритании и Франции передали официальные ноты чехословацкому правительству с требованиями уступок Генлейну и угрозами, что в противном случае они не возьмут на себя никаких обязательств против нападения Германии.

В штабе ОКВ (верховное главнокомандование вермахта) готовился план военных операций против Чехословакии (план «Грюн»). Характерно, что все директивы Гитлера и штаба ОКВ исходили из предпосылки, что Великобритания и Франция не будут вмешиваться в конфликт, в то время как Советский Союз немедленно предложит помощь Чехословакии. В директиве ОКВ от 30 мая 1938 года указывалось: «Надо предвидеть вероятность военной поддержки Чехословакии со стороны России».

Рассчитывая на невмешательство западных держав, германское руководство в 20-х числах мая 1938 года инспирировало в Судетах массовые беспорядки сторонников Генлейна. Одновременно на юге Германии началось сосредоточение немецких войск. Однако под напором массового движения патриотических сил чехословацкое правительство 20 мая 1938 года на экстренном заседании приняло решение произвести мобилизацию двух возрастов резервистов.

Документы свидетельствуют, что Великобритания не собиралась предпринимать какие-либо силовые действия для защиты Чехословакии, а тем более с помощью СССР. Так, 22 мая 1938 года посол Великобритании во Франции предупредил французского министра иностранных дел о том, что британское правительство «считает, что военная ситуация такова, что Франция и Англия даже с той помощью, на которую они могли бы рассчитывать со стороны России, не были бы в состоянии помешать Германии захватить Чехословакию. Поэтому единственным результатом была бы война в Европе, исход которой, насколько об этом можно сейчас судить, был бы по крайней мере сомнителен».

Советская дипломатия с марта по сентябрь 1938 года прилагала усилия, направленные на совместное выступление держав в защиту Чехословакии. 15 марта 1938 года В.П. Потемкин заверил чехословацкого посла в Москве в том, что, если возникнет угроза военного нападения со стороны Германии, Советский Союз выполнит свои союзнические обязательства по отношению к Чехословакии. В тот же день аналогичные заявления были сделаны наркомом иностранных дел М.М. Литвиновым английскому послу в Москве и советским полпредом в Париже французскому правительству. 23 апреля 1938 года посланник ЧСР в Советском Союзе передал чехословацкому правительству сообщение, в котором говорилось, что на совещании в Кремле было принято решение: «СССР, если его об этом попросят, готов вместе с Францией и Чехословакией предпринять все меры по обеспечению безопасности Чехословакии. Для этого он располагает всеми необходимыми средствами».

Известные на сегодняшний день архивные документы свидетельствуют, что советское руководство было осведомлено о тайных контактах правящих кругов Великобритании с нацистской Германией и угрозе формирования антисоветской коалиции. По линии советской военной разведки в европейских странах, из резидентур НКВД СССР и других источников лично И.В. Сталину поступала информация об активной обработке германскими послами политических элит Великобритании, Польши, Румынии, Франции и других стран, о политике двойных стандартов английских и французских политических лидеров, которые публично заявляли о желании поддержать Чехословакию в ее противостоянии с гитлеровской Германией, а закулисно вели переговоры с Гитлером.

В июле 1938 года резидентура НКВД СССР от источника в ближайшем окружении Муссолини получила данные о том, что «итальянское правительство исходит в своих военных планах из германского решения напасть на Чехословакию не позднее конца августа или начала сентября». Советская военная разведка в августе 1938 года информировала советское руководство о том, что Германия усиленно готовится к вторжению в Чехословакию, которое может произойти после сентябрьского съезда нацистской партии.

Горизонтальная ось: Венгрия, Польша, Румыния

По мере нарастания международного кризиса конца 1930-х годов политические лидеры ряда европейских государств стали искать поддержки Германии для осуществления своих территориальных притязаний. Так, польское руководство после аншлюса Австрии и начала «чехословацкого кризиса» посчитало, что настало подходящее время для создания «Великой Польши». Главное противодействие этим планам оно видело в самом факте существования Чехословакии. Польское руководство рассчитывало привлечь к осуществлению своих планов Венгрию и Румынию.

После государственного переворота в Румынии 10 февраля 1938 года и установления королевской диктатуры, польско-румынское сотрудничество вылилось в форму, которую германская сторона рассматривала как «польско-румынский антисоветский барьер». На античехословацкой основе Польша развивала отношения с Венгрией, где существовали захватнические устремления по отношению к словацким землям. Польская дипломатия выдвинула территориальные претензии к Чехословакии (район Тешина).

Германское руководство в тот период такая позиция этих стран устраивала, оно поддерживало Венгрию и Польшу в античехословацкой деятельности, видя в их территориальных претензиях средство изоляции Чехословакии.

В августе 1938 года Польша готовилась не только воспрепятствовать возможному прохождению сухопутных частей Красной армии по своей территории, стянув к польско-советской границе дополнительные войска, но и усиливала противовоздушную оборону, намереваясь открывать огонь на поражение по каждому советскому самолету, который попытается пролететь через польскую территорию.

Решающая стадия судетского кризиса

В сентябре 1938 года судетский кризис вступил в решающую стадию. 5 сентября 1938 года заместитель народного комиссара иностранных дел СССР В.П. Потемкин в ходе встречи с поверенным в делах Франции в СССР Ж. Пайаром заявил о предложении правительства СССР созвать совещание трех держав – СССР, Франции и Англии – для предупреждения военного конфликта. Однако советские предложения относительно обсуждения практических мер военными экспертами трех стран повисли в воздухе. При этом англичане и французы распространяли версии, что позиция СССР в случае войны неясна.

19 сентября 1938 года президент Чехословакии Эдвард Бенеш срочно вызвал к себе полпреда СССР и сообщил, что получил совместное англо-французское предложение о решении судетско-немецкого вопроса путем прямой уступки Германии тех округов, в которых немцы составляют больше 50% населения. Остальные округа получат частичную автономию. Новые границы устанавливались бы международной комиссией и получали гарантии со стороны всех соседей, а также Франции и Англии, в связи с чем аннулировались бы действующие международные договоры Чехословакии. Тогда же Бенеш просил правительство СССР дать как можно быстрее ответ на следующие вопросы: «1. Окажет ли СССР, согласно договору, немедленную действительную помощь, если Франция останется верной и тоже окажет помощь.

2. В случае нападения Бенеш немедленно обратится телеграммой в Совет Лиги Наций с просьбой привести в действие ст. 16 и 17». Эти статьи подразумевали меры по пресечению агрессии и урегулированию конфликта.

10-13-1350.jpg
Участники Мюнхенского сговора.
Фото Федерального архива Германии
В связи с этим Бенеш обращался за помощью в Лигу Наций и просил от советского правительства срочного ответа о том, поможет ли СССР в качестве члена Лиги Наций на основании упомянутых статей. Бенеш подчеркнул срочность, потому что должен дать ответ Франции и Англии, так как Чемберлен 21 сентября собирается поехать к Гитлеру с этим ответом. Бенеш предполагал, что нападение произойдет 22 сентября, если Чемберлен не поедет или привезет недостаточный для Гитлера ответ.

20 сентября 1938 года вопросы, поставленные Бенешем, были рассмотрены на заседании Политбюро ЦК ВКП(б). В тот же день телеграммой был передан положительный ответ советского правительства чехословацкой стороне относительно оказания Советским Союзом немедленной и действенной помощи Чехословакии, «если Франция останется ей верной и также окажет помощь».

В то же время нельзя исключать, что у советского руководства к этому времени были основания сомневаться в способности чехословацкого правительства противодействовать нажиму западных «миротворцев». О том, какое беспрецедентное давление на Чехословакию оказывали Великобритания и Франция, свидетельствует поступивший в Москву из Праги по каналам разведки документ под названием «Меморандум № 8604». Он был вручен английским и французским послами чехословацкому премьер-министру Милану Годже 19 сентября 1938 года и содержал требование о присоединении Судетской области к Германии, взамен Франция и Англия гарантировали неприкосновенность границ Чехословакии. Соответственно аннулировалась система пактов о взаимной помощи Чехословакии с другими державами. Тем самым разрушалась система договорных отношений Чехословакии с Францией и Советским Союзом.

21 сентября, выступая на ассамблее Лиги Наций, Максим Литвинов вновь изложил позицию СССР по вопросу борьбы с экспансией. Он подчеркнул, что против агрессора должны быть приняты меры, намеченные уставом Лиги Наций, причем решительно, последовательно и без колебаний, и тогда «мир будет сохранен мирными средствами».

Под давлением народных масс чехословацкое руководство объявило всеобщую мобилизацию. Было сформировано новое правительство во главе с генералом Яном Сыровы. Но, как показали дальнейшие события, оно лишь делало вид, что намерено защищать республику.

В этих условиях советское правительство провело ряд конкретных оперативно-стратегических мероприятий. 23 сентября 1938 года народный комиссар обороны СССР К.Е. Ворошилов и Генеральный штаб дали директиву о приведении в боевую готовность части войск Белорусского особого и вновь созданного Калининского военных округов, а также о выдвижении к государственной границе ряда их оперативных объединений. Для усиления чехословацких ВВС были подготовлены 4 авиабригады (548 самолетов). В армию было призвано из запаса в общей сложности до 330 тыс. человек командного, политического, младшего командного и рядового состава.

Эти подготовительные военные мероприятия Советского Союза доказывают его намерение вступиться за Чехословакию, но только совместно с Францией. Кроме того, эти меры должны рассматриваться и как общие меры предосторожности, в первую очередь против Польши. Так, 22 сентября в Москве было известно о предъявлении Польшей и Венгрией территориальных требований Чехословакии, о проведении в Польше мобилизации в трех граничивших с Чехословакией военных округах и о сосредоточении польских войск на чехословацкой границе. 23 сентября советское правительство сделало предупреждение правительству Польши в связи с подготовкой акта агрессии против Чехословакии.

29 сентября 1938 года в Мюнхене началась конференция глав правительств Великобритании, Франции, Германии и Италии без участия представителей Чехословакии. Переговоры длились 13 часов.

30 сентября в 17.00 Бенеш запросил Москву: как относится СССР к альтернативе – война или капитуляция, перед которой поставлена Чехословакия, поскольку великие державы принесли ее в жертву Гитлеру? Советскому правительству давалось два часа на ответ. Таким образом, очевидно, что Бенеш просил сообщить лишь об отношении СССР к этим обеим возможностям и уклонился от прямой просьбы к СССР об оказании военной помощи. Через 45 минут, то есть до истечения назначенного им самим срока, он отозвал запрос, так как чехословацкое правительство уже приняло решение о капитуляции. Примечательно, что еще 29 сентября по разведывательным каналам в Москву поступила информация, о том, что Бенеш знал о согласии англичан и французов удовлетворить требования Гитлера в отношении Судетов, и «уже готов был сдаться. Контакт с полпредством он возобновил только после принятия решения».

Мюнхенское соглашение было подписано 30 сентября 1938 года в 2 часа 30 минут. Оно предусматривало передачу Германии в срок с 1 по 10 октября 1938 года Судетской области и ряда других районов, принадлежавших Германии до Версальского мира. Эти территории передавались Германии со всеми находившимися на них сооружениями и укреплениями, сельскохозяйственными и промышленными предприятиями, с запасами сырья, путями сообщения, средствами связи.

Ныне известно, что в тот период Чехословакия обладала реальными возможностями для отпора агрессору. В сентябре 1938 года чехословацкая армия имела в строю 2 млн солдат и офицеров, 45 дивизий, 1582 самолета, 469 танков, 5700 артиллерийских орудий. К 24 сентября на границе против германских агрессоров были сосредоточены войска чехословацкой армии численностью около 1,5 млн человек, обладавшие первоклассным вооружением. Мобилизация, проводившаяся строго по плану, завершилась 29 сентября. Войска заняли приграничные укрепрайоны, но приказа, которого они ждали, так и не последовало.

Германское превосходство в силах было минимальным. Вермахт (2,2 млн человек) в тот период насчитывал 47 дивизий, имел 2500 самолетов и 720 танков. Чехословакия располагала оборудованными по последнему слову техники оборонительными укреплениями, не уступавшими по своей оснащенности линии Мажино. По оценке германского Генерального штаба, в случае военных действий чехословацкая армия способна была вывести из строя до 60% частей и соединений вермахта.

Таким образом, в сентябре 1938 года Чехословакия могла оказать сопротивление агрессии Германии. К тому же в военно-техническом отношении Великобритания, Франция и СССР нисколько не уступали Германии, а в некоторых областях превосходили ее.

30 сентября 1938 года Гитлер и Чемберлен подписали декларацию о том, что англо-германские отношения представляют собой важнейший фактор обеспечения мира в Европе. Эта декларация, по сути, являлась пактом о ненападении.

5 октября 1938 года Эдвард Бенеш сложил с себя полномочия президента и покинул страну.

Соучастники раздела Чехословакии

Польша не была участником Мюнхенской конференции, но она претендовала на Тешинскую и Фриштатскую области в Силезии и «доступ по железной дороге до станции Богумин (Одерберг)», о чем имеется документальное подтверждение в письме Ю. Бека польскому послу в Германии Ю. Липскому от 19 сентября 1938 года. В этом же послании подчеркивалось, что «Польша считает вмешательство Советов в европейские дела недопустимым», и содержалась похвала польскому правительству, которое «благодаря занимаемой им позиции, парализовало возможность интервенции Советов в чешском вопросе в самом широком значении».

30 сентября 1938 года польский посланник передал министру иностранных дел Чехословакии ноту, в которой ультимативно предъявлялись требования уступить три района Силезии: Фриштат, Тешин, Яблунков. 1 октября 1938 года чехословацкое правительство капитулировало и перед польским ультиматумом. К 27 ноября польские войска заняли отошедшие к Польше территории Чехословакии.

В соответствии с Мюнхенским соглашением и на основании директивы ОКВ от 30 сентября 1938 года вступление немецких войск в Судетскую область проводилось поэтапно, с 1 по 10 октября. Уже 1 октября 1938 года германские войска пересекли германо-чешскую границу.

СССР решительно осудил Мюнхенское соглашение. ТАСС 4 октября 1938 года сообщил: «Никаких совещаний, а тем более соглашений между правительствами СССР, Франции и Англии по вопросу о судьбах Чехословацкой Республики и об уступках агрессору не происходило».

Не осталась в стороне и Венгрия. 7 октября под давлением Берлина чехословацкое правительство признало автономию Словакии, а 8 октября – автономию Закарпатской Украины. Государство стало именоваться «Чехо-Словакия». 2 ноября Германия и Италия на первом Венском арбитраже приняли решение о передаче Венгрии южных районов Словакии, а также Закарпатской Украины. Это было новое нарушение территориальной целостности Чехословакии при молчаливом согласии Великобритании и Франции.

6 декабря 1938 года Боннэ и Риббентроп также подписали пакт о ненападении – франко-германскую декларацию, которая гласила: «Мирные и добрососедские отношения между Францией и Германией представляют собой один из существеннейших элементов упрочения положения в Европе и поддержания всеобщего мира».

Последствия Мюнхена

В результате Мюнхенского соглашения Чехословакия потеряла около одной трети территории, отошедшей к Германии – 2.200 кв. км с населением 3 млн 600 тыс. человек. Польша получила около 1 тыс. кв. км с 230 тыс. человек; Венгрия – 12 тыс. кв. км и 1 млн населения. Всего было отторгнуто около 41 тыс. кв. км площади и 4 млн 850 тыс. человек населения, что составляло 31,5% всего населения страны и 30,5% всей ее территории. Чехословакия также потеряла около половины предприятий тяжелой промышленности и лишилась укреплений на границе с Германией. Вследствие Мюнхена Чехословакия стала нежизнеспособным государством.

Согласно воспоминаниям Уинстона Черчилля, на Нюрнбергском процессе генерал-фельдмаршал Кейтель на вопрос, заданный ему представителем Чехословакии полковником Эгером о том, напала бы Германия на Чехословакию в 1938 году, если бы западные державы поддержали Прагу, ответил: «Конечно, нет. Мы не были достаточно сильны с военной точки зрения. Целью Мюнхена было вытеснить Россию из Европы, выиграть время и завершить вооружение Германии».

Мюнхенское соглашение, вошедшее в историю как Мюнхенский сговор, разрушило остатки Версальской системы, действия Великобритании и Франции подорвали возможность создания системы коллективной безопасности, а также репутацию и деятельность Лиги Наций.

30 сентября 1938 года мир безудержно покатился ко Второй мировой войне, поэтому эту дату некоторые историки предлагают считать началом этой самой разрушительной войны в истории человечества.

15 марта 1939 года Чехословакия как государство перестала существовать после германской оккупации всех чешских земель и провозглашения так называемого «протектората Чехии и Моравии». Великобритания и Франция как «гаранты» соблюдения Германией Мюнхенского соглашения и на этот раз промолчали. Путь к дальнейшей реализации нацистских планов завоевания «жизненного пространства» был открыт.

Для советского руководства, отстраненного от решения судьбы Чехословакии в 1938 году, все очевидней стала невозможность создания системы коллективной безопасности в условиях международной изоляции СССР. Более того, руководство страны не могло не задуматься о вероятности создания единой антисоветской коалиции, учитывая поддержку политики Мюнхена со стороны США, непосредственное участие Польши и Венгрии в разделе Чехословакии и полное одобрение Мюнхенского соглашения правительством Японии. В обстановке возрастания угрозы войны у руководства СССР вряд ли была иная альтернатива, кроме как исходить из собственных интересов и возможностей в военной и экономической областях, а также в сфере дипломатии. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Трамп назвал Соединенные Штаты победителями коммунизма и фашизма...

Трамп назвал Соединенные Штаты победителями коммунизма и фашизма...

Юрий Паниев

0
493
Кто управляет прошлым?

Кто управляет прошлым?

Сергей Самарин

По поводу статьи Владимира Путина в The National Interest

0
887
Баварию хотят превратить в немецкую Мекку инноваций

Баварию хотят превратить в немецкую Мекку инноваций

Олег Никифоров

Франкфуртский автосалон переедет в Мюнхен

0
1273
На свиданье с вечностью спеша...

На свиданье с вечностью спеша...

Ольга Акакиева

Ушел из жизни поэт Борис Дубровин

0
432

Другие новости

Загрузка...