0
2088
Газета Реалии Интернет-версия

02.07.2020 22:00:00

Космический кулак Пентагона

США переносят вооруженное противостояние на орбиту Земли

Владимир Щербаков
Заместитель ответственного редактора НВО

Об авторе: Владимир Леонидович Щербаков – военный эксперт.

Тэги: дональд трамп, космических войск, объединенное космическое командование, стратегия космической обороны, сша, спутники, космос


дональд трамп, космических войск, объединенное космическое командование, стратегия космической обороны, сша, спутники, космос Американское руководство рассматривает космос как поле битвы. Фото Reuters

После создания Космических войск (U.S. Space Force) и Объединенного космического командования (U.S. Space Command) военные эксперты ожидали появления и новой редакции «военно-космической» стратегии США, которая должна была расставить все точки над i в вопросе использования Пентагоном безвоздушного пространства. Дождались.

17 июня с.г. Минобороны США официально обнародовало военно-доктринальный документ, касающийся использования космического пространства в военных целях. Он называется Defense Space Strategy («Стратегия космической обороны»). Конечно, была обнародована только несекретная часть новой стратегии объемом всего 18 страниц (непосредственно текстовая часть документа и того меньше), но и этого вполне достаточно, чтобы сделать общие выводы о том, какой же видят заокеанские стратеги свою военно-космическую политику в ближайшие 10 лет. Выводы эти – тревожные, поскольку Вашингтон, судя по всему, решил радикально пересмотреть свой подход к использованию безвоздушного пространства в военных целях и фактически переносит туда провозглашенное им «соперничество великих держав». Развязав при этом масштабную гонку космических вооружений.

«Министерство обороны приступает к самым значительным преобразованиям в истории космической программы, призванной обеспечить национальную безопасность США. Эта стратегия определяет, как Министерство обороны будет задействовать космическую мощь, чтобы конкурировать, сдерживать и побеждать в сложной обстановке, характеризующейся соперничеством великих держав», – подчеркивают авторы новой стратегии уже в самом ее начале, как бы настраивая всех на то, что это не просто очередной военно-доктринальный документ, а полноценный стратегический план действий в космосе на среднесрочную перспективу (это как минимум), реализацию которого продолжит и новый президент США, приди он в офис в результате выборов этого года или же четыре года спустя.

Новая орбита соперничества

«В настоящее время космос является отдельным доменом, требующим общеорганизационных изменений в политике, стратегиях, операциях, инвестициях, возможностях и экспертных знаниях для новой стратегической среды», – подчеркивается в преамбуле документа.

Обращает на себя внимание, что, говоря о космосе как «отдельном домене», авторы стратегии подчеркивают необходимость внесения изменений по самому широкому спектру направлений. Но это объяснимо, если учесть, что в условиях современной войны, войны нового типа, все операционные среды, или домены, как сегодня у нас часто говорят в «калькированном» переводе с англоязычного термина, – суша, воздух, море, космос и киберпространство – оказываются настолько взаимосвязаны между собой, что уже не представляется возможным разрабатывать и претворять в жизнь отдельные стратегии для каждого по отдельности. Победу теперь можно завоевать только в случае применения комплексного подхода. Отсюда и родившаяся в недрах, как говорили ранее, «американской военщины» концепция многодоменных операций. Под нее уже разработан и введен в действие целый ряд документов, а новая «военно-космическая» стратегия Америки стала завершающим элементом этой тщательно выстроенной системы.

Новый документ в полной мере соответствует основным положениям и самому духу стратегий национальной безопасности и национальной обороны (National Security Strategy и National Defense Strategy), введенных ранее в действие администрацией Дональда Трампа, а также органично дополняет принятую в 2018 году «Национальную космическую стратегию» (National Strategy for Space), конкретизируя цели и задачи, которые стоят перед американскими военными в этой области. А также определяя главные направления, по которым Пентагону надлежит действовать на космическом поприще в дальнейшем для обеспечения нацбезопасности США и достижения превосходства над вероятными противниками. Под последними в первую очередь понимаются великие державы, соперничество с которыми стратегии нацбезопасности и нацобороны США определяют в качестве главного фактора развития современной международной военно-политической обстановки. Не забыты и достижения гражданской космонавтики, что, видимо, тоже представляет некую потенциальную угрозу для нацбезопасности США.

«Возрождение соперничества великих держав и быстрое расширение союзнической, партнерской и коммерческой деятельности в космосе в последние годы коренным образом изменили характер космического домена, – подчеркивается в документе. – Действия, намерения и военные стратегии потенциальных противников превратили космос в область военных действий. Параллельно с этим рост союзнических, партнерских и коммерческих космических возможностей сделал более сложными условия эксплуатации космического пространства, создав при этом беспрецедентный уровень возможностей для сотрудничества».

Орбитальные «хотелки»

В обнародованном варианте новой американской стратегии выделяются три основные части, которые оформлены в виде отдельных глав:

– желаемые условия,

– стратегическая обстановка,

– стратегический подход.

С «хотелками» все просто – Пентагону для своевременного и эффективного решения возлагаемых на него задач необходимо, чтобы космический домен был «безопасен, стабилен и доступен». Только в этом случае Америка сможет полноценно реализовать свою «космическую мощь», под которой заокеанские стратеги понимают «совокупность возможностей государства использовать космическое пространство для дипломатической, информационной, военной и экономической деятельности в мирное или военное время для достижения национальных целей».

«Использование космоса Соединенными Штатами и нашими союзниками и партнерами подкрепляется стабильной и всеобъемлющей военной мощью США. Соединенные Штаты могут использовать космическое пространство для создания, проецирования и применения силы во всех доменах по всему спектру конфликтов», – подчеркивается в новой стратегии и отмечается, что для достижения указанных условий военное ведомство будет действовать по следующим направлениям:

– обеспечение превосходства США в космосе. Добиваться этого Пентагон будет за счет завоевания «свободы действий в космическом домене», под которой подразумеваются обеспечение защиты систем космического базирования США и их союзников и партнеров (в том числе систем коммерческого назначения), а также сдерживание противника и воспрещение использования им космоса в агрессивных – по отношению к США и их союзникам – целях;

– использование систем космического базирования в рамках проведения национальных, совместных и комбинированных (то есть с задействованием вооруженных сил союзников и партнеров Америки) операций в любых доменах – в этом случае в дело вступают Космические войска и Объединенное космическое командование ВС США;

– обеспечение стабильности в космическом пространстве. В этом случае речь идет о необходимости поддерживать постоянное присутствие американской военной машины вне атмосферы Земли с тем, чтобы «сдерживать агрессию в космосе; обеспечивать безопасный доступ в космос и через космос; поддерживать международно признанные стандарты ответственного поведения в качестве добросовестного пользователя космическим пространством и поддерживать лидерство США в управлении космическим движением и обеспечении долгосрочной устойчивости космической деятельности».

Сложнее дело обстоит со стратегической обстановкой, которая сегодня формируется в свете идущей новой холодной войны. «Космос – это домен, который вновь стал центральной ареной соперничества великих держав», – подчеркивается в «Стратегии космической обороны» и признается, что, хотя США в деле проецирования и применения вооруженной силы полагаются на системы космического базирования больше, чем другие страны мира, их современный военно-космический сегмент не соответствует текущей стратегической обстановке. Именно это на сегодня, по мнению авторов стратегии, – главная проблема. «Намерения и достижения потенциальных противников в космосе угрожают способности США сдерживать агрессию, защищать национальные интересы США, бороться и побеждать в будущих конфликтах», – подчеркивается в документе.

22-11-130.jpg
Многоуровневая космическая группировка
должна обеспечить глобальный контроль
над миром.  Иллюстрация NASA
Впрочем, ничего нового в этом плане авторы новой стратегии не открыли. О том, что американская военная машина, занимавшаяся в последние годы отловом разного рода террористов, стала приходить в негодность и, того и гляди, могла скатиться в разряд контртеррористического подразделения глобального масштаба, постоянно твердили американские действующие и отставные генералы и адмиралы, а также военные эксперты. Они же предупреждали и о том, что зарубежные государства – соперники и противники США – за последние годы провели столь радикальные военные реформы и совершили настолько серьезный рывок вперед в сфере разработки новейших вооружений и военной техники, что лидерство Америки в военной области и способность ее Вооруженных сил одерживать победу в войне впервые за многие десятилетия оказались под вопросом.

Откровенно говорилось об этом и в принятой в 2018 году «Стратегии национальной обороны»: «В течение десятилетий Соединенные Штаты наслаждались неоспоримым или доминирующим превосходством в каждом домене. Мы могли направлять наши войска, когда нам нужно; сосредоточивать их там, где нам нужно; и использовать их так, как нам это было нужно. Сегодня же (соперниками и противниками США. – В.Щ.) оспаривается каждый из доменов – воздух, суша, море, космос и киберпространство… Ряд соперников и противников стремятся повысить эффективность воздействия на наши системы боевого управления и противодействия нашим оперативным концепциям, используя в то же время другие методы для достижения превосходства (такие как информационная война, неоднозначные или запрещенные прокси-операции, подрывная деятельность). Если мы оставим без внимания эти тенденции, наша способность сдержать агрессию окажется под вопросом».

Восстановить былое могущество ВС США и их способность побеждать любого потенциального противника, в том числе и равного по силе и возможностям, – одна из приоритетных задач, поставленных перед собой администрацией Дональда Трампа. И новая «военно-космическая» стратегия полностью соответствует этому намерению.

Разные президенты – разная риторика

«Китай и Россия представляют наибольшую стратегическую угрозу в связи с разработкой, испытанием и развертыванием ими противокосмических систем и наличием соответствующих военных доктрин, предусматривающих их использование в конфликтах, распространяющихся на космос. Китай и Россия вывели оружие в космос, чтобы снизить военную эффективность США и их союзников и бросить вызов нашей свободе действий в космосе», – подчеркивается в «Стратегии космической обороны» США.

В свою очередь заместитель помощника министра обороны по космической политике Стивен Китэй в ходе брифинга, отвечая на вопрос одного из журналистов, как конкретно РФ и КНР занимаются милитаризацией космоса, отметил: «В докладе DIA (Разведуправление МО США. – В.Щ.) «Вызовы безопасности в космосе» говорится, что Китай и Россия разрабатывают средства постановки помех и киберсредства, оружие направленной энергии, орбитальные средства и наземные противоспутниковые ракеты, которые позволяют достичь целого ряда обратимых и необратимых результатов. Этот документ – доклад DIA, а также несекретный доклад NASIC (Национальный центр воздушной и космической разведки ВВС США. – В.Щ.) «Конкуренция в космосе», взятые вместе, содержат более 60 страниц информации об угрозах, включая возможности, доктрины и организацию. И эти документы скажут вам, что Китай и Россия разрабатывают и планируют использовать возможности, которые угрожают нашим космическим системам и системам наших союзников».

22-10-130.jpg
На финансирование Космических войск будет
потрачено 15–16 млрд долларов.  Фото NASA
Впрочем, не менее традиционно в списке врагов Америки упоминаются Тегеран и Пхеньян, но им все же отведена второстепенная роль, а главные злодеи – это, конечно, Пекин и Москва. Последние, по мнению авторов стратегии, выполнив анализ зависимости Соединенных Штатов от систем космического базирования, «разработали доктрину, организации и возможности, специально предназначенные для того, чтобы оспаривать или отказывать США в доступе к этому домену и операциям в нем». «Китайские и российские военные доктрины указывают на то, что они считают космос важным для современной войны и рассматривают использование возможностей противоракетной обороны как средство снижения военной эффективности США, их союзников и партнеров и достижения победы в будущих войнах», – отмечается в новом документе и подчеркивается: «Китай и Россия вооружили космос как способ сдерживания и противодействия возможному вмешательству США во время регионального военного конфликта».

В общем, так посмотреть, Китай и Россия – это какие-то исчадия ада, которыми следует пугать непослушных заокеанских детишек. Странно, что в космические враги Америки не записали еще и международный терроризм, который совсем недавно принято было винить во всех бедах, но, как говорится, еще не вечер. Ведь в предыдущей «военно-космической» стратегии, принятой в январе 2011 года, ни о каких врагах и войнах в космосе речи и вовсе не шло. По крайней мере в ее несекретной части. Более того, та стратегия, принятая при президенте Обаме, и называлась-то иначе: не «Стратегия космической обороны», а «Национальная стратегия космической безопасности» (National Security Space Strategy). Чувствуете разницу? Если раньше – только безопасность при освоении и использовании Америкой космического пространства (что-то вроде безопасности жизнедеятельности или безопасности на производстве), то теперь – оборона. То есть война и все тут!

Дорожная карта вселенского масштаба

Разобравшись с намерениями американских генералов насчет использования космоса, а также с тем, кто им видится в качестве главных противников, посмотрим на то, каким образом Пентагон намерен обеспечить достижение тех целей, которые были поставлены перед ним военно-политическим руководством США.

В целях превращения космоса из «обеспечивающего домена» в полноценный «боевой домен», боевые действия в котором ведутся уже самым непосредственным образом, Пентагоном разработан и утвержден поэтапный подход, в соответствии с которым американские генералы планируют «целенаправленно и быстро» вести «наступление» на космос по следующим четырем стратегическим направлениям.

Во-первых, создать всеобъемлющее военное преимущество в космосе, для чего планируется завершить формирование и нарастить боевой потенциал Космических войск и одновременно получить способность по противодействию враждебному использованию космоса.

Во-вторых, осуществить интеграцию космоса, а именно систем космического базирования и их возможностей, в национальные, совместные и комбинированные операции. Здесь Пентагон считает необходимым предоставить Объединенному космическому командованию ВС США право планировать и проводить совместные и межвидовые операции в космосе по всему спектру конфликтов; осуществить интеграцию всех составляющих боевых действий в космосе в соответствующие планы и в деятельность штабов.

В-третьих, сформировать необходимую стратегическую среду, в рамках чего Пентагон намерен «информировать международную общественность и широкую публику о растущих неприятельских угрозах в космосе»; сдерживать вражескую агрессию, направленную против Соединенных Штатов, их союзников, партнеров и «коммерческих интересов» (в разряд последних, кстати, при желании можно записать вообще все что угодно); продвигать стандарты и нормы поведения в космосе, которые благоприятны для интересов США, а также интересов их союзников и партнеров.

В-четвертых, активизировать сотрудничество с союзниками, партнерами, американской промышленностью и другими правительственными ведомствами и агентствами США.

Впрочем, поскольку достижение целей, определенных по каждому из направлений, займет определенное количество лет, в ближнесрочной перспективе планируется полагаться на посильную модернизацию уже существующих возможностей. В этой связи в стратегии отмечается важность и своевременность создания таких элементов космической мощи Америки как Космические войска и Объединенное космическое командование. Первые стали новым родом сил в составе ВВС США (последний раз новый род или вид Вооруженных сил создавался в США в 1947 году – это были ВВС), а второе – это новое самостоятельное объединенное боевое командование ВС США. Причем если в период 1982-2019 годов Космическое командование существовало в рамках Военно-воздушных сил (затем преобразовано в Космические войска), то отныне оно имеет статус «основного» или «главного», является высшим оперативно-стратегическим объединением ВС США и фактически занимает в военной иерархии Америки позицию наравне с ВВС.

«Космическая пропасть», или «пропасть безумия»

В годы холодной войны, в самом начале ракетно-ядерной гонки, в Америке существовал такой термин – «ракетная брешь» или «ракетная пропасть» («missile gap»). Суть заключалась в том, что Пентагон и ЦРУ, не имея возможностей для эффективной разведки территории СССР, убедили себя в том, что Москва «строгает» межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), словно карандаши. Так, в аналитическом докладе №11–5–57 от 12 марта 1957 года за подписью директора Центральной разведки, с опорой на расчеты разведчиков-аналитиков, указывалось: к 1965 году советские военные будут располагать тысячей МБР семейства Р-7!

Своими «страшилками» военные и разведчики стали запугивать Конгресс и американскую общественность, призывая немедленно начать массовый выпуск МБР сухопутного и морского базирования. И лишь когда над нашей страной стали регулярно летать самолеты-шпионы U-2, а затем и спутники видовой (фото) разведки «Корона», обладавшие уникальными возможностями по сбору и оперативной передаче превосходной по качеству развединформации, в Вашингтоне поняли, что с «советской ракетной угрозой» они, мягко говоря, переборщили. Никаких «сто тыщ пятьсот» ракет, как оказалось, у Москвы нет, а потому американцы в действительности могли спать спокойно и не строить свои нелепые бомбоубежища, многие из которых не выдержали бы попадания не то что мощной ядерной боеголовки советской МБР, а даже и обычной 100-килограммовой авиабомбы.

В конечном итоге в феврале 1961 года министр обороны США Роберт Макнамара на очередном брифинге для прессы неожиданно заявил: никакой «ракетной пропасти» вовсе и не было, а на самом деле была «фотопропасть» – отсутствие спутников-шпионов с фотоаппаратурой требуемого разрешения, позволяющей заглянуть за пресловутый советский железный занавес.

Однако к тому времени Пентагон уже успел поставить на боевое дежурство десятки монстроподобных жидкостных МБР первого поколения и приступил к созданию твердотопливных «Минитменов», обладавших существенно более высоким боевым потенциалом и отличавшихся намного меньшей сложностью в производстве и, самое главное, в повседневной эксплуатации и боевом применении. И это не говоря уже о том, что американцами был создан новый вид стратегических вооружений – баллистические ракеты морского базирования, группировка которых по своему боевому потенциалу до сих пор является главным элементом ядерной триады Америки. В ответ на это Москва приступила к активным работам по созданию и развитию своей стратегической триады. Вот так и началась в действительности ракетно-ядерная гонка, которая фактически продолжается до сих пор, постепенно втягивая в свою орбиту все новые и новые страны.

Сегодня американские военные, как представляется, пытаются создать иллюзию того, что существует некая «космическая пропасть», с противоположной стороны которой расположились Китай и Россия, якобы денно и нощно создающие наступательные виды космических вооружений, причем с одной-единственной целью – уничтожить Америку. И пока, судя по всему, блеф Пентагону вполне удается: финансирование его «космических дел» на 2021 год составило около 18 млрд долл. (и это не включая бюджет Национального управления воздушно-космической разведки). Причем львиная доля – 15–16 млрд долл. – это финансирование Космических войск.

Резюмируя все сказанное, можно утверждать следующее: фактически новая «военно-космическая» стратегия США призвана стать для американских военных своеобразной путеводной нитью, следуя которой они, как ожидается, смогут обеспечить себе превосходство в космическом домене. Превосходство же в космосе, как рассчитывают пентагоновские стратеги, позволит им обеспечить победу и в ходе операций в любом другом домене, а равно и в ходе масштабных многодоменных, или, как принято говорить у нас, многосферных операций и сражений. Впрочем, главное, чтобы «космическая пропасть», о которой постоянно говорят заокеанские стратеги, не превратилась в «пропасть безумия», на краю которой может оказаться все человечество. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Майклу Помпео опять пожаловались на Бидзину Иванишвили

Майклу Помпео опять пожаловались на Бидзину Иванишвили

Юрий Рокс

Группа конгрессменов считает власть Грузии промосковской

0
1598
США ВМС и ВВС в воскресенье провели совместные учения в Черном море

США ВМС и ВВС в воскресенье провели совместные учения в Черном море

0
2168
Зачем Вашингтон и Пекин играют в «масочную дипломатию»

Зачем Вашингтон и Пекин играют в «масочную дипломатию»

Сергей Ушаков

Пандемия поможет Юго-Восточной Азии сделать геополитический выбор

0
1240
Военные хлопкоробы Китая попали под санкции США

Военные хлопкоробы Китая попали под санкции США

Владимир Скосырев

Вашингтон провоцирует Пекин на нерациональную реакцию

0
1313

Другие новости

Загрузка...